Сражение на Кедровом Ручье

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Сражение на Кедровом Ручье
Основной конфликт: Гражданская война в США
300px
Шеридан в сражении у Кедрового Ручья
Дата

19 октября 1864 года

Место

Округа Фредерик, Шенандоа, Уоррен, Вирджиния.

Причина

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Итог

Победа Союза

Изменения

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Противники
20px США 20px КША
Командующие
Филип Шеридан Джубал Эрли
Силы сторон
31,610 21,102
Потери
5,764 3,060

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Кампания в долине Шенандоа (1864)
Нью-МаркетПьедмонтЛинчбергМонокасиФорт-СтивенсХитонс-КроссроудсКул-Спринг2-й КернстаунОпеконКедровый ручей

Сражение на Кедровом Ручье (англ. Battle of Cedar Creek/Battle of Belle Grove) произошло 19 октября 1864 и было решающим сражением кампании в долине Шенандоа во время американской гражданской войны. Генерал Джубал Эрли организовал неожиданную атаку на лагерь федеральной армии Шеридана у Кедрового Ручья к северо-востоку от Страстберга в Вирджинии. Ему удалось опрокинуть и обратить в бегство семь федеральных дивизий, захватив орудия и много пленных. Однако Эрли не смог развить успех, а на поле боя из Винчестера прибыл Шеридан, который навел порядок в отступающих частях и сформировал новую линию обороны. Последовавшая вслед за тем контратака федералов опрокинула армию Эрли.

Этим сражением закончилось последнее вторжение южан на север. Оно стало последним в карьере Джубала Эрли. Громкая победа повлияла на победу Линкольна на президентских выборах 1864 года и прославила Шеридана.







Предыстория

Летом 1864 года Северовирджинская армия была вынуждена отступить в траншеи под Петерсбергом. этой ситуации генерал Ли поручил Джубалу Эрли II-й корпус для наступления на север по долине Шенандоа в расчете отвлечь армию Гранта. Эрли успешно пошел всю долину и вступил в Мэриленд. Ему удалось дойти до Вашингтона и провести несколько атак против форта Стивенс, но затем вынужден был отступить. Генерал Грант поручил Филу Шеридану возглавить федеральные силы в Западной Вирджинии, которые получили название «Армия Шенандоа». Шеридан начал наступление, весьма неторопливое, поскольку приближались президентские выборы и неудача могла отразиться на них[1]. 19 сентября Шеридан сумел разбить Эрли в сражении при Опеконе. Шерман отправился на юг по долине, применяя тактику выжженой земли, чтобы лишить противника баз снабжения. Между тем к Эрли вернулась дивизия Кершоу и кавдивизия Россера. В это время федеральная армия встала лагерем а Кедровой Реке у города Миддлтаун.

Шеридан решил, что армия Эрли истощена непрерывными боями и более не способна атаковать, поэтому приказал VI-му корпусу Райта вернуться к Петерсбергу. Однако, 13 октября отряды Эрли подошли к Белл-Гроув, развернулись в боевые порядки и начали обстреливать федеральный лагерь. Полковник Тоберн послал свою дивизию в бой, и завязалось сражение с дивизией Кершоу, в ходе которого северяне потеряли 209 человек, а южане — 182. Шеридан отозвал назад корпус Райта, который уже достиг ущелья Эшби-Гэп. Сам Шеридан 16 октября отправился в Вашингтон на переговоры с военным секретарем Стентоном. Кавалерийский корпус сопровождал его до Фронт-Рояля. Однако поступила информация, что корпус Лонгстрита идет на соединение с Эрли, и Шеридан вернулся в лагерь. Сообщение про корпус было дезинформацией Эрли, который надеялся, что это заставит федералов отступить вниз по долине, но этот расчет не сработал[2].

12 октября 1864 года Ли писал генералу Эрли: «Лучше всего вам настуать и попытаться разбить его.. я не думаю, что пехота и кавалерия Шеридана так многочисленна, как вы предполагаете». Эрли изучил позиции противника на Кедровом Ручье и счел их удобными для атаки. Северяне ожидали атаки с запада и полагались на естественные препятствия в виде реки. Шеридан думал что его подчиненные организуют грамотную пикетную цепь, однако люди генерала Крука были не приучены к этому и оставили фланг открытым.

Силы сторон

Под командованием Шеридана находилась Армия Шенандоа численностью 31 610 боеспособных солдат при 90 стволах артиллерии. Они были сведены в несколько корпусов:

  • VI корпус генерала Горацио Райта: дивизии Френка Уитона, Джорджа Гетти и Уоррена Кейфера. (Когда Райт временно командовал всей армией в отсутствие Шеридана, его корпусом командовал Джеймс Гетти)
  • Части XIX корпуса под ком. Уильяма Эмори: дивизии Джеймса Макмиллана и Кувьера Гровера.
  • Армия Западной Вирджинии (иногда её называют VIII корпусом) под командованием Джорджа Крука: дивизии Джозефа Тоберна, Ратерфорда Хайеса и Ховарда Китчинга.
  • Кавалерийский корпус генерала Альфреда Торберта: дивизии Уэсли Меррита, Уильяма Поуэлла и Джорджа Кастера.

Армия Долины генерала Эрли насчитывала 21 102 боеспособных солдат и 40 стволов артиллерии:

  • Дивизия Стивена Рамсера: бригады Каллена Баттла, Брайана Граймса, Филипа Кука и Уильяма Кокса.
  • Дивизия Джозефа Кершоу: бригады Джеймса Коннера, Бенжамена Хамфрейса, Генри Сандерса и Джейма Симса.
  • Дивизия Джона Пеграма: бригады Джона Хоффмана, Роберта Джонстона и Уильяма Дэвиса.
  • Дивизия Джона Гордона: бригады Эдмунда Аткинсона, Уильяма Пека и «бригада каменной стены» Уильяма Терри.
  • Дивизия Габриеля Уартона: бригады Логана, Эдмунда Рида и Томаса Смита.
  • Кавдивизия Лансфорда Ломакса: бригады Джорджа Смита, Бредли Джонсона, Джона Маккаусланда и Генри Дэвидсона.
  • Кавдивизия Томаса Россера: бригады Уильямса Уикхама, Уильяма Пейна и Оливера Фанстона.

Вместе с тем существуют различные оценки численности армии Эрли. Профессор Джонатан Ноялас приводит цифру 14 091 человек[3]; генерал Джон Гордон говорит о 13 288 человек, однако пишет, что сам Эрли считал эту цифру завышенной[4].

Сражение

Атака южан

Вечером 18 октября Эрли начал строить свои войска в три колонны. Колонне Гордона (дивизии Рамсера, Пеграма и Эванса) предстояло проделать самый долгий путь, поэтому она выступила раньше всех, сразу после заката, примерно в 20:00. Они осторожно прошли узкое дефиле между рекой Шенандоа и отрогом горы Массанутен. Колонны Уартона и Кершоу выступили примерно в час ночи 19 октября и в 03:30 все три колонны были на позициях для атаки. Кавалерия Россера приготовилась наступать по западной стороне долины. Кавбригада Пейна (300 чел.) была придана колонне Гордона с тем, чтобы выйти к Белл-Гроув и захватить Шеридана в его штабе. Южане не знали, что Шеридана нет в штабе в это утро.

Атака оказалась для северян полной неожиданностью — они все были застигнуты в лагере и не готовы к бою. Южанам помог так же густой туман в то утро. В 05:00 дивизия Кершоу атаковала траншеи дивизии Торберна, а через несколько минут колонна Гордона атаковала дивизию Хайеса. Дивизия Крука разу обратилась в паническое бегство. Федеральная бригада Томаса Уайлдса оказалась самой боеготовой и почти полчаса отступала с боем. Капитан Генри Дюпон успел спасти 9 из своих 16-ти орудий.

Джон Гордон писал о северянах: «Они были застигнуты во сне и просыпались от залпов мушкетов повсюду вокруг них, в ужасе от пуль Минье, пробивающих их палатки, и от криков торжествующего противника, доносящихся отовсюду. Они вскакивали с постели, и обнаруживали конфедеративный штык у своей груди. Многие попали в плен. Сотни были застрелены при попытке бегства. Полных два корпуса, Восьмой и Девятнадцатый, практически две трети армии Шеридана, были разбиты и обращены в бегство, усеяв поле боя оружием, амуницией, ранцами и телами своих товарищей»[5].

В лагере XIX корпуса генерал Эмори услышал стрельбу, увидел бегущих людей Крука и начал собирать силы для отражения атаки. Для этого он забрал отряд, прикрывающий мост чрез Кедровый Ручей, и в результате в 05:40 колонна Уартона беспрепятственно перешла ручей. Бригаде Уайлдса Эмори приказал остановить это наступление — она развернулась и атаковала южан, чтобы выиграть время. Генерал Райт лично участвовал в этой атаке и получил ранение. Аналогичную оборонительную операцию провела бригада Стивена Томаса, которая задержала наступление противника почти на 30 минут. Эта задержка позволила штабу и обозам уйти, а VI корпус получил время на подготовку к обороне на удобных высотах северозападнее плантации Белл-Гроув.

Три дивизии VI корпуса успели построиться в боевую линию, но толпы бегущих не дели им удержать позицию, так что они отступили немного севернее. Части дивизии Макмиллана и кавалерия Меррита удлинили их линию с запада. В 07:15 дивизия Кершоу атаковала северян и оттеснила назад, а люди Гордона атаковали дивизию Уитона и так же заставили её отойти. Две федеральные дивизии в результате заняли позицию севернее Мидлтауна, где к ним присоединилась дивизия Гетти, выбитая с позиций на городском кладбище. Эта дивизия заняла кладбище ещё в 08:00 и удерживала удобную позицию почти час, и Эрли даже предположил что имеет дело со всем VI корпусом. Он велел всей артиллерии сконцентрировать огонь на кладбище и в итоге вынудил Гетти оставить позицию. Гетти присоединился к своему корпусу, которым после ранения Райта командовал Рикеттс, а после ранения Рикеттса командование перешло самому Гетти.

Прибытие Шеридана

В начале сражения Шеридан находился в Винчестере. В 06:00 пикеты сообщили, что слышат вдалеке канонаду. Шеридан не придал значения этому сообщению. Позже поступили новые сообщения, но Шеридан снова не воспринял их всерьез, однако приказал седлать коня, а сам принялся за завтрак. В 09:00 он отбыл к армии с тремя штабными офицерами, встретив по дороге отряд кавалерии в 300 человек, который последовал за ним. В пути он заметил, что звуки боя приближаются и, стало быть, его армия отступает. Прибыв в Ньютон, Шеридан приказал капитану Уильяму Маккинли сформировать линию для перехвата беглецов. В 10:30 Шеридан прибыл на поле боя и начал наводить порядок в своих расстроенных частях и формировать боевую линию севернее Миддлтауна. Его появление воодушевило солдат и он крикнул: «Назад, парни! Устройте им ад, черт возьми! Ночью мы ещё выпьем кофе у Кедровой реки!»[6] Гордон писал: «Это был классический случай veni, vidi, vici. Он остановил и построил свою охваченную паникой армию. Пока мы ждали, он реорганизовал свои полки, бригады и дивизии, и повернул их назад, к тем позициям, с которых они недавно бежали в панке»[7].

«Роковая остановка»

Между тем генерал Эрли неожиданно решил остановить наступление. Он сказал Джону Гордону: «Что ж, Гордон, достаточно славы для одного дня. Сегодня 19-е. Месяц назад мы двигались в противоположном направлении»[8]. Гордон ответил, что стоит нанести ещё один удар и тогда, возможно, вся армия противника будет уничтожена, однако Эрли сказал: «Незачем, они сами уйдут» (No use in that; they will all go directly).

Это произошло около 10:00. Две армии остановились примерно в миле друг от друга, перпендикулярно дороге Вэллей-Пайк. В 13:00 Эрли все же отдал приказ атаковать противника с оговоркой, что атаковать стоит только если его укрепления не очень сильны. Дивизия Гордона начала наступление на позиции XIX корпуса. Дивизии Кершоу и Рамсера предназначались для развития атаки. Однако, южане дали только один залп по противнику, после чего отошли.

Контратака Шеридана

Обещание Шеридана выпить кофе за Кедровым ручьем подразумевало, что собирается контратаковать. Он сформировал боевую линию из частей корпусов Райта и Эмори, а на флангах поставил кавалерию. Армия Крука осталась в резерве. В 16:00 атака началась. Кавалерия напала на фланги южан, а основная линия атаковала во фронт, рассчитывая плавно разворачиваться а юго-восток. Около часа южане удерживали позиции. Первым дрогнул левый фланг и кавалерия Джорджа Кастера прорвалась в тыл. Многие южане запаниковали, когда увидели, что их путь отступления перекрыт федеральной кавалерией. После этого удачного прорыва Шеридан сосредоточил свои силы на участке дивизии Рамсера. Генерал Рамсер получил смертельное ранение и его дивизия начала отступать. Конфедеративная артиллерия сумела помочь отступающим, но все же контроль над армией был утерян.

Брайан Граймс, принявший командование дивизией Рамсера, впоследствии писал в рапорте: «Порядок на этот момент ещё сохранялся. Был отдан приказ к отступлению и он был выполнен, но левый фланг дрогнул и никакие угрозы и усилия не могли их остановить. Офицеры высших рангов прилагали великие и неоднократные усилия, чтобы сдержать бегущих, но все эти усилия были тщетны».

Ситуация осложнилась, когда рухнул мост южнее Страстберга. Южанам пришлось бросить все захваченные утром орудия и повозки, равно как и свои собственные. Шеридан преследовал противника до полуночи. Южане отступили к Фишерс-Хилл и оттуда в Нью-Маркет.

Последствия

Федеральная армия потеряла всего 5 665 человек: 644 убитыми, 3 430 ранеными и 1591 пропавшими без вести. Приблизительные потери южан составили 2 910 человек: 320 убитыми, 1540 ранеными и 1 050 пропавшими без вести[9]. Был смертельно ранен генерал Стивен Рамсер, который умер в госпитале в Белл-Гроув в окружении своих бывших друзей — офицеров федеральной армии. В свою очередь армия Шеридана потеряла убитыми генералов Даниеля Бидуалла и Чарльза Ловелла.

Сражение привело в сокрушительному разгрому армии Конфедерации. Южане не могли боле угрожать Северу из долины Шенандоа и не могли успешно защищать собственную экономическую базу в долине. Эрли в итоге продолжал испытывать трудности со снабжением своей армии. Победа существенно помогла Линкольну на президентских выборах и прославила Шеридана. Грант приказал дать в его честь салют из ста орудий под Петерсбергом и присвоил Шеридану звание генерал-майора регулярной армии.

В литературе

Сражение на Кедровом Ручье привлекало внимание поэтов в основном в связи с Шериданом. Герман Меллвил написал стихотворение «Генерал Шеридан в сражении у Седар-Крика»:

Филип Шеридан — наездник
Почище иных королей.
Раз — и победа наша.
И — кровавая каша.
Выпил полную чашу
Враг среди тополей.[10].

Интересные факты

В сражении приняли участие два будущих президента США. Ратерфорд Хейс служил полковником и командовал 2-й дивизией VIII корпуса, а Уильям Мак-Кинли служил в том же корпусе на штабных должностях в звании капитана[3].

Напишите отзыв о статье "Сражение на Кедровом Ручье"

Примечания

  1. Wert, С. 16
  2. Cullen, С. 111-12
  3. 1 2 [http://www.civilwar.org/battlefields/cedarcreek/cedar-creek-history-articles/10-facts-about-cedar-creek.html 10 Facts about Cedar Creek]
  4. [http://docsouth.unc.edu/fpn/gordon/gordon.html Мемуары Гордона, С. 344]
  5. [http://docsouth.unc.edu/fpn/gordon/gordon.html Мемуары Гордона]
  6. Lewis, С. 243-48; Welcher, С. 1043
  7. [http://docsouth.unc.edu/fpn/gordon/gordon.html Мемуары Джона Гордона С. 346]
  8. [http://docsouth.unc.edu/fpn/gordon/gordon.html Мемуары Джона Гордона С. 341]
  9. Wert, С. 246, Eicher, С. 752. Lewis, С. 288
  10. [http://mirpoezylit.ru/books/7551/30/ Мир поэзии]

Литература

  • Bohannon, Keith S. «The 'Fatal Halt' Versus 'Bad Conduct': John B. Gordon, Jubal A. Early, and the Battle of Cedar Creek.» In The Shenandoah Valley Campaign of 1864, edited by Gary W. Gallagher. Military Campaigns of the Civil War. Chapel Hill: University of North Carolina Press, 2006. ISBN 978-0-8078-3005-5.
  • Coffey, David. Sheridan’s Lieutenants: Phil Sheridan, His Generals, and the Final Year of the Civil War. Wilmington, DE: Rowman & Littlefield Publishers, 2005. ISBN 0-7425-4306-4.
  • Cullen, Joseph P. «Cedar Creek.» In Battle Chronicles of the Civil War: 1864, edited by James M. McPherson. Lakeville, CT: Grey Castle Press, 1989. ISBN 1-55905-024-1. First published in 1989 by McMillan.
  • Gallagher, Gary W. «The Shenandoah Valley in 1864.» In Struggle for the Shenandoah: Essays on the 1864 Valley Campaign, edited by Gary W. Gallagher. Kent, OH: Kent State University Press, 1991. ISBN 0-87338-429-6.
  • Lewis, Thomas A. The Guns of Cedar Creek. New York: Harper and Row, 1988. ISBN 0-06-015941-3.
  • Patchan, Scott C. «The Battle Of Cedar Creek, October 19, 1864.» Blue & Gray Magazine XXIV, no. 1 (2007).
  • Welcher, Frank J. The Union Army, 1861—1865 Organization and Operations. Vol. 1, The Eastern Theater. Bloomington: Indiana University Press, 1989. ISBN 0-253-36453-1.
  • Wert, Jeffry D. From Winchester to Cedar Creek: The Shenandoah Campaign of 1864. New York: Simon & Schuster, 1987. ISBN 0-671-67806-X.
  • Whitehorne, Joseph W. A. The Battle of Cedar Creek: Self-Guided Tour. rev. ed., Middletown, VA: Cedar Creek Battlefield

Ссылки

  • [http://www.cedarcreekbattlefield.org/order.html Order of Battle at Cedar Creek]
  • [http://www.civilwar.org/battlefields/cedarcreek/cedar-creek-history-articles/10-facts-about-cedar-creek.html 10 Facts about Cedar Creek]
  • [http://www.civilwar.org/battlefields/cedarcreek/maps/cedar-creek-morning.html Утренняя атака Эрли. Карта.]
  • [http://www.civilwar.org/battlefields/cedarcreek/maps/cedar-creek-animated-map.html Анимированная карта сражения]

Отрывок, характеризующий Сражение на Кедровом Ручье

Север искренне удивился.
– Нет, Изидора, это неправда. Катары не «верили» в Христа, они обращались к нему, говорили с ним. Он был их Учителем. Но не Богом. Слепо верить можно только лишь в Бога. Хотя я так до сих пор и не понял, как может быть нужна человеку слепая вера? Это церковь в очередной раз переврала смысл чужого учения... Катары верили в ЗНАНИЕ. В честность и помощь другим, менее удачливым людям. Они верили в Добро и Любовь. Но никогда не верили в одного человека. Они любили и уважали Радомира. И обожали учившую их Золотую Марию. Но никогда не делали из них Бога или Богиню. Они были для них символами Ума и Чести, Знания и Любви. Но они всё же были ЛЮДЬМИ, правда, полностью дарившими себя другим.
Смотри, Изидора, как глупо церковники перевирали даже собственные свои теории... Они утверждали, что Катары не верили в Христа-человека. Что Катары, якобы, верили в его космическую Божественную сущность, которая не была материальной. И в то же время, говорит церковь, Катары признавали Марию Магдалину супругою Христа, и принимали её детей. Тогда, каким же образом у нематериального существа могли рождаться дети?.. Не принимая во внимание, конечно же, чушь про «непорочное» зачатие Марии?.. Нет, Изидора, ничего правдивого не осталось об учении Катар, к сожалению... Всё, что люди знают, полностью извращено «святейшей» церковью, чтобы показать это учение глупым и ничего не стоящим. А ведь Катары учили тому, чему учили наши предки. Чему учим мы. Но для церковников именно это и являлось самым опасным. Они не могли допустить, чтобы люди узнали правду. Церковь обязана была уничтожить даже малейшие воспоминания о Катарах, иначе, как могла бы она объяснить то, что с ними творила?.. После зверского и поголовного уничтожения целого народа, КАК бы она объяснила своим верующим, зачем и кому нужно было такое страшное преступление? Вот поэтому и не осталось ничего от учения Катар... А спустя столетия, думаю, будет и того хуже.
– А как насчёт Иоанна? Я где-то прочла, что якобы Катары «верили» в Иоанна? И даже, как святыню, хранили его рукописи... Является ли что-то из этого правдой?
– Только лишь то, что они, и правда, глубоко чтили Иоанна, несмотря на то, что никогда не встречали его. – Север улыбнулся. – Ну и ещё то, что, после смерти Радомира и Магдалины, у Катар действительно остались настоящие «Откровения» Христа и дневники Иоанна, которые во что бы то ни стало пыталась найти и уничтожить Римская церковь. Слуги Папы вовсю старались доискаться, где же проклятые Катары прятали своё опаснейшее сокровище?!. Ибо, появись всё это открыто – и история католической церкви потерпела бы полное поражение. Но, как бы ни старались церковные ищейки, счастье так и не улыбнулось им... Ничего так и не удалось найти, кроме как нескольких рукописей очевидцев.
Вот почему единственной возможностью для церкви как-то спасти свою репутацию в случае с Катарами и было лишь извратить их веру и учение так сильно, чтобы уже никто на свете не мог отличить правду от лжи… Как они легко это сделали с жизнью Радомира и Магдалины.
Ещё церковь утверждала, что Катары поклонялись Иоанну даже более, чем самому Иисусу Радомиру. Только вот под Иоанном они подразумевали «своего» Иоанна, с его фальшивыми христианскими евангелиями и такими же фальшивыми рукописями... Настоящего же Иоанна Катары, и правда, чтили, но он, как ты знаешь, не имел ничего общего с церковным Иоанном-«крестителем».
– Ты знаешь, Север, у меня складывается впечатление, что церковь переврала и уничтожила ВСЮ мировую историю. Зачем это было нужно?
– Чтобы не разрешить человеку мыслить, Изидора. Чтобы сделать из людей послушных и ничтожных рабов, которых по своему усмотрению «прощали» или наказывали «святейшие». Ибо, если человек узнал бы правду о своём прошлом, он был бы человеком ГОРДЫМ за себя и своих Предков и никогда не надел бы рабский ошейник. Без ПРАВДЫ же из свободных и сильных люди становились «рабами божьими», и уже не пытались вспомнить, кто они есть на самом деле. Таково настоящее, Изидора... И, честно говоря, оно не оставляет слишком светлых надежд на изменение.
Север был очень тихим и печальным. Видимо, наблюдая людскую слабость и жестокость столько столетий, и видя, как гибнут сильнейшие, его сердце было отравлено горечью и неверием в скорую победу Знания и Света... А мне так хотелось крикнуть ему, что я всё же верю, что люди скоро проснутся!.. Несмотря на злобу и боль, несмотря на предательства и слабость, я верю, что Земля, наконец, не выдержит того, что творят с её детьми. И очнётся... Но я понимала, что не смогу убедить его, так как сама должна буду скоро погибнуть, борясь за это же самое пробуждение.
Но я не жалела... Моя жизнь была всего лишь песчинкой в бескрайнем море страданий. И я должна была лишь бороться до конца, каким бы страшным он ни был. Так как даже капли воды, падая постоянно, в силах продолбить когда-нибудь самый крепкий камень. Так и ЗЛО: если бы люди дробили его даже по крупинке, оно когда-нибудь рухнуло бы, пусть даже не при этой их жизни. Но они вернулись бы снова на свою Землю и увидели бы – это ведь ОНИ помогли ей выстоять!.. Это ОНИ помогли ей стать Светлой и Верной. Знаю, Север сказал бы, что человек ещё не умеет жить для будущего... И знаю – пока это было правдой. Но именно это по моему пониманию и останавливало многих от собственных решений. Так как люди слишком привыкли думать и действовать, «как все», не выделяясь и не встревая, только бы жить спокойно.
– Прости, что заставил тебя пережить столько боли, мой друг. – Прервал мои мысли голос Севера. – Но думаю, это поможет тебе легче встретить свою судьбу. Поможет выстоять...
Мне не хотелось об этом думать... Ещё хотя бы чуточку!.. Ведь на мою печальную судьбу у меня оставалось ещё достаточно предостаточно времени. Поэтому, чтобы поменять наболевшую тему, я опять начала задавать вопросы.
– Скажи мне, Север, почему у Магдалины и Радомира, да и у многих Волхвов я видела знак королевской «лилии»? Означает ли это, что все они были Франками? Можешь ли объяснить мне?
– Начнём с того, Изидора, что это неправильное понимание уже самого знака, – улыбнувшись, ответил Север. – Это была не лилия, когда его принесли во Франкию Меравингли.

Трёхлистник – боевой знак Славяно-Ариев

– ?!.
– Разве ты не знала, что это они принесли знак «Трёхлистника» в тогдашнюю Европу?.. – искренне удивился Север.
– Нет, я никогда об этом не слышала. И ты снова меня удивил!
– Трёхлистник когда-то, давным-давно, был боевым знаком Славяно-Ариев, Изидора. Это была магическая трава, которая чудесно помогала в бою – она давала воинам невероятную силу, она лечила раны и облегчала путь уходящим в другую жизнь. Эта чудесная трава росла далеко на Севере, и добывать её могли только волхвы и ведуны. Она всегда давалась воинам, уходившим защищать свою Родину. Идя на бой, каждый воин произносил привычное заклинание: «За Честь! За Совесть! За Веру!» Делая также при этом магическое движение – касался двумя пальцами левого и правого плеча и последним – середины лба. Вот что поистине означал Трёхлистник.
И таким принесли его с собою Меравингли. Ну, а потом, после гибели династии Меравинглей, новые короли присвоили его, как и всё остальное, объявив символом королевского дома Франции. А ритуал движения (или кресчения) «позаимствовала» себе та же христианская церковь, добавив к нему четвёртую, нижнюю часть... часть дьявола. К сожалению, история повторяется, Изидора...
Да, история и правда повторялась... И становилось от этого горько и грустно. Было ли хоть что-нибудь настоящим из всего того, что мы знали?.. Вдруг я почувствовала, будто на меня требовательно смотрят сотни незнакомых мне людей. Я поняла – это были те, кто ЗНАЛИ... Те, которые погибали, защищая правду... Они будто завещали мне донести ИСТИНУ до незнающих. Но я не могла. Я уходила... Так же, как ушли когда-то они сами.
Вдруг дверь с шумом распахнулась – в комнату ураганом ворвалась улыбающаяся, радостная Анна. Моё сердце высоко подскочило, а затем ухнуло в пропасть... Я не могла поверить, что вижу свою милую девочку!.. А она как ни в чём не бывало широко улыбалась, будто всё у неё было великолепно, и будто не висела над нашими жизнями страшная беда. – Мамочка, милая, а я чуть ли тебя нашла! О, Север!.. Ты пришёл нам помочь?.. Скажи, ты ведь поможешь нам, правда? – Заглядывая ему в глаза, уверенно спросила Анна.
Север лишь ласково и очень грустно ей улыбался...
* * *
Пояснение
После кропотливых и тщательных тринадцатилетних (1964-1976) раскопок Монтсегюра и его окрестностей, Французская Группа Археологических Исследований Монтсегюра и окрестностей (GRAME), обьявила в 1981 году своё окончательное заключение: Никакого следа руин от Первого Монтсегюра, заброшенного хозяевами в XII веке, не найдено. Так же, как не найдено и руин Второй крепости Монтсегюр, построенной её тогдашним хозяином, Раймондом де Перейль, в 1210 году.
(See: Groupe de Recherches Archeologiques de Montsegur et Environs (GRAME), Montsegur: 13 ans de rechreche archeologique, Lavelanet: 1981. pg. 76.: "Il ne reste aucune trace dan les ruines actuelles ni du premier chateau que etait a l'abandon au debut du XII siecle (Montsegur I), ni de celui que construisit Raimon de Pereilles vers 1210 (Montsegur II)...")
Соответственно показаниям, данным Священной Инквизиции на 30 марта 1244 года совладельцем Монтсегюра, арестованным сеньором Раймондом де Перейль, фортифицированный замок Монтсегюр был «восстановлен» в 1204 году по требованию Совершенных – Раймонда де Миропуа и Раймонда Бласко.
(According to a deposition given to the Inquisition on March 30, 1244 by the captured co-seigneur of Montsegur, Raymond de Pereille (b.1190-1244?), the fortress was "restored" in 1204 at the request of Cather perfecti Raymond de Mirepoix and Raymond Blasco.)
[Source: Doat V 22 fo 207]
Однако, кое-что всё же осталось, чтобы напоминать нам о трагедии, развернувшейся на этом малом, насквозь пропитанном человеческой кровью клочке горы... Всё ещё крепко цепляясь за основание Монтсегюра, буквально «висят» над обрывами фундаменты исчезнувшей деревни...

Анна восторженно взирала на Севера, будто он в состоянии был подарить нам спасение... Но понемногу её взгляд стал угасать, так как по грустному выражению его лица она поняла: как бы он этого не желал, помощи почему-то не будет.
– Ты ведь хочешь нам помочь, правда, ведь? Ну, скажи, ты ведь желаешь помочь, Север?..
Анна поочерёдно внимательно всматривалась в наши глаза, будто желая удостовериться, что мы её правильно понимаем. В её чистой и честной душе не укладывалось понимание, что кто-то мог, но не хотел спасти нас от ужасающей смерти...
– Прости меня, Анна... Я не могу помочь вам, – печально произнёс Север.
– Но, почему?!! Неужели ты не жалеешь, что мы погибнем?.. Почему, Север?!..
– Потому, что я НЕ ЗНАЮ, как помочь вам... Я не знаю, как погубить Караффу. У меня нет нужного «оружия», чтобы избавиться от него.
Всё ещё не желая верить, Анна очень настойчиво продолжала спрашивать.
– А кто же знает, как побороть его? Кто-то ведь должен это знать! Он ведь не самый сильный! Вон даже дедушка Истень намного сильнее его! Ведь, правда, Север?
Было забавно слышать, как она запросто называла такого человека дедушкой... Анна воспринимала их, как свою верную и добрую семью. Семью, в которой все друг о друге радеют... И где для каждого ценна в ней другая жизнь. Но, к сожалению, именно такой семьёй они и не являлись... У волхвов была другая, своя и обособленная жизнь. И Анна пока ещё этого никак не понимала.
– Это знает Владыко, милая. Только он может помочь вам.
– Но если это так, то как же он не помог до сих пор?! Мама ведь уже была там, правда? Почему же он не помог?
– Прости меня, Анна, я не могу тебе ответить. Я не ведаю...
Тут уже и я не смогла далее смолчать!
– Но ты ведь объяснял мне, Север! Что же с тех пор изменилось?..
– Наверное, я, мой друг. Думаю, это ты что-то во мне изменила. Иди к Владыко, Изидора. Он – ваша единственная надежда. Иди, пока ещё не поздно.
Я ничего ему не ответила. Да и что я могла сказать?.. Что я не верю в помощь Белого Волхва? Не верю, что он сделает для нас исключение? А ведь именно это и было правдой! И именно потому я не хотела идти к нему на поклон. Возможно, поступать подобно было эгоистично, возможно – неразумно, но я ничего не могла с собой поделать. Я не хотела более просить помощи у отца, предавшего когда-то своего любимого сына... Я не понимала его, и была полностью с ним не согласна. Ведь он МОГ спасти Радомира. Но не захотел... Я бы многое на свете отдала за возможность спасти мою милую, храбрую девочку. Но у меня, к сожалению, такой возможности не было... Пусть даже храня самое дорогое (ЗНАНИЕ), Волхвы всё же не имели права очерствить свои сердца до такой степени, чтобы забыть простое человеколюбие! Чтобы уничтожить в себе сострадание. Они превратили себя в холодных, бездушных «библиотекарей», свято хранивших свою библиотеку. Только вот вопрос-то был уже в том, помнили ли они, закрывшись в своём гордом молчании, ДЛЯ КОГО эта библиотека когда-то предназначалась?.. Помнили ли они, что наши Великие Предки оставили своё ЗНАНИЕ, чтобы оно помогло когда-нибудь их внукам спасти нашу прекрасную Землю?.. Кто же давал право Белому Волхву единолично решать, когда именно придёт тот час, что они наконец-то широко откроют двери? Мне почему-то всегда казалось, что те, кого наши предки звали Богами, не позволили бы гибнуть своим самым лучшим сыновьям и дочерям только лишь потому, что не стояло ещё на пороге «правильное» время! Ибо, если чёрные вырежут всех просветлённых, то уже некому более будет понимать даже самую лучшую библиотеку...
Анна внимательно наблюдала за мной, видимо слыша мои печальные думы, а в её добрых лучистых глазах стояло взрослое, суровое понимание.
– Мы не пойдём к нему, мамочка. Мы попробуем сами, – ласково улыбнувшись, произнесла моя смелая девочка. – У нас ведь осталось ещё какое-то время, правда?
Север удивлённо взглянул на Анну, но, увидев её решимость, не произнёс ни слова.
А Анна уже восхищённо оглядывалась вокруг, только сейчас заметив, какое богатство окружало её в этой дивной сокровищнице Караффы.
– Ой, что это?!. Неужели это библиотека Папы?.. И ты могла здесь часто бывать, мамочка?
– Нет, родная моя. Всего лишь несколько раз. Я хотела узнать о чудесных людях, и Папа почему-то разрешил мне это.
– Ты имеешь в виду Катар? – спокойно спросила Анна. – Они ведь знали очень много, не правда ли? И всё же не сумели выжить. Земля всегда была очень жестокой... Почему так, мама?
– Это не Земля жестока, солнышко моё. Это – люди. И откуда тебе известно про Катар? Я ведь никогда не учила тебя о них, не правда ли?
На бледных щеках Анны тут же вспыхнуло «розовое» смущение...
– Ой, ты прости меня, пожалуйста! Я просто «слышала», о чём вы вели беседу, и мне стало очень интересно! Поэтому я слушала. Ты извини, ведь в ней не было ничего личного, вот я и решила, что вы не обидитесь...
– Ну, конечно же! Только зачем тебе нужна такая боль? Нам ведь хватает и того, что преподносит Папа, не так ли?