Стефан VIII (IX)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Стефан VIII (IX)
лат. Stephanus PP. VIII (IX)<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Стефан VIII (IX)</td></tr>
127-й папа римский
14 июля 939 — октябрь 942
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Лев VII
Преемник: Марин II
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рим
Смерть: октябрь 942
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Стефан VIII (IX) (лат. Stephanus PP. VIII (IX); ? — октябрь 942) — папа римский с 14 июля 939 по октябрь 942 года. Девятый папа периода порнократии.







Биография

Стефан VIII родился от римской семье, и, прежде чем стать папой, был священником церкви Святых Сильвестра и Мартина [1]. Он был возведён на престол римским патрицием Альберихом II. Прежде всего, Стефан обратил своё внимание на ситуацию в Западной Франции. В начале 940 года папа вмешался на стороне Людовика IV Французского в его борьбу с мятежными герцогами, Гуго Великим и Гербертом II, графом Вермандуа, которые в свою очередь обратились за поддержкой к немецкому королю Оттону I [2]. Папа направил папского легата к франкским вельможам, приказав им признать Людовика и прекратить свои мятежные действия против него под угрозой отлучения от церкви. Хотя посольство не достигло своей поставленной цели, оно действительно лишило Гуго и Герберта поддержки некоторых франкских епископов [3].

Ободренный этим, Стефан попытался разбить союз против Людовика, предложив сыну Герберта, Гуго де Вермандуа, должность архиепископа Реймса [3]. Наряду с паллием - символом полномочий архиепископа, - папа послал легата с указанием франкскому дворянству подчиниться Людовику [4]. В этот раз папа заявил, что если к Рождеству к нему не прибудут послы от вельмож с признанием власти Людовика, то они будут отлучены [3]. После этого заявления произошел сдвиг в сторону поддержки Людовика, ряд важных вельмож к концу 942 года подтвердили ему свою лояльность и уведомление об этом Рим [5]. Стефан также поддерживал Клюнийское аббатство.

В Риме для папы дела складывались значительно сложнее. Продолжающееся доминирование графов Тускулумских в жизни города было заметно на протяжении всего понтификата Стефана. Хотя Стефан был выдвиженцем Альбериха II Сполетского, он не не был членом его семьи. Стефан оказался втянут в продолжившийся конфликт между Альберихом II и Гуго Итальянским. Гуго осаждал Рим в 940 году [6]. После неудавшейся попытки покушения на Альбериха, в котором участвовал ряд епископов, Альберих начал расправы с потенциальными противниками, его врагов бичевали, обезглавливали и заточали в тюрьмы. Мартин Опавский утверждает, что сам Стефан VIII был подвергнут пыткам со стороны Альбериха [7].

17 августа 942 года Альберих созвал собор в Риме, где продемонстрировал свой контроль над папством за счет назначения различных папских чиновников [8].

Стефан умер примерно в октябре 942 года.

Альтернативные оценки

Согласно летописцу XIII века Мартину Опавскому, Стефан VIII был по рождению немцем, который был избран папой из-за влияния его родственника, немецкого короля Оттона I. Мартин утверждает, что Оттон проигнорировал волю кардиналов, выдвинув Стефана, и потому духовенство ненавидело папу и выдало его сторонникам Альбериха II, который калечил и пытал его до такой степени, что Стефан не смог больше появиться на людях [9]. Эта версия событий в значительной степени опровергнута [10]. Современные историки утверждают, что Стефан был римлянином. Кроме того, вмешательство Оттона в дела Рима началось лишь через 10 лет, а во время понтификата Стефана он был еще занят укреплением своей власти в Германии. Наконец, вмешательство Стефана от имени франкского короля Людовика IV (который был в конфликте с Оттоном) не произошло бы, если бы папа был родственником немецкого короля. Искалечивание Стефана, возможно, произошло в связи с последствиями заговора против Альбериха в середине 942 года.

Напишите отзыв о статье "Стефан VIII (IX)"

Примечания

  1. Mann, pg. 213
  2. Mann, pgs. 213-214
  3. 1 2 3 Mann, pg. 214
  4. DeCormenin, Louis Marie; Gihon, James L., A Complete History of the Popes of Rome, from Saint Peter, the First Bishop to Pius the Ninth (1857), pg. 290
  5. Mann, pgs. 214-215
  6. Mann, pg. 215
  7. Norwich, John Julius, The Popes: A History (2011), pg. 76
  8. Mann, pgs. 215-216
  9. Mann, pgs. 212-213
  10. Gregorovius, Ferdinand, The History of Rome in the Middle Ages, Vol. VI, pg. 633

Ссылки

Отрывок, характеризующий Стефан VIII (IX)

– Да, кстати… Сегодня Вы можете пообщаться с Анной. Вечер в Вашем полном распоряжении.
И, повернувшись на каблуках, вышел из комнаты.
У меня резко сжалось сердце. Я так страдала без моей милой девочки!.. Так хотела её обнять!.. Но радоваться особо не спешила. Я знала Караффу. Знала, что по малейшему изменению его настроения он мог всё очень просто отменить. Поэтому, мысленно собравшись и постаравшись не слишком надеяться на «светлое» обещание Папы, я решила сразу же воспользоваться разрешением и посетить когда-то сильно потрясшую меня папскую библиотеку…
Немного поплутав в знакомых коридорах, я всё же довольно быстро нашла нужную дверь и, нажав на небольшой изящный рычажок, попала в ту же огромную, до потолка забитую книгами и рукописными свитками, комнату. Всё здесь выглядело совершенно как прежде – будто никто никогда не доставлял себе беспокойства, пользуясь столь дивным кладезем чужой мудрости… Хотя я точно знала, что Караффа тщательно изучал каждую, даже самую невзрачную книгу, каждую рукопись, попавшую в эту потрясающую книжную сокровищницу…
Не надеясь быстро найти в этом хаосе интересующий меня материал, я настроилась своим любимым способом «слепого смотрения» (думаю, так когда-то называли сканирование) и сразу же увидела нужный уголок, в котором целыми стопками лежали рукописи… Толстые и однолистные, невзрачные и расшитые золотыми нитями, они лежали, как бы призывая заглянуть в них, окунуться в тот удивительный и незнакомый мне, мистический мир Катар, о котором я не знала почти ничего… но который безоговорочно притягивал меня даже сейчас, когда надо мной и Анной висела страшная беда, и не было малейшей надежды на спасение.
Моё внимание привлекла невзрачная, зачитанная, перешитая грубыми нитками книжечка, выглядевшая выцветшей и одинокой среди множества толстенных книг и золочёных свитков… Заглянув на обложку, я с удивлением увидела незнакомые мне буквы, хотя читать могла на очень многих, известных в то время языках. Это меня ещё более заинтересовало. Осторожно взяв книжечку в руки и осмотревшись вокруг, я уселась на свободный от книг подоконник и, настроившись на незнакомый почерк, начала «смотреть»…
Слова выстраивались непривычно, но от них шло такое удивительное тепло, будто книга по-настоящему со мною говорила… Я услышала мягкий, ласковый, очень уставший женский голос, который пытался поведать мне свою историю…
Если я правильно понимала, это был чей-то коротенький дневник.
– Меня зовут Эсклармонд де Пэрэйль… Я – дитя Света, «дочь» Магдалины… Я – Катар. Я верю в Добро и в Знание. Как и моя мать, мой муж, и мои друзья, – печально звучал рассказ незнакомки. – Сегодня я проживаю мой последний день на этой земле… Не верится!.. Слуги Сатаны дали нам две недели. Завтра, с рассветом, наше время заканчивается…
У меня от волнения перехватило горло… Это было именно то, что я искала – настоящая повесть очевидца!!! Того, кто пережил весь ужас и боль уничтожения… Кто на себе прочувствовал гибель родных и друзей. Кто был истинным Катаром!..
Опять же, как и во всём остальном – католическая церковь бессовестно лгала. И это, как я теперь поняла, делал не только Караффа...
Обливая грязью чужую, ненавистную для них веру, церковники (скорее всего, по приказу тогдашнего Папы) в тайне от всех собирали любую найденную об этой вере информацию – самую короткую рукопись, самую зачитанную книгу... Всё, что (убивая) легко было найти, чтобы после, тайком как можно глубже всё это изучить и, по возможности, воспользоваться любым, понятным для них, откровением.
Для всех остальных же бессовестно объявлялось, что вся эта «ересь» сжигалась до самого последнего листка, так как несла в себе опаснейшее учение Дьявола…

Вот где находились истинные записи Катар!!! Вместе с остальным «еретическим» богатством их бессовестно прятали в логове «святейших» Пап, в то же время безжалостно уничтожая хозяев, когда-то их писавших.
Моя ненависть к Папе росла и крепла с каждым днём, хотя, казалось, невозможно было ненавидеть сильнее... Именно сейчас, видя всю бессовестную ложь и холодное, расчётливое насилие, моё сердце и ум были возмущены до последнего человеческого предела!.. Я не могла спокойно думать. Хотя когда-то (казалось, это было очень давно!), только-только попав в руки кардинала Караффы, я обещала себе ни за что на свете не поддаваться чувствам... чтобы выжить. Правда, я ещё не знала тогда, как страшна и беспощадна будет моя судьба... Поэтому и сейчас, несмотря на растерянность и возмущение, я насильно постаралась как-то собраться и снова вернулась к повести печального дневника…