Столетняя

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Столетняя
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Жанр:

физиологический очерк

Автор:

Фёдор Достоевский

Язык оригинала:

русский

Дата написания:

1876 г.

Дата первой публикации:

1876 г.

Издательство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Цикл:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Предыдущее:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Следующее:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

15px Текст произведения в Викитеке

«Столе́тняя» — физиологический очерк Фёдора Достоевского, опубликованный в марте 1876 года в «Дневнике писателя»[1].

По указанию А. Г. Достоевской, в основе рассказа был действительный случай, произошедший с Анной Григорьевной. Рассказ был начат Достоевским 9 марта 1876 года. По форме он соответствовал жанру физиологического очерка из петербургской жизни, скрашенного мягким юмором. Рассказ перепечатывался с 1883 года в составе сборников, а с 1885 года выходил самостоятельно. К 1900 году вышло тринадцатое отдельное издание рассказа. Одобряя рассказ для отдельного издания 1885 года, цензор И. П. Хрущов заметил, что, являясь этюдом для мещанской сцены, рассказ утратит притягательность для простонародного читателя, а потому не будет ему занимателен[1].





Сюжет

Молодой женщине (А. Г. Достоевская), идущей по своим делам вдоль Николаевской улицы Петербурга, в разных местах встречается одна и та же старушка, отдыхающая от долгой ходьбы на скамейках. Старушка преклонного возраста, с бледно-жёлтым иссохшим лицом, по которому трудно определить истинный возраст, но сострадательная женщина, разговорившись со словоохотливой старушкой, выяснила, что той сто четыре года, и идёт она пообедать к своим внукам, после чего женщины попрощались. Узнав из рассказа своей жены об этой бытовой сценке, Достоевский пытается домыслить, чем закончилось путешествие этой старой женщины. По мысли писателя, она добралась до своих родных, её приветливо встретили уже взрослые внуки и ещё маленькие правнуки. Внуки, племянники обмениваются с бабушкой шутками, нехитрыми новостями, а она, счастливая от всеобщего внимания и окружения молодых, утомлённая дальней дорогой, тихонько замолкает и постепенно бледнеет.

«По такой, конечно, не плачут, — заключает писатель, — так отходят миллионы людей: живут незаметно и умирают незаметно. Только разве в самой минуте смерти этих столетних стариков и старух заключается как бы нечто умилительное и тихое, как бы нечто даже важное и миротворное: сто лет как-то странно действуют до сих пор на человека».

Напишите отзыв о статье "Столетняя"

Примечания

  1. 1 2 Достоевский Ф. М. Столетняя. — Полное собрание сочинений в 30 томах. — Л.: Наука, 1981. — Т. 22. — С. 75-79. — 407 с. — 55 000 экз.

Ссылки

  • [http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0480.shtml Дневник писателя, 1876, март, «Столетняя»]


Отрывок, характеризующий Столетняя

– Прости меня, Анна, я не могу тебе ответить. Я не ведаю...
Тут уже и я не смогла далее смолчать!
– Но ты ведь объяснял мне, Север! Что же с тех пор изменилось?..
– Наверное, я, мой друг. Думаю, это ты что-то во мне изменила. Иди к Владыко, Изидора. Он – ваша единственная надежда. Иди, пока ещё не поздно.
Я ничего ему не ответила. Да и что я могла сказать?.. Что я не верю в помощь Белого Волхва? Не верю, что он сделает для нас исключение? А ведь именно это и было правдой! И именно потому я не хотела идти к нему на поклон. Возможно, поступать подобно было эгоистично, возможно – неразумно, но я ничего не могла с собой поделать. Я не хотела более просить помощи у отца, предавшего когда-то своего любимого сына... Я не понимала его, и была полностью с ним не согласна. Ведь он МОГ спасти Радомира. Но не захотел... Я бы многое на свете отдала за возможность спасти мою милую, храбрую девочку. Но у меня, к сожалению, такой возможности не было... Пусть даже храня самое дорогое (ЗНАНИЕ), Волхвы всё же не имели права очерствить свои сердца до такой степени, чтобы забыть простое человеколюбие! Чтобы уничтожить в себе сострадание. Они превратили себя в холодных, бездушных «библиотекарей», свято хранивших свою библиотеку. Только вот вопрос-то был уже в том, помнили ли они, закрывшись в своём гордом молчании, ДЛЯ КОГО эта библиотека когда-то предназначалась?.. Помнили ли они, что наши Великие Предки оставили своё ЗНАНИЕ, чтобы оно помогло когда-нибудь их внукам спасти нашу прекрасную Землю?.. Кто же давал право Белому Волхву единолично решать, когда именно придёт тот час, что они наконец-то широко откроют двери? Мне почему-то всегда казалось, что те, кого наши предки звали Богами, не позволили бы гибнуть своим самым лучшим сыновьям и дочерям только лишь потому, что не стояло ещё на пороге «правильное» время! Ибо, если чёрные вырежут всех просветлённых, то уже некому более будет понимать даже самую лучшую библиотеку...
Анна внимательно наблюдала за мной, видимо слыша мои печальные думы, а в её добрых лучистых глазах стояло взрослое, суровое понимание.
– Мы не пойдём к нему, мамочка. Мы попробуем сами, – ласково улыбнувшись, произнесла моя смелая девочка. – У нас ведь осталось ещё какое-то время, правда?
Север удивлённо взглянул на Анну, но, увидев её решимость, не произнёс ни слова.
А Анна уже восхищённо оглядывалась вокруг, только сейчас заметив, какое богатство окружало её в этой дивной сокровищнице Караффы.
– Ой, что это?!. Неужели это библиотека Папы?.. И ты могла здесь часто бывать, мамочка?
– Нет, родная моя. Всего лишь несколько раз. Я хотела узнать о чудесных людях, и Папа почему-то разрешил мне это.
– Ты имеешь в виду Катар? – спокойно спросила Анна. – Они ведь знали очень много, не правда ли? И всё же не сумели выжить. Земля всегда была очень жестокой... Почему так, мама?