Стюарт, Джеймс, граф Арран

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Джеймс Стюарт (англ. James Stuart; ум. 1595), граф Арран1581 г.) — шотландский дворянин, фаворит короля Якова VI, глава умеренно-консервативного правительства Шотландии в 15831585 гг.







Молодые годы

Джеймс Стюарт происходил из младшей линии дома Стюартов, лордов Охилтри. В молодости Джеймс получил хорошее образование, выучил латинский и древнегреческий языки, а позднее вместе с набранными им в Шотландии наемными отрядами состоял на военной службе у королей Франции и Швеции. В 1579 г. он вернулся в Шотландию и был принят при дворе короля Якова I. Джеймс Стюарт быстро завоевал расположение молодого монарха. Воспользовавшись желанием короля избавиться от опеки регента Мортона, Джеймс Стюарт выступил с обвинением Мортона в убийстве отца Якова VI. Регент был арестован и в июне 1581 г. казнен. Власть в Шотландии перешла в руки фаворита короля герцога Леннокса. Вокруг него сформировался кружок молодых шотландских дворян, ориентировавших на Францию и пытающихся создать в Шотландии подобие блестящего французского королевского двора. Одним из лидеров этой молодежи и стал Джеймс Стюарт. 22 апреля 1581 г., под предлогом того, что предком Стюарта была дочь Джеймса Гамильтона, 1-го графа Аррана, король возвел своего придворного в титул графа Аррана, отняв тот у душевнобольного 3-го графа из дома Гамильтонов. Новый граф стал начальником королевской гвардии, создаваемой на французский манер.

Приход к власти

В 1582 г. власть в Шотландии захватили ультра-протестанты во главе с Уильямом Рутвеном, графом Гоури. Леннокс бежал из страны, а Арран был арестован. Лишь в июне 1583 г. королю удалось избавиться от ультра-протестантов и сформировать новое правительство, во главе которого встал Джеймс Стюарт, граф Арран (лорд-канцлер Шотландии с 1584 г.).

Правление Аррана в Шотландии

Отношения с ультра-протестантами

Правительство Аррана было более умеренным, чем радикальные режимы Леннокса и Рутвена. Король все более склонялся к выбору «среднего пути» в политике, позволяющего избежать крайностей и объединить враждующие группировки. Однако ультра-протестанты отказались поддержать Аррана. Для них он слишком тесно был связан с одиозным Ленноксом. Арест и казнь Рутвена в мае 1584 г. также не прибавили Аррану популярности среди пресвитериан. Правда новый мятеж ультра-протестантов во главе с графом Ангусом в 1584 г. был быстро подавлен, а его участники бежали из страны, но они смогли найти поддержку в английском правительстве. Государственный секретарь Елизаветы I, королевы Англии, Фрэнсис Уолсингем отказался от сотрудничества с правительством Аррана и оказывал всемерную помощь шотландским эмигрантам в Англии.

Церковная политика

В церковной сфере политика Аррана представляла собой реакцию после ультра-протестантского режима Рутвена. Эндрю Мелвилл, идеолог пресвитерианства, был привлечен к королевскому суду, но смог бежать из страны. В мае 1584 г. был изданы так называемые «Чёрные акты», которыми утверждалась верховная власть короля в церковной сфере, осуждалась практика создания пресвитериев и подвтерждались прерогативы епископов.

Внешняя политика

Несмотря на отказ Фрэнсиса Уолсингема и других протестантских советников королевы Англии сотрудничать с правительством Аррана, Джеймсу Стюарту путём прямых переговоров с Елизаветой I удалось добиться важного успеха: в 1585 г. английская королева согласилась отозвать из Северной Англии шотландских ультра-протестантов, предоставить королю Якову VI ежегодную субсидию в размере 4 000 фунтов стерлингов и заключить договор о союзе с Шотландией.

Падение Аррана

Добившись успехов на международной арене, Арран тем не менее не смог обеспечить себе прочной поддержки в Шотландии. Пресвитериане были настроены враждебно, новый любимец короля, Патрик Грей, строил интриги против канцлера, Уолсингем давил на Якова VI с требованием смещения Аррана. Воспользовавшись убийством 25 июля 1585 г. одного из английских дворян приближенным Аррана, англичане потребовали суда над фаворитом. Яков VI был вынужден поместить Джеймса Стюарта под арест. В то же время в Шотландию вернулись лидеры ультра-протестантов во главе с графом Ангусом. Не имея возможности оказать им решительный отпор, король подчинился, Арран бежал из страны. Позднее Джеймс Стюарт вернулся в Шотландию, но в 1595 г. был убит из мести племянником регента Мортона.


[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Стюарт, Джеймс, граф АрранОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Стюарт, Джеймс, граф АрранОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Стюарт, Джеймс, граф Арран

Напишите отзыв о статье "Стюарт, Джеймс, граф Арран"

Отрывок, характеризующий Стюарт, Джеймс, граф Арран

Я почти не соображала, что говорю и волновалась, как никогда. Что-то внутри подсказывало, что эта встреча мне очень нужна и, что я должна суметь «разговорить» Изидору, как бы не было нам обоим от этого тяжело...
Но она, как и её дочь, вроде бы, не имела ничего против моей детской просьбы. И уйдя от нас опять в своё далёкое прошлое, начала свой рассказ...
– Был когда-то удивительный город – Венеция... Самый прекрасный город на Земле!.. Во всяком случае – мне так казалось тогда...
– Думаю, вам будет приятно узнать, что он и сейчас ещё есть! – тут же воскликнула я. – И он правда очень красивый!
Грустно кивнув, Изидора легко взмахнула рукой, как бы приподнимая тяжёлый «завес ушедшего времени», и перед нашим ошеломлёнными взорами развернулось причудливое видение...
В лазурно-чистой синеве неба отражалась такая же глубокая синева воды, прямо из которой поднимался удивительный город... Казалось, розовые купола и белоснежные башни каким-то чудом выросли прямо из морских глубин, и теперь гордо стояли, сверкая в утренних лучах восходящего солнца, красуясь друг перед другом величием бесчисленных мраморных колонн и радостными бликами ярких, разноцветных витражей. Лёгкий ветерок весело гнал прямо к набережной белые «шапочки» кудрявых волн, а те, тут же разбиваясь тысячами сверкающих брызг, игриво омывали, уходящие прямо в воду, мраморные ступеньки. Длинными зеркальными змеями блестели каналы, весело отражаясь солнечными «зайчиками» на соседних домах. Всё вокруг дышало светом и радостью... И выглядело каким-то сказочно-волшебным.
Это была Венеция... Город большой Любви и прекрасных искусств, столица Книг и великих Умов, удивительный город Поэтов...
Я знала Венецию, естественно, только по фотографиям и картинам, но сейчас этот чудесный город казался чуточку другим – совершенно реальным и намного более красочным... По-настоящему живым.
– Я родилась там. И считала это за большую честь. – зажурчал тихим ручейком голос Изидоры. – Мы жили в огромном палаццо (так у нас называли самые дорогие дома), в самом сердце города, так как моя семья была очень богата.
Окна моей комнаты выходили на восток, а внизу они смотрели прямо на канал. И я очень любила встречать рассвет, глядя, как первые солнечные лучи зажигали золотистые блики на покрытой утренним туманом воде...
Заспанные гондольеры лениво начинали своё каждодневное «круговое» путешествие, ожидая ранних клиентов. Город обычно ещё спал, и только любознательные и всеуспевающие торговцы всегда первыми открывали свои ларьки. Я очень любила приходить к ним пока ещё никого не было на улицах, и главная площадь не заполнялась людьми. Особенно часто я бегала к «книжникам», которые меня очень хорошо знали и всегда приберегали для меня что-то «особенное». Мне было в то время всего десять лет, примерно, как тебе сейчас... Так ведь?
Я лишь кивнула, зачарованная красотой её голоса, не желая прерывать рассказ, который был похожим на тихую, мечтательную мелодию...
– Уже в десять лет я умела многое... Я могла летать, ходить по воздуху, лечить страдавших от самых тяжёлых болезней людей, видеть приходящее. Моя мать учила меня всему, что знала сама...
– Как – летать?!. В физическом теле летать?!. Как птица? – не выдержав, ошарашено брякнула Стелла.
Мне было очень жаль, что она прервала это волшебно-текущее повествование!.. Но добрая, эмоциональная Стелла видимо не в состоянии была спокойно выдержать такую сногсшибательную новость...
Изидора ей лишь светло улыбнулась... и мы увидели уже другую, но ещё более потрясающую, картинку...
В дивном мраморном зале кружилась хрупкая черноволосая девчушка... С лёгкостью сказочной феи, она танцевала какой-то причудливый, лишь ей одной понятный танец, временами вдруг чуть подпрыгивая и... зависая в воздухе. А потом, сделав замысловатый пирует и плавно пролетев несколько шагов, опять возвращалась назад, и всё начиналось с начала... Это было настолько потрясающе и настолько красиво, что у нас со Стеллой захватило дух!..
А Изидора лишь мило улыбалась и спокойно продолжала дальше свой прерванный рассказ.
– Моя мама была потомственной Ведуньей. Она родилась во Флоренции – гордом, свободном городе... в котором его знаменитой «свободы» было лишь столько, насколько могли защитить её, хоть и сказочно богатые, но (к сожалению!) не всесильные, ненавидимые церковью, Медичи. И моей бедной маме, как и её предшественницам, приходилось скрывать свой Дар, так как она была родом из очень богатой и очень влиятельной семьи, в которой «блистать» такими знаниями было более чем нежелательно. Поэтому ей, так же как, и её матери, бабушке и прабабушке, приходилось скрывать свои удивительные «таланты» от посторонних глаз и ушей (а чаще всего, даже и от друзей!), иначе, узнай об этом отцы её будущих женихов, она бы навсегда осталась незамужней, что в её семье считалось бы величайшим позором. Мама была очень сильной, по-настоящему одарённой целительницей. И ещё совсем молодой уже тайно лечила от недугов почти весь город, в том числе и великих Медичи, которые предпочитали её своим знаменитым греческим врачам. Однако, очень скоро «слава» о маминых «бурных успехах» дошла до ушей её отца, моего дедушки, который, конечно же, не слишком положительно относился к такого рода «подпольной» деятельности. И мою бедную маму постарались как можно скорее выдать замуж, чтобы таким образом смыть «назревающий позор» всей её перепуганной семьи...