Тайный совет Великобритании

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Её Величества Почтеннейший Тайный Совет (англ. Her Majesty's Most Honourable Privy Council) — орган советников британской королевы. Раньше Тайный совет был могущественным учреждением, сейчас во многом церемониальный. Большинство полномочий имеют комитеты, главный из которых — Кабинет.

Суверен, действуя по рекомендациям Совета, называется Король-в-Совете (King-in-Council) или Королева-в-Совете. Главным офицером органа является лорд-председатель Совета (четвёртый из Великих офицеров государства, член Кабинета, и обычно также представитель кабинета в Палате лордов или Палате общин). Другое важное должностное лицо — Клерк, подпись которого стоит на всех приказах, изданных Советом. Членов совета называют тайными советниками.

Совет также выполняет судебные функции. Судебный комитет Тайного Совета является высшей апелляционной инстанцией Великобритании и рассматривает вопросы мирского и религиозного права, а также высшей апелляционной инстанцией некоторых стран Британского Содружества. До создания в 2009 году Верховного суда, Судебный комитет рассматривал соответствие местного законодательства Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии конституционному праву Соединённого Королевства. Основную работу в Судебном комитете исполняли лорды по апелляциям палаты лордов, которых специально принимали в Тайный совет, а в настоящее время — судьи Верховного суда. В заседаниях могут участвовать также тайные советники, служившие судьями в составе высших апелляционных судов Англии, Шотландии и Северной Ирландии (Судебный комитет не рассматривает уголовные дела).







История

Когда правили нормандские монархи, Короне советовал королевский двор (royal court), состоявший из магнатов, духовников и высших должностных лиц. Этот орган давал советы по законодательству, администрации и правосудию. Позже развились разные органы с разными функциями. Судебные дворы занялись правосудием, парламент стал верховным советом. Однако совет остался для слушания законодательных прений, либо в первой инстанции, либо апелляцию. Более того, законы, принятые Короной по совету не Парламента, а Совета, тоже считались действительными.

Властные Суверены часто использовали этот орган для обхода судов и парламента. Например, один из комитетов Совета (ставший позже Судом звёздной палаты) имел разрешение в XIV веке налагать любое наказание (кроме смертной казни), не стесняясь правилами относительно доказательств или улик. В правление Генриха VIII, Суверен мог по рекомендации Совета создавать закон просто высказыванием вслух. Законодательное главенство Парламента было восстановлено только после смерти Генриха VIII.

Хотя королевский совет сохранил законодательные и судебные функции, он стал в основном административным органом. Совет был большим — в 1553 более 40 членов — что затрудняло его действие в качестве совещательного органа. Поэтому Суверен имел дело с меньшим комитетом, который позже развился в современный Кабинет Министров. Яков I (король Англии) и Карл I Стюарт попытались править как абсолютные монархи, что внесло вклад в уменьшение полномочий Совета.

В ходе английской гражданской войны Карл I был казнён, и монархия с Палатой лордов были отменены. Оставшаяся палата парламента, Палата общин, установила Государственный совет для исполнения закона и установления административных процедур. Сорок один член Совета избирались Палатой общин; орган возглавил Оливер Кромвель, de facto военный диктатор нации. В 1653 Кромвель стал лордом-протектором, и Госсовет сократился до 13-21 членов. В 1657 Палата общин дала Кромвелю ещё больше власти, некоторые из которых напомнили о полномочиях монархов. Совет стал известен как тайный Совет лорда-протектора; его члены стали назначаться лордом-протектором с одобрения Парламента.

В 1659 году, незадолго до восстановления монархии, совет лорда-протектора был упразднён. Карл II восстановил королевский Тайный Совет, но как и прежние монархи, стал опираться на меньшее число советников. При Георге I, даже не говорящем по-английски, этому органу дали ещё больше власти. С тех пор Совет в целом перестал быть важным органом, перенеся эту роль на комитеты, сейчас известные как Кабинет.

Состав

Суверен может назначать всех тайных советников, но на практике он это делает по совету правительства. Текущий наследник Короны и консорт неизменно входят в Совет, как и три высших иерарха Церкви Англии — архиепископ Кентерберийский, архиепископ Йоркский и епископ Лондона. Несколько главнейших судей — апелляционные лорды, судьи апелляционного суда Англии и Уэльса, судьи апелляционного суда Северной Ирландии и Inner House of the Court of Session (высочайший суд в Шотландии) также являются членами Совета по должности. Основную часть тайных советников, однако, составляют политики. Премьер-министр, министры кабинета, некоторые главные министры вне кабинета, глава Оппозиции и главы крупных партий в палате общин назначаются тайными советниками.

Хотя Тайный совет — британский орган, официальные лица из других королевств Содружества также участвуют. Самый примечательный пример — Новая Зеландия, где премьер-министр, крупные политики, судьи верховного суда и апелляционного суда также члены Тайного совета.

Членство длится до роспуска (dissolution) Тайного совета, который автоматически происходит через шесть месяцев после смерти монарха (до правления королевы Анны смерть монарха автоматически значила роспуск Совета). По принятому обычаю, однако, Суверен заново назначает всех членов Совета после роспуска; так что на практике членство пожизненное.

Тайные советники имеют право на титул «достопочтенный» (англ. The Right Honourable)[1].

Суверен может удалить лицо из совета, и лица могут подать в отставку для избежания исключения. Последний добровольно покинувший совет был Джонатан Эйткен, ушедший в 1997 после обвинений в клятвопреступлении. Он был одним из трёх в XX веке (двое других — Джон Профьюмо в 1963 году и Джон Стоунхаус в 1976 году[2]). Последним изгнанным из Совета был Sir Edgar Speyer, 1st Baronet в 1921 за прогерманскую деятельность во время Первой мировой войны.

Клятва

Тайным советникам при назначении произносят следующую клятву:

Поклянитесь всемогущим Богом быть истинным и верным Слугой для Её Величества Королевы в качестве одного из Её Величества Тайного совета. Вы не будете знать и понимать любого рода вещи, попытку, совершение или произнесение, против Личности Её Величества, Чести, Короны или Королевского Достоинства, но вы будете пресекать и противодействовать тем же вещам поскольку хватит вашей власти, и либо заставите её быть раскрытой Самой Её Величеству, или тому из Её Тайного Совета, кого она назначит. Вы будете полностью во всём, что происходит, обсуждается и оговаривается в Совете, верно и правдиво раскрывать свой Разум и Мнение, согласно с вашим Сердцем и Сознанием; и вы будете хранить в тайне все дела, совершённые и доверенные вам, или те в Совете, что должны держаться в секрете.
И если любые из указанных Договорённостей или Советов затронет кого-либо из Советников, вы не откроете этого ему, но будете молчать до момента, с согласия Её Величества или Совета, Публикации. Вы будете до последнего нести Веру и Верность Королевскому Величеству; и будете помогать и защищать все Юрисдикции, Верховенства, и Полномочия, данные Её Величеству и присоединённые Короне Актами Парламента, либо иными, от всех Иностранных Принцев, Лиц, Прелатов, Государств или Сил. И во всех делах, в общем, вы будете верными и правдивыми Служителями, должными Её Величеству. Да поможет вам Бог.

Заседания

Заседания Тайного совета обычно происходят ежемесячно, когда Суверен может присутствовать. Суверен приходит на заседание, но его место может быть занято двумя или более Государственными Советниками. Согласно Акту о регентстве 1937 г., Государственный советник может быть выбран из супруга Суверена и четырёх лиц (старше 21 года), следующих в линии наследования.

На заседаниях Тайного совета лорд-председатель зачитывает список планируемых приказов (Orders), и Суверен просто говорит «Одобрено». Только несколько министров Короны приходят на эти заседания, которые редко длятся долго.

Полные заседания Тайного совета происходят, только когда Суверен объявляет о своём браке или когда монарх умирает. В последнем случае Тайный совет вместе с духовными лордами, светскими лордами, а также лорд-мэром Лондона, Олдермэном сити Лондона и представителями Содружества объявляет о вступлении в должность нового Суверена.

Функции

Суверен осуществляет исполнительную власть изданием Указов-в-Совете (англ.) по рекомендации Тайного совета. Указы-в-Совете пишутся начерно Кабинетом и используются для простых правительственных постановлений. Также они используются для получения королевской санкции на законы, прошедшие через законодательные органы зависимых территорий. Назначения на должность в Кабинете также делаются Указами-в-Совете.

В отличие от Указов-в-Совете (англ.) существуют ещё Указы Совета (англ.), которые издаются членами Тайного совета без участия Суверена. Такие Указы издаются по отдельному разрешению актов парламента и обычно используются для управления общественными учреждениями.

Суверен выпускает королевские хартии (англ.) по рекомендации Тайного совета. Хартии дают особый статус присоединяемым органам; например, дают местечкам статус города (city) и городского посёлка (Боро).

Тайный совет собирает документы для изучения монархом — эти бумаги ежедневно в 7 часов вечера привозят во дворец в красных коробках, после чего монарх их просматривает, подчеркивая красным то, что ему не понравилось или непонятно, и уже в 8 часов утра следующего дня эти документы забирают[3].

Судебный комитет

Судебный комитет состоит из судей Верховного суда и высших апелляционных судов, которые являются Тайными советниками. Решение Комитета представлен в виде «совета» монарху, но на практике оно всегда сопровождается суверенном (в качестве Короны-в-совете), который формально одобряет рекомендацию Комитета судей.

Внутри Соединённого Королевства судебный комитет заслушивает апелляции от церковных судов, Адмиралтейского суда по Пяти портам, призовых судов и Дисциплинарной комиссии Королевского Колледжа хирургов-ветеринаров, апелляции на действия церковных комиссаров и апелляции на некоторые акты парламента, например, Акт о дисквалификации Палаты общин (1975). Судебный комитет также заслушивает апелляции от Королевств Содружества, британских заморских территорий, территорий Суверенных баз и зависимых территорий. Корона-в-Совете ранее была высшей апелляционной инстанцией для всей Британской Империи, однако сейчас во множестве стран Содружества отменено право такой апелляции. Судебный комитет имеет прямую юрисдикцию в делах, относящимися к актам — Акт о Шотландии 1998 года, Акт о правлении Уэльса (1998) и Акт о Северной Ирландии (1998), но в 2009 году эта прерогатива была делегирована Верховному суду Великобритании.

Права и привилегии членов

Другие советы

Тайный совет — один из четырёх главных советов Суверена. Остальные:

  • судебный совет (англ. courts of law);
  • земский совет (Парламент);
  • великий совет (собрание всех пэров Королевства).

Эти советы все ещё существуют, но великий совет не собирался с 1640.

Также Суверена консультируют несколько других тайных советов. Англия и Шотландия имели разные Тайные советы, но по Акту об объединении 1707 года их соединили. Ирландия имела отдельный Тайный совет и после Акта об объединении 1800 года, но он был упразднён в 1922 году, когда Южная Ирландия отделилась от Соединённого королевства; его преемником стал Тайный совет Северной Ирландии, который также прекратил работу после приостановки работы Парламента Северной Ирландии.

Канада имеет свой Тайный совет — Тайный совет Королевы для Канады — с 1867 года. Эквивалентный орган в некоторых Королевствах Содружества и Республиках Содружества называется исполнительный совет.

См. также

Напишите отзыв о статье "Тайный совет Великобритании"

Примечания

  1. [http://www.debretts.com/forms-address/titles/privy-counsellors Privy Counsellors]. Debrett’s. Проверено 8 апреля 2016.
  2. [http://www.telegraph.co.uk/news/main.jhtml?xml=/news/2002/10/13/nprof13.xml «Телеграф» о Профумо]
  3. Полякова А. А. Роль монархии во внутренней и внешней политике Великобритании в конце XX — начале XXI века. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — М., 2015. — С. 126—127. Режим доступа: http://mgimo.ru/science/diss/rol-monarkhii.php

Ссылки

  • Blackstone, W. (1765). Commentaries on the Laws of England. Oxford: Clarendon Press.
  • «Privy Council.» (1911). Encyclopædia Britannica, 11th ed. London: Cambridge University Press.
  • [http://www.privy-council.org.uk Офис Тайного Совета (вебсайт).]

Отрывок, характеризующий Тайный совет Великобритании

– Это в последний раз, ласка моя... Я обещаю тебе, это правда в последний раз, – с трудом выговорил рыцарь, ласково касаясь её нежной щеки.
Разговор я слышала мысленно, но оставалось странное ощущение чужой речи. Я прекрасно понимала слова, и всё же знала, что они говорят на каком-то другом языке.
– Я тебя больше никогда не увижу... – сквозь слёзы прошептала женщина. – Уже никогда...
Мальчонка почему-то никак не реагировал ни на близкий отъезд своего отца, ни на его прощание с мамой. Он спокойно продолжал играть, не обращая никакого внимания на взрослых, как будто это его никак не касалось. Меня это чуточку удивило, но я не решалась ничего спрашивать, а просто наблюдала, что же будет дальше.
– Разве ты не скажешь мне «до свидания»? – обращаясь к нему, спросил рыцарь.
Мальчик, не поднимая глаз, отрицательно покачал головкой.
– Оставь его, он просто на тебя злится... – грустно попросила женщина. – Он тоже тебе верил, что больше не оставишь его одного.
Рыцарь кивнул и, взобравшись на свою огромную лошадь, не оборачиваясь поскакал по узенькой улице, очень скоро скрывшись за первым же поворотом. А красивая дама печально смотрела ему в след, и душа её готова была бежать... ползти... лететь за ним не важно куда, только бы ещё раз хотя бы на миг увидеть, хоть на короткое мгновение услышать!.. Но она знала, что этого не будет, что она останется там, где стоит, и что, по капризной прихоти судьбы, уже не увидит и не обнимет своего Гарольда никогда... По её бледным, в миг осунувшимся, щекам, катились крупные, тяжёлые слёзы и сверкающими каплями исчезали в пыльной земле...
– Господи сохрани его... – горько шептала женщина. – Я никогда его не увижу... уже никогда... помоги ему, Господи...
Она стояла неподвижно, как скорбная мадонна, ничего вокруг не видя и не слыша, а к её ногам жался белокурый малыш, теперь уже обнаживший всю свою печаль и глядевший с тоской туда, где вместо его любимого папы только лишь одиноко белела пустая пыльная дорога.....
– Как же я мог с тобой не попрощаться, ласка моя?.. – вдруг прозвучал рядом тихий, грустный голос.
Гарольд не отрываясь смотрел на свою милую, и такую печальную жену, и смертельная тоска, которую, казалось, было невозможно смыть даже водопадом слёз, плескалась в его синих глазах... А ведь выглядел он очень сильным и мужественным человеком, которого, вероятнее всего, не так-то просто было прослезить...
– Не надо! Ну не надо печалиться! – гладила его огромную руку своими хрупкими пальчиками малышка Стелла. – Ты же видишь, как сильно они тебя любили?.. Ну, хочешь, мы не будем больше смотреть? Ты это видел и так уже много раз!..
Картинка исчезла... Я удивлённо посмотрела на Стеллу, но не успела ничего сказать, как оказалась уже в другом «эпизоде» этой чужой, но так глубоко затронувшей мою душу, жизни.
Просыпалась непривычно яркая, усыпанная алмазными каплями росы, весёлая, розовая заря. Небо на мгновение вспыхнуло, окрасив алым заревом каёмочки кудрявых, белобрысых облаков, и сразу же стало очень светло – наступило раннее, необычайно свежее утро. На террасе уже знакомого дома, в прохладной тени большого дерева, сидели втроём – уже знакомый нам, рыцарь Гарольд и его дружная маленькая семья. Женщина выглядела изумительно красивой и совершенно счастливой, похожей на ту же самую утреннюю зарю... Ласково улыбаясь, она что-то говорила своему мужу, иногда нежно дотрагиваясь до его руки. А он, совершенно расслабившись, тихо качал на коленях своего заспанного, взъерошенного сынишку, и, с удовольствием попивая нежно розовый, «вспотевший» напиток, время от времени лениво отвечал на какие-то, видимо, ему уже знакомые, вопросы своей прелестной жены ...
Воздух был по-утреннему «звенящим» и удивительно чистым. Маленький опрятный садик дышал свежестью, влагой и запахами лимонов; грудь распирало от полноты струящегося прямо в лёгкие, дурманяще-чистого воздуха. Гарольду хотелось мысленно «взлететь» от наполнявшего его уставшую, исстрадавшуюся душу, тихого счастья!... Он слушал, как тоненькими голосами пели только что проснувшиеся птицы, видел прекрасное лицо своей улыбающейся жены, и казалось, ничто на свете не могло нарушить или отнять у него этот чудесный миг светлой радости и покоя его маленькой счастливой семьи...
К моему удивлению, эта идиллическая картинка вдруг неожиданно отделилась от нас со Стеллой светящейся голубой «стеной», оставляя рыцаря Гарольда со своим счастьем наедине. А он, забыв обо всём на свете, всей душой «впитывал» эти чудесные, и такие дорогие ему мгновения, даже не замечая, что остался один...
– Ну вот, пусть он это смотрит, – тихо прошептала Стелла. – А я покажу тебе, что было дальше...
Чудесное видение тихого семейного счастья исчезло... а вместо него появилось другое, жестокое и пугающее, не обещающее ничего хорошего, а уж, тем более – счастливого конца.....
Это был всё ещё тот же бело-каменный город, и тот же, уже знакомый нам, дом... Только на этот раз всё вокруг полыхало в огне... Огонь был везде. Ревущее, всё пожирающее пламя вырывалось из разбитых окон и дверей, и охватывало мечущихся в ужасе людей, превращая их в кричащие человеческие факелы, чем создавало преследовавшим их чудовищам удачную живую мишень. Женщины с визгом хватали детей, пытаясь укрыться с ними в подвалах, но спасались они не надолго – спустя короткое время хохочущие изверги тащили их, полуголых и отчаянно вопящих, наружу, чтобы насиловать прямо на улице, рядом с ещё не остывшими трупиками их маленьких детей... От разносящейся по всюду копоти почти ничего не было видно... Воздух был «забит» запахами крови и гари, нечем было дышать. Обезумевшие от страха и жары, прятавшиеся в подвалах старики вылазили во двор и тут же падали мёртвыми под мечами жутко гикающих, носящихся по всему городу на конях, звероподобных диких людей. Вокруг слышался грохот копыт, звон железа, и дикие крики, от которых стыла в жилах кровь...
Перед моими глазами, как в кино, проносились страшные, холодящие сердце картинки насилия и зверских убийств... Я не могла на всё это спокойно смотреть, сердце буквально «выпрыгивало» из груди, лоб (как если бы я была в физическом теле!..) покрывался холодной испариной, и хотелось бежать, куда глаза глядят из этого ужасающего, чудовищно-безжалостного мира... Но, взглянув на серьёзно-сосредоточенное личико Стеллы мне стало стыдно за свою слабость, и я заставила себя смотреть дальше.
Мы оказались внутри того же самого дома, только сейчас всё в нём было полностью разбито и уничтожено, а посередине одной из комнат, прямо на полу, валялось мёртвое тело доброй няни... Через разбитые окна с улицы слышались душераздирающие женские крики, всё перемешалось в ужасном кошмаре безысходности и страха... Казалось, весь мир вдруг почему-то сошёл с ума... Тут же мы увидели другую комнату, в которой трое мужчин, тяжело навалившись, пытались привязать к ручкам кровати, вырывающуюся из последних сил, светловолосую жену рыцаря Гарольда... А его маленький сын сидел прямо под той же кроватью, сжимая в своих малюсеньких ручках, слишком большой для него, папин кинжал и, закрыв глаза, сосредоточено что-то шептал... Никто во всей этой сумасшедшей суматохе никакого внимания на него не обращал, а он был так странно и «неподвижно» спокоен, что сперва я подумала – с малышом, от всего этого ужаса, случился самый настоящий эмоциональный удар. Но очень скоро поняла, что ошиблась... Как оказалось, ребёнок, попросту, из последних сил пытался собраться для какого-то, видимо очень решительного и важного шага...
Он мог свободно дотянуться до любого из насильников, и я сперва подумала, что бедный малыш, думая ещё совершенно по-детски, хочет попытаться как-то защитить свою несчастную маму. Но, как оказалось, этот крошечный, насмерть напуганный мальчонка, был в своей, ещё детской, душе настоящим сыном рыцаря, и сумел сделать самый правильный и единственный в тот жуткий момент вывод... и решился на самый тяжёлый в его коротенькой жизни, шаг... Каким-то образом, наконец, собравшись, и тихо прошептав «мамочка!», он выскочил наружу, и изо всех своих детских силёнок.... полоснул тяжеленным кинжалом прямо по нежной шее свою бедную мать, которую уже никак по-другому не мог спасти, и которую он всем своим детским сердечком беззаветно любил....
Вначале, в «насильническом» азарте, происшедшего никто даже и не заметил... Мальчонка тихонько отполз в угол, и видимо не имея ни на что больше сил, сидел застывший, ко всему безразличный, и расширившимися от ужаса глазами наблюдал как прямо перед ним, от его же руки, уходила из жизни его добрая, самая лучшая на свете, ласковая мама...
Вдруг это страшное видение куда-то исчезло и вокруг опять сиял, переливаясь всеми цветами радуги, светлый и радостный Стеллин мир... А я, не в состоянии прийти в себя от увиденного кошмара, пыталась сохранить в своей памяти чистый образ этого чудесного, храброго маленького мальчика, и даже не заметила, что плачу... Я чувствовала, как по моим щекам рекой текут слёзы, но мне почему-то ни капельки не было стыдно...
– Дальше тебе не буду показывать, потому что там будет ещё грустнее... – расстроено сказала Стелла. – Но мы их нашли, с ними всё в порядке! Ты не грусти так! – тут же опять, стряхнув печаль, прощебетала она.
А бедный Гарольд сидел на созданном ею сверкающем камне, гладил одним пальцем мурлыкающего красного дракончика, и был от нас очень далеко, в своём заветном мире, в котором наверняка все они были всё ещё вместе, и в котором очень реально жила его несвершившаяся мечта...
Мне было так его жаль!.. Но, к сожалению, помочь ему было не в моих силах. И мне, честно, очень хотелось узнать, чем же эта необыкновенная малышка ему помогла...
– Мы нашли их! – опять повторила Стелла. – Я не знала, как это сделать, но бабушка мне помогла!
Оказалось, что Гарольд, при жизни, даже не успел узнать, как страшно пострадала, умирая, его семья. Он был рыцарем-воином, и погиб ещё до того, как его город оказался в руках «палачей», как и предсказывала ему жена.
Но, как только он попал в этот, ему незнакомый, дивный мир «ушедших» людей, он сразу же смог увидеть, как безжалостно и жестоко поступила с его «единственными и любимыми» злая судьба. После он, как одержимый, целую вечность пытался как-то, где-то найти этих, самых ему дорогих на всём белом свете людей... И искал он их очень долго, больше тысячи лет, пока однажды какая-то, совершенно незнакомая, милая девочка Стелла не предложила ему «сделать его счастливым» и не открыла ту «другую» нужную дверь, чтобы наконец-то их для него найти...
– Хочешь, я покажу тебе? – опять предложила малышка,
Но я уже не была так уверена, хочу ли я видеть что-то ещё... Потому, что только что показанные ею видения ранили душу, и невозможно было от них так быстро избавиться, чтобы желать увидеть какое-то продолжение...
– Но ты ведь хочешь увидеть, что с ними случилось! – уверенно констатировала «факт» маленькая Стелла.
Я посмотрела на Гарольда и увидела в его глазах полное понимание того, что я только что нежданно-негаданно пережила.
– Я знаю, что ты видела... Я смотрел это много раз. Но они теперь счастливы, мы ходим смотреть на них очень часто... И на них «бывших» тоже... – тихо произнёс «грустный рыцарь».
И тут только я поняла, что Стелла, просто-напросто, когда ему этого хотелось, переносила его в его же прошлое, точно так же, как она сделала это только что!!! И она делала это почти играючи!.. Я даже не заметила, как эта дивная, светлая девчушка всё сильнее и сильнее стала меня к себе «привязывать», становясь для меня почти что настоящим чудом, за которым мне без конца хотелось наблюдать... И которую совершенно не хотелось покидать... Тогда я почти ещё ничего не знала и не умела, кроме того, что могла понять и научиться сама, и мне очень хотелось хотя бы чему-то у неё научиться, пока ещё была такая возможность.
– Ты ко мне, пожалуйста, приходи! – тихо прошептала вдруг погрустневшая Стелла, – ты ведь знаешь, что тебе ещё нельзя здесь оставаться... Бабушка сказала, что ты не останешься ещё очень, очень долго... Что тебе ещё нельзя умирать. Но ты приходи...
Всё вокруг стало вдруг тёмное и холодное, будто чёрные тучи вдруг затянули такой красочный и яркий Стеллин мир...
– Ой, не надо думать о таком страшном! – возмутилась девочка, и, как художник кисточкой по полотну, быстро «закрасила» всё опять в светлый и радостный цвет.
– Ну вот, так правда лучше? – довольно спросила она.
– Неужели это были просто мои мысли?.. – опять не поверила я.
– Ну, конечно же! – засмеялась Стелла. – Ты же сильная, вот и создаёшь по-своему всё вокруг.
– А как же тогда думать?.. – всё ещё никак не могла «въехать» в непонятное я.
– А ты просто «закройся» и показывай только то, что хочешь показать, – как само собой разумеющееся, произнесла моя удивительная подружка. – Бабушка меня так научила.
Я подумала, что видимо мне тоже пришла пора чуть-чуть «потрясти» свою «засекреченную» бабушку, которая (я почти была в этом уверена!) наверняка что-то знала, но почему-то никак не желала меня пока ничему учить...
– Так ты хочешь увидеть, что стало с близкими Гарольда? – нетерпеливо спросила малышка.