Титул

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Ти́тул (в старину также ти́тло, от лат. titulus — надпись, почётное звание) — почётное звание (например, граф, герцог), наследственное или присваиваемое пожизненно отдельным лицам (обычно дворянам) для подчёркивания их особого, привилегированного положения и требующее соответствующего титулования (например, сиятельство, высочество).

Широкое распространение получил в сословно-феодальном обществе, а в некоторых странах (например, Великобритании) титулы сохраняются и поныне.







Сравнение дворянских титулов в разных странах

# Россия Польша Франция Германия Великобритания Латинский язык
1 Цесаревич Wielki książę Monseigneur (Монсеньор) (первый наследник трона) Kronprinz (Кронпринц) Prince of Wales (Принц Уэльский)
2 Великий князь Książę elektor (Курфюрст, Князь-избиратель)
Grand-duc (Великий герцог) Kurfürst (Курфюрст) (до XIX в.) Grossherzog (Великий герцог) (с XIX в.) Princeps Elector Imperii (Курфюрст), Magnus Dux (Великий герцог)
3 Erzherzog (Эрцгерцог)
Archidux
4 Князь императорской крови Książę Krwi Królewskiej
Prince du Sang Royal
Prinz/Erbprinz Prince Royal
5 Князь Książę Krwi, książę
Prince du Sang
6 Герцог
(жаловался только иностранными правителями, а также единожды А. Д. Меншикову)
Książę
Duc(Дюк)
Herzog
Duke
Dux
7 Великий боярин (до конца XVII века) Książę Landgraf
comes principalis
comes magnus
8 Książę
Prince
Fürst(Фюрст)
Princeps
9 Margrabia
Marquis (Маркиз)
Markgraf (Маркиз)
Marquis/Margrave (Маркиз)
10 Граф
Hrabia
Comte
Graf
Earl(Эрл)
Comes
11 Vicomte (Виконт)
Viscount (Виконт)
Vicecomes
12 Vidame (Видам)
Vidame
13 Барон Baron Барон
Baron (Барон)
Freiherr, Baron (Барон)
Baron (Барон), Lord (лорд)
Baronus (барон),
Liber Baro
14 Baronet (Баронет)
baronetus (Баронет),
baronus minor
15 Banneret (Баннерет)
Banneret (Баннерет) Banneretus (Баннерет)
16 rycerz (рыцарь), kawaler (кавалер)
Chevalier (шевалье) Ritter (рыцарь)
Knight, Knight Bachelor (Рыцарь-бакалавр) Equitus,
Eques
17 szlachcic
Gentilhomme (джентльмен),
Ecuyer (эсквайр)
Edler
Gentleman (джентри, джентльмен), Esquire (эсквайр),
Armiger
Nobilis (нобиль, дворянин),
Generosus
18 Путный боярин (до XVII в.),
панцирный боярин (до XVII в.), помещик, беспоместный дворянин
szlachcic zagrodowy
Valvassor Yeoman (йомен) Nobilis (нобиль, дворянин),
Miles

Система титулов в России

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ТитулОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ТитулОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Титул

В России до Петра I титулы имели только государи и потомки прежних удельных и владетельных князей. Симеон Иванович Гордый первый начал титуловаться великим князем всея Руси; Иван III установил большой (с наименованием всех подвластных областей и употребляемый в дипломатических сношениях) и малый титулы (См. государев титул). По мере расширения территории государства изменялся и титул: Иван IV в 1547 принял титул царя, в 1721 Сенат и Синод поднесли Петру I титул императора. Сам Пётр I начал жаловать титулы графа и барона, а вместе с этим появились и соответствующие обращения: сиятельство и светлость. Последнее обращение в дальнейшем сохранилось лишь в некоторых княжеских родах (светлейшие князья).

Титулы правителей

Наследуемые

Выборные

Дворянские титулы

См. также

Напишите отзыв о статье "Титул"

Примечания

Литература

  • Алексушин Г.В. Партикулярная Россия. Самара: Издательство Самарского юридического института, 2001.
  • [http://militera.lib.ru/research/shepelev1/index.html Шепелев Л. Е. Титулы, мундиры, ордена в Российской империи — М.: Наука, 1991.]
  • [http://www.kreml.ru/img/uploaded/files/MaterialsInvestigations/part15/v15s04_Gratshenkov.pdf А. В. Гращенков. Царский титул на фризах дворцов Московского Кремля]



Отрывок, характеризующий Титул

– Но Вы ведь бросали в костры тысячи книг только у нас в Венеции? Уже не говоря о других городах... Зачем же ещё они могут быть Вам нужны?
– Моя дражайшая колдунья, – улыбнулся Караффа, – существуют «книги» и КНИГИ... И то, что я сжигал, всегда относилось к первой категории... Пройдёмте со мной, я покажу Вам кое-что интересное.
Караффа толкнул тяжёлую позолоченную дверь, и мы очутились в узком, очень длинном, тёмном коридоре. Он захватил с собой серебряный подсвечник, на котором горела одна-единственная толстая свеча.
– Следуйте за мной, – коротко приказал новоиспечённый Папа.
Мы долго шли, проходя множество небольших дверей, за которыми не было слышно ни звука. Но Караффа шёл дальше, и мне не оставалось ничего другого, как только в молчании следовать за ним. Наконец мы очутились у странной «глухой» двери, у которой не было дверных ручек. Он незаметно что-то нажал, и тяжеленная дверь легко сдвинулась с места, открывая вход в потрясающую залу... Это была библиотека!.. Самая большая, которую мне когда-либо приходилось видеть!!! Огромнейшее пространство с пола до потолка заполняли книги!.. Они были везде – на мягких диванах, на подоконниках, на сплошных полках, и даже на полу... Их здесь были тысячи!.. У меня перехватило дыхание – это было намного больше библиотеки Медичи.
– Что это?! – забывшись, с кем здесь нахожусь, ошеломлённо воскликнула я.
– Это и есть КНИГИ, мадонна Изидора. – спокойно ответил Караффа. – И если Вы захотите, они будут Ваши... Всё зависит только от Вас.
Его горящий взгляд приковал меня к месту, что тут же заставило меня вспомнить, где и с кем я в тот момент находилась. Великолепно сыграв на моей беззаветной и безмерной любви к книгам, Караффа заставил меня на какой-то момент забыть страшную реальность, которая, как теперь оказалось, собиралась в скором времени стать ещё страшней...
Караффе в то время было более семидесяти лет, хотя выглядел он на удивление моложаво. Когда-то, в самом начале нашего знакомства, я даже подумывала, а не помог ли ему кто-то из ведунов, открыв наш секрет долголетия?!. Но потом он вдруг начал резко стареть, и я про всё это начисто забыла. Теперь же, я не могла поверить, что этот могущественный и коварный человек, в руках которого была неограниченная власть над королями и принцами, только что сделал мне очень «завуализированное» и туманное предложение... в котором можно было заподозрить какую-то нечеловечески-странную капельку очень опасной любви?!...
У меня внутри, всё буквально застыло от ужаса!.. Так как, будь это правдой, никакая земная сила не могла меня уберечь от его раненой гордости, и от его мстительной в своей злобе, чёрной души!...
– Простите мою нескромность, Ваше святейшество, но, во избежание ошибки с моей стороны, не соблаговолите ли Вы мне более точно объяснить, что Вы хотели этим сказать? – очень осторожно ответила я.
Караффа мягко улыбнулся и, взяв мою дрожащую руку в свои изящные, тонкие пальцы, очень тихо произнёс:
– Вы – первая женщина на земле, мадонна Изидора, которая, по моему понятию, достойна настоящей любви... И Вы очень интересный собеседник. Не кажется ли Вам, что Ваше место скорее на троне, чем в тюрьме инквизиции?.. Подумайте об этом, Изидора. Я предлагаю Вам свою дружбу, ничего более. Но моя дружба стоит очень многого, поверьте мне... И мне очень хотелось бы Вам это доказать. Но всё будет зависеть от Вашего решения, естественно... – и, к моему величайшему удивлению, добавил: – Вы можете здесь остаться до вечера, если желаете что-то почитать; думаю, Вы найдёте здесь для себя очень много интересного. Позвоните в колокольчик, когда закончите, и Ваша служанка покажет Вам дорогу назад.
Караффа был спокоен и сдержан, что говорило о его полной уверенности в своей победе... Он даже на мгновение не допускал мысли, что я могла бы отказаться от такого «интересного» предложения... И уж особенно в моём безысходном положении. А вот именно это и было самым пугающим... Так как я, естественно, собиралась ему отказать. Только, как это сделать я пока что не имела ни малейшего представления...
Я огляделась вокруг – комната потрясала!.. Начиная с вручную сшитых переплётов старейших книг, до папирусов и рукописей на бычьей коже, и до поздних, уже печатных книг, эта библиотека являлась кладезем мировой мудрости, настоящим торжеством гениальной человеческой Мысли!!! Это была, видимо, самая ценная библиотека, которую когда-либо видел человек!.. Я стояла, полностью ошеломлённая, завороженная тысячами со мной «говоривших» томов, и никак не могла понять, каким же образом это богатство могло ужиться здесь с теми проклятиями, которые так яро и «искренне» сыпала на им подобное инквизиция?... Ведь для настоящих инквизиторов все эти книги должны были являться самой чистой ЕРЕСЬЮ, именно за которую люди горели на кострах, и которая категорически запрещалась, как страшнейшее преступление против церкви!.. Каким же образом здесь, в подвалах Папы, сохранились все эти ценнейшие книги, которые, якобы, во имя «искупления и очищения душ», до последнего листочка, сжигались на площадях?!.. Значит, всё, что говорили «отцы-инквизиторы», всё, что они творили – было всего лишь страшной завуалированной ЛОЖЬЮ! И эта безжалостная ложь глубоко и крепко сидела в простых и открытых, наивных и верующих человеческих сердцах!.. Подумать только, что я когда-то была абсолютно уверена, что церковь была искренна в своей вере!.. Так как любая вера, какой бы странной она не казалась, для меня всегда воплощала в себе искренний дух и веру человека во что-то чистое и высокое, к чему, во имя спасения, стремилась его душа. Я никогда не была «верующей», так как я верила исключительно в Знание. Но я всегда уважала убеждения других, так как, по моему понятию, человек имел право выбирать сам, куда направить свою судьбу, и чужая воля не должна была насильно указывать, как он должен был проживать свою жизнь. Теперь же я ясно видела, что ошиблась... Церковь лгала, убивала и насиловала, не считаясь с такой «мелочью», как раненая и исковерканная человеческая душа...
Как бы я не была увлечена увиденным, пора было возвращаться в действительность, которая для меня, к сожалению, в тот момент не представляла ничего утешительного...
Святой Отец Церкви, Джованни Пьетро Караффа любил меня!.. О, боги, как же он должен был за это меня ненавидеть!!! И насколько сильнее станет его ненависть, когда он вскоре услышит мой ответ...
Я не могла понять этого человека. Хотя, до него, чуть ли не любая человеческая душа была для меня открытой книгой, в которой я всегда могла свободно читать. Он был совершенно непредсказуем, и невозможно было уловить тончайшие изменения его настроений, которые могли повлечь за собой ужасающие последствия. Я не знала, сколько ещё смогу продержаться, и не знала, как долго он намерен меня терпеть. Моя жизнь полностью зависела от этого фанатичного и жестокого Папы, но я точно знала только одно – я не намерена была лгать. Что означало, жизни у меня оставалось не так уж много...
Я опять ошибалась.
На следующий день меня провели вниз, в какой-то хмурый, огромный каменный зал, который совершенно не сочетался с общей обстановкой великолепнейшего дворца. Караффа сидел на высоком деревянном кресле в конце этого странного зала, и являл собою воплощение мрачной решимости, которая могла тут же превратиться в самое изощрённое зло...
Я остановилась посередине, не решаясь подойти ближе, так как пока не знала, что он от меня ожидал. Папа встал, и величаво-медленно двинулся в мою сторону. Что-то было не так!.. Он был черезчур торжественным и отчуждённым. Я ясно вдруг почувствовала, как всё моё тело сковал животный страх. Но ведь я его не боялась! Или, хотя бы уж, не боялась до такой степени!.. Это было предчувствием чего-то очень плохого, чего-то леденящего мою уставшую душу... И я никак не могла определить – именно чего.