Тунеядство

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Тунея́дство (от церк.-слав. туне — даром, без платы, напрасно, без причины + церк.-слав. ясти — кушать, есть) — в нетерминологическом значении «лень, безделье[1]», «жизнь за счёт чужого труда, на чужой счёт[2]», «паразитическое существование за счёт общества[3]». Является одной из форм социального паразитизма[4].

В законодательстве СССР в 1961—1991 годов — состав преступления, заключавшегося в «длительном проживании совершеннолетнего трудоспособного лица на нетрудовые доходы с уклонением от общественно полезного труда[4]».









Этимология

Существительное «тунеядство» церковнославянского происхождения; это сложное слово, образованное слиянием устаревшего ныне наречия «туне», означающего «даром», «бесплатно», «безвозмездно», с глаголом «ясти» (означающего «есть», «питаться»). Аналогично устроено исконное существительное дармоед.

Резко критическое отношение к социальному паразитизму характерно для социалистов начиная с XIX в. Французский текст гимна социалистов «Интернационал» (1875) содержит эту идею, заострённую в русском переводе Аркадия Коца (в 1917—1944 — советский гимн):

Лишь мы, работники всемирной
Великой армии труда,
Владеть землёй имеем право,
Но паразиты — никогда!

В оригинале Эжена Потье:

Ouvriers, paysans, nous sommes
Le grand parti des travailleurs:
La terre n’appartient qu’aux hommes
L’oisif ira loger ailleurs.
Мы, рабочие, крестьяне —
Великая партия трудящихся.
Земля принадлежит только людям,
Бездельник пойдёт жить в другое место.

Слово «тунеядец» употреблялось в некоторых законодательных актах Российской империи, но не составляло особого состава преступления. Петровская «Табель о рангах», определяя место в иерархии государственной службы, в некоторой степени давала возможность выдвинуться талантливым людям из низших сословий, «…дабы тем охоту подать к службе и оным честь, а не нахалам и тунеядцам получать», — гласила одна из описательных статей закона. В досоветские времена в понятие тунеядства не вкладывалось никакого особого социально значимого контекста. Бездельник жил за счёт своих близких, общественной моралью это не одобрялось, и не более того. В Советском Союзе под тунеядством уже понималось паразитическое существование за счёт не отдельных граждан, а за счёт всего общества.

Борьба с тунеядством в СССР

Вскоре после взятия власти в крупных городах России большевики занялись проведением экономических преобразований, сводившихся к конфискации имеющегося в наличии у зажиточного населения имущества и мобилизации людских ресурсов в целях скорейшего построения социализма. В своей статье «Как организовать соревнование?» (декабрь 1917 — январь 1918) Ленин говорит о необходимости применения суровых мер по отношению к классово чуждым сознательному пролетариату элементам, которые, по мнению Ленина, нуждались в разных формах перевоспитания:

Тысячи форм и способов практического учёта и контроля за богатыми, жуликами и тунеядцами должны быть выработаны и испытаны на практике самими коммунами, мелкими ячейками в деревне и в городе. Разнообразие здесь есть ручательство жизненности, порука успеха в достижении общей единой цели: очистки земли российской от всяких вредных насекомых, от блох — жуликов, от клопов — богатых и прочее и прочее.

В одном месте посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину жуликов, полдюжины рабочих, отлынивающих от работы…
В другом — поставят их чистить сортиры.
В третьем — снабдят их, по отбытии карцера, жёлтыми билетами, чтобы весь народ до их исправления надзирал за ними, как за вредными людьми.
В четвёртом — расстреляют на месте, одного из десяти, виновных в тунеядстве.
В пятом — придумают комбинации разных средств и путём, например, условного освобождения добьются быстрого исправления исправимых элементов из богачей, буржуазных интеллигентов, жуликов и хулиганов. Чем разнообразнее, тем лучше, тем богаче будет общий опыт, тем вернее и быстрее будет успех социализма, тем легче практика выработает — ибо только практика может выработать — наилучшие приёмы и средства борьбы.

В. И. Ленин, ПСС, т. 35, с. 204

Конституция РСФСР 1918 года была принята V Всероссийским съездом Советов на заседании 10 июля 1918 года и была опубликована в «Собрании Узаконений РСФСР». Основные принципы, лёгшие в основу Конституции РСФСР 1918 года (как и Конституции СССР 1924 года), были изложены в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Лица, жившие на нетрудовые доходы или использовавшие наемный труд, были лишены политических прав.

12-я статья Конституции СССР 1936 года гласила: «Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: „кто не работает, тот не ест“».[5]
В 1951 году вышли Постановление Совета министров СССР от 19 июля 1951 года «О мерах по ликвидации нищенства в Москве и Московской области и усилению борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами» и неопубликованный Указ Верховного Совета СССР от 23 июля 1951 года «О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами». Осуждали по этому Указу неохотно — из более чем 150 тысяч человек, занимавшихся нищенством в РСФСР, в 1952—1954 годы осудили менее 1 % (1 339 человек)[6]. В 1955 году в РСФСР органы МВД задержали 92 тысяч бродяг, в 1956 году только нищих зарегистрировали 89 254 человек[6].

4 мая 1961 года на основании ст. 12 Конституции Президиум Верховного Совета РСФСР принял указ «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни»[7]. Он гласил:

Установить, что совершеннолетние, трудоспособные граждане, не желающие выполнять важнейшую конституционную обязанность — честно трудиться по своим способностям, уклоняющиеся от общественно полезного труда, извлекающие нетрудовые доходы от эксплуатации земельных участков, автомашин, жилой площади или совершающие иные антиобщественные поступки, позволяющие им вести паразитический образ жизни, подвергаются по постановлению районного (городского) народного суда выселению в специально отведенные местности на срок от двух до пяти лет с конфискацией имущества, нажитого нетрудовым путём, и обязательным привлечением к труду по месту поселения. Этим же мерам воздействия, назначаемым как по постановлению районного (городского) народного суда, так и по общественному приговору, вынесенному коллективами трудящихся по предприятиям, цехам, учреждениям, организациям, колхозам и колхозным бригадам, подвергаются также лица, устраивающиеся на работу на предприятия, в государственные и общественные учреждения или состоящие членами колхозов лишь для видимости, которые, пользуясь льготами и преимуществами рабочих, колхозников и служащих, в действительности подрывают дисциплину труда, занимаются частнопредпринимательской деятельностью, живут на средства, добытые нетрудовым путём, или совершают иные антиобщественные поступки, позволяющие им вести паразитический образ жизни. Постановление районного (городского) народного суда или общественный приговор о выселении выносятся после того, когда лицо, ведущее паразитический образ жизни, несмотря на предупреждение общественных организаций или государственных органов, в установленный ими срок не встало на путь честной трудовой жизни.

— [http://www.kommersant.ru/doc/1618579 Е. Жирнов «Внушить полезный страх»]

К середине 1964 года по этому указу было сослано 37 тысяч человек. При этом, в частности, тунеядцами признавались и ссылались инженер-технолог, который прекратил работу, оборудовал кролиководческую ферму и стал жить за счёт приносимых ею доходов, пожарный, который занимался своим земельным участком и торговал на рынке овощами и фруктами. Иногда суды принимали решения о выселении нетрудоспособных.[8]

Данный указ иногда также использовался для преследований по политическим мотивам. Наиболее известный пример — дело поэта Иосифа Бродского (1964 год).

Статьёй 209 УК РСФСР устанавливалась ответственность за три разные формы т. н. паразитического существования, образующие самостоятельные составы преступления, — занятие бродяжничеством, попрошайничеством, ведение иного паразитического образа жизни. Под понятие иного паразитического образа жизни, ведущегося в течение длительного времени подпадали те случаи, когда лицо уклоняется от общественно полезного труда и проживает на нетрудовые доходы более четырёх месяцев подряд или в общей сложности в течение года и в этой связи ему сделано официальное предостережение о недопустимости такого образа жизни.[9]

Систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством, продолжаемое после повторного предупреждения, сделанного административными органами, — наказывается лишением свободы на срок до двух лет или исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года.

— Статья 209 УК РСФСР. Систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством.[10]

При этом под «общественно полезным трудом» понимался лишь труд в санкционированной государством форме. Самодеятельный и другой труд разрешался только в свободное от «общественно полезного труда» время, иначе он приравнивался к тунеядству. Учёба в государственном учебном заведении считалась достаточным эквивалентом «общественно полезного труда».

Однако в соответствии со статьёй 9 Конституции СССР 1936 года и статьёй 17 Конституции СССР 1977 года, всё же допускалась регулируемая государством индивидуальная трудовая деятельность в сфере кустарно-ремесленных промыслов, сельского хозяйства, бытового обслуживания населения, а также другие виды деятельности, основанные исключительно на личном труде граждан и членов их семей.

В 1982 году с вступлением Юрия Андропова на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, борьба с тунеядцами усилилась. Милиция периодически устраивала рейды по магазинам и кинотеатрам в рабочее время. Всех застигнутых там граждан трудоспособного возраста проверяли и сообщали на место работы о прогуле. Если гражданин нигде официально не работал больше 4 месяцев, то судом по статье 209 УК РСФСР ему присваивался статус «БОРЗ» (аббревиатура от «без определённого рода занятий»). Лицам со статусом «БОРЗ» (или на жаргоне того времени — «борзым») грозили исправительные работы на срок до четырех лет, в редких случаях даже тюремное заключение[11].

В каждом конкретном случае тунеядства суды были обязаны тщательно проверять, какова продолжительность неучастия в общественно полезном труде лица в отдельные периоды года и чем она была обусловлена.[12]

Борьба с тунеядством велась до принятия в апреле 1991 года закона «О занятости населения», отменившего уголовную ответственность за тунеядство и признавшего безработицу. В дальнейшем в законодательстве постсоветских государств термин «тунеядство» уже не употребляется.[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ТунеядствоОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.ТунеядствоОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Тунеядство[источник не указан 1390 дней].

В искусстве

Тема "борьбы с тунеядством" стала основой сюжета новеллы "Напарник" в кинокомедии Леонида Гайдая «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». Студенту Шурику (Александр Демьяненко), подрабатывающему летом на стройке, в напарники придан великовозрастный тунеядец и дебошир Федя (Алексей Смирнов), отбывающий исправительные работы (15 суток) за избиение Шурика. Шурик пытается разными способами перевоспитать своего напарника, не желающего работать. Фильм разошёлся на цитаты. В одном из эпизодов, бедный студент Шурик обедает булкой с кефиром. Глядя на это с усмешкой, сытый тунеядец Федя, получив полагающийся ему бесплатный обед из 3-х блюд, изрекает свою знаменитую фразу "Кто не работает, тот ест", ставшую пословицей[13].

Борьба с тунеядством в Белоруссии

2 апреля 2015 года Президентом Республики Беларусь А. Лукашенко был подписан Декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества», согласно которому установлена обязанность граждан Белоруссии, постоянно проживающих в республике иностранных граждан и лиц без гражданства, не участвовавших в финансировании государственных расходов или участвовавших в таком финансировании менее 183 календарных дней в истекшем году, по уплате сбора в размере 20 базовых величин[14][15]. В мае парламент страны этот декрет одобрил[16].

Предложения по борьбе с тунеядством в современной России

В мае 2015 года «Роструд», исполняя поручение Правительства РФ «о снижении нелегальной занятости», предложил ввести «социальный платёж» для трудоспособных категорий россиян, которые не работают, но и не стоят на учёте в центре занятости. По словам заместителя руководителя «Роструда» Михаила Иванкова, платёж будет взиматься со всех граждан, достигших 18-летнего возраста, за исключением официально трудоустроенных, зарегистрированных безработных, студентов, пенсионеров и других льготных категорий. Предложение о возвращении уголовного наказания за тунеядство внесли и депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Журналисты уже окрестили соцплатеж "налогом на бедность". По мнению руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина[17]:

С бухгалтерской, утилитарной точки зрения соцплатеж выглядит так же абсурдно, как и с точки зрения соблюдения прав человека. Предположим, мы обкладываем всех налогом, исходя из убеждения, что если человек не работает, то он является преступником, потому что обязательно занят в теневом секторе.

Для справки:

По состоянию на сентябрь 2015 г., по данным «Росстата», не имели официального трудоустройства 19,4 млн. человек (из 76,1 млн человек экономически активного населения России), в том числе 4,0 млн. человек безработных и 15,4 млн. человек, предположительно занятых в неформальном секторе (в теневой занятости). Кроме того, в этот же период насчитывалось 10,9 млн. человек, находящихся в трудоспособном возрасте, но не работающих и не ищущих работу (экономически неактивное население), не включая обучающихся дневной формы.[18][19][20] По состоянию на 18.11.2015 г. на бирже труда было официально зарегистрировано только 917 тыс. безработных[21]. По данным, которые приводит "Независимая газета", со ссылкой на слова Зам. председателя Правительства РФ, Ольги Голодец, в 2013 году около 38 млн. из 86 млн. граждан России трудоспособного возраста (16-54 года для женщин, 16-59 лет для мужчин) не имели официального трудоустройства[20].

Также здесь следует учесть рабочие места для иностранных трудовых мигрантов. Так, по данным ФМС России, в 2015 году, в России поставлено на миграционный учёт по месту пребывания 12,4 млн иностранных мигрантов, из них получили разрешение (патент) на работу только 1,9 млн[22]. По данным Высшей школы экономики, в 2013 году численность иностранных трудовых мигрантов, с учетом нелегальных работников, составляла около 7 млн. человек[23].

За счет увеличения производительности труда и предполагаемого повышения пенсионного возраста в России, как предсказывают аналитики, количество "лишних людей" трудоспособного возраста в России возрастет к 2025 г. еще на 10 млн. человек[24].

12 мая 2016 года появилась информация, что Минтруд обсуждает возможность введения сбора для официально не работающих трудоспособных лиц[25], однако разработка законопроекта не ведётся и никаких конкретных решений не принято[26].

В конце мая 2016 года член Совета Федерации РФ Надежда Болтенко выступила с предложением о введении административной и уголовной ответственности за «тунеядство»[27].

Согласно действующей Конституции РФ и Трудового кодекса, принудительный труд в России запрещён[28].

Тунеядство и преступность

Основные условия и направления в создании преступных ситуаций совершаемых лицами без определённого рода занятий:[29]

  • Наличие значительного количества свободного времени.
  • Предрасположенность к получению материальных благ без трудовой деятельности.
  • Наличие контактов и общения с подобными элементами (то есть такими же лицами, ведущими праздный образ жизни).

Основные преступления совершаемые при прямом и косвенном участии лиц без определённого рода занятий:

  • Воровство — как случайное средство для приобретения «лёгких денег».
  • Грабёж — как вынужденная обстоятельствами мера для добычи средств к существованию тунеядца.
  • Мошенничество — добывание средств путём обмана (например, так называемое «целительство»).
  • Хулиганство — как одна из характерных форм поведения и развлечения в группах бездельников.
  • Попрошайничество — как источник средств к существованию и обогащению.
  • Вымогательство — чаще встречается так называемое бытовое вымогательство (выуживание денежных средств у родственников и знакомых).

См. также

Напишите отзыв о статье "Тунеядство"

Примечания

  1. [http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/298934 «Большой энциклопедический словарь»]. Проверено 18 марта 2007. [http://www.webcitation.org/65WhiZ88p Архивировано из первоисточника 17 февраля 2012].
  2. [http://www.gramota.ru/slovari/dic/?bts=x&word=%F2%F3%ED%E5%FF%E4%E5%F6 Тунеядец] // Большой толковый словарь русского языка. Гл. ред. С. А. Кузнецов. Первое издание: СПб.: Норинт, 1998.
  3. [http://dic.academic.ru/dic.nsf/lower/18939 «Юридический словарь»]. [http://www.webcitation.org/65WhjZFrB Архивировано из первоисточника 17 февраля 2012].
  4. 1 2 [http://www.glossary.ru/cgi-bin/gl_sch2.cgi?ROhwgn!monto Глоссарий.ru].
  5. [http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1936.htm Конституция СССР 1936 года]
  6. 1 2 http://ihaefe.org/files/publications/full/Soviet_FE.pdf
  7. [http://uristu.com/library/sssr/usr_5681/ Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни]. Юристу.com: Справочно-правовая система. — Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961. Проверено 1 июня 2015.
  8. [http://www.kommersant.ru/doc/1618579 Е. Жирнов «Внушить полезный страх»]
  9. [http://law.edu.ru/magazine/pravoved/article.asp?magNum=5&magYear=1985&articleID=185739 Вопросы уголовной ответственности за ведение паразитического образа жизни / В. Г. Павлов // Правоведение. − 1985. — № 5. — C. 23—28.]
  10. [http://lawrussia.ru/bigtexts/law_3558/page5.htm «Уголовный кодекс РСФСР от 27.10.1960 г.»]. [http://www.webcitation.org/65WhkNVoJ Архивировано из первоисточника 17 февраля 2012].
  11. [http://demoscope.ru/weekly/2010/0417/gazeta020.php Газеты пишут об истории рынка труда в России]. demoscope.ru. Проверено 7 августа 2016.
  12. [http://law.edu.ru/magazine/document.asp?magID=5&magNum=3&magYear=1980&articleID=186887 Ответственность лиц, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни /Ю. М. Слободкин. //Правоведение. − 1980. — № 3. — С. 78—81][нейтральность?]
  13. Денис ДАНИЛОВ. [http://www.spb.aif.ru/culture/person/budem_zhit_makarych_luchshie_kinoroli_aktera_alekseya_smirnova «Будем жить, Макарыч». Лучшие кинороли актера Алексея Смирнова]. www.spb.aif.ru. Проверено 10 сентября 2016.
  14. [http://www.belta.by/ru/all_news/president/Prezident-Belarusi-podpisal-dekret-o-preduprezhdenii-sotsialnogo-izhdivenchestva_i_700662.html Президент Беларуси подписал декрет о предупреждении социального иждивенчества], БЕЛТА — Белорусское телеграфное агентство (02 апреля 2015 г.).
  15. [http://www.svoboda.org/content/article/26936841.html Лукашенко в погоне за тунеядцами] // Радио «Свобода», 4 апреля 2015
  16. [http://finance.rambler.ru/news/2015-5-6/belorusskii-parlament-odobril/ Белорусский парламент одобрил резонансный декрет президента о тунеядцах] // 6 мая 2015
  17. [http://delyagin.ru/citation/86225-nalog-na-tuneyadstvo-ili-na-bednost-bezrabotnym-predlozhili-zaplatit-za-oshibki-vlastej.html Налог на тунеядство или на бедность? Безработным предложили заплатить за ошибки властей — Персональный сайт Михаила Делягина]. delyagin.ru. Проверено 22 октября 2015.
  18. [http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_30/Main.htm Обследование населения по проблемам занятости - 2015 год]. Федеральная служба государственной статистики - www.gks.ru. Проверено 12 января 2016.
  19. Дмитрий Бутрин, Анастасия Мануйлова, Алексей Шаповалов [http://www.kommersant.ru/doc/2872137 Будет тень, будет и пища] // Газета "Коммерсантъ". — 2015-08-12. — Вып. 226. — С. 1.
  20. 1 2 [http://www.ng.ru/economics/2015-05-20/4_job.html В России хотят полностью ликвидировать неформальную занятость]. www.ng.ru. Проверено 12 января 2016.
  21. [http://russia.job.ru/seeker/career/news/48301-v-rossii-zaregistrirovano-917-441-bezrabotnykh.html В России зарегистрировано 917 441 безработных]. JOB.RU. Проверено 12 января 2016.
  22. [http://www.fms.gov.ru/opendata/7701549553-osnovpokazdeytfms/ Основные показатели деятельности ФМС России по миграционной ситуации в Российской Федерации - ФМС России]. www.fms.gov.ru. Проверено 12 января 2016.
  23. [http://demoscope.ru/weekly/2015/0663/tema01.php#_ftn1 Почти 18 миллионов - вне состава рабочей силы]. demoscope.ru. Проверено 12 января 2016.
  24. [http://izvestia.ru/news/615788 Белоусов: повышение пенсионного возраста вызовет избыток рабочей силы]. Известия. Проверено 29 мая 2016.
  25. [http://govoritmoskva.ru/news/78592/ В России могут ввести налог на тунеядство]
  26. [http://govoritmoskva.ru/news/78614/ Минтруд не готовит законопроект о введении налога на тунеядство]
  27. [https://news.rambler.ru/economics/33877134/ Неработающих хотят наказывать. Почему в России заговорили о «борьбе с тунеядством»?]. Рамблер/Новости. Проверено 10 июня 2016.
  28. [http://www.constitution.ru/10003000/10003000-4.htm Глава 2. Права и свободы человека и гражданина | Конституция Российской Федерации]. www.constitution.ru. Проверено 29 мая 2016.
  29. [http://law.edu.ru/magazine/document.asp?magID=5&magNum=5&magYear=1985&articleID=185739 RELP. Правоведение. Вопросы уголовной ответственности за ведение паразитического образа жизни /]

Литература

  • Социальный паразитизм как тормоз общественного прогресса // Современные проблемы уголовного права и криминологии. — Владивосток, 1991. — С. 71—84.
  • Социально-правовые и медицинские аспекты борьбы с тунеядством, пьянством и наркоманией. — Владивосток, 1987. — 272 с — Соавт.: Яцков Л. П., Готлиб Р. М.
  • Боголюбова Т.А, Растегаев А. А. Исследование паразитического образа жизни как научно-криминологическая проблема // Организационно-правовые и управленческие проблемы борьбы с правонарушениями среди лиц, ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни. Хабаровск, 1985. С.26.
  • Н. Н. Кондрашков. Тунеядство: Против закона и совести.
  • Павлов. Б. Г. Вопросы уголовной ответственности за ведение паразитического образа жизни[http://law.edu.ru/magazine/document.asp?magID=5&magNum=5&magYear=1985&articleID=185739].
  • Ляпунов Ю. И. Ответственность за тунеядство. М., 1982, с. 23.
  • Клюшниченко, А. Административная борьба с тунеядством.
  • Шляпочников, А. С. Борьба с тунеядцами — всенародное дело.
  • Теньчов, Э. С. Посягательства на социалистическую собственность как опасное проявление социального паразитизма и уголовно-правовые средства борьбы с ними. // Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с проявлениями социального паразитизма. — Иваново, 1987. — С. 62—69
  • Щедрина, А. К. Борьба с тунеядцами.
  • Чубарев, В. Л., Женунтий, В. И Особенности личности тунеядца.
  • Красноокий, А. А. Прокурорский надзор за исполнением законов о борьбе с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими паразитический образ жизни.
  • Перлов, И. Д. Суд и общественность в борьбе с тунеядцами.
  • Шляпочников, А. С. Тунеядцев к ответу[http://law.edu.ru/article/article.asp?articleID=1145698].
  • Криминологические аспекты социального паразитизма // Организационно-правовые и управленческие проблемы борьбы с правонарушениями среди лиц, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни: Сб. науч. тр. — Хабаровск, 1985. — С. 34- 40.

Ссылки

В Викицитатнике есть страница по теме
Безделье
  • [http://ecsocman.hse.ru/data/2012/06/05/1271382594/14_lastovka.pdf Татьяна Ластовка. Тунеядство в СССР (1961–1991): юридическая теория и социальная практика]
  • [http://www.grad-kirsanov.ru/leninetc.php?id=1983.03-04 Тунеядству бой] (08.04.1983)
  • [http://newsby.org/novosti/tag/nalog-na-tuneyadcev-s-nerabotayushhix-grazhdan Налог на «тунеядцев» (с неработающих граждан) в Беларуси]
  • [http://diletant.ru/articles/24659594/?sphrase_id=1763674 Борьба с тунеядством в разных странах] // Дилетант : журнал. — М., 2015. — Вып. 4 мая.

Отрывок, характеризующий Тунеядство

– Я должен переговорить с вами, перед тем, как начну действовать, Ваше святейшество – со всей возможной учтивостью, ничуть не смутившись, произнёс Мороне. – Ошибка с моей стороны может стоить нам очень дорого. Поэтому прошу выделить мне чуточку вашего драгоценного времени, перед тем, как я покину вас.
Меня удивил оттенок колючей иронии, прозвучавший в словах «вашего драгоценного времени»... Он был почти, что неуловимым, но всё же – он явно был! И я тут же решила получше присмотреться к необычному кардиналу, удивляясь его смелости. Ведь обычно ни один человек не решался шутить и уж, тем более – иронизировать с Караффой. Что в данном случае показывало, что Мороне его ничуточки не боялся... А вот, что являлось причиной такого уверенного поведения – я сразу же решила выяснить, так как не пропускала ни малейшего случая узнать кого-то, кто мог бы когда-нибудь оказать мне хоть какую-то помощь в уничтожении «святейшества»... Но в данном случае мне, к сожалению, не повезло... Взяв кардинала под руку и приказав мне дожидаться в зале, Караффа увёл Мороне в свои покои, не разрешив мне даже простится с ним. А у меня почему-то осталось чувство странного сожаления, как будто я упустила какой-то важный, пусть даже и очень маленький шанс получить чужую поддержку...
Обычно Папа не разрешал мне находиться в его приёмной, когда там были люди. Но иногда, по той или иной причине, он вдруг «повелевал» следовать за ним, и отказать ему в этом, навлекая на себя ещё большие неприятности, было с моей стороны просто неразумно, да и не было на то никакого серьёзного повода. Потому я всегда шла, зная, что, как обычно, Папа будет с каким-то непонятным интересом наблюдать мою реакцию на тех или иных приглашённых. Мне было совершенно безразлично, зачем ему было нужно подобное «развлечение». Но такие «встречи» позволяли мне чуточку развеяться, и уже ради этого стоило не возражать против его странноватых приглашений.
Так и не встретившись никогда более с заинтересовавшим меня кардиналом Мороне, я очень скоро о нём забыла. И вот теперь он сидел на полу прямо передо мной, весь окровавленный, но всё такой же гордый, и опять заставлял точно также восхищаться его умением сохранять своё достоинство, оставаясь самим собой в любых, даже самых неприятных жизненных обстоятельствах.
– Вы правы, Мороне, у меня нет серьёзного повода вас мучить... – и тут же улыбнулся. – Но разве он Нам нужен?.. Да и притом, не все мучения оставляют видимые следы, не так ли?
Я не желала оставаться!.. Не хотела смотреть, как это чудовищное «святейшество» будет практиковать свои «таланты» на совершенно невиновном человеке. Но я также прекрасно знала, что Караффа меня не отпустит, пока не насладится одновременно и моим мучением. Поэтому, собравшись, насколько позволяли мне мои расшатанные нервы, я приготовилась смотреть...
Могучий палач легко поднял кардинала, привязывая к его ступням тяжёлый камень. Вначале я не могла понять, что означала такая пытка, но продолжение, к сожалению, не заставило себя ждать... Палач потянул рычаг, и тело кардинала начало подниматься... Послышался хруст – это выходили из мест его суставы и позвонки. Мои волосы встали дыбом! Но кардинал молчал.
– Кричите, Мороне! Доставьте мне удовольствие! Возможно, тогда я отпущу вас раньше. Ну, что же вы?.. Я вам приказываю. Кричите!!!
Папа бесился... Он ненавидел, когда люди не ломались. Ненавидел, если его не боялись... И поэтому для «непослушных» пытки продолжались намного упорнее и злей.
Мороне стал белым, как смерть. По его тонкому лицу катились крупные капли пота и, срываясь, капали на землю. Его выдержка поражала, но я понимала, что долго так продолжаться не сможет – каждое живое тело имело предел... Хотелось помочь ему, попробовать как-то обезболить. И тут мне неожиданно пришла в голову забавная мысль, которую я сразу же попыталась осуществить – камень, висевший на ногах кардинала, стал невесомым!.. Караффа, к счастью, этого не заметил. А Мороне удивлённо поднял глаза, и тут же их поспешно закрыл, чтобы не выдать. Но я успела увидеть – он понял. И продолжала «колдовать» дальше, чтобы как можно больше облегчить его боль.
– Уйдите, мадонна! – недовольно воскликнул Папа. – Вы мешаете мне наслаждаться зрелищем. Я давно хотел увидеть, таким ли уж гордым будет наш милый друг, после «работы» моего палача? Вы мешаете мне, Изидора!
Это означало – он, всё же, понял...
Караффа не был видящим, но многое он как-то улавливал своим невероятно острым чутьём. Так и сейчас, почуяв, что что-то происходит, и не желая терять над ситуацией контроль, он приказывал мне удалиться.
Но теперь я уже сама не желала уходить. Несчастному кардиналу требовалась моя помощь, и я искренне хотела ему помочь. Ибо знала, что оставь я его наедине с Караффой – никто не знал, увидит ли Мороне наступающий день. Но Караффу мои желания явно не волновали... Не дав мне даже возмутиться, второй палач буквально вынес меня за дверь и подтолкнув в сторону коридора, вернулся в комнату, где наедине с Караффой остался, пусть очень храбрый, но совершенно беспомощный, хороший человек...
Я стояла в коридоре, растерянно соображая, как могла бы ему помочь. Но выхода из его печального положения, к сожалению, не было. Во всяком случае, я не могла его так быстро найти... Хотя, если честно, у меня самой положение было, наверное, ещё печальней... Да, пока Караффа ещё не мучил меня. Но ведь физическая боль являлась не столь ужасной, как ужасны были мучения и смерть любимых людей... Я не знала, что происходило с Анной, и, боясь как-то вмешиваться, беспомощно выжидала... Из своего грустного опыта, я слишком хорошо понимала – обозли я каким-то необдуманным действием Папу, и результат получится только хуже – Анне наверняка придётся страдать.
Дни шли, а я не знала, была ли моя девочка всё ещё в Мэтэоре? Не появлялся ли за ней Караффа?.. И всё ли было с ней хорошо.
Моя жизнь была пустой и странной, если не сказать – безысходной. Я не могла покинуть Караффу, так как знала – стоит мне только исчезнуть, и он тут же выместит свою злость на моей бедной Анне... Также, я всё ещё не в силах была его уничтожить, ибо не находила пути к защите, которую подарил ему когда-то «чужой» человек. Время безжалостно утекало, и я всё сильнее чувствовала свою беспомощность, которая в паре с бездействием, начинала медленно сводить меня с ума...
Прошёл почти уже месяц после моего первого визита в подвалы. Рядом не было никого, с кем я могла бы обмолвиться хотя бы словом. Одиночество угнетало всё глубже, поселяя в сердце пустоту, остро приправленную отчаяньем...
Я очень надеялась, что Мороне всё-таки выжил, несмотря на «таланты» Папы. Но возвращаться в подвалы побаивалась, так как не была уверена, находился ли там всё ещё несчастный кардинал. Мой повторный визит мог навлечь на него настоящую злобу Караффы, и платить за это Мороне пришлось бы по-настоящему дорого.
Оставаясь отгороженной от любого общения, я проводила дни в полнейшей «тишине одиночества». Пока, наконец, не выдержав более, снова спустилась в подвал...
Комната, в которой я месяц назад нашла Мороне, на этот раз пустовала. Оставалось только надеяться, что отважный кардинал всё ещё жил. И я искренне желала ему удачи, которой узникам Караффы, к сожалению, явно не доставало.
И так как я всё равно уже находилась в подвале, то, чуть подумав, решила посмотреть его дальше, и осторожно открыла следующую дверь....
А там, на каком-то жутком пыточном «инструменте» лежала совершенно голая, окровавленная молодая девушка, тело которой представляло собою настоящую смесь живого палёного мяса, порезов и крови, покрывавших её всю с головы до ног... Ни палача, ни, тем более – Караффы, на моё счастье, в комнате пыток не было.
Я тихонько подошла к несчастной и осторожно погладила её по опухшей, нежной щеке. Девушка застонала. Тогда, бережно взяв её хрупкие пальцы в свою ладонь, я медленно начала её «лечить»... Вскоре на меня удивлённо глядели чистые, серые глаза...
– Тихо, милая... Лежи тихо. Я попробую тебе помочь, насколько это возможно. Но я не знаю, достаточно ли у меня будет времени... Тебя очень сильно мучили, и я не уверена, смогу ли всё это быстро «залатать». Расслабься, моя хорошая, и попробуй вспомнить что-то доброе... если сможешь.
Девушка (она оказалась совсем ещё ребёнком) застонала, пытаясь что-то сказать, но слова почему-то не получались. Она мычала, не в состоянии произнести чётко даже самого краткого слова. И тут меня полоснуло жуткое понимание – у этой несчастной не было языка!!! Они его вырвали... чтобы не говорила лишнего! Чтобы не крикнула правду, когда будут сжигать на костре... Чтобы не могла сказать, что они с ней творили...
О боже!.. Неужели всё это вершили ЛЮДИ???
Чуть успокоив своё омертвевшее сердце, я попыталась обратиться к ней мысленно – девочка услышала. Что означало – она была одарённой!.. Одной из тех, кого Папа так яростно ненавидел. И кого так зверски сжигал живьём на своих ужасающих человеческих кострах....
– Что же они с тобой сделали, милая?!.. За что тебе отняли речь?!
Стараясь затянуть повыше упавшее с её тела грубое рубище непослушными, дрожащими руками, потрясённо шептала я.
– Не бойся ничего, моя хорошая, просто подумай, что ты хотела бы сказать, и я постараюсь услышать тебя. Как тебя зовут, девочка?
– Дамиана... – тихо прошелестел ответ.
– Держись, Дамиана, – как можно ласковее улыбнулась я. – Держись, не ускользай, я постараюсь помочь тебе!
Но девушка лишь медленно качнула головой, а по её избитой щеке скатилась чистая одинокая слезинка...
– Благодарю вас... за добро. Но я не жилец уже... – прошелестел в ответ её тихий «мысленный» голос. – Помогите мне... Помогите мне «уйти». Пожалуйста... Я не могу больше терпеть... Они скоро вернутся... Прошу вас! Они осквернили меня... Пожалуйста, помогите мне «уйти»... Вы ведь знаете – как. Помогите... Я буду и «там» благодарить, и помнить вас...
Она схватила своими тонкими, изуродованными пыткой пальцами моё запястье, вцепившись в него мёртвой хваткой, будто точно знала – я и вправду могла ей помочь... могла подарить желанный покой...
Острая боль скрутила моё уставшее сердце... Эта милая, зверски замученная девочка, почти ребёнок, как милости, просила у меня смерти!!! Палачи не только изранили её хрупкое тело – они осквернили её чистую душу, вместе изнасиловав её!.. И теперь, Дамиана готова была «уйти». Она просила смерти, как избавления, даже на мгновение, не думая о спасении. Она была замученной и осквернённой, и не желала жить... У меня перед глазами возникла Анна... Боже, неужели и её ждал такой же страшный конец?!! Смогу ли я её спасти от этого кошмара?!
Дамиана умоляюще смотрела на меня своими чистыми серыми глазами, в которых отражалась нечеловечески глубокая, дикая по своей силе, боль... Она не могла более бороться. У неё не хватало на это сил. И чтобы не предавать себя, она предпочитала уйти...
Что же это были за «люди», творившие такую жестокость?!. Что за изверги топтали нашу чистую Землю, оскверняя её своей подлостью и «чёрной» душой?.. Я тихо плакала, гладя милое лицо этой мужественной, несчастной девчушки, так и не дожившей даже малой частью свою грустную, неудавшуюся жизнь... И мою душу сжигала ненависть! Ненависть к извергу, звавшему себя римским Папой... наместником Бога... и святейшим Отцом... наслаждавшимся своей прогнившей властью и богатством, в то время, как в его же жутком подвале из жизни уходила чудесная чистая душа. Уходила по собственному желанию... Так как не могла больше вынести запредельную боль, причиняемую ей по приказу того же «святого» Папы...
О, как же я ненавидела его!!!.. Всем сердцем, всей душой ненавидела! И знала, что отомщу ему, чего бы мне это ни стоило. За всех, кто так зверски погиб по его приказу... За отца... за Джироламо... за эту добрую, чистую девочку... и за всех остальных, у кого он играючи отнимал возможность прожить их дорогую и единственную в этом теле, земную жизнь.
– Я помогу тебе, девочка... Помогу тебе милая... – ласково баюкая её, тихо шептала я. – Успокойся, солнышко, там не будет больше боли. Мой отец ушёл туда... Я говорила с ним. Там только свет и покой... Расслабься, моя хорошая... Я исполню твоё желание. Сейчас ты будешь уходить – не бойся. Ты ничего не почувствуешь... Я помогу тебе, Дамиана. Я буду с тобой...
Из её изуродованного физического тела вышла удивительно красивая сущность. Она выглядела такой, какой Дамиана была, до того, как появилась в этом проклятом месте.
– Спасибо вам... – прошелестел её тихий голос. – Спасибо за добро... и за свободу. Я буду помнить вас.
Она начала плавно подниматься по светящемуся каналу.
– Прощай Дамиана... Пусть твоя новая жизнь будет счастливой и светлой! Ты ещё найдёшь своё счастье, девочка... И найдёшь хороших людей. Прощай...
Её сердце тихо остановилось... А исстрадавшаяся душа свободно улетала туда, где никто уже не мог причинять ей боли. Милая, добрая девочка ушла, так и не узнав, какой чудесной и радостной могла быть её оборванная, непрожитая жизнь... скольких хороших людей мог осчастливить её Дар... какой высокой и светлой могла быть её непознанная любовь... и как звонко и счастливо могли звучать голоса её не родившихся в этой жизни детей...
Успокоившееся в смерти лицо Дамианы разгладилось, и она казалась просто спящей, такой чистой и красивой была теперь... Горько рыдая, я опустилась на грубое сидение рядом с её опустевшим телом... Сердце стыло от горечи и обиды за её невинную, оборванную жизнь... А где-то очень глубоко в душе поднималась лютая ненависть, грозясь вырваться наружу, и смести с лица Земли весь этот преступный, ужасающий мир...
Наконец, как-то собравшись, я ещё раз взглянула на храбрую девочку-ребёнка, мысленно желая ей покоя и счастья в её новом мире, и тихо вышла за дверь...
Увиденный ужас парализовал сознание, лишая желания исследовать папский подвал дальше... грозясь обрушить на меня чьё-то очередное страдание, которое могло оказаться ещё страшней. Собираясь уже уйти наверх, я вдруг неожиданно почувствовала слабый, но очень упорный зов. Удивлённо прислушиваясь, я, наконец, поняла, что меня зовут отсюда же, из этого же подвала. И тут же, забыв все прежние страхи, решила проверить.
Зов повторялся, пока я не подошла прямо к двери, из которой он шёл...
Келья была пустой и влажной, без какого-либо освещения. А в самом её углу, на соломе сидел человек. Подойдя к нему ближе, я неожиданно вскрикнула – это был мой старый знакомый, кардинал Мороне... Его гордое лицо, на сей раз, краснело ссадинами, и, было видно, что кардинал страдал.
– О, я очень рада, что вы живы!.. Здравствуйте монсеньёр! Вы ли пытались звать меня?
Он чуть приподнялся, поморщившись от боли, и очень серьёзно произнёс:
– Да мадонна. Я давно зову вас, но вы почему-то не слышали. Хотя находились совсем рядом.
– Я помогала хорошей девочке проститься с нашим жестоким миром... – печально ответила я. – Зачем я нужна вам, ваше преосвященство? Могу ли я помочь вам?..
– Речь не обо мне, мадонна. Скажите, вашу дочь зовут Анна, не так ли?
Стены комнаты закачались... Анна!!! Господи, только не Анна!.. Я схватилась за какой-то выступающий угол, чтобы не упасть.
– Говорите, монсеньёр... Вы правы, мою дочь зовут Анна.
Мой мир рушился, даже ещё не узнав причины случившегося... Достаточно было уже того, что Караффа упоминал о моей бедной девочке. Ожидать от этого чего-то доброго не было ни какой надежды.
– Когда прошлой ночью Папа «занимался» мною в этом же подвале, человек сообщил ему, что ваша дочь покинула монастырь... И Караффа почему-то был этим очень доволен. Вот поэтому-то я и решил как-то вам сообщить эту новость. Ведь его радость, как я понял, приносит всем только несчастья? Я не ошибся, мадонна?..
– Нет... Вы правы, ваше преосвященство. Сказал ли он что-либо ещё? Даже какую-то мелочь, которая могла бы помочь мне?
В надежде получить хотя бы малейшее «дополнение», спросила я. Но Мороне лишь отрицательно покачал головой...
– Сожалею, мадонна. Он лишь сказал, что вы сильно ошибались, и что любовь никому ещё не приносила добра. Если это о чём-то вам говорит, Изидора.
Я лишь кивнула, стараясь собрать свои разлетающиеся в панике мысли. И пытаясь не показать Мороне, насколько потрясла меня сказанная им новость, как можно спокойнее произнесла:
– Разрешите ли подлечить вас, монсеньёр? Мне кажется, вам опять не помешает моя «ведьмина» помощь. И благодарю вас за весть... Даже за плохую. Всегда ведь лучше заранее знать планы врага, даже самые худшие, не так ли?..
Мороне внимательно всматривался мне в глаза, мучительно стараясь найти в них ответ на какой-то важный для него вопрос. Но моя душа закрылась от мира, чтобы не заболеть... чтобы выстоять предстоящее испытание... И кардинала встречал теперь лишь заученный «светский» взгляд, не позволявший проникнуть в мою застывшую в ужасе душу...
– Неужели вы боитесь, мадонна? – тихо спросил Мороне. – Вы ведь тысячу раз сильнее его! Почему вы его боитесь?!..
– Он имеет что-то, с чем я пока не в силах бороться... И пока не в силах его убить. О, поверьте мне, ваше преосвященство, если б я только нашла ключ к этой ядовитой гадюке!.. – и, опомнившись, тут же опять предложила: – Позвольте мне всё же заняться вами? Я облегчу вашу боль.
Но кардинал, с улыбкой, отказался.
– Завтра я уже буду в другом, более спокойном месте. И надеюсь, Караффа обо мне на время забудет. Ну, а как же вы, мадонна? Что же станет с вами? Я не могу помочь вам из заключения, но мои друзья достаточно влиятельны. Могу ли я быть полезным вам?
– Благодарю вас, монсеньёр, за вашу заботу. Но я не питаю напрасных надежд, надеясь отсюда выйти... Он никогда не отпустит меня... Ни мою бедную дочь. Я живу, чтобы его уничтожить. Ему не должно быть места среди людей.
– Жаль, что я не узнал вас раньше, Изидора. Возможно, мы бы стали добрыми друзьями. А теперь прощайте. Вам нельзя здесь оставаться. Папа обязательно явится пожелать мне «удачи». Вам ни к чему с ним здесь встречаться. Сберегите вашу дочь, мадонна... И не сдавайтесь Караффе. Бог да пребудет с вами!
– О каком Боге вы говорите, монсеньёр? – грустно спросила я.
– Наверняка, уж не о том, которому молится Караффа!.. – улыбнулся на прощание Мороне.
Я ещё мгновение постояла, стараясь запомнить в своей душе образ этого чудесного человека, и махнув на прощание рукой, вышла в коридор.
Небо развёрзлось шквалом тревоги, паники и страха!.. Где находилась сейчас моя храбрая, одинокая девочка?! Что побудило её покинуть Мэтэору?.. На мои настойчивые призывы Анна почему-то не отвечала, хотя я знала, что она меня слышит. Это вселяло ещё большую тревогу, и я лишь из последних сил держалась, чтобы не поддаваться сжигавшей душу панике, так как знала – Караффа непременно воспользуется любой моей слабостью. И тогда мне придётся проиграть, ещё даже не начав сопротивляться...
Уединившись в «своих» покоях, я «зализывала» старые раны, даже не надеясь, что они когда-либо заживут, а просто стараясь быть как можно сильней и спокойнее на случай любой возможности начать войну с Караффой... На чудо надеяться смысла не было, так как я прекрасно знала – в нашем случае чудес не предвиделось... Всё, что произойдёт, я должна буду сделать только сама.
Бездействие убивало, заставляя чувствовать себя всеми забытой, беспомощной и ненужной... И хотя я прекрасно знала, что не права, червь «чёрного сомнения» удачно грыз воспалённый мозг, оставляя там яркий след неуверенности и сожалений...
Я не жалела, что нахожусь у Караффы сама... Но панически боялась за Анну. А также, всё ещё не могла простить себе гибель отца и Джироламо, моих любимых и самых лучших для меня на свете людей... Смогу ли я отомстить за них когда-либо?.. Не правы ли все, говоря, что Караффу не победить? Что я не уничтожу его, а всего лишь глупо погибну сама?.. Неужели прав был Север, приглашая уйти в Мэтэору? И неужели надежда уничтожить Папу всё это время жила только во мне одной?!..
И ещё... Я чувствовала, что очень устала... Нечеловечески, страшно устала... Иногда даже казалось – а не лучше ли было и правда уйти в Мэтэору?.. Ведь кто-то же туда уходил?.. И почему-то их не тревожило, что вокруг умирали люди. Для них было важно УЗНАТЬ, получить сокровенное ЗНАНИЕ, так как они считали себя исключительно одарёнными... Но, с другой стороны, если они по-настоящему были такими уж «исключительными», то как же в таком случае они забыли самую простую, но по-моему очень важную нашу заповедь – не уходи на покой, пока в твоей помощи нуждаются остальные... Как же они могли так просто закрыться, даже не оглядевшись вокруг, не попытавшись помочь другим?.. Как успокоили свои души?..
Конечно же, мои «возмущённые» мысли никак не касались детей, находящихся в Мэтэоре... Эта война была не их войной, она касалась только лишь взрослых... А малышам ещё предстояло долго и упорно идти по пути познания, чтобы после уметь защищать свой дом, своих родных и всех хороших людей, живущих на нашей странной, непостижимой Земле.
Нет, я думала именно о взрослых... О тех, кто считал себя слишком «особенным», чтобы рисковать своей «драгоценной» жизнью. О тех, кто предпочитал отсиживаться в Мэтэоре, внутри её толстых стен, пока Земля истекала кровью и такие же одарённые, как они, толпами шли на смерть...
Я всегда любила свободу и ценила право свободного выбора каждого отдельного человека. Но бывали в жизни моменты, когда наша личная свобода не стоила миллионов жизней других хороших людей... Во всяком случае, именно так я для себя решила... И не собиралась ничего менять. Да, были минуты слабости, когда казалось, что жертва, на которую шла, будет совершенно бессмысленна и напрасна. Что она ничего не изменит в этом жестоком мире... Но потом снова возвращалось желание бороться... Тогда всё становилось на свои места, и я всем своим существом готова была возвращаться на «поле боя», несмотря даже на то, насколько неравной была война...
Долгие, тяжёлые дни ползли вереницей «неизвестного», а меня всё также никто не беспокоил. Ничего не менялось, ничего не происходило. Анна молчала, не отвечая на мои позывы. И я понятия не имела, где она находилась, или где я могла её искать...
И вот однажды, смертельно устав от пустого, нескончаемого ожидания, я решила наконец-то осуществить свою давнюю, печальную мечту – зная, что наверняка никогда уже не удастся по-другому увидеть мою любимую Венецию, я решилась пойти туда «дуновением», чтобы проститься...
На дворе был май, и Венеция наряжалась, как юная невеста, встречая свой самый красивый праздник – праздник Любви...
Любовь витала повсюду – ею был пропитан сам воздух!.. Ею дышали мосты и каналы, она проникала в каждый уголок нарядного города... в каждую фибру каждой одинокой, в нём живущей души... На один этот день Венеция превращалась в волшебный цветок любви – жгучий, пьянящий и прекрасный! Улицы города буквально «тонули» в несметном количестве алых роз, пышными «хвостами» свисавших до самой воды, нежно лаская её хрупкими алыми лепестками... Вся Венеция благоухала, источая запахи счастья и лета. И на один этот день даже самые хмурые обитатели города покидали свои дома, и во всю улыбаясь, ожидали, что может быть в этот прекрасный день даже им, грустным и одиноким, улыбнётся капризница Любовь...