Туран (страна)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Историческая область •
Тура́н
Другие названия

Мавераннахр

Экзотопонимы

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Период

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Локализация

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Население

Туранцы

Площадь

в разные времена и по разным оценкам от 5 до 6 млн км²

В составе

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Включает

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Государства на территории:
Кушанское царство IIII вв.
Государство эфталитов IVVI вв.
Тюркский каганат 552603
Аббасидский халифат 7501258
Саманидский эмират 875999
Газневидский султанат 9631187
Караханидское ханство 9991141
Каракитайское ханство 11401212
Сельджукидский султанат 10371194
Султанат Хорезмшахов 10771231
Джагатайский улус 12201370
Тимуридский султанат 13701501
Шейбанидское ханство 15011599
Аштарханидское ханство 15991753
Бухарский эмират 17531920
Бухарская НСР 19201924

Тура́н (авест. Tūiriiānəm Dahyunəm, пехл. Tūrān, перс. توران‎, тадж. Турон — «страна туров») — в среднеиранской литературе — страна, расположенная к северо-востоку от Ирана и населённая кочевыми иранскими племенами[1][2][3] с общим названием «тура»[4].







Обозначение

Этноним «тур» впервые зафиксирован в «Авесте» в двух формах: более древняя «tūiriiānąm» (наряду с этнонимами ариев (авест. «airiiānąm») и саиримов (авест. «sairimanąm»)) и более поздняя «tūra» («tūr»). Последняя форма впоследствии легла в основу топонима Туран, который упоминается в древнеиранской мифологии и среднеперсидской религиозной и исторической литературе и документах, а также в средневековой персидской, арабо-мусульманской и среднеазиатской историко-географической литературе[5].

Туранцами (тура) 3 тысячи лет назад в момент формирования у части степных восточноиранских племен экономического уклада кочевого отгонного скотоводства стали называть ираноязычных представителей данного (тогда совсем нового) вида хозяйственной деятельности. И первым нарекло «туранским именем» своих собратьев-кочевников (самоназвание которых — саки) само же восточноиранское оседлое население тогдашней территории Казахстана и юго-западной Сибири, не принявшее «отгонно-кочевую» экономическую революцию тех своих родов, которые в первые века I тысячелетия до н. э. и стали «саками»[6].

В более поздние времена туранцами называли саков, массагетов, кушан, парфян, эфталитов и другие восточно-иранские народы. Термин обозначал практически всю Среднюю Азию, где проживали эти народы. В персидской литературе широко освещена тема многовекового противостояния Ирана и Турана.

История

Иранский эпос разделяет иранский мир на собственно Иран, как правило, идентифицируемый с Иранским нагорьем, и Туран, севернее Амударьи, примерно соответствующий нынешней Центральной Азии. Эпический Иран — это страна мировых царств, первое из которых было основано Каюмарсом, легендарным соответствием первочеловека Гаюмарта, персонажа зороастрийской мифологии.

Согласно преданию, иранский царь Фаридун[7][8] поделил мир между тремя своими сыновьями. Старшему Салму достался запад ойкумены (согласно другой традиции, крайний Восток — Китай), младшему Эраджу — Иран, а Туру/Тураджу[9], среднему сыну царя — северные земли, которые и стали именоваться Тураном. Тур вместе с Салмом предательски убили Эраджа, заманив его в Туран. Фаридун, узнав о гибели любимого сына, не простил Тура и повелел вырыть грандиозный ров на границе между Ираном и Тураном, который превратился в реку Амударью. В наиболее распространённой версии иранского эпоса, зафиксированной в поэме Фирдоуси, туранцы, потомки Тура, изображены извечными антагонистами царей Иранского нагорья[10].

Древние арии — предки иранцев и туранцев — называли свою страну «Aryānem Vaējah». Название образовано от самоназвания всех древних индоиранцев и является или прилагательным «Арийская страна», или генетивом «Страна ариев» в выражении типа авест. «airyānem dahyunam» («страны ариев»)[11].

В эпоху Ахеменидов (550—327 гг. до н. э.) понятие «Aryānam Dahyunam» трансформировалось в «Aryānem Xšaθram» — «Государство Ариев». Древнеиранское понятие «Aryānem Xšaθram» дало название государству Аршакидов (250 до н. э. — 224 н. э.) — пехл. «Aryānšaθr / Aryānšahr».

Название государства Сасанидов (224—651 гг. н. э.) — «Erānšahr» (пехл. «ʼyrʼnštr»), происходит от авест. «Airyānem Xšaθram». Авестийский дифтонг «ai» трансформировался в среднеперсидский «е»[12].

Со времен Ахеменидов название «Иран» закрепилось за государствами западно-иранских народов, создавших мощные централизованные империи. Страна восточно-иранских народов — Туран — была политически раздроблена на отдельные государства такие как: Согд, Бактрия, Хорезм, а также между степными ираноязычными племенами саков, сармат, юэчжей, массагет и др., которые охватывали территории современных российских Причерноморье, Поволжье, Урал, современных государств Казахстан, Киргизию и Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. Позднее саки, кушаны и др. завоевали Согд, Бактрию и Хорезм и все междуречье Амударьи и Сырдарьи стало обобщённо называться Тураном. Условной границей между Ираном и Тураном в древние времена была сначала Сырдарья, а в более поздние времена Амударья.

Население Согда, Бактрии, Хорезма изначально было северовосточно-иранским по языку[13] и было близкородственным современному осетинскому языку. Известно, что Заратустра обращался к согдийцам и бактрийцам на своем родном языке условно называемый авестийским[14], который зафиксирован в «Гатах» — наиболее древней части книги «Авеста» — из-за чего язык и называется авестийским. Авестийский язык был северовосточно-иранским по типологии и согдийский и бактрийский языки, дошедшие до нас в письменных памятниках, также характеризируются как восточно-иранские первый северной подгруппы второй южной[15]. Раньше существовало мнение, что авестийский это старобактирийский язык, но сегодня оно сошло на нет. Различие между западно-иранскими и восточно-иранскими языками можно увидеть на примере сравнивания персидского — таджикского языка (зап.-иран.) с памирскими языками (вост.-иран.)[15].

В IV веке кушанов сменили новая династия эфталитов — хайталов — выходцев из Бадахшана[16]. В середине VI века они упорно сопротивлялись Сасанидской империи, угрожавшей им с запада, и Тюркскому каганату, нападавшим на Туран с востока. В 561563 годах тюрки заключили с сасанидским Ираном союз против эфталитов. В 564 г. войска шаха Хосрова Ануширвана заняли стратегически важную область — Тохаристан. В 565 году в битве у Нахшаба тюрки одержали победу, и Согд был присоединён к каганату. В 567 году под Бухарой произошла крупнейшая в истории региона битва между войском эфталитов и тюркской ордой. Битва длилась восемь дней и была самым кровопролитным сражением в истории Средней Азии. Закончилось сражение полным поражением эфталитов[17]. Позднее земли Турана разделили между собой Сасанидский Иран и Западно-тюркский каганат. С этого момента и начинается процесс оседания тюркских племен в землях Турана.

Генетическое и лингвистическое наследие древних туранцев в Таджикистане сохранено в виде ягнобцев и памирцев, а также топонимики. Так, например, название современного памирского района Шугнан в «Шахнаме» приведено в более древней форме Шакнан со значением «страна саков». Судя по «Шахнаме», исторический Шугнан наряду с Хутталаном, Вашгирдом, Шуманом, Чаганияном и Термезом, входил в состав царства Афрасиаба, то есть Турана[18].

Этноним саков также сохранился в названии Ишкашима (по-ишкашимски — Шькошьм) — административного района в Горно-Бадахшанской автономной области Республики Таджикистан. По мнению исследователя Т. Н. Пахалиной, топоним имеет индоарийское происхождение и восходит к индоар. *sakā-kšam-, где первая часть может быть истолкована либо как название страны, где жило племя саков (ср. авест. sakā — название страны и народа), либо как название племени саков, а вторую часть можно сопоставить с санскр. *kšm- «земля», «страна» и с производным от него современным индоарийским kšama — «земля». В таком случае в целом слово «*sakā-kšam-», очевидно, означало ‘страна саков’, ‘Скифия’[19].

Если Тураном в авестийскую эпоху называли степь и пустыни, окружающие междуречье Амударьи и Сырдарьи, то в средние века и вплоть до начала XX в. — само аму-сырдарьинское междуречье, то есть историческую Согдиану, более известную под названием Мавераннахр[20]. Так, например, Тимур — основатель империи и династии Тимуридов со столицей в Самарканде, называет себя в Карсакпайской надписи сделанной на чагатайском языке, «султаном Турана», что явно указывает на существование этого наименования в политической терминологии XIV в.[21].

Известно, что бухарские эмиры из династии Мангыт величали себя как правители Туркестана и Турана. Например, эмир Хайдар (1800—1826) в ряде писем именовал себя «Хакимом Турана» или «Падишахом Туркестана и Туран-замина».[22]

Толковый словарь персидского языка «Фарханге Анандрадж», составленный в 1888 г. Мохаммадом Падшахом в Индии, уточняет территорию Турана следующим образом:

«И Туран не идентичен Туркестану … Когда эта область была завоевана арабами, стала называться Мавераннахром…

Мавераннахр — это область, восточным пределом которой является Фергана, западным — Хорезм, северным — Ташкент, южным — Балх и Самарканд и является крупнейшим регионом Турана».[23]

Мохаммад Падшах, «Фарханге Анандрадж», т. 1. стр. 1224

Согдийский воин по Ахеменидским рельефам. Сакский воин по Ахеменидским рельефам. Бактрийский воин по Ахеменидским рельефам.

Туран и тюрки

Сторонники «тюркской концепции» идентифицируют Центральную Азию с мифо-эпическим топонимом Туран и, исходя из фонетической близости этнического («турк» — тюрок, турок) и географического (Туран) обозначений, локализуют одну из прародин тюрков в Центральной Азии. Эти мифологические представления настолько устойчивы в тюркской среде от Алтая до Средиземного моря, что даже современное информационное агентство Азербайджана, тюркоязычной республики, расположенной на Кавказе, именуется «Туран»[10]. Согласно научным данным, обитавшие в Туране противники Ирана были по происхождению иранцами, как оседлыми, так и кочевыми а вовсе не тюрками.[7][8][24][25]

Сторонники «пантюркизма» подменяют это древнейшее противоречие внутри иранского мира схемой (исторически много более поздней) внешнего ирано-тюркского противостояния, противопоставив индоевропейскому «Ирану» (который они помещают в границы позднесредневекового и современного Ирана) центрально-азиатский «Туран», якобы уже в древности заселённый исключительно тюрками. Эта подмена, диссонирующая со строгим научным знанием, находит продолжение и в однозначном причислении к некоему мифическому «турано-тюркскому» культурному пространству раннего Средневековья отдельных, но непременно выдающихся личностей, таких как Авиценна, Ал-Хорезми, Бируни и других представителей исламо-иранской цивилизации, а также древнейших памятников материальной культуры Центральной Азии[10]. Однако по более поздним научным данным, в книге персидского автора Фирдоуси «Шахнаме» четко показаны границы страны Туров, там сказано, что Тур получил во владение «Туран до пределов Чина». Такое понимание дало повод полагать, что Туран — это вся степная зона Казахстана, и соответственно вся та зона, которая в средневековье была населена тюркскими племенами[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Туран (страна)Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Туран (страна)Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Туран (страна)[источник не указан 1420 дней].

В целях легитимации своей власти над Тураном, караханидские правители возвели свой род к Афрасиабу, легендарному шаху Турана, и стали называться «домом Афрасиаба». Самого Афрасиаба отождествили с героем тюркских сказаний Алп-Эр-Тонга[26].

Фантастика

  • Название «Туран» появляется в географии вымышленной вселенной историй о Конане.
  • Сектор «Туран» (отсюда «Туранские рейдеры») из стратегии в реальном времени Homeworld — отсылка к Турану.

Имена

  • Турандот — или Turandokht — это женское имя в Иране, и это в переводе с персидского означает «Дочь Турана». Это имя является самым известным на Западе, благодаря Пуччини, его знаменитой оперы Турандот (1921-24).
  • Туран также общее название на Ближнем Востоке, семейной фамилией, в некоторых странах, включая Бахрейн, Иран, Боснии и Турции.
  • У правителя курдских Айюбидов Саладина был старший брат, с именем Туран-шаха.
  • Турадж, которого древние иранские мифы изображают как предка туранцев, также является популярным именем и означает Сын Тьмы. Название Туран согласно иранским мифам происходит от родины Турадж. Произношение Пехлеви Турадж является Tuzh, согласно словарю Деххода[9]. Аналогично, Iraj, который также является популярным именем, является братом Турадж в Шахнаме. Изменённой версией является Турадж Zaraj, что означает «сын золота».

См. также

Напишите отзыв о статье "Туран (страна)"

Примечания

  1. Edward A Allworth,Central Asia: A Historical Overview, Duke University Press, 1994. pp 86
  2. I. M. Diakonoff, The Paths of History, Cambridge University Press, 1999, p. 100 : Turan was one of the nomadic Iranian tribes mentioned in the Avesta. However, in Firdousi’s poem, and in the later Iranian tradition generally, the term Turan is perceived as denoting ‘lands inhabited by Turkic speaking tribes.
  3. According to Prof. Gherardo Gnoli:’’Iranian tribes that also keep on recurring in the Yasht, Airyas, Tuiryas, Sairimas, Sainus and Dahis’’. G. Gnoli, Zoroaster’s time and homeland, Naples 1980
  4. Шуховцов В. [http://www.tyurk.ru/file5_6.shtm Туран (к вопросу о локализации и содержании топонима)]
  5. Bahār, Mehrdād. Pizhūhishī dar asāṭīr-i Īrān, Tehrān: Āgāh, 1997 ISBN 964-416-045-2
  6. Абакумов А. В. [http://slavica.abakumov.kiev.ua/katalogmain/katalogmain-1-1/psevdo-turan-turancy-ne-turki-ekonomiceskaa-gazeta----m-2002-no40-s-3 Туранцы не тюрки // Экономическая газета. — М. 2002. № 40, с. 3]
  7. 1 2 E. Yarshater, [http://www.iranicaonline.org/articles/iran-iii-traditional-history], Encyclopaedia Iranica.
  8. 1 2 K. H. Menges, in [http://www.iranicaonline.org/articles/altaic-the-altaic-peoples-and-languages-are-distributed-around-45-north-latitude-from-eastern-europe-to-the-pacific-ocean Encyclopaedia Iranica] Excerpt: «In a series of relatively minor movements, Turkic groups began to occupy territories in western Central Asia and eastern Europe which had previously been held by Iranians (i.e., Turan). The Volga Bulgars, following the Avars, proceeded to the Volga and Ukraine in the 6th-7th centuries.»
  9. 1 2 Dehkhoda dictionary: Turaj
  10. 1 2 3 Шукуров Ш. М., Шукуров Р. М.: [http://bukharapiter.ru/vostok/tsentralnaya-aziya.html#ex3 «Центральная Азия (опыт истории духа)»]. Институт востоковедения РАН. 2001
  11. «История древнего Востока: От государственных образований до древних империй» / Под ред. А. В. Седова; Редкол.: Г. М. Бонгард-Левин (пред.) и др.; Ин-т востоковедения. — М.: «Вост. лит.», 2004. — 895 с.: ил., карты. — ISBN 5-02-018388-1 (в пер.)
  12. Этимологический словарь иранских языков. Том 1. — М.: Изд. фирма «Восточная литература» РАН, 2000. — 327 с. — ISBN 5-02-018124-2; ISBN 5-02-018125-0
  13. БЭС статья «Иранские языки»
  14. Иванов В. Б. Три ветви авестийской фонетики // Памяти В. С. Расторгуевой: Сб. статей. — М..: Ключ-С, 2007. — 256 с. — ISBN 978-5-93136-041-6
  15. 1 2 Эдельман Д. И. [http://www.philology.ru/linguistics4/edelman-90.htm ИРАНСКИЕ ЯЗЫКИ // Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990. — С. 200—201]
  16. [http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article31.htm Гумилев Л. Н. Эфталиты — горцы или степняки.]
  17. [http://zaznaika.ru/referat/22250.html Казахстан в средневековье](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://zaznaika.ru/referat/22250.html история]).
  18. Шахнаме
  19. Пахалина Т. Н. О происхождении топонимов «Ишкашим», «Язгулям» и «Вахан» // Иранское языкознание. М., 1976. — С. 43-49
  20. Мавераннахр является калькой с пехл. «Farārōd» — «заречье», которое восходит к др.-перс. «*pāra-» ‘(противоположный) берег’ + «rautah-» ‘река’. Согдийским эквивалентом ср.-перс. «Farārōd» является «Pāryāp» от «*pāra-» + "«p» ‘вода, река’, то есть «противоположный берег реки». Город с согдийским названием Фараб существовал на месте городища Отрар, на правом, противоположном, по отношению к Согду, берегу Сырдарьи. Родом оттуда был философ Абу Наср Мухаммад ибн Мухаммад Фараби́. «Заречьем» правобережье Амударьи назвали жители левобережья, то есть Хорасана, так как соседствовали с Согдом и имели с согдийцами весьма тесные родственные, культурные, экономические, духовные и иные связи.
  21. Греков Б. Д., Якубовский А. Ю., Золотая Орда и её падение. Москва-Ленинград, 1950, с.357
  22. Yalcinkaya A., The frontiers of Turkestan. // Central Asian Survey 1997, 16 (3), p.432
  23. Мохаммад Падшах, «Фарханге Анандрадж», т. 1. стр. 1224
  24. http://www.medievalists.net/2009/01/04/barbarian-incursions-the-coming-of-the-turks-into-the-islamic-world/ Bosworth, C. E. «Barbarian Incursions: The Coming of the Turks into the Islamic World.» In Islamic Civilization, Edited by D. S. Richards. Oxford, 1973. pg 2: «Hence as Kowalski has pointed out, a Turkologist seeking for information in the Shahnama on the primitive culture of the Turks would definitely be disappointed.»
  25. M. Boyce, History of Zoroastrianism. 3V. Leiden: E.J. Brill, 1991. (Handbuch Der Orientalistik/B. Spuler)., pg 250
  26. Бартольд В. В. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов / В. В. Бартольд; Подгот. к изд. С. Г. Кляшторный; Отв. ред. А. Н. Кононов. — Перепеч. с изд. 1968 г. — М.: Вост. лит., 2002. — 757 с. — (КОВ: Классика отеч. востоковедения: Осн. в 2001 г.). — ISBN 5-02-018339-3 (в пер.). стр. 79

Литература

  • Bahār, Mehrdād. Pizhūhishī dar asāṭīr-i Īrān, Tehrān: Āgāh, 1997. ISBN 964-416-045-2  (перс.)
  • Абулькасим Фирдоуси, Шахнаме
  • Абакумов А. В. [http://slavica.abakumov.kiev.ua/katalogmain/katalogmain-1-1/psevdo-turan-turancy-ne-turki-ekonomiceskaa-gazeta----m-2002-no40-s-3 Туранцы не тюрки // Экономическая газета. — М. 2002. № 40, с. 3]
  • Бартольд В. В. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов / В. В. Бартольд; Подгот. к изд. С. Г. Кляшторный; Отв. ред. А. Н. Кононов. — Перепеч. с изд. 1968 г. — М.: Вост. лит., 2002. — 757 с. — (КОВ: Классика отеч. востоковедения: Осн. в 2001 г.). — ISBN 5-02-018339-3 (в пер.)
  • Гумилев Л. Н. [http://gumilevica.kulichki.net/MAC/mac02.htm Тысячелетие вокруг Каспия]
  • Гумилев Л. Н. [http://gumilevica.kulichki.net/articles/Article31.htm Эфталиты — горцы или степняки.]
  • Иванов В. Б. Три ветви авестийской фонетики // Памяти В. С. Расторгуевой: Сб. статей. — М..: Ключ-С, 2007. — 256 с. — ISBN 978-5-93136-041-6
  • [http://yanko.lib.ru/ann/hist_anc_east-kuz-a.htm#_Toc57415223 История древнего Востока: От государственных образований до древних империй / Под ред. А. В. Седова; Редкол.: Г. М. Бонгард-Левин (пред.) и др.; Ин-т востоковедения. — М.: Вост. лит., 2004. — 895 с.: ил., карты. — ISBN 5-02-018388-1 (в пер.)]
  • Шукуров Р. М., Шукуров Ш. М. [http://bukharapiter.ru/vostok/tsentralnaya-aziya.html#ex3 Центральная Азия (опыт истории духа). — М.: Центр стратегического планирования Оренбургской области. 2001. 256 c.]
  • Эдельман Д. И. [http://www.philology.ru/linguistics4/edelman-90.htm ИРАНСКИЕ ЯЗЫКИ // Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990. — С. 200—201]
  • Этимологический словарь иранских языков. Том 1. — М.: Изд. фирма «Восточная литература» РАН, 2000. — 327 с. — ISBN 5-02-018124-2; ISBN 5-02-018125-0

Отрывок, характеризующий Туран (страна)

– Здесь моя мама, значит, я должна ей помочь. А когда она «уйдёт», чтобы снова жить на Земле – я тоже уйду... Туда, где добра побольше. В этом страшном мире и люди очень странные – как будто они и не живут вообще. Почему так? Вы что-то об этом знаете?
– А кто тебе сказал, что твоя мама уйдёт, чтобы снова жить? – заинтересовалась Стелла.
– Дин, конечно. Он многое знает, он ведь очень долго здесь живёт. А ещё он сказал, что когда мы (я и мама) снова будем жить, у нас семьи будут уже другие. И тогда у меня уже не будет этой мамы... Вот потому я и хочу с ней сейчас побыть.
– А как ты с ним говоришь, со своим Дином? – спросила Стелла. – И почему ты не желаешь нам сказать своё имя?
А ведь и правда – мы до сих пор не знали, как её зовут! И откуда она – тоже не знали...
– Меня звали Мария... Но разве здесь это имеет значение?
– Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А как же с тобой общаться? Вот когда уйдёшь – там тебе новое имя нарекут, а пока ты здесь, придётся жить со старым. А ты здесь с кем-то ещё говорила, девочка Мария? – по привычке перескакивая с темы на тему, спросила Стелла.
– Да, общалась... – неуверенно произнесла малышка. – Но они здесь такие странные. И такие несчастные... Почему они такие несчастные?
– А разве то, что ты здесь видишь, располагает к счастью? – удивилась её вопросу я. – Даже сама здешняя «реальность», заранее убивает любые надежды!.. Как же здесь можно быть счастливым?
– Не знаю. Когда я с мамой, мне кажется, я и здесь могла бы быть счастливой... Правда, здесь очень страшно, и ей здесь очень не нравится... Когда я сказала, что согласна с ней остаться, она на меня сильно накричала и сказала, что я её «безмозглое несчастье»... Но я не обижаюсь... Я знаю, что ей просто страшно. Так же, как и мне...
– Возможно, она просто хотела тебя уберечь от твоего «экстремального» решения, и хотела, только лишь, чтобы ты пошла обратно на свой «этаж»? – осторожно, чтобы не обидеть, спросила Стелла.
– Нет, конечно же... Но спасибо вам за хорошие слова. Мама часто называла меня не совсем хорошими именами, даже на Земле... Но я знаю, что это не со злости. Она просто была несчастной оттого, что я родилась, и часто мне говорила, что я разрушила ей жизнь. Но это ведь не была моя вина, правда же? Я всегда старалась сделать её счастливой, но почему-то мне это не очень-то удавалось... А папы у меня никогда не было. – Мария была очень печальной, и голосок у неё дрожал, как будто она вот-вот заплачет.
Мы со Стеллой переглянулись, и я была почти уверенна, что её посетили схожие мысли... Мне уже сейчас очень не нравилась эта избалованная, эгоистичная «мама», которая вместо того, чтобы самой беспокоиться о своём ребёнке, его же героическую жертву совершенно не понимала и, в придачу, ещё больно обижала.
– А вот Дин говорит, что я хорошая, и что я делаю его очень счастливым! – уже веселее пролепетала малышка. – И он хочет со мной дружить. А другие, кого я здесь встречала, очень холодные и безразличные, а иногда даже и злые... Особенно те, у кого монстры прицеплены...
– Монстры – что?.. – не поняли мы.
– Ну, у них страшенные чудища на спинах сидят, и говорят им, что они должны делать. А если те не слушают – чудища над ними страшно издеваются... Я попробовала поговорить с ними, но эти монстры не разрешают.
Мы абсолютно ничего из этого «объяснения» не поняли, но сам факт, что какие-то астральные существа истязают людей, не мог остаться нами не «исследованным», поэтому, мы тут же её спросили, как мы можем это удивительное явление увидеть.
– О, да везде! Особенно у «чёрной горы». Во-он там, за деревьями. Хотите, мы тоже с вами пойдём?
– Конечно, мы только рады будем! – сразу же ответила обрадованная Стелла.
Мне тоже, если честно, не очень-то улыбалась перспектива встречаться с кем-то ещё, «жутким и непонятным», особенно в одиночку. Но интерес перебарывал страх, и мы, конечно же, пошли бы, несмотря на то, что немного побаивались... Но когда с нами шёл такой защитник как Дин – сразу же становилось веселее...
И вот, через короткое мгновение, перед нашими широко распахнутыми от изумления глазами развернулся настоящий Ад... Видение напоминало картины Боша (или Боска, в зависимости от того, на каком языке переводить), «сумасшедшего» художника, который потряс однажды своим искусством весь мир... Сумасшедшим он, конечно же, не был, а являлся просто видящим, который почему-то мог видеть только нижний Астрал. Но надо отдать ему должное – изображал он его великолепно... Я видела его картины в книге, которая была в библиотеке моего папы, и до сих пор помнила то жуткое ощущение, которое несли в себе большинство из его картин...
– Ужас какой!.. – прошептала потрясённая Стелла.
Можно, наверное, было бы сказать, что мы видели здесь, на «этажах», уже многое... Но такого даже мы не в состоянии были вообразить в самом жутком нашем кошмаре!.. За «чёрной скалой» открылось что-то совершенно немыслимое... Это было похоже на огромный, выбитый в скале, плоский «котёл», на дне которого пузырилась багровая «лава»... Раскалённый воздух «лопался» повсюду странными вспыхивающими красноватыми пузырями, из которых вырывался обжигающий пар и крупными каплями падал на землю, или на попавших в тот момент под него людей... Раздавались душераздирающие крики, но тут же смолкали, так как на спинах тех же людей восседали омерзительнейшие твари, которые с довольным видом «управляли» своими жертвами, не обращая ни малейшего внимания на их страдания... Под обнажёнными ступнями людей краснели раскалённые камни, пузырилась и «плавилась» пышущая жаром багровая земля... Сквозь огромные трещины прорывались выплески горячего пара и, обжигая ступни рыдающим от боли людским сущностям, уносились в высь, испаряясь лёгким дымком... А по самой середине «котлована» протекала ярко красная, широкая огненная река, в которую, время от времени, те же омерзительные монстры неожиданно швыряли ту или иную измученную сущность, которая, падая, вызывала лишь короткий всплеск оранжевых искр, и тут же, превратившись на мгновение в пушистое белое облачко, исчезала... уже навсегда... Это был настоящий Ад, и нам со Стеллой захотелось как можно скорее оттуда «исчезнуть»...
– Что будем делать?.. – в тихом ужасе прошептала Стелла. – Ты хочешь туда спускаться? Разве мы чем-то можем им помочь? Посмотри, как их много!..
Мы стояли на чёрно-буром, высушенном жаром обрыве, наблюдая простиравшееся внизу, залитое ужасом «месиво» боли, безысходности, и насилия, и чувствовали себя настолько по-детски бессильными, что даже моя воинственная Стелла на этот раз безапелляционно сложила свои взъерошенные «крылышки» и готова была по первому же зову умчаться на свой, такой родной и надёжный, верхний «этаж»...
И тут я вспомнила, что Мария вроде бы говорила с этими, так жестоко судьбой (или ими самими) наказанными, людьми ...
– Скажи, пожалуйста, а как ты туда спустилась? – озадачено спросила я.
– Меня Дин отнёс, – как само собой разумеющееся, спокойно ответила Мария.
– Что же такое страшное эти бедняги натворили, что попали в такое пекло? – спросила я.
– Думаю, это касается не столь их проступков, сколько того, что они были очень сильные и имели много энергии, а этим монстрам именно это и нужно, так как они «питаются» этими несчастными людьми, – очень по-взрослому объяснила малышка.
– Что?!.. – чуть ли не подпрыгнули мы. – Получается – они их просто «кушают»?
– К сожалению – да... Когда мы пошли туда, я видела... Из этих бедных людей вытекал чистый серебристый поток и прямиком заполнял чудищ, сидящих у них на спине. А те сразу же оживали и становились очень довольными. Некоторые людские сущности, после этого, почти не могли идти... Это так страшно... И ничем нельзя помочь... Дин говорит, их слишком много даже для него.
– Да уж... Вряд ли мы можем что-то сделать тоже... – печально прошептала Стелла.
Было очень тяжко просто повернуться и уйти. Но мы прекрасно понимали, что на данный момент мы совершенно бессильны, а просто так наблюдать такое жуткое «зрелище» никому не доставляло ни малейшего удовольствия. Поэтому, ещё раз взглянув на этот ужасающий Ад, мы дружно повернули в другую сторону... Не могу сказать, что моя человеческая гордость не была уязвлена, так как проигрывать я никогда не любила. Но я уже также давно научилась принимать реальность такой, какой она была, и не сетовать на свою беспомощность, если помочь в какой-то ситуации мне было пока ещё не по силам.
– А можно спросить вас, куда вы сейчас направляетесь, девочки? – спросила погрустневшая Мария.
– Я бы хотела наверх... Если честно, мне уже вполне достаточно на сегодня «нижнего этажа»... Желательно посмотреть что-нибудь полегче... – сказала я, и тут же подумала о Марии – бедная девчушка, она ведь здесь остаётся!..
И никакую помощь ей предложить мы, к сожалению, не могли, так как это был её выбор и её собственное решение, которое только она сама могла изменить...
Перед нами замерцали, уже хорошо знакомые, вихри серебристых энергий, и как бы «укутавшись» ими в плотный, пушистый «кокон», мы плавно проскользнули «наверх»...
– Ух, как здесь хорошо-о!.. – оказавшись «дома», довольно выдохнула Стелла. – И как же там, «внизу», всё-таки жутко... Бедные люди, как же можно стать лучше, находясь каждодневно в таком кошмаре?!. Что-то в этом неправильно, ты не находишь?
Я засмеялась:
– Ну и что ты предлагаешь, чтобы «исправить»?
– А ты не смейся! Мы должны что-то придумать. Только я пока ещё не знаю – что... Но я подумаю... – совершенно серьёзно заявила малышка.
Я очень любила в ней это не по-детски серьёзное отношение к жизни, и «железное» желание найти положительный выход из любых появившихся проблем. При всём её сверкающем, солнечном характере, Стелла также могла быть невероятно сильным, ни за что не сдающимся и невероятно храбрым человечком, стоящим «горой» за справедливость или за дорогих её сердцу друзей...
– Ну что, давай чуть прогуляемся? А то что-то я никак не могу «отойти» от той жути, в которой мы только что побывали. Даже дышать тяжело, не говоря уже о видениях... – попросила я свою замечательную подружку.
Мы уже снова с большим удовольствием плавно «скользили» в серебристо-«плотной» тишине, полностью расслабившись, наслаждаясь покоем и лаской этого чудесного «этажа», а я всё никак не могла забыть маленькую отважную Марию, поневоле оставленную нами в том жутко безрадостном и опасном мире, только лишь с её страшным мохнатым другом, и с надеждой, что может наконец-то её «слепая», но горячо любимая мама, возьмёт да увидит, как сильно она её любит и как сильно хочет сделать её счастливой на тот промежуток времени, который остался им до их нового воплощения на Земле...
– Ой, ты только посмотри, как красиво!.. – вырвал меня из моих грустных раздумий радостный Стеллин голосок.
Я увидела огромный, мерцающий внутри, весёлый золотистый шар, а в нём красивую девушку, одетую в очень яркое цветастое платье, сидящую на такой же ярко цветущей поляне, и полностью сливавшуюся с буйно пламенеющими всеми цветами радуги невероятными чашечками каких-то совершенно фантастических цветов. Её очень длинные, светлые, как спелая пшеница, волосы тяжёлыми волнами спадали вниз, окутывая её с головы до ног золотым плащом. Глубокие синие глаза приветливо смотрели прямо на нас, как бы приглашая заговорить...
– Здравствуйте! Мы вам не помешаем? – не зная с чего начать и, как всегда, чуть стесняясь, приветствовала незнакомку я.
– И ты здравствуй, Светлая, – улыбнулась девушка.
– Почему вы так меня называете? – очень удивилась я.
– Не знаю, – ласково ответила незнакомка, – просто тебе это подходит!.. Я – Изольда. А как же тебя по правде зовут?
– Светлана, – немного смутившись ответила я.
– Ну вот, видишь – угадала! А что ты здесь делаешь, Светлана? И кто твоя милая подруга?
– Мы просто гуляем... Это Стелла, она мой друг. А вы, какая Изольда – та, у которой был Тристан? – уже расхрабрившись, спросила я.
У девушки глаза стали круглыми от удивления. Она, видимо никак не ожидала, что в этом мире её кто-то знал...
– Откуда ты это знаешь, девочка?.. – тихо прошептала она.
– Я книжку про вас читала, мне она так понравилась!.. – восторженно воскликнула я. – Вы так любили друг друга, а потом вы погибли... Мне было так жаль!.. А где же Тристан? Разве он больше не с вами?
– Нет, милая, он далеко... Я его так долго искала!.. А когда, наконец, нашла, то оказалось, что мы и здесь не можем быть вместе. Я не могу к нему пойти... – печально ответила Изольда.
И мне вдруг пришло простое видение – он был на нижнем астрале, видимо за какие-то свои «грехи». И она, конечно же, могла к нему пойти, просто, вероятнее всего, не знала, как, или не верила что сможет.
– Я могу показать вам, как туда пойти, если вы хотите, конечно же. Вы сможете видеть его, когда только захотите, только должны быть очень осторожны.
– Ты можешь пойти туда? – очень удивилась девушка.
Я кивнула:
– И вы тоже.
– Простите, пожалуйста, Изольда, а почему ваш мир такой яркий? – не смогла удержать своего любопытства Стелла.
– О, просто там, где я жила, почти всегда было холодно и туманно... А там, где я родилась всегда светило солнышко, пахло цветами, и только зимой был снег. Но даже тогда было солнечно... Я так соскучилась по своей стране, что даже сейчас никак не могу насладиться вволю... Правда, имя моё холодное, но это потому, что маленькой я потерялась, и нашли меня на льду. Вот и назвали Изольдой...
– Ой, а ведь и правда – изо льда!.. Я никогда бы не додумалась!.. – ошарашено уставилась на неё я.
– Это ещё, что!.. А ведь у Тристана и вообще имени не было... Он так всю жизнь и прожил безымянным, – улыбнулась Изольда.
– А как же – «Тристан»?
– Ну, что ты, милая, это же просто «владеющий тремя станами», – засмеялась Изольда. – Вся его семья ведь погибла, когда он был ещё совсем маленький, вот и не нарекли имени, когда время пришло – некому было.
– А почему вы объясняете всё это как бы на моём языке? Это ведь по-русски!
– А мы и есть русские, вернее – были тогда... – поправилась девушка. – А теперь ведь, кто знает, кем будем...
– Как – русские?.. – растерялась я.
– Ну, может не совсем... Но в твоём понятии – это русские. Просто тогда нас было больше и всё было разнообразнее – и наша земля, и язык, и жизнь... Давно это было...
– А как же в книжке говорится, что вы были ирландцы и шотландцы?!.. Или это опять всё неправда?
– Ну, почему – неправда? Это ведь то же самое, просто мой отец прибыл из «тёплой» Руси, чтобы стать владетелем того «островного» стана, потому, что там войны никак не кончались, а он был прекрасным воином, вот они и попросили его. Но я всегда тосковала по «своей» Руси... Мне всегда на тех островах было холодно...
– А могу ли я вас спросить, как вы по-настоящему погибли? Если это вас не ранит, конечно. Во всех книжках про это по-разному написано, а мне бы очень хотелось знать, как по-настоящему было...
– Я его тело морю отдала, у них так принято было... А сама домой пошла... Только не дошла никогда... Сил не хватило. Так хотелось солнце наше увидеть, но не смогла... А может Тристан «не отпустил»...
– А как же в книгах говорят, что вы вместе умерли, или что вы убили себя?
– Не знаю, Светлая, не я эти книги писала... А люди всегда любили сказы друг другу сказывать, особенно красивые. Вот и приукрашивали, чтобы больше душу бередили... А я сама умерла через много лет, не прерывая жизни. Запрещено это было.
– Вам, наверное, очень грустно было так далеко от дома находиться?
– Да, как тебе сказать... Сперва, даже интересно было, пока мама была жива. А когда умерла она – весь мир для меня померк... Слишком мала я была тогда. А отца своего никогда не любила. Он войной лишь жил, даже я для него цену имела только ту, что на меня выменять можно было, замуж выдав... Он был воином до мозга костей. И умер таким. А я всегда домой вернуться мечтала. Даже сны видела... Но не удалось.
– А хотите, мы вас к Тристану отведём? Сперва покажем, как, а потом вы уже сама ходить будете. Это просто... – надеясь в душе, что она согласится, предложила я.
Мне очень хотелось увидеть «полностью» всю эту легенду, раз уж появилась такая возможность, и хоть было чуточку совестно, но я решила на этот раз не слушать свой сильно возмущавшийся «внутренний голос», а попробовать как-то убедить Изольду «прогуляться» на нижний «этаж» и отыскать там для неё её Тристана.
Я и правда очень любила эту «холодную» северную легенду. Она покорила моё сердце с той же самой минуты, как только попалась мне в руки. Счастье в ней было такое мимолётное, а грусти так много!.. Вообще-то, как и сказала Изольда – добавили туда, видимо, немало, потому что душу это и вправду зацепляло очень сильно. А может, так оно и было?.. Кто же мог это по-настоящему знать?.. Ведь те, которые всё это видели, уже давным-давно не жили. Вот потому-то мне так сильно и захотелось воспользоваться этим, наверняка единственным случаем и узнать, как же всё было на самом деле...
Изольда сидела тихо, о чём-то задумавшись, как бы не решаясь воспользоваться этим единственным, так неожиданно представившимся ей случаем, и увидеться с тем, кого так надолго разъединила с ней судьба...
– Не знаю... Нужно ли теперь всё это... Может быть просто оставить так? – растерянно прошептала Изольда. – Ранит это сильно... Не ошибиться бы...
Меня невероятно удивила такая её боязнь! Это было первый раз с того дня, когда я впервые заговорила с умершими, чтобы кто-то отказывался поговорить или увидеться с тем, кого когда-то так сильно и трагически любил...
– Пожалуйста, пойдёмте! Я знаю, что потом вы будете жалеть! Мы просто покажем вам, как это делать, а если вы не захотите, то и не будете больше туда ходить. Но у вас должен оставаться выбор. Человек должен иметь право выбирать сам, правда, ведь?
Наконец-то она кивнула:
– Ну, что ж, пойдём, Светлая. Ты права, я не должна прятаться за «спиной невозможного», это трусость. А трусов у нас никогда не любили. Да и не была я никогда одной из них...
Я показала ей свою защиту и, к моему величайшему удивлению, она сделала это очень легко, даже не задумываясь. Я очень обрадовалась, так как это сильно облегчало наш «поход».
– Ну что, готовы?.. – видимо, чтобы её подбодрить, весело улыбнулась Стелла.
Мы окунулись в сверкающую мглу и, через несколько коротких секунд, уже «плыли» по серебристой дорожке Астрального уровня...
– Здесь очень красиво...– прошептала Изольда, – но я видела его в другом, не таком светлом месте...
– Это тоже здесь... Только чуточку ниже, – успокоила её я. – Вот увидите, сейчас мы его найдём.
Мы «проскользнули» чуть глубже, и я уже готова была увидеть обычную «жутко-гнетущую» нижнеастральную реальность, но, к моему удивлению, ничего похожего не произошло... Мы попали в довольно таки приятный, но, правда, очень хмурый и какой-то печальный, пейзаж. О каменистый берег тёмно-синего моря плескались тяжёлые, мутные волны... Лениво «гонясь» одна за другой, они «стукались» о берег и нехотя, медленно, возвращались обратно, таща за собой серый песок и мелкие, чёрные, блестящие камушки. Дальше виднелась величественная, огромная, тёмно-зелёная гора, вершина которой застенчиво пряталась за серыми, набухшими облаками. Небо было тяжёлым, но не пугающим, полностью укрытым серыми, облаками. По берегу местами росли скупые карликовые кустики каких-то незнакомых растений. Опять же – пейзаж был хмурым, но достаточно «нормальным», во всяком случае, напоминал один из тех, который можно было увидеть на земле в дождливый, очень пасмурный день... И того «кричащего ужаса», как остальные, виденные нами на этом «этаже» места, он нам не внушал...
На берегу этого «тяжёлого», тёмного моря, глубоко задумавшись, сидел одинокий человек. Он казался совсем ещё молодым и довольно-таки красивым, но был очень печальным, и никакого внимания на нас, подошедших, не обращал.
– Сокол мой ясный... Тристанушка... – прерывающимся голосом прошептала Изольда.
Она была бледна и застывшая, как смерть... Стелла, испугавшись, тронула её за руку, но девушка не видела и не слышала ничего вокруг, а только не отрываясь смотрела на своего ненаглядного Тристана... Казалось, она хотела впитать в себя каждую его чёрточку... каждый волосок... родной изгиб его губ... тепло его карих глаз... чтобы сохранить это в своём исстрадавшемся сердце навечно, а возможно даже и пронести в свою следующую «земную» жизнь...
– Льдинушка моя светлая... Солнце моё... Уходи, не мучай меня... – Тристан испуганно смотрел на неё, не желая поверить, что это явь, и закрываясь от болезненного «видения» руками, повторял: – Уходи, радость моя... Уходи теперь...