Уничтожение японских броненосцев «Хацусэ» и «Ясима»

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:IJN Yashima sinking.jpg
Потопление броненосца «Ясима», 2(15) мая 1904

Уничтожение японских броненосцев «Хацусэ» и «Ясима» — эпизод Русско-японской войны на море, в котором Японский Соединённый флот потерял два корабля первой линии — эскадренные броненосцы «Хацусэ» и «Ясима». Потопление этих кораблей считается самым крупным успехом Первой Тихоокеанской эскадры. Это единственный случай периода «металлического кораблестроения», когда русский флот сумел в открытом море потопить линейные корабли противника.

После гибели на японских минах броненосца «Петропавловск» вместе с командующим С. О. Макаровым временно исполняющий должность Начальника эскадры контр-адмирал В. К. Витгефт отказался от активных действий до окончания ремонта повреждённых кораблей. Японский флот тем временем осуществлял постоянное дежурство в непосредственной близос­ти от крепости.

Наблюдательные посты Золотой горы и Ляотешана с конца апреля систематически отмечали движение кораблей противника, нёсших блокадную службу в море, в 10-11 милях от Порт-Артура[1][2]. При этом офицерами эскадры было замечено, что японский отряд ходит постоянно одним и тем же маршрутом. В конце апреля 1904 года командир минного заградителя «Амур» Ф. Н. Иванов предложил осуществить минную постановку на пути японских кораблей, в 11 милях от крепости. В. К. Витгефт разрешил установку заграждения, но в 8 милях от Порт-Артура. Пользуясь плохой видимостью, 1 (14) мая Ф. Н. Иванов произвёл постановку 50 мин, нарушив приказ и поставив заграждение в 11 милях[2][1]. Во время постановки «Амур» мог быть в любой момент обнаруженным дозорными японскими кораблями, однако был скрыт от них полосой тумана[2]. Безукоризненная работа минёров обеспечила высокую скорость постановки минного заграждения.

Файл:Japanese battleship Hatsuse.jpg
Японский броненосец «Хацусэ»

На следующий день, 2 (15) мая 1904, соединение японских броненосцев, следуя привычным курсом, наткнулось на минное заграждение. Первым в 9 часов 55 минут подорвался флагманский броненосец отряда «Хацусэ»[1][3]. Некоторое время броненосец оставался на плаву, что позволило японцам снять с него часть штаба во главе с командующим отрядом и половину команды. Неожиданно броненосец наткнулся на ещё одну мину, взорвался и почти мгновенно затонул[3]. При этом погибли 36 офицеров и кондукторов, 445 нижних чинов и 12 вольнонаёмных служащих[3]. Почти одновременно с первым подрывом «Хацусэ» второй броненосец «Ясима». направился к «Хацусэ» для буксировки, но сам подорвался на мине и потерял ход. Через некоторое время его отбуксировал «Сикисима», и корабли повернули назад. В 5 милях от острова Эткаунтер-рок оставленный экипажем «Ясима» накрыло волной, и корабль опрокинулся и затонул в Жёлтом море вне зоны видимости русских наблюдательных постов, что позволило японцам долгое время держать в секрете факт гибели «Ясимы». После взрывов японские корабли начали стрельбу в воду, приписывая подрыв кораблей атаке русской подводной лодки[2].

Вышедшие в атаку русские миноносцы успеха не имели, а остальные корабли Первой Тихоокеанской эскадры получили приказание уволить команды на берег[2].

Уничтожение двух из шести основных боевых кораблей японского флота стало значительным успехом русского оружия и поставило японцев в сложное положение. В дальнейшем в первую боевую линию японцы были вынуждены ввести новейшие бронированные крейсера «Ниссин» и «Кассуга», не могущие, однако, из-за недостаточной огневой мощи заменить собой потерянные броненосцы. Русский флот получил преимущество в количестве броненосцев[1][4], которым, однако, он не смог воспользоваться во время сражения в Жёлтом море.





Напишите отзыв о статье "Уничтожение японских броненосцев «Хацусэ» и «Ясима»"

Примечания

  1. 1 2 3 4 [http://wunderwaffe.narod.ru/WeaponBook/rjw_sea/06.htm А. Царьков. Русско-японская война 1904—1905. Боевые действия на море]
  2. 1 2 3 4 5 Русско-Японская война 1904—1905 гг. Книга вторая. Действия флота на Южном театре от перерыва сообщений с Порт-Артуром до морского боя 28 июля (10 августа) в Жёлтом море. — СПб.: Историческая комиссия по описанию действий флота в войну 1904—1905 гг. при Морском Генеральном Штабе, 1913—394 с.
  3. 1 2 3 Русско-японская война: Осада и падение Порт-Артура. — М.: АСТ, 2002—733 с. ISBN 5-17-024932-2
  4. Белов А. В. Броненосцы Японии. — сер. Боевые корабли мира — СПб.: Галея Принт, 1998

Литература

  • Штер А. П. На крейсере «Новик» = Первое издание: Штер А. П. На крейсере «Новик», СПб., 1908. — СПб.: Гангут, 2001. — 112 с. — («Помни войну»).
  • Белов А. В. Броненосцы Японии. — СПб.: Галея Принт, 1998. — (Боевые корабли мира).
  • Русско-японская война: Осада и падение Порт-Артура. — М.: ООО «Издательство АСТ», 2002. — 733 с. — ISBN 5-17-024932-2.

Отрывок, характеризующий Уничтожение японских броненосцев «Хацусэ» и «Ясима»

Мы долго шли, проходя множество небольших дверей, за которыми не было слышно ни звука. Но Караффа шёл дальше, и мне не оставалось ничего другого, как только в молчании следовать за ним. Наконец мы очутились у странной «глухой» двери, у которой не было дверных ручек. Он незаметно что-то нажал, и тяжеленная дверь легко сдвинулась с места, открывая вход в потрясающую залу... Это была библиотека!.. Самая большая, которую мне когда-либо приходилось видеть!!! Огромнейшее пространство с пола до потолка заполняли книги!.. Они были везде – на мягких диванах, на подоконниках, на сплошных полках, и даже на полу... Их здесь были тысячи!.. У меня перехватило дыхание – это было намного больше библиотеки Медичи.
– Что это?! – забывшись, с кем здесь нахожусь, ошеломлённо воскликнула я.
– Это и есть КНИГИ, мадонна Изидора. – спокойно ответил Караффа. – И если Вы захотите, они будут Ваши... Всё зависит только от Вас.
Его горящий взгляд приковал меня к месту, что тут же заставило меня вспомнить, где и с кем я в тот момент находилась. Великолепно сыграв на моей беззаветной и безмерной любви к книгам, Караффа заставил меня на какой-то момент забыть страшную реальность, которая, как теперь оказалось, собиралась в скором времени стать ещё страшней...
Караффе в то время было более семидесяти лет, хотя выглядел он на удивление моложаво. Когда-то, в самом начале нашего знакомства, я даже подумывала, а не помог ли ему кто-то из ведунов, открыв наш секрет долголетия?!. Но потом он вдруг начал резко стареть, и я про всё это начисто забыла. Теперь же, я не могла поверить, что этот могущественный и коварный человек, в руках которого была неограниченная власть над королями и принцами, только что сделал мне очень «завуализированное» и туманное предложение... в котором можно было заподозрить какую-то нечеловечески-странную капельку очень опасной любви?!...
У меня внутри, всё буквально застыло от ужаса!.. Так как, будь это правдой, никакая земная сила не могла меня уберечь от его раненой гордости, и от его мстительной в своей злобе, чёрной души!...
– Простите мою нескромность, Ваше святейшество, но, во избежание ошибки с моей стороны, не соблаговолите ли Вы мне более точно объяснить, что Вы хотели этим сказать? – очень осторожно ответила я.
Караффа мягко улыбнулся и, взяв мою дрожащую руку в свои изящные, тонкие пальцы, очень тихо произнёс:
– Вы – первая женщина на земле, мадонна Изидора, которая, по моему понятию, достойна настоящей любви... И Вы очень интересный собеседник. Не кажется ли Вам, что Ваше место скорее на троне, чем в тюрьме инквизиции?.. Подумайте об этом, Изидора. Я предлагаю Вам свою дружбу, ничего более. Но моя дружба стоит очень многого, поверьте мне... И мне очень хотелось бы Вам это доказать. Но всё будет зависеть от Вашего решения, естественно... – и, к моему величайшему удивлению, добавил: – Вы можете здесь остаться до вечера, если желаете что-то почитать; думаю, Вы найдёте здесь для себя очень много интересного. Позвоните в колокольчик, когда закончите, и Ваша служанка покажет Вам дорогу назад.
Караффа был спокоен и сдержан, что говорило о его полной уверенности в своей победе... Он даже на мгновение не допускал мысли, что я могла бы отказаться от такого «интересного» предложения... И уж особенно в моём безысходном положении. А вот именно это и было самым пугающим... Так как я, естественно, собиралась ему отказать. Только, как это сделать я пока что не имела ни малейшего представления...
Я огляделась вокруг – комната потрясала!.. Начиная с вручную сшитых переплётов старейших книг, до папирусов и рукописей на бычьей коже, и до поздних, уже печатных книг, эта библиотека являлась кладезем мировой мудрости, настоящим торжеством гениальной человеческой Мысли!!! Это была, видимо, самая ценная библиотека, которую когда-либо видел человек!.. Я стояла, полностью ошеломлённая, завороженная тысячами со мной «говоривших» томов, и никак не могла понять, каким же образом это богатство могло ужиться здесь с теми проклятиями, которые так яро и «искренне» сыпала на им подобное инквизиция?... Ведь для настоящих инквизиторов все эти книги должны были являться самой чистой ЕРЕСЬЮ, именно за которую люди горели на кострах, и которая категорически запрещалась, как страшнейшее преступление против церкви!.. Каким же образом здесь, в подвалах Папы, сохранились все эти ценнейшие книги, которые, якобы, во имя «искупления и очищения душ», до последнего листочка, сжигались на площадях?!.. Значит, всё, что говорили «отцы-инквизиторы», всё, что они творили – было всего лишь страшной завуалированной ЛОЖЬЮ! И эта безжалостная ложь глубоко и крепко сидела в простых и открытых, наивных и верующих человеческих сердцах!.. Подумать только, что я когда-то была абсолютно уверена, что церковь была искренна в своей вере!.. Так как любая вера, какой бы странной она не казалась, для меня всегда воплощала в себе искренний дух и веру человека во что-то чистое и высокое, к чему, во имя спасения, стремилась его душа. Я никогда не была «верующей», так как я верила исключительно в Знание. Но я всегда уважала убеждения других, так как, по моему понятию, человек имел право выбирать сам, куда направить свою судьбу, и чужая воля не должна была насильно указывать, как он должен был проживать свою жизнь. Теперь же я ясно видела, что ошиблась... Церковь лгала, убивала и насиловала, не считаясь с такой «мелочью», как раненая и исковерканная человеческая душа...