Упрощение иероглифов

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Упрощение иероглифов (кит. упр. 简化字, пиньинь: jiǎnhuà zì) — процесс разработки и внедрения новых норм письма в Китайской Народной Республике, а затем и в других странах, направленный на упрощение китайского письма. В рамках реформы было изменено написание 2235 иероглифов, имеющих наиболее сложное начертание[1].









История

Упрощение иероглифического письма было предложено в начале XX века[2], так как сложная письменность рассматривалась как одна из причин экономического отставания Китая[3], хотя фактически упрощённые иероглифы существовали и раньше, в частности, в скорописи.

Первая попытка узаконить упрощённые знаки на современном этапе — это период с 1851 по 1864 г., а именно во время восстания тайпинов (1850—1865 гг.) началось использование распространённых в народе упрощённых иероглифов на печатях, в документах, книгах и т. п. Кроме того, в этот период также было создано много[сколько?] собственных упрощений[каких?]. Они не полностью соответствовали «шести категориям» иероглифов, и «были экономнее в использовании черт». Эти упрощённые иероглифы в большинстве своем вошли в «Проект упрощения китайских иероглифов». Проект принято связывать с представлением в 1909 году в журнале «Альманах образования» статьи «Соответствующие общему образованию использующиеся обиходные иероглифы», с которой, собственно, и начинается исследование[кем?] данной темы.

Проект систематического упрощения был начат в 1930-х — 1940-х годах, в годы японской оккупации, параллельно с упрощением японских иероглифов (см. синдзитай). Упрощённые иероглифы в Китае называются кит. упр. 简体字, пиньинь: jiăntĭzì, палл.: цзяньтицзы.

В КНР официальное предложение упрощения иероглифов (кит. упр. 汉字简化方案, пиньинь: hànzì jiǎnhuà fāng'àn) было опубликовано в 1956 г.[4] При этом список упрощённых иероглифов лишь частично совпадал с японскими синдзитай, однако правительство КНР предложило гораздо более широкий список. Закрепила официальный статус упрощённых иероглифов выпущенная в 1964 г. «Сводная таблица упрощения иероглифов» (кит. упр. 简化字总表, пиньинь: jiǎnhuàzì zǒngbiǎo)[1], в которой содержался список из 2238 иероглифов, заменяемых упрощёнными вариантами.

В 1975 году был подготовлен второй этап реформы (кит. 二简字), упростивший ещё 248 иероглифов и предложивший для комментариев 605[5]. С 1977 крупнейшие газеты, такие как «Жэньминь жибао», стали использовать дополнительные упрощения, но возникшая путаница заставила правительство сначала обратиться к школам и издательствам с просьбой приостановить печать книг и обучение с использованием нововведений, а 24 июня 1986 и вовсе отменить второй этап. Был вновь утверждён стандарт 1964 года за исключением 3 упрощений иероглифов[6], таким образом, осталось 2235 упрощений, а 10 октября того же года было объявлено, что все дальнейшие реформы письма будут проводиться с большой осторожностью[7].

Сингапур начал введение упрощённых иероглифов в 1969 году, когда министерство образования утвердило 498 упрощённых иероглифов на замену 502 традиционным (некоторые традиционные иероглифы были объединены). В 1974 году были проведён следующий этап реформы, упростивший 2287 иероглифов. После этого оставалось 49 различий с письмом, используемым в Китае, которые были устранены в 1976 году. Однако Сингапур не стал вводить вторую серию упрощений и после её отмены в 1993 году принял китайские поправки 1986 года.

Малайзия ввела упрощённые иероглифы, идентичные принятым в КНР, в 1981 году. Тайвань, Макао и Гонконг продолжают использовать традиционные иероглифы[8].

Япония, также использующая китайские иероглифы, называемые там кандзи, упростила написание некоторых из них в 1946 году (процесс упрощения начался с 1930-х гг.). Некоторые, но не все, упрощения совпадали с китайскими.

В Южной Корее, где заимствованные китайские иероглифы, называемые ханча, практически полностью вытеснены письменностью хангыль (а в КНДР официально вовсе не используются), упрощение не производилось.

Принципы упрощения

В 1952 г. Китайский исследовательский комитет реформирования письменности установил в качестве основного принципа упрощения иероглифов цитату из Лунь Юй «развиваем, но не сочиняем» (кит. 述而不作)[2]. По мере исследований были разработаны следующие принципы упрощения:

  • Следование обычаям и простоте
  • Стандартизация
    • Устранение разнописных вариантов иероглифов
    • Выделение фонетических свойств
    • По возможности сохранение идеограммных свойств
  • Стабильность
  • Практичность
  • Надлежащая художественность

Также для использования выбираются устойчивые простонародные упрощения иероглифов и разнописи иероглифов с наименьшим количеством черт. Несмотря на стремление по возможности сохранять имеющиеся начертания иероглифов и их элементов, было создано немало принципиально новых форм, особенно на втором этапе упрощения.

Методы упрощения

Файл:Morrison-Chinese-Dictionary-vol2-p-014.jpg
Многие «упрощённые» иероглифы (напр. 猕, mi, употребляющийся в слове 猕猴, mihou, «макака») существовали в прошлом в качестве вариантов стандартных иероглифов (獼). (Словарь Моррисона, первоначально изданный ок. 1820 г.)

Иероглифы упрощались несколькими методами[9]:

  1. Замена сложных частей часто используемых иероглифов более простыми:
    • ; ; и т. д.
  2. Изменение фонетического компонента:
    • ; ; и т. д.
  3. Удаление компонентов:
    • 广; ; и т. д.
  4. Использование курсивного каллиграфического начертания (кит. трад. 草書楷化, упр. 草书楷化, пиньинь: cǎoshūkǎihuà):
    • ; ; и т. д.
  5. Использование древних иероглифов, более простых по форме:
    • ; ; и т. д.
  6. Создание новых комбинаций радикал-радикал:
    • ; ; и т. д.
  7. Создание новых комбинаций радикал-фонетическая часть:
    • ; ; и т. д.
  8. Замена иероглифа на другой с тем же или похожим произношением:
    • ; ; и т. д.
  9. Объединение нескольких иероглифов в один с более простым написанием:
    • и ; и и т. д.
  10. Упрощение компонента, часто встречающегося в иероглифах:
    • ; ; и т.д (два исключения из этого правила — иероглиф «открыть»: , и «закрыть» , где радикал «дверь» () полностью опускается.)

Поскольку несколько традиционных иероглифов иногда заменяются на один и тот же упрощённый, издание классических текстов упрощённым письмом может вызвать путаницу. В редких случаях, упрощённые иероглифы на одну или две черты сложнее традиционных из-за систематического упрощения. Например, заменён на ранее существовавший вариант . Радикал «рука» в левой части (), состоящий из трех черт, заменён на радикал «дерево» () из четырёх черт.

Иероглифы, оставленные в неизменном виде — например, «工欲善其事,必先利其器», называются наследуемыми (кит. упр. 传承字, пиньинь: chuánchéngzì). Эти иероглифы невозможно отнести ни к традиционным, ни к упрощённым иероглифам. Письменность с использованием упрощённых и наследуемых иероглифов получила название упрощённый китайский (кит. упр. 简体中文, пиньинь: jiǎntǐ zhōnɡwén).

Примеры

Сравнение некоторых традиционных, упрощённых китайских и японских упрощённых форм иероглифов
Традиционные Упрощённые в Китае Упрощённые в Японии Перевод
Упрощённые в Китае, но не в Японии
электричество
покупать
открывать
восток
машина, транспортное средство
красный, алый
му
птица
горячий
время
язык, речь
Упрощённые в Японии, но не в Китае
Будда
услуга
добродетель
коутоу, молиться кому-либо
чёрный
лёд
кролик
зависть
Упрощённые по-разному в Китае и Японии
слушать
сертификат, доказательство
дракон
продавать
<center> <center> черепаха
<center>
возраст, год
искусство
война, битва
закрывать
железо, металл
карта, картина
группа
поворачивать
广
широкий
плохой, злой
обильный
мозг
разнообразный
давление, сжатие
курица
цена
радость, веселье
воздух, дух
зал, офис
Упрощённые одинаково в Китае и Японии
голос, звук
учить
тело
точка
кошка
насекомое
старинный
мочь; встречать
10 000
вор
сокровище
страна
медицина

См. также

Напишите отзыв о статье "Упрощение иероглифов"

Примечания

  1. 1 2 Чжоу Югуан [http://www.philology.ru/linguistics4/czhou_yuguan-89.htm Модернизация китайского языка и письменности] // Новое в зарубежной лингвистике. — М., 1989. — Вып. XXII. Языкознание в Китае. — С. 376-398.
  2. 1 2 胡怀琛. [http://book.lrbook.com/book/000/005/709/452/E562E76863F4CA1D394CD4D6E3DFCFB4.htm 简易字说]. — 商务印书馆, 1928. (кит.)
  3. [http://www.china-language.gov.cn/8/2007_6_20/1_8_2526_0_1182323805937.html 中共中央关于讨论汉字简化方案的指示] (кит.).
  4. [http://www.china-language.gov.cn/8/2007_6_20/1_8_2513_0_1182323795875.html 国务院关于公布汉字简化方案的决议] (кит.).
  5. [http://www.babelstone.co.uk/CJK/Simplified2.html Second Stage Simplifications 第二次汉字简化方案(草案)] (англ.)
  6. [http://www.china-language.gov.cn/8/2007_6_20/1_8_2609_0_1182323786937.html 国务院批转国家语言文字工作委员会《关于废止〈第二次汉字简化方案(草案)〉和纠正社会用字混乱现象的请示》的通知] (кит.).
  7. s:zh:简化字总表 (кит.)
  8. Ольга Завьялова [http://science.ng.ru/human/1999-10-20/hieroglyph.html Лабиринты иероглифа] // НГ-Наука. — 2001. — № 06 (42).
  9. Подробнее см. zh:简化字#实际简化方法

Отрывок, характеризующий Упрощение иероглифов

– Они, радимые, «стопы господние»... – указав на дивные цветы, качнул головой Старец.
Вот с тех пор и пошла легенда о Цветах Господних. Говорят, они всегда растут у обителей Божьих, чтобы путь указать пришедшим...
Задумавшись, я не заметила, что осматриваюсь вокруг... и буквально тут же очнулась!.. Мои удивительные чудо-цветы росли лишь вокруг узенькой, тёмной щели, зиявшей в скале, как почти невидимый, «природный» вход!!! Обострившееся вдруг чутьё, повело меня именно туда...
Никого не было видно, никто не выходил. Чувствуя себя неуютно, приходя непрошенной, я всё же решила попробовать и подошла к щели. Опять же, ничего не происходило... Ни особой защиты, ни каких либо других неожиданностей не было. Всё оставалось величественным и спокойным, как от начала времён... Да и от кого было здесь защищаться? Только от таких же одарённых, какими были сами хозяева?.. Меня вдруг передёрнуло – но ведь мог появиться ещё один такой же «Караффа», который был бы в какой-то степени одарённым, и так же просто бы их «нашёл»?!..
Я осторожно вошла в пещеру. Но и здесь ничего необычного не произошло, разве что, воздух стал каким-то очень мягким и «радостным» – пахло весной и травами, будто я находилась на сочной лесной поляне, а не внутри голой каменной скалы... Пройдя несколько метров, я вдруг поняла, что становится всё светлее, хотя, казалось бы, должно было быть наоборот. Свет струился откуда-то сверху, здесь внизу распыляясь в очень мягкое «закатное» освещение. В голове тихо и ненавязчиво зазвучала странная, успокаивающая мелодия – ничего подобного мне никогда раньше не приходилось слышать... Необычайное сочетание звуков делало мир вокруг лёгким и радостным. И безопасным...
В странной пещере было очень тихо и очень уютно... Единственное, что чуточку настораживало – всё сильнее нарастало ощущение чужого наблюдения. Но оно не было неприятным. Просто – заботливый взгляд родителя за несмышлёным малышом...
Коридор, по которому я шла, начал расширяться, переходя в огромный высокий каменный зал, по краям которого располагались простые каменные сидения, похожие на длинные скамьи, выбитые кем-то прямо в скале. А посередине этого странного зала высился каменный постамент, на котором «горел» всеми цветами радуги огромный бриллиантовый кристалл... Он сверкал и переливался, ослепляя разноцветными вспышками, и был похож на маленькое солнце, почему-то вдруг кем-то запрятанное в каменную пещеру.
Я подошла поближе – кристалл засиял ярче. Это было очень красиво, но не более, и никакого восторга или приобщения к чему-то «великому» не вызывало. Кристалл был материальным, просто невероятно большим и великолепным. Но и только. Он не был чем-то мистическим или значимым, а всего лишь необычайно красивым. Только вот я пока никак не могла понять, почему этот с виду совершенно вроде бы простой «камень» реагировал на приближение человека? Могло ли оказаться возможным, что его каким-то образом «включало» человеческое тепло?
– Ты совершенно права, Изидора... – вдруг послышался чей-то ласковый голос. – Недаром, тебя ценят Отцы!
Вздрогнув от неожиданности, я обернулась, тут же радостно воскликнув – рядом стоял Север! Он был по-прежнему приветливым и тёплым, только чуточку грустным. Как ласковое солнце, которое вдруг закрыла случайная туча...
– Здравствуй Север! Прости, что пришла непрошенной. Я звала тебя, но ты не явился... Тогда я решила сама попробовать найти тебя. Скажи, что означают твои слова? В чём моя правота?
Он подошёл к кристаллу – тот засиял ещё ярче. Свет буквально слепил, не давая на него смотреть.
– Ты права насчёт этого «дива»... Мы нашли его очень давно, много сотен лет тому назад. И теперь он служит хорошую службу – защитой против «слепых», тех, которые случайно попали сюда. – Север улыбнулся. – Для «желающих, но не могущих»... – и добавил. – Как Караффа. Но это не твой зал, Изидора. Пойдём со мной. Я покажу тебе твою Мэтэору.
Мы двинулись вглубь зала, проходя, стоящие по краям, какие-то огромные белые плиты с выбитыми на них письменами.
– Это не похоже на руны. Что это, Север? – не выдержала я.
Он опять дружески улыбнулся:
– Руны, только очень древние. Твой отец не успел тебя научить... Но если захочешь – я научу тебя. Только приходи к нам, Изидора.
Он повторял уже слышанное мною.
– Нет! – сразу же отрезала я. – Я не поэтому сюда пришла, ты знаешь, Север. Я пришла за помощью. Только вы можете помочь мне уничтожить Караффу. Ведь в том, что он творит – и ваша вина. Помогите же мне!
Север ещё больше погрустнел... Я заранее знала, что он ответит, но не намеревалась сдаваться. На весы были поставлены миллионы хороших жизней, и я не могла так просто отказаться от борьбы за них.
– Я уже объяснил тебе, Изидора...
– Так объясни ещё! – резко прервала его я. – Объясни мне, как можно спокойно сидеть, сложа руки, когда человеческие жизни гаснут одна за другой по твоей же вине?! Объясни, как такая мразь, как Караффа, может существовать, и ни у кого не возникает желание даже попробовать уничтожить его?! Объясни, как ты можешь жить, когда рядом с тобой происходит такое?..
Горькая обида клокотала во мне, пытаясь выплеснуться наружу. Я почти кричала, пытаясь достучаться до его души, но чувствовала, что теряю. Обратного пути не было. Я не знала, получится ли ещё когда-нибудь попасть туда, и должна была использовать любую возможность, прежде чем уйти.
– Оглянись, Север! По всей Европе пылают живыми факелами твои братья и сёстры! Неужели ты можешь спокойно спать, слыша их крики??? И как же тебе не сняться кровавые кошмары?!
Его спокойное лицо исказила гримаса боли:
– Не говори такого, Изидора! Я уже объяснял тебе – мы не должны вмешиваться, нам не дано такое право... Мы – хранители. Мы лишь оберегаем ЗНАНИЯ.
– А тебе не кажется, что подожди Вы ещё, и Ваши знания уже не для кого будет сохранять?!. – горестно воскликнула я.
– Земля не готова, Изидора. Я уже говорил тебе это...
– Что ж, возможно она никогда готовой не будет... И когда-нибудь, через каких-нибудь тысячу лет, когда ты будешь смотреть на неё со своих «вершин», ты узришь лишь пустое поле, возможно даже поросшее красивыми цветами, потому что на Земле в это время уже не будет людей, и некому будет срывать эти цветы... Подумай, Север, такое ли будущее ты желал Земле?!..
Но Север был защищён глухой стеной веры в то, что говорил... Видимо, они все железно верили, что были правы. Или кто-то когда-то вселил эту веру в их души так крепко, что они проносили её чрез столетия, не открываясь и не допуская никого в свои сердца... И я не могла через неё пробиться, как бы ни старалась.
– Нас мало, Изидора. И если мы вмешаемся, не исключено, что мы тоже погибнем... А тогда проще простого будет даже для слабого человека, уже не говоря о таком, как Караффа, воспользоваться всем, что мы храним. И у кого-то в руках окажется власть над всеми живущими. Такое уже было когда-то... Очень давно. Мир чуть не погиб тогда. Поэтому – прости, но мы не будем вмешиваться, Изидора, у нас нет на это права... Наши Великие Предки завещали нам охранять древние ЗНАНИЯ. И это то, для чего мы здесь. Для чего живём. Мы не спасли даже Христа когда-то... Хотя могли бы. А ведь мы все очень любили его.
– Ты хочешь сказать, что кто-то из Вас знал Христа?!.. Но это ведь было так давно!.. Даже Вы не можете жить так долго!
– Почему – давно, Изидора?– искренне удивился Север. – Это было лишь несколько сотен назад! А мы ведь живём намного дольше, ты знаешь. Как могла бы жить и ты, если бы захотела...
– Несколько сотен?!!! – Север кивнул. – Но как же легенда?!.. Ведь по ней с его смерти прошло уже полторы тысячи лет?!..
– На то она «легенда» и есть... – пожал плечами Север, – Ведь если бы она была Истиной, она не нуждалась бы в заказных «фантазиях» Павла, Матфея, Петра и им подобных?.. При всём при том, что эти «святые» люди ведь даже и не видели никогда живого Христа! И он никогда не учил их. История повторяется, Изидора... Так было, и так будет всегда, пока люди не начнут, наконец, самостоятельно думать. А пока за них думают Тёмные умы – на Земле всегда будет властвовать лишь борьба...
Север умолк, как бы решая, стоит ли продолжать. Но, немного подумав, всё же, заговорил снова...
– «Думающие Тёмные», время от времени дают человечеству нового Бога, выбирая его всегда из самых лучших, самых светлых и чистых,… но именно тех, которых обязательно уже нет в Круге Живых. Так как на мёртвого, видишь ли, намного легче «одеть» лживую «историю его Жизни», и пустить её в мир, чтобы несла она человечеству лишь то, что «одобрялось» «Думающими Тёмными», заставляя людей окунаться ещё глубже в невежество Ума, пеленая Души их всё сильнее в страх неизбежной смерти, и надевая этим же оковы на их свободную и гордую Жизнь...
– Кто такие – Думающие Тёмные, Север? – не выдержала я.
– Это Тёмный Круг, в который входят «серые» Волхвы, «чёрные» маги, денежные гении (свои для каждого нового промежутка времени), и многое тому подобное. Проще – это Земное (да и не только) объединение «тёмных» сил.
– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север!
В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное.
– О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора.
– Но почему тогда Вы не пытаетесь воевать по-другому? В войну, которая не требует Ваших жизней? У Вас ведь есть такое оружие! И почему разрешаете осквернять таких, как Иисус? Почему не расскажете людям правду?..
– Потому, что никто не будет этого слушать, Изидора... Люди предпочитают красивую и спокойную ложь, будоражащей душу правде... И пока ещё не желают думать. Смотри, ведь даже истории о «жизни богов» и мессий, сотворённые «тёмными», слишком одна на другую похожи, вплоть до подробностей, начиная с их рождения и до самой смерти. Это чтобы человека не беспокоило «новое», чтобы его всегда окружало «привычное и знакомое». Когда-то, когда я был таким, как ты – убеждённым, истинным Воином – эти «истории» поражали меня открытой ложью и скупостью разнообразия мысли их «создающих». Я считал это великой ошибкой «тёмных»... Но теперь, давно уже понял, что именно такими они создавались умышленно. И это по-настоящему было гениальным... Думающие Тёмные слишком хорошо знают природу «ведомого» человека, и поэтому совершенно уверены в том, что Человек всегда с готовностью пойдёт за тем, кто похож на уже и з в е с т н о е ему, но будет сильно сопротивляться и тяжело примет того, кто окажется для него н о в ы м, и заставит мыслить. Поэтому-то наверное люди всё ещё слепо идут за «похожими» Богами, Изидора, не сомневаясь и не думая, не утруждая задать себе хотя бы один вопрос...
Я опустила голову – он был совершенно прав. У людей был всё ещё слишком сильным «инстинкт толпы», который легко управлял их податливыми душами...
– А ведь у каждого из тех, которых люди называли Богами, были очень яркие и очень разные, их собственные уникальные Жизни, которые чудесно украсили бы Истинную Летопись Человечества, если бы люди знали о них, – печально продолжал Север. – Скажи мне, Изидора, читал ли кто-нибудь на Земле записи самого Христа?.. А ведь он был прекрасным Учителем, который к тому же ещё и чудесно писал! И оставил намного больше, чем могли бы даже представить «Думающие Тёмные», создавшие его липовую историю...
Глаза Севера стали очень тёмными и глубокими, будто на мгновение вобрали в себя всю земную горечь и боль... И было видно, что говорить об этом ему совершенно не хочется, но с минуту помолчав, он всё же продолжил.
– Он жил здесь с тринадцати лет... И уже тогда писал весть своей жизни, зная, как сильно её изолгут. Он уже тогда знал своё будущее. И уже тогда страдал. Мы многому научили его... – вдруг вспомнив что-то приятное, Север совершенно по-детски улыбнулся... – В нём всегда горела слепяще-яркая Сила Жизни, как солнце... И чудесный внутренний Свет. Он поражал нас своим безграничным желанием ВЕДАТЬ! Знать ВСЁ, что знали мы... Я никогда не зрел такой сумасшедшей жажды!.. Кроме, может быть, ещё у одной, такой же одержимой...
Его улыбка стала удивительно тёплой и светлой.
– В то время у нас жила здесь девочка – Магдалина... Чистая и нежная, как утренний свет. И сказочно одарённая! Она была самой сильной из всех, кого я знал на Земле в то время, кроме наших лучших Волхвов и Христа. Ещё находясь у нас, она стала Ведуньей Иисуса... и его единственной Великой Любовью, а после – его женой и другом, делившим с ним каждое мгновение его жизни, пока он жил на этой Земле... Ну, а он, учась и взрослея с нами, стал очень сильным Ведуном и настоящим Воином! Вот тогда и пришло его время с нами прощаться... Пришло время исполнить Долг, ради которого Отцы призвали его на Землю. И он покинул нас. А с ним вместе ушла Магдалина... Наш монастырь стал пустым и холодным без этих удивительных, теперь уже ставших совершенно взрослыми, детей. Нам очень не хватало их счастливых улыбок, их тёплого смеха... Их радости при виде друг друга, их неуёмной жажды знания, железной Силы их Духа, и Света их чистых Душ... Эти дети были, как солнца, без которых меркла наша холодная размеренная жизнь. Мэтэора грустила и пустовала без них... Мы знали, что они уже никогда не вернутся, и что теперь уже никто из нас более никогда не увидит их... Иисус стал непоколебимым воином. Он боролся со злом яростнее, чем ты, Изидора. Но у него не хватило сил. – Север поник... – Он звал на помощь своего Отца, он часами мысленно беседовал с ним. Но Отец был глух к его просьбам. Он не мог, не имел права предать то, чему служил. И ему пришлось за это предать своего сына, которого он искренне и беззаветно любил – в глазах Севера, к моему великому удивлению, блестели слёзы... – Получив отказ своего Отца, Иисус, также как и ты, Изидора, попросил помощи у всех нас... Но мы тоже отказали ему... Мы не имели права. Мы предлагали ему уйти. Но он остался, хотя прекрасно знал, что его ждёт. Он боролся до последнего мгновения... Боролся за Добро, за Землю, и даже за казнивших его людей. Он боролся за Свет. За что люди, «в благодарность», после смерти оклеветали его, сделав ложным и беспомощным Богом... Хотя именно беспомощным Иисус никогда и не был... Он был воином до мозга костей, ещё тогда, когда совсем ребёнком пришёл к нам. Он призывал к борьбе, он крушил «чёрное», где бы оно ни попадалось, на его тернистом пути.