Урбан III

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Урбан III
лат. Urbanus PP. III<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Урбан III</td></tr>
172-й папа римский
25 ноября 1185 года — 20 октября 1187 года
Коронация: 1 декабря 1185 года
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Луций III
Преемник: Григорий VIII
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Умберто Кривелли
Оригинал имени
при рождении:
итал. Umberto Crivelli
Рождение: около 1120
Куджоно в окрестностях Милана, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Феррара, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Епископская хиротония: 1182 год
Кардинал с: 1173 год
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Урба́н III (лат. Urbanus PP. III (в миру Умберто Кривелли итал. Umberto Crivelli) ;(около 1120, Милан — 20 октября 1187, Феррара) — папа римский с 25 ноября 1185 года по 20 октября 1187 года.





Избрание на папский престол

Умберто Кривелли родился около 1120 года в Куджоно и происходил из знатной миланской семьи Кривелли. Получил богословское образование в Болонье. В 1162 году вместе с семьёй, поддерживающей гвельфов, был изгнан из Милана Фридрихом Барбароссой и уехал во Францию. Во Франции стал архидиаконом Буржского собора, после своего возвращения в Милан был сначала каноником, а затем архидиаконом Миланского собора.

В 1173 году Умберто Кривелли был возведён Александром III в сан кардинала-священника (до 1182 года титул неизвестен, с августа 1182 года титул Сан-Лоренцо-ин-Дамасо). В конце 1182 года был посвящён Луцием III в кардиналы-епископы Веллетри, а 9 мая 1185 года стал архиепископом Милана. Миланскую кафедру сохранил за собой и после восхождения на папский престол.

Урбан III

После кончины Луция III (25 ноября 1185 года) Умберто Кривелли был в тот же день избран папой и принял имя Урбан III. Поспешность выборов была связана с опасениями кардиналов, что император Фридрих Барбаросса мог вмешаться в ход выборов и стать причиной новой схизмы. 1 декабря 1185 года новый папа был коронован в Вероне.

Понтификат

Главной проблемой Урбана III был конфликт с императором Фридрихом Барбароссой, разгоревшийся с новой силой при его предшественнике Луции III. Одной из причин конфликта был отказ Фридриха вернуть Святому престолу Тоскану, завещанную папе Матильдой Тосканской; другой — ситуация с коронацией Генриха Гогенштауфена.

Император настаивал на коронации железной короной своего сына Генриха; коронация по обычаю должна была состояться в Милане, а Урбан III, занимавший миланскую кафедру при Луции III и сохранивший её за собой после избрания на папский престол, отказывался совершить церемонию. 27 января 1186 года в миланской базилике святого Амвросия Генрих Гогенштауфен женился на потенциальной наследнице Сицилийского королевства Констанции, после чего патриарх Аквилеи короновал Генриха как короля Италии. Коронация без папского разрешения, совершённая патриархом вне собственного диоцеза, в епархии, возглавляемой самим папой, вызвала резкую реакцию Урбана III. Патриарх Аквилеи и все епископы, участвовавшие в церемонии, были отлучены от Церкви.

Файл:Duomo Ferrara.jpg
Собор Сан-Джорджо в Ферраре — место погребения Урбана III

Столь же решительно Урбан III действовал при разрешении возникшей при его предшественнике проблемы двойных выборов трирского архиепископа: император уже даровал инвеституру Рудольфу, а папа посвятил в архиепископы и возвёл в сан кардинала другого кандидата — Фольмара. Урбан III надеялся на поддержку собора германских епископов, но они приняли сторону Фридриха и в своём послании к папе просили оказать справедливость императору.

В 1187 году конфликт достиг апогея: Фридрих Барбаросса блокировал альпийские перевалы, препятствуя папе сноситься с возможными сторонниками в Германии, а Генрих Гогенштауфен открыто вёл переговоры с римским сенатом. Урбан III призвал императора предстать перед папским судом в Вероне, угрожая Фридриху отлучением от Церкви. Но жители Вероны, считавшие себя лояльными подданными Империи, потребовали от папы не произносить анафемы на Фридриха в их городе. Урбан III был вынужден уехать из Вероны и переехал в Феррару, где и умер 19 октября 1187 года, так и не анафематствовав императора. Погребён в кафедральном соборе Феррары.

Широко распространена легенда, что скоропостижная смерть Урбана III объяснялась получением известий о разгроме крестоносцев при Хаттине (4 июля 1187 года) и даже взятии Иерусалима Саладином (2 октября 1187 года). Сравнение дат этих событий с днём смерти папы делает эту легенду неправдоподобной; известия о потере Святого города достигли Европы только при Григории VIII.

Напишите отзыв о статье "Урбан III"

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Урбан III

Пурга встретила меня, как всегда, очень дружелюбно, но за эти три месяца она как бы чем-то изменилась. Была очень грустной, с замедленными движениями, и не высказывала слишком большого стремления выйти наружу. Я спросила хозяйку, почему она такая «другая»? Соседка сказала, что бедная Пурга, видимо, тоскует по хозяину и ей очень её жаль.
– Попробуй, – сказала она, – если сумеешь её «оживить» – она твоя!
Я просто не могла поверить тому, что услышала, и мысленно поклялась ни за что на свете не упустить этот шанс! Осторожно подойдя к Пурге, я ласково погладила её влажный, бархатистый нос, и начала тихонечко с ней разговаривать. Я говорила ей, какая она хорошая и как я её люблю, как прекрасно нам будет вместе и как сильно я буду о ней заботиться… Конечно же, я была всего лишь ребёнком и искренне верила, что всё, что я говорю, Пурга поймёт. Но даже сейчас, спустя столько лет, я всё ещё думаю, что каким-то образом эта удивительная лошадь меня и в правду понимала... Как бы там ни было, Пурга ласково ткнулась мне в шею своими тёплыми губами, давая понять, что она готова «пойти со мной погулять»... Я кое-как на неё взобралась, от волнения никак не попадая ногой в петлю, изо всех сил постаралась успокоить своё рвущееся наружу сердце, и мы медленно двинулись со двора, поворачивая нашей знакомой тропинкой в лес, где она, так же, как и я, очень любила бывать. От неожиданного «сюрприза» меня всю трясло, и я никак не могла поверить тому, что всё это по-настоящему происходило! Мне очень хотелось себя сильно ущипнуть, и в то же время я боялась, что вдруг, прямо сейчас, проснусь от этого чудесного сна, и всё окажется всего лишь красивой праздничной сказкой... Но время шло и ничего не менялось. Пурга – моя любимая подруга – была здесь со мной, и только чуть-чуть не хватало, чтобы она стала по-настоящему моей!..
День моего рождения в том году выпал на воскресение, а так как погода была просто великолепной, многие соседи в то утро прогуливались по улице, останавливаясь поделиться друг с другом последними новостями или просто подышать «свежепахнувшим» зимним воздухом. Я чуточку волновалась, зная, что сейчас же стану объектом всеобщего обозрения, но, несмотря на волнение, очень хотела выглядеть уверенной и гордой на моей любимой красавице Пурге... Собрав свои «растрёпанные» эмоции в кулак, чтобы не подвести чудесную подружку, я тихонечко тронула её бок ногой, и мы выехали за ворота... Мама, папа, бабушка и соседка стояли на дворе и махали нам вдогонку, как будто для них, так же, как для меня, это тоже было каким-то невероятно важным событием... Это было по-доброму смешно и забавно и как-то сразу помогло мне расслабиться, и мы уже спокойно и уверенно поехали дальше. Соседская ребятня тоже высыпала во двор и махала руками, выкрикивая приветствия. Вообще, получился настоящий «праздничный кавардак», который развеселил даже прогуливающихся на той же улице соседей...
Скоро показался лес, и мы, повернув на уже хорошо знакомую нам тропинку, скрылись из виду... И вот тут-то я дала волю своим, вопящим от радости, эмоциям!.. Я пищала, как несказанно обрадованный щенок, тысячу раз целовала Пургу в шелковистый нос (количество чего она никак не могла понять...), громко пела какие-то несуразные песни, вообще – ликовала, как только позволяла мне моя счастливая детская душа...
– Ну, пожалуйста, моя хорошая, покажи им, что ты опять счастливая... Ну, пожалуйста! И мы снова будем вместе много-много кататься! Сколько захочешь, обещаю тебе!.. Только пусть они все увидят, что ты в порядке... – упрашивала я Пургу.
Я чувствовала себя с ней чудесно, и очень надеялась, что она тоже почувствует хоть частичку того, что чувствовала я. Погода была совершенно изумительной. Воздух буквально «трещал», настолько был чистым и холодным. Белый лесной покров блистал и искрился миллионами маленьких звёздочек, как будто чья-то большая рука щедро рассыпала по нему сказочные бриллианты. Пурга резво бежала по вытоптанной лыжниками тропинке, и казалась совершенно довольной, к моей огромной радости, начиная очень быстро оживать. Я буквально «летала» в душе от счастья, уже предвкушая тот радостный момент, когда мне скажут, что она наконец-то по-настоящему моя...
Через какие-то полчаса мы повернули назад, чтобы не заставлять волноваться всю мою семью, которая и без этого, волновалась обо мне постоянно. Соседка всё ещё была на дворе, видимо желая собственными глазами убедиться, что с нами обоими всё в порядке. Тут же, естественно, на двор выбежали бабушка и мама, и уже последним появился папа, неся в руках какой то толстый цветной шнурок, который сразу же передал соседке. Я легко соскочила наземь и, подбежав к папе, с колотящимся от волнения сердечком, уткнулась ему в грудь, желая и боясь услышать такие важные для меня слова...
– Ну что, милая, любит она тебя! – тепло улыбаясь, сказала соседка, и, повязав тот же цветной шнурок Пурге на шею, торжественно подвела её ко мне. – Вот, с этим же самым «поводком» мы привели её домой в первый раз. Бери её – она твоя. И счастья вам обоим...
На глазах доброй соседки блестели слёзы, видимо даже добрые воспоминания пока ещё очень сильно ранили её исстрадавшееся по утерянному мужу, сердце...
– Я вам обещаю, я буду её очень любить и хорошо за ней смотреть! – задыхаясь от волнения, пролепетала я. – Она будет счастливой...
Все окружающие довольно улыбались, а мне вся эта сценка вдруг напомнила где-то уже виданный похожий эпизод, только там человеку вручали медаль... Я весело рассмеялась и, крепко обняв свой удивительный «подарок », поклялась в своей душе не расставаться с ним никогда.