Урбан V

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Урбан V
Urbanus PP. V<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Урбан V</td></tr>
200-й папа римский
28 сентября 1362 — 19 декабря 1370
Коронация: 1362
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Иннокентий VI
Преемник: Григорий XI
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Гильом де Гримоар
Оригинал имени
при рождении:
фр. Guillaume Grimoard;
Рождение: 1309 или 1310
Манд (Лангедок), Франция
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Авиньон, Папская область
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: 1371
Епископская хиротония: 1371
Кардинал с: 1348
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Урба́н V (лат. Urbanus PP. V, в миру — Гильом де Гримоар, фр. Guillaume Grimoard; 1309/1310 — 19 декабря 1370) — папа римский с 28 сентября 1362 по 19 декабря 1370 года. Шестой папа периода Авиньонского пленения.







Ранние годы

Гильом родился в 1309 или 1310 году в городе Манд (Лангедок) и был сыном Гильома де Гримоара, синьора Бельгара, и Амфелизы де Монферран. В юности вступил в орден бенедиктинцев [1]. После принятия монашеских обетов он был рукоположен в сан священника в монастыре в Шираке.

Показав большие способности к наукам, он был направлен в университеты Европы и получил докторскую степень в области канонического права. Гильом стал известен как ведущий канонист своего времени, был профессором в Авиньоне, Монпелье и Париже. В августе 1361 он был избран настоятелем и стал аббатом монастыря св. Виктора в Марселе [2].

Хронист Жан Фруассар пишет, что он «был святым и ученым мужем, доброго нрава, и который много трудился ради церкви в Ломбардии и в других местах».

Избрание и папство

В сентябре 1362 Гильом находился в Неаполе в качестве папского посланника, когда папа Иннокентий VI умер. Первоначальный кандидат, брат Климента VI, отказался от тиары [1], и 28 числа того же месяца кардиналы неожиданно избрали папой Гильома. Он не был изначально проинформирован о результатах, и ему было предложено немедленно вернуться в Авиньон, чтобы "посоветоваться" с конклавом. Кардиналы боялись реакции римлян на выбор очередного папы-иностранца, и держали в секрете своё решение до приезда Гильома 5 недель спустя. Римляне требовали избрать папой римлянина и могли расправиться с Гильомом, узнав о его избрании. По прибытии Гильом узнал о своем избрании и принял имя Урбана V.

Гильом был компромиссным кандидатом, который был избран в связи с тем, что ни один из авторитетных кардиналов не пожелал принять престол. Он даже не был епископом к моменту избрания, и его пришлось сначала возвести в епископы. Это было сделано 6 ноября кардиналом Андуином Обером [3], племянником его предшественника.

Файл:BologninoUrbanoV.jpg
Монета Урбана V.

Реформатор и покровитель образования

Как папа, Урбан продолжал следить за дисциплиной священников и покровительствовать монахам [1]. При этом он продолжал симонию, начатую его предшественниками, заплатив кардиналам, которые проголосовали за него, 40000 флоринов [4].

Папа Урбан провел значительные реформы в области отправления правосудия и покровительствовал образованию. Он основал университет в Венгрии. В Тулузе он открыл Университет музыки, в Монпелье восстановил школу медицины и основал Колледж Святого Бенедикта, церковь которого, украшенная многочисленными произведениями искусства, позже стала кафедральным собором города. Урбан дал предварительное согласие на создание университета в Кракове [5] На свои средства он содержал 1400 студентов, обучавшихся во французских университетах. Вокруг Рима он также посадил виноградники.

В Рим и обратно

Урбан V предпринял первые конкретные шаги в целях возвращения в Рим. Склонили его к этому не только настояния Бригитты Шведской и Петрарки, но и ситуация, в которой находилась папская курия в Авиньоне. Спокойному существованию папства угрожали хаос и многочисленные банды разбойников, безнаказанно разгуливавшие по Европе в период англо-французских войн.

В 1367 году Урбан V пустился в путь через Марсель и Витербо и достиг Рима, где поселился в Ватикане, поскольку Латеранский дворец, горевший в 1361, не годился для папской резиденции. На итальянской земле его приветствовали старый и больной кардинал Альборнос (умер в 1367 году), а также Петрарка и Боккаччо.

В 1368 году папа увенчал императорской короной супругу Карла IV, а в 1369 году принял византийского императора Иоанна V Палеолога, который прибыл в Рим с просьбой о помощи в борьбе с Оттоманской империей. Иоанн даже принял римско-католическую веру, но акт этот не был признан православной церковью. Поездка Палеолога не принесла Византии ни политических, ни религиозных выгод. После трех лет пребывания в Риме Урбан V признал, что настроение местного населения, негативно относившегося к «французскому» папе, вынуждает его к возвращению в Авиньон [6][7].

5 сентября 1370 года папа направился морским путём во Францию, а 19 октября того же года он умер в Авиньоне. Чувствуя приближение смерти, папа попросил переместить его из Папского дворца в дом его брата, кардинала Анджело, чтобы умереть рядом с теми, кого он любил [8].

В 1870 году был признан блаженным.

Напишите отзыв о статье "Урбан V"

Примечания

  1. 1 2 3 Richard P. McBrien, Lives of the Popes, 243.
  2. [http://www.newadvent.org/cathen/15214a.htm ''Catholic Encyclopedia'': Bl. Urban V]. Newadvent.org (1 октября 1912). Проверено 23 июня 2013.
  3. Richard P. McBrien, Lives of the Popes, 243.
  4. George L. Williams, Papal Genealogy: The Families and Descendants of the Popes, (McFarland and Company Inc., 1998), 43.
  5. Krakow, Julian Dybiec, Charters of Foundation and Early Documents of the Universities of the Coimbra Group, ed. Jos. M. M. Hermans, Marc Nelissen, (Leuven University Press, 2005), 60.
  6. Richard P. McBrien, Lives of the Popes, 244.
  7. Franklin Daniel Scott, Sweden, the Nation's History, (Southern Illinois University Press, 1988), 79.
  8. [http://www.americancatholic.org/features/saints/saint.aspx?id=1896 American Catholic.org "Blessed Pope Urban V'']. Americancatholic.org. Проверено 23 июня 2013.

Литература

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Урбан V

– А ты скоро придёшь опять? Я соскучилась... Так неинтересно одной гулять... Хорошо бабушке – она живая и может ходить куда хочет, даже к вам....
Мне стало дико жаль эту чудесную, добрейшую девчушку...
– А ты приходи когда захочешь, только когда я буду одна, тогда нам никто не сможет мешать, – искренне предложила я. – А к тебе я скоро приду, вот только кончатся праздники. Ты только подожди.
Стелла радостно улыбнулась, и снова «украсив» комнату сумасшедшими цветами и бабочками, исчезла... А мне без неё сразу стало пусто, как будто она унесла с собой частичку радости, которой был наполнен этот чудесный вечер... Я посмотрела на бабушку, ища поддержки, но она о чём-то очень увлечённо беседовала со своей гостьей и на меня никакого внимания не обращала. Всё опять вроде бы встало на свои места, и снова всё было хорошо, но я не переставала думать о Стелле, о том, как она одинока, и как несправедлива иногда почему-то бывает наша Судьба... Так, пообещав себе как можно скорее вернуться к своей верной подружке, я опять полностью «возвратилась» к своим «живым» друзьям, и только папа, очень внимательно целый вечер за мной наблюдавший, смотрел на меня удивлёнными глазами, как будто сильно стараясь понять, где же и что же такое серьёзное он со мной так обидно когда-то «проморгал»...
Когда гости уже начали расходиться по домам, «видящий» мальчик вдруг начал плакать... Когда я его спросила, что же такое случилось, он надул губки и обиженно произнёс:
– А где зе девоська?.. И миска? И бабосек нету...
Мама лишь натянуто улыбнулась в ответ, и быстренько забрав, никак не желающего с нами прощаться, второго сына, ушла домой...
Я была очень расстроена и очень счастлива одновременно!.. Это было впервые, когда я встретила другого малыша, у которого имелся похожий дар... И я дала себе слово не успокоиться, пока не удастся убедить эту «несправедливую» и несчастную маму, каким по-настоящему огромным чудом являлся её малыш... У него, как и у каждого из нас, должно было оставаться право свободного выбора, и его мама не имела права это у него отнимать... Во всяком случае, до тех пор, когда он сам начнёт что-то понимать.
Я подняла глаза и увидела папу, который стоял, оперевшись на дверной косяк, и всё это время с большим интересом за мной наблюдал. Папа подошёл и, ласково обняв меня за плечи, тихонечко произнёс:
– Ну-ка пойдём, ты расскажешь мне, за что это ты здесь так горячо воевала...
И тут же мне стало на душе очень легко и спокойно. Наконец-то он всё-всё узнает и мне больше никогда не придётся ничего от него скрывать! Он был моим лучшим другом, который, к сожалению, не знал даже половины правды о том, в чём по-настоящему заключалась моя жизнь... Это было нечестно и это было несправедливо... И я только сейчас поняла, как странно было всё это время от папы скрывать мою «вторую» жизнь только лишь потому, что маме казалось – папа не поймёт... Я должна была дать ему ещё раньше такой шанс и теперь была очень рада, что могу это сделать хотя бы сейчас...
Удобно устроившись на его любимом диване, мы говорили очень долго... И как же сильно меня обрадовало и удивило то, что, по мере того, как я рассказывала ему о своих невероятных приключениях, папино лицо всё больше и больше светлело!.. Я поняла, что вся моя «невероятная» история его не только не пугает, а наоборот, почему-то делает очень счастливым...
– Я всегда знал, что ты у меня будешь особенной, Светленькая... – когда я закончила, очень серьёзно сказал папа. – Я тобой горжусь. Могу ли я чем-то тебе помочь?
Я была настолько потрясена происшедшим, что ни с того, ни с сего, разревелась навзрыд... Папа баюкал меня в своих руках, как маленького ребёнка, тихонечко что-то нашёптывая, а я, от счастья, что он меня понял, ничего не слышала, только понимала, что все мои ненавистные «тайны» уже позади, и теперь уж точно всё будет хорошо...
Я написала об этом дне рождения потому, что он оставил в моей душе глубокий след чего-то очень важного и очень доброго, без чего мой рассказ о себе наверняка оказался бы неполным...
На следующий день всё снова казалось обычным и каждодневным, как будто и не было вчера того невероятно счастливого дня рождения...
Привычные школьные и домашние заботы почти полностью загружали отпущенные сутками часы, а что оставалось – как всегда, было моим самым любимым временем, и использовать его я старалась очень «экономно», чтобы как можно больше полезного узнать, и как можно больше «необычного» в себе и во всём окружающем отыскать...
К «одарённому» соседскому мальчику меня, естественно, не подпускали, объясняя тем, что малыш простыл, но как я чуть позже узнала от его старшего брата, мальчик чувствовал себя совершенно прекрасно, и «болел» видимо только для меня...
Было очень жаль, что его мать, которая наверняка прошла в своё время достаточно «тернистый» путь того же самого «необычного», категорически не желала принять от меня никакую помощь, и старалась всячески оградить от меня своего милого, талантливого сынишку. Но это, опять-таки, был лишь один из множества тех горьких и обидных моментов моей жизни, когда никто не нуждался в предлагаемой мною помощи, и таких «моментов» я теперь уже старалась как можно тщательнее избегать... Опять же – людям невозможно было что-то доказать, если они не хотели этого принимать. А доказывать свою правду «с огнём и мечом» я никогда не считала правильным, поэтому предпочитала оставлять всё на самотёк до того момента, когда человек придёт ко мне сам и попросит ему помочь.
От своих школьных подружек я снова чуточку отдалилась, так как в последнее время у них появились почти что постоянно одни и те же разговоры – какие мальчишки им больше всего нравятся, и как можно было бы одного или другого «заполучить»... Откровенно говоря, я никак не могла понять, чем это так сильно их тогда привлекало, что они могли безжалостно тратить на это такие дорогие нам всем свободные часы, и при том находиться в совершенно восторженном состоянии от всего, друг другу сказанного или услышанного. Видимо, я для всей этой сложной эпопеи «мальчишки-девчонки» была почему-то пока ещё совершенно и полностью не готова, за что и получила от своих подружек злое прозвище – «гордячка»... Хотя, думаю, что именно гордячкой-то я никак не была... А просто девчонок бесило, что я отказывалась от предлагаемых ими «мероприятий», по той простой причине, что меня честно это пока ещё никак не интересовало, а выбрасывать своё свободное время напрасно я не видела никакой серьёзной на то причины. Но естественно, моим школьным товарищам такое моё поведение никоим образом не нравилось, так как оно, опять же, выделяло меня из общей толпы и делало другой, не такой, как все остальные, что, по мнению ребят, было по школьному «противочеловечно»...