Фабианское общество

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Фабианство, или Фабианский социализм (англ. Fabian Socialism) — философско-экономическое течение реформистски-социалистического толка, ныне являющееся аналитическим центром в Лейбористской партии Великобритании. Получило своё название от имени римского военачальника Фабия Максима Кунктатора (Медлительного). Организационное воплощение фабианство получило в форме «Фабианского общества», основанного в Лондоне в 1884 г.

Сторонники фабианства считали, что преобразование капитализма в социалистическое общество должно происходить постепенно, медленно, в результате постепенных институциональных преобразований. Крупнейшие представители фабианства: Сидней Вебб, Беатриса Вебб, Э. Кеннан, Джордж Дуглас Ховард Коул (1889—1959), К. Блэк, Роберт Блэтчфорд, Томас Балог, известные писатели Бернард Шоу и Герберт Уэллс, Джон Мейнард Кейнс, Бертран Рассел, Уильям Беверидж, Ричард Генри Тоуни, Эдит Несбит.







Взгляды, персоналии

Фабианцы так определяют своё миросозерцание в отчёте, представленном Международному социалистическому съезду в Лондоне в 1896 году:
Общество фабианцев имеет целью воздействовать на английский народ, чтобы он пересмотрел свою политическую конституцию в демократическом направлении и организовал своё производство социалистическим способом так, чтобы материальная жизнь стала совершенно независимой от частного капитала. Общество фабианцев преследует свои демократические и социалистические цели, не примешивая к ним других тенденций; сообразно с этим оно не имеет собственного мнения относительно вопросов о браке, о религии, об искусстве, об экономическом учении in abstracto, об историческом процессе, о валюте и т. д. Общество фабианцев состоит из социалистов. Оно стремится к новой организации общества посредством эмансипации земли и промышленного капитала от личной и классовой собственности и посредством передачи их в руки общества в видах всеобщего блага.

— «Report on Fabian Policy», напеч. в «Fabian Tracts», № 70

От других социалистов и в особенности от социал-демократов фабианцы резко отличаются тем, что не верят в социальный катаклизм, не признают революцию ни возможной, ни желательной, протестуют против слишком, по их мнению, враждебного отношения социал-демократов к классу буржуазии, из которого вышли и выходят многие социалисты, требуют враждебности только к буржуазным идеям и инстинктам и не видят принципиальной противоположности между нынешним общественным строем, основанным на принципе частной собственности, и строем социалистическим, основанным на её отрицании, признавая последний лишь дальнейшим естественным развитием первого.

Торжество их идеалов должно явиться результатом распространения в обществе социалистических идей. Господство социализма должно наступить постепенно, путём ряда частных реформ, как общегосударственного, так и в особенности местного, муниципального характера. Ввиду этого фабианцы принимают горячее участие во всех как парламентских, так и местных выборах. Не будучи, однако, политической партией и вовсе не стремясь ею сделаться, фабианцы не выставляют своих собственных кандидатов, а поддерживают тех представителей борющихся партий, которые ближе подходят к их убеждениям и дают требуемые ими обязательства.

Они не сочувствовали даже выставлению самостоятельных кандидатов социалистов (хотя допускали его в некоторых случаях), предпочитая поддерживать либеральную партию и считая возможным постепенно социализировать её. Их политическая программа требует всеобщего голосования, ограничения прав палаты лордов, отмены налогов на чай, кофе и съестные припасы, прогрессивного подоходного налога. В области экономического законодательства фабианцы всего энергичнее стоят за восьмичасовой рабочий день (но ввиду практических соображений первоначально требовали его лишь в рудниках, в общественных мастерских и т. д.), за развитие фабричного законодательства, за национализацию земли, железных дорог, рудников и т. д., за муниципализацию водоснабжения, газового и электрического освещения, за устройство муниципалитетами дешевых и хороших жилищ для бедняков, за организацию муниципального контроля над торговлей съестными припасами и топливом. Во всех своих стремлениях «фабианцы опираются на опыт, говорящий им, что социалисты, как и все остальные люди, не могут сделать всего по собственному желанию и потому должны признавать, что в демократическом обществе компромисс есть необходимое условие политического прогресса».

Развитие

В начале ХХ в. ряд фабианцев (в том числе Дж. Коул) основали Национальную гильдейскую лигу, в рамках которой была сформулирована концепция т. н. «гильдейского социализма». Теоретики лиги предполагали вытеснение капиталистических монополий путём постепенного перехода предприятий под контроль национальным гильдиям — объединениям трудящихся, занятых в определённой сфере экономики. «Фабианское общество» сотрудничает с лейбористской партией с момента основания последней. Местопребывание Общества — Лондон, отделения — в других городах Англии. Число членов центрального общества в 1899 г. — 861, провинциальных отделений — до 2000 человек. 5 810 членов в 2004 году. В обществе состояли премьер-министры Великобритании Рамсей Макдональд, Клемент Эттли, Гарольд Вильсон, Джеймс Каллаган, Тони Блэр.

Общество и не стремится особенно увеличивать это число, ставя весьма строгие требования для принятия в свою среду (либо единогласное решение исполнительного комитета, состоящего из 15 членов, либо принятие большинством 4/5 голосов общего собрания). Свои идеи общество распространяет посредством устройства публичных лекций, издания брошюр (Fabian Tracts) и книг (Fabian Essays), организации библиотек и т. д. Лекции и брошюры общества посвящены различным общественным вопросам, преимущественно экономическим, политическим и историко-экономическим, но также и другим (так, несколько лекций, организованных обществом, были посвящены Достоевскому, Льву Толстому, Рих. Вагнеру, Ницше).

Влияние

Для распространения идей социализма в народной массе, а также для разработки многих теоретических и практических (экономических и статистических) вопросов фабианцы сделали немало. В области теории они опираются особенно охотно на труды Маркса и Лассаля, решительно протестуя, однако, против принятия их положений как неоспоримых догматов и требуя их критической проверки. Брошюры общества разошлись в нескольких миллионах экземпляров; число организованных ими лекций считается десятками тысяч. Идеи общества произвели сильное влияние на Э. Бернштейна, известная книга которого есть в значительной степени именно отражение фабианства (с присоединением некоторой доли немецкого национализма и даже шовинизма, совершенно чуждого фабианцам).

В ХХ веке фабианцы склонились к сотрудничеству с лейбористской партией.

В литературе

С точки зрения идей фабианцев написаны произведения Гобсона («Эволюция современного капитализма», СПб., 1898; «Проблемы бедности и безработицы», СПб., 1900) и Уэбба. См. «Fabian Essays in Socialism» (Л., 1889; немецкий перевод, неполный, снабжен ценным предисловием Sänger’a); «Englische Socialreformer» (11-й т. «Bibliothek der Socialwissenschaft», Лпц., 1897); С. Булгаков, «Из общественно-экономических течений в современной Англии» («Народное хозяйство», 1901, № 5); S. Webb, «Der Socialismus in England» (Геттинген, 1898); Метен, «Социализм в Англии» (СПб., 1898).

В художественной литературе фабианцы и их взгляды занимают важное место в «Детской книге» Антонии С. Байетт.

Напишите отзыв о статье "Фабианское общество"

Ссылки

  • [http://www.fabians.org.uk/ Официальная страница]


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Отрывок, характеризующий Фабианское общество

– Бабушка?.. – только и смогла произнести я.
Стелла кивнула, очень довольная произведённым эффектом.
– Как же так? Поэтому она и помогла тебе их найти? Она знала?!.. – тысячи вопросов одновременно бешено крутились в моём взбудораженном мозгу, и мне казалось, что я никак не успею всего меня интересующего спросить. Я хотела знать ВСЁ! И в то же время прекрасно понимала, что «всего» мне никто не собирается говорить...
– Я наверное потому его и выбрала, что чувствовала что-то. – Задумчиво сказала Стелла. – А может это бабушка навела? Но она никогда не признается, – махнула рукой девчушка.
– А ОН?.. Он тоже знает? – только и смогла спросить я.
– Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А почему тебя это так удивляет?
– Просто она уже старенькая... Ему это должно быть тяжело, – не зная, как бы поточнее объяснить свои чувства и мысли, сказала я.
– О, нет! – опять засмеялась Стелла. – Он был рад! Очень-очень рад. Бабушка дала ему шанс! Никто бы не смог ему в этом помочь – а она смогла! И он увидел её опять... Ой, это было так здорово!
И тут только наконец-то я поняла, о чём она говорит... Видимо, бабушка Стеллы дала своему бывшему «рыцарю» тот шанс, о котором он так безнадёжно мечтал всю свою длинную, оставшуюся после физической смерти, жизнь. Ведь он так долго и упорно их искал, так безумно хотел найти, чтобы всего лишь один только раз мог сказать: как ужасно жалеет, что когда-то ушёл... что не смог защитить... что не смог показать, как сильно и беззаветно их любил... Ему было до смерти нужно, чтобы они постарались его понять и смогли бы как-то его простить, иначе ни в одном из миров ему незачем было жить...
И вот она, его милая и единственная жена, явилась ему такой, какой он помнил её всегда, и подарила ему чудесный шанс – подарила прощение, а тем же самым, подарила и жизнь...
Тут только я по-настоящему поняла, что имела в виду Стеллина бабушка, когда она говорила мне, как важен подаренный мною «ушедшим» такой шанс... Потому что, наверное, ничего страшнее на свете нет, чем остаться с не прощённой виной нанесённой обиды и боли тем, без кого не имела бы смысла вся наша прошедшая жизнь...
Я вдруг почувствовала себя очень усталой, как будто это интереснейшее, проведённое со Стеллой время отняло у меня последние капельки моих оставшихся сил... Я совершенно забыла, что это «интересное», как и всё интересное раньше, имело свою «цену», и поэтому, опять же, как и раньше, за сегодняшние «хождения», тоже приходилось платить... Просто все эти «просматривания» чужих жизней являлись огромной нагрузкой для моего бедного, ещё не привыкшего к этому, физического тела и, к моему великому сожалению, меня пока что хватало очень ненадолго...
– Ты не волнуйся, я тебя научу, как это делать! – как бы прочитав мои грустные мысли, весело сказала Стелла.
– Делать, что? – не поняла я.
– Ну, чтобы ты могла побыть со мной дольше. – Удивившись моему вопросу, ответила малышка. – Ты живая, поэтому тебе и сложно. А я тебя научу. Хочешь погулять, где живут «другие»? А Гарольд нас здесь подождёт. – Лукаво сморщив маленький носик, спросила девочка.
– Прямо сейчас? – очень неуверенно спросила я.
Она кивнула... и мы неожиданно куда-то «провалились», «просочившись» через мерцающую всеми цветами радуги «звёздную пыль», и оказались уже в другом, совершенно не похожем на предыдущий, «прозрачном» мире...
* * *

Ой, ангелы!!! Смотри, мамочка, Ангелы! – неожиданно пропищал рядом чей-то тоненький голосок.
Я ещё не могла очухаться от необычного «полёта», а Стелла уже мило щебетала что-то маленькой кругленькой девчушке.
– А если вы не ангелы, то почему вы так сверкаете?.. – искренне удивившись, спросила малышка, и тут же опять восторженно запищала: – Ой, ма-а-амочки! Какой же он красивый!..
Тут только мы заметили, что вместе с нами «провалилось» и последнее «произведение» Стеллы – её забавнейший красный «дракончик»...

Светлана в 10 лет

– Это... что-о это? – аж с придыхом спросила малышка. – А можно с ним поиграть?.. Он не обидится?
Мама видимо мысленно её строго одёрнула, потому что девочка вдруг очень расстроилась. На тёплые коричневые глазки навернулись слёзы и было видно, что ещё чуть-чуть – и они польются рекой.
– Только не надо плакать! – быстро попросила Стелла. – Хочешь, я тебе сделаю такого же?
У девочки мгновенно засветилась мордашка. Она схватила мать за руку и счастливо заверещала:
– Ты слышишь, мамочка, я ничего плохого не сделала и они на меня совсем не сердятся! А можно мне иметь такого тоже?.. Я, правда, буду очень хорошей! Я тебе очень-очень обещаю!
Мама смотрела на неё грустными глазами, стараясь решить, как бы правильнее ответить. А девочка неожиданно спросила:
– А вы не видели моего папу, добрые светящиеся девочки? Он с моим братиком куда-то исчез...
Стелла вопросительно на меня посмотрела. И я уже заранее знала, что она сейчас предложит...
– А хотите, мы их поищем? – как я и думала, спросила она.
– Мы уже искали, мы здесь давно. Но их нет. – Очень спокойно ответила женщина.
– А мы по-другому поищем, – улыбнулась Стелла. – Просто подумайте о них, чтобы мы смогли их увидеть, и мы их найдём.
Девочка смешно зажмурилась, видимо, очень стараясь мысленно создать картинку своего папы. Прошло несколько секунд...
– Мамочка, а как же так – я его не помню?.. – удивилась малышка.
Такое я слышала впервые и по удивлению в больших Стеллиных глазах поняла, что для неё это тоже что-то совершенно новенькое...
– Как так – не помнишь? – не поняла мать.
– Ну, вот смотрю, смотрю и не помню... Как же так, я же его очень люблю? Может, и правда его больше нет?..
– Простите, а вы можете его увидеть? – осторожно спросила у матери я.
Женщина уверенно кивнула, но вдруг что-то в её лице изменилось и было видно, что она очень растерялась.
– Нет... Я не могу его вспомнить... Неужели такое возможно? – уже почти испуганно сказала она.
– А вашего сына? Вы можете вспомнить? Или братика? Ты можешь вспомнить своего братика? – обращаясь сразу к обеим, спросила Стелла.
Мама и дочь отрицательно покачали головами.
Обычно такое жизнерадостное, личико Стеллы выглядело очень озабоченным, наверное, никак не могла понять, что же такое здесь происходит. Я буквально чувствовала напряжённую работу её живого и такого необычного мозга.
– Придумала! Я придумала! – вдруг счастливо заверещала Стелла. – Мы «оденем» ваши образы и пойдём «погулять». Если они где-то есть – они нас увидят. Правда же?
Идея мне понравилась, и оставалось только мысленно «переодеться» и пойти на поиски.
– Ой, пожалуйста, а можно я с ним побуду, пока вы не вернётесь? – упорно не забывала своего желания малышка. – А как его зовут?
– Пока ещё никак, – улыбнулась ей Стелла. – а тебя?
– Лия. – Ответила малышка. – А почему всё-таки вы светитесь? Мы один раз видели таких, но все говорили, что это ангелы... А кто же тогда вы?
– Мы такие же девочки как ты, только живём «наверху».
– А верх – это где? – не унималась маленькая Лия.
– К сожалению, ты не можешь туда пойти, – пыталась как-то объяснить, попавшая в затруднение Стелла. – Хочешь, я тебе покажу?
Девчушка от радости запрыгала. Стелла взяла её за ручку и открыла перед ней свой потрясающий фантастический мир, где всё казалось таким ярким и счастливым, что не хотелось в это верить.
Глаза у Лии стали похожими на два огромных круглых блюдца:
– Ой, красота-а кака-ая!....А это что – рай? Ой ма-амочки!.. – восторженно, но очень тихо пищала девчушка, как будто боясь спугнуть это невероятное видение. – А кто же там живёт? Ой, смотрите, какое облако!.. И дождик золотой! А разве такое бывает?..