Федеративное устройство России

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Политика — Портал:Политика
Россия
80px

Эта статья — часть серии:
Политическая система
России

Государственный строй России


Конституция России


Президент России




Правительство


Федеральное собрание


Судебная система



Федеративное устройство


Выборы


Федеративное устройство России — форма государственного устройства России. Федеративное устройство было провозглашено в начале XX века. Составная часть государства в России называется субъектом Российской Федерации или сокращённо субъектом Федерации. Согласно Конституции, принятой в 1993 году, Российская Федерация состоит из равноправных субъектов. Право выхода из федерации не предусмотрено.

 
22 республики
 
9 краёв
 
46 областей
 
3 города федерального значения
 
1 автономная область
 
4 автономных округа






История

[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Федеративное устройство РоссииОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Федеративное устройство РоссииОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Федеративное устройство России

История российского федерализма насчитывает чуть менее ста лет.

Учредительное собрание

Впервые попытка провозглашения федеративного устройства России была осуществлена Учредительным собранием в короткой резолюции, принятой 6 (19) января 1918 год:

Именем народов, государство Российское составляющих, Всероссийское Учредительное Собрание постановляет:
Государство Российское провозглашается Российской Демократической Федеративной Республикой, объединяющей в неразрывном союзе народы и области, в установленных федеральной конституцией пределах, суверенные.

Постановление о государственном устройстве России.

Это произошло вскоре после провозглашения Керенским 1 сентября 1917 года республиканской формы правления. Федеративное устройство сменило собой унитарное государственное устройство Российской империи. Однако Учредительное собрание в тот же день было распущено и принятые им решения не приобрели какого-либо практического значения[1].

Советская федерация

Позднее Россия сохранила федеративное устройство, будучи союзной республикой в составе СССР (Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика — РСФСР).

По принятой в советском и российском конституционном праве традиции началом федеративного устройства считается «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», проект которой был написан Лениным и принят ВЦИК 3 (16) января 1918 года. Она была одобрена, а 18 (31) января 1918 окончательно утверждена III съездом Советов.

Декларация провозгласила, что:
Российская Советская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация Советских национальных республик.

Декларация стала составной частью Конституции РСФСР 1918 года, закрепившей преобразование России в федерацию. Следует отметить, что федеративный строй РСФСР во многих чертах носил декларативный характер: Верховный Совет РСФСР до 1989 года оставался однопалатным (что типично для унитарных государств), полномочия национально-государственных и административно-территориальных единиц определялись по остаточному принципу и сводились преимущественно к коммунальным вопросам и т. д.

30 декабря 1922 года I-й Съезд Советов СССР утвердил Декларацию и Договор об образовании СССР, по которому РСФСР объединялась с УССР, БССР и Закавказской федерацией в новую федерацию — Советский Союз.

Как до, так и после вхождения в состав СССР границы РСФСР неоднократно менялись (преимущественно в пользу соседних союзных республик). В общей сложности территория РСФСР за время существования Советского Союза уменьшилась примерно на треть.

Российская Федерация

Россия сохранила федеративное устройство и после провозглашения суверенитета, распада СССР и принятия новой Конституции в 1993 году.

Современная Россия унаследовала территорию от РСФСР. В 1992 году регионами был подписан Федеративный договор о разграничении полномочий. В 1993 году, когда была принята ныне действующая Конституция, насчитывалось 89 субъектов, с 1 марта 2008 года, после объединения регионов их количество уменьшилось до 83, а с 18 марта 2014 года, в результате присоединения Республики Крым и города Севастополя к России субъектов в Российской Федерации стало — 85[2].

В 2005—2011 годы выборы глав субъектов Российской Федерации были заменены процедурой наделения полномочиями.

Права и полномочия субъектов

Субъекты федерации имеют собственные органы исполнительной и законодательной власти.

Субъекты федерации имеют собственную конституцию либо устав, а также собственное законодательство, принимаемое региональными парламентами.

Субъекты имеют по два представителя в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

Равноправие субъектов

Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты федерации между собой равноправны. После вступления в силу Конституции 1993 года Россия стала симметричной федерацией: полномочия республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов стали одинаковыми (пункт 4 статьи 5, пункт 2 статьи 72, пункт 1 раздела второго). Однако, республики, входящие в Россию, имеют право устанавливать свой государственный язык, в отличие от иных субъектов России[3]. В 19921993 гг. компетенция республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и округов различалась (см. главы 8, 9, 91 Конституции 1978 года), а до этого, в 19181992 гг. субъектами Российской Федерации (РСФСР) и вовсе были только национальные образования (республики).

Выход из состава Российской Федерации

Действующей Конституцией РФ право одностороннего выхода из ее состава не предусмотрено[4][5].

Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории

— Конституция Российской Федерации, ст.4 п.3

В 90-е годы, до федеративной реформы, возможность выхода из состава РФ упоминалась в конституциях некоторых республик — например, Тувы[5]. В 1991 году, в период парада суверенитетов, Чечня провозгласила свою независимость в одностороннем порядке[5].

Одни правоведы полагают, что при отсутствии положения в конституции субъекта федерации, вопрос о выходе могут ставить только те субъекты, которые представляют форму самоопределения наций, народов[6]. Другие (профессор кафедры конституционного права ВШЭ Илья Шаблинский), что законодательные основы отделения региона от России на практике имеют второстепенное значение, сила в этом вопросе важнее[5].

Напишите отзыв о статье "Федеративное устройство России"

Литература

  • Маргиев А. В. О праве выхода республик из состава Российской Федерации // Вестник Адыгейского государственного университета. 2005. № 2. ([http://cyberleninka.ru/article/n/o-prave-vyhoda-respublik-iz-sostava-rossiyskoy-federatsii текст статьи])

См.также

Примечания

  1. [http://www.prof.msu.ru/publ/book/round1.htm Саликов М. Национальный федерализм России.]
  2. [http://pravo.gov.ru:8080/page.aspx?94685 По Конституции РФ от 11.04.2014]
  3. [http://www.consultant.ru/popular/cons/1_3.html#p382 ФЕДЕРАТИВНОЕ УСТРОЙСТВО — Конституция России принята 12.12.1993 \ Консультант Плюс]
  4. Калинский, И. В. Сецессия // Конституционное право России: энциклопедический словарь / под общей ред. В. И. Червонюка. — М. : Юрид. лит., 2002.</span>
  5. 1 2 3 4 [http://www.vedomosti.ru/politics/news/24483711/bez-prava-vyhoda ВЕДОМОСТИ — У Крыма нет права выхода из состава Российской Федерации]
  6. А. В. Маргиев. О праве выхода республик из состава Российской Федерации // Вестник Адыгейского государственного университета. № 2 / 2005 ([http://cyberleninka.ru/article/n/o-prave-vyhoda-respublik-iz-sostava-rossiyskoy-federatsii текст статьи])
  7. </ol>

Отрывок, характеризующий Федеративное устройство России

– Что будем делать?.. – в тихом ужасе прошептала Стелла. – Ты хочешь туда спускаться? Разве мы чем-то можем им помочь? Посмотри, как их много!..
Мы стояли на чёрно-буром, высушенном жаром обрыве, наблюдая простиравшееся внизу, залитое ужасом «месиво» боли, безысходности, и насилия, и чувствовали себя настолько по-детски бессильными, что даже моя воинственная Стелла на этот раз безапелляционно сложила свои взъерошенные «крылышки» и готова была по первому же зову умчаться на свой, такой родной и надёжный, верхний «этаж»...
И тут я вспомнила, что Мария вроде бы говорила с этими, так жестоко судьбой (или ими самими) наказанными, людьми ...
– Скажи, пожалуйста, а как ты туда спустилась? – озадачено спросила я.
– Меня Дин отнёс, – как само собой разумеющееся, спокойно ответила Мария.
– Что же такое страшное эти бедняги натворили, что попали в такое пекло? – спросила я.
– Думаю, это касается не столь их проступков, сколько того, что они были очень сильные и имели много энергии, а этим монстрам именно это и нужно, так как они «питаются» этими несчастными людьми, – очень по-взрослому объяснила малышка.
– Что?!.. – чуть ли не подпрыгнули мы. – Получается – они их просто «кушают»?
– К сожалению – да... Когда мы пошли туда, я видела... Из этих бедных людей вытекал чистый серебристый поток и прямиком заполнял чудищ, сидящих у них на спине. А те сразу же оживали и становились очень довольными. Некоторые людские сущности, после этого, почти не могли идти... Это так страшно... И ничем нельзя помочь... Дин говорит, их слишком много даже для него.
– Да уж... Вряд ли мы можем что-то сделать тоже... – печально прошептала Стелла.
Было очень тяжко просто повернуться и уйти. Но мы прекрасно понимали, что на данный момент мы совершенно бессильны, а просто так наблюдать такое жуткое «зрелище» никому не доставляло ни малейшего удовольствия. Поэтому, ещё раз взглянув на этот ужасающий Ад, мы дружно повернули в другую сторону... Не могу сказать, что моя человеческая гордость не была уязвлена, так как проигрывать я никогда не любила. Но я уже также давно научилась принимать реальность такой, какой она была, и не сетовать на свою беспомощность, если помочь в какой-то ситуации мне было пока ещё не по силам.
– А можно спросить вас, куда вы сейчас направляетесь, девочки? – спросила погрустневшая Мария.
– Я бы хотела наверх... Если честно, мне уже вполне достаточно на сегодня «нижнего этажа»... Желательно посмотреть что-нибудь полегче... – сказала я, и тут же подумала о Марии – бедная девчушка, она ведь здесь остаётся!..
И никакую помощь ей предложить мы, к сожалению, не могли, так как это был её выбор и её собственное решение, которое только она сама могла изменить...
Перед нами замерцали, уже хорошо знакомые, вихри серебристых энергий, и как бы «укутавшись» ими в плотный, пушистый «кокон», мы плавно проскользнули «наверх»...
– Ух, как здесь хорошо-о!.. – оказавшись «дома», довольно выдохнула Стелла. – И как же там, «внизу», всё-таки жутко... Бедные люди, как же можно стать лучше, находясь каждодневно в таком кошмаре?!. Что-то в этом неправильно, ты не находишь?
Я засмеялась:
– Ну и что ты предлагаешь, чтобы «исправить»?
– А ты не смейся! Мы должны что-то придумать. Только я пока ещё не знаю – что... Но я подумаю... – совершенно серьёзно заявила малышка.
Я очень любила в ней это не по-детски серьёзное отношение к жизни, и «железное» желание найти положительный выход из любых появившихся проблем. При всём её сверкающем, солнечном характере, Стелла также могла быть невероятно сильным, ни за что не сдающимся и невероятно храбрым человечком, стоящим «горой» за справедливость или за дорогих её сердцу друзей...
– Ну что, давай чуть прогуляемся? А то что-то я никак не могу «отойти» от той жути, в которой мы только что побывали. Даже дышать тяжело, не говоря уже о видениях... – попросила я свою замечательную подружку.
Мы уже снова с большим удовольствием плавно «скользили» в серебристо-«плотной» тишине, полностью расслабившись, наслаждаясь покоем и лаской этого чудесного «этажа», а я всё никак не могла забыть маленькую отважную Марию, поневоле оставленную нами в том жутко безрадостном и опасном мире, только лишь с её страшным мохнатым другом, и с надеждой, что может наконец-то её «слепая», но горячо любимая мама, возьмёт да увидит, как сильно она её любит и как сильно хочет сделать её счастливой на тот промежуток времени, который остался им до их нового воплощения на Земле...
– Ой, ты только посмотри, как красиво!.. – вырвал меня из моих грустных раздумий радостный Стеллин голосок.
Я увидела огромный, мерцающий внутри, весёлый золотистый шар, а в нём красивую девушку, одетую в очень яркое цветастое платье, сидящую на такой же ярко цветущей поляне, и полностью сливавшуюся с буйно пламенеющими всеми цветами радуги невероятными чашечками каких-то совершенно фантастических цветов. Её очень длинные, светлые, как спелая пшеница, волосы тяжёлыми волнами спадали вниз, окутывая её с головы до ног золотым плащом. Глубокие синие глаза приветливо смотрели прямо на нас, как бы приглашая заговорить...
– Здравствуйте! Мы вам не помешаем? – не зная с чего начать и, как всегда, чуть стесняясь, приветствовала незнакомку я.
– И ты здравствуй, Светлая, – улыбнулась девушка.
– Почему вы так меня называете? – очень удивилась я.
– Не знаю, – ласково ответила незнакомка, – просто тебе это подходит!.. Я – Изольда. А как же тебя по правде зовут?
– Светлана, – немного смутившись ответила я.
– Ну вот, видишь – угадала! А что ты здесь делаешь, Светлана? И кто твоя милая подруга?
– Мы просто гуляем... Это Стелла, она мой друг. А вы, какая Изольда – та, у которой был Тристан? – уже расхрабрившись, спросила я.
У девушки глаза стали круглыми от удивления. Она, видимо никак не ожидала, что в этом мире её кто-то знал...
– Откуда ты это знаешь, девочка?.. – тихо прошептала она.
– Я книжку про вас читала, мне она так понравилась!.. – восторженно воскликнула я. – Вы так любили друг друга, а потом вы погибли... Мне было так жаль!.. А где же Тристан? Разве он больше не с вами?
– Нет, милая, он далеко... Я его так долго искала!.. А когда, наконец, нашла, то оказалось, что мы и здесь не можем быть вместе. Я не могу к нему пойти... – печально ответила Изольда.
И мне вдруг пришло простое видение – он был на нижнем астрале, видимо за какие-то свои «грехи». И она, конечно же, могла к нему пойти, просто, вероятнее всего, не знала, как, или не верила что сможет.
– Я могу показать вам, как туда пойти, если вы хотите, конечно же. Вы сможете видеть его, когда только захотите, только должны быть очень осторожны.
– Ты можешь пойти туда? – очень удивилась девушка.
Я кивнула:
– И вы тоже.
– Простите, пожалуйста, Изольда, а почему ваш мир такой яркий? – не смогла удержать своего любопытства Стелла.
– О, просто там, где я жила, почти всегда было холодно и туманно... А там, где я родилась всегда светило солнышко, пахло цветами, и только зимой был снег. Но даже тогда было солнечно... Я так соскучилась по своей стране, что даже сейчас никак не могу насладиться вволю... Правда, имя моё холодное, но это потому, что маленькой я потерялась, и нашли меня на льду. Вот и назвали Изольдой...
– Ой, а ведь и правда – изо льда!.. Я никогда бы не додумалась!.. – ошарашено уставилась на неё я.
– Это ещё, что!.. А ведь у Тристана и вообще имени не было... Он так всю жизнь и прожил безымянным, – улыбнулась Изольда.
– А как же – «Тристан»?
– Ну, что ты, милая, это же просто «владеющий тремя станами», – засмеялась Изольда. – Вся его семья ведь погибла, когда он был ещё совсем маленький, вот и не нарекли имени, когда время пришло – некому было.
– А почему вы объясняете всё это как бы на моём языке? Это ведь по-русски!
– А мы и есть русские, вернее – были тогда... – поправилась девушка. – А теперь ведь, кто знает, кем будем...
– Как – русские?.. – растерялась я.
– Ну, может не совсем... Но в твоём понятии – это русские. Просто тогда нас было больше и всё было разнообразнее – и наша земля, и язык, и жизнь... Давно это было...
– А как же в книжке говорится, что вы были ирландцы и шотландцы?!.. Или это опять всё неправда?
– Ну, почему – неправда? Это ведь то же самое, просто мой отец прибыл из «тёплой» Руси, чтобы стать владетелем того «островного» стана, потому, что там войны никак не кончались, а он был прекрасным воином, вот они и попросили его. Но я всегда тосковала по «своей» Руси... Мне всегда на тех островах было холодно...
– А могу ли я вас спросить, как вы по-настоящему погибли? Если это вас не ранит, конечно. Во всех книжках про это по-разному написано, а мне бы очень хотелось знать, как по-настоящему было...
– Я его тело морю отдала, у них так принято было... А сама домой пошла... Только не дошла никогда... Сил не хватило. Так хотелось солнце наше увидеть, но не смогла... А может Тристан «не отпустил»...
– А как же в книгах говорят, что вы вместе умерли, или что вы убили себя?
– Не знаю, Светлая, не я эти книги писала... А люди всегда любили сказы друг другу сказывать, особенно красивые. Вот и приукрашивали, чтобы больше душу бередили... А я сама умерла через много лет, не прерывая жизни. Запрещено это было.
– Вам, наверное, очень грустно было так далеко от дома находиться?
– Да, как тебе сказать... Сперва, даже интересно было, пока мама была жива. А когда умерла она – весь мир для меня померк... Слишком мала я была тогда. А отца своего никогда не любила. Он войной лишь жил, даже я для него цену имела только ту, что на меня выменять можно было, замуж выдав... Он был воином до мозга костей. И умер таким. А я всегда домой вернуться мечтала. Даже сны видела... Но не удалось.
– А хотите, мы вас к Тристану отведём? Сперва покажем, как, а потом вы уже сама ходить будете. Это просто... – надеясь в душе, что она согласится, предложила я.
Мне очень хотелось увидеть «полностью» всю эту легенду, раз уж появилась такая возможность, и хоть было чуточку совестно, но я решила на этот раз не слушать свой сильно возмущавшийся «внутренний голос», а попробовать как-то убедить Изольду «прогуляться» на нижний «этаж» и отыскать там для неё её Тристана.