Философ

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Sanzio 01 Plato Aristotle.jpg
Платон и Аристотель

Фило́соф (др.-греч. φιλόσοφος — любящий мудрость) — профессиональный мыслитель, занимающийся разработкой вопросов мировоззрения.[1]

Философом также может называться человек, принадлежащий к определённой философской школе, разделяющий её идеи или живущий в соответствии с этими идеями, то есть осуществляющий философию как образ жизни (см., напр., Диоген).

Согласно Канту, основной смысл философии состоит в её гуманистическом признании, — отмечает профессор Ойзерман — философ есть человек, одушевлённый бескомпромиссным сознанием своей абсолютной ответственности перед самим собой и тем самым перед всем человечеством[2].

У Платона встречается сравнение философов с борцами[3].

Первыми философами называют милетцев.





Создание термина

Термин «философ» (др.-греч. φιλόσοφος) старше термина «философия», изначально применялся для обозначения образованного человека вообще. В том смысле, в котором он употреблялся в античности, его впервые использовал древнегреческий философ Пифагор. По сообщению Диогена Лаэртского:

Философию философией [любомудрием], а себя философом [любомудром] впервые стал называть Пифагор… мудрецом же, по его словам, может быть только Бог, а не человек. Ибо преждевременно было бы философию называть «мудростью», а упражняющегося в ней — «мудрецом», как если бы он изострил уже свой дух до предела; а философ ["любомудр"] — это просто тот, кто испытывает влечение к мудрости[4].

И в другом месте, на вопрос, кто он такой, Пифагор отвечает: "«Философ», что значит «любомудр»", философы, по его словам, тяготеют "до единой только истины"[5]. Пифагор не оставил после себя сочинений, так что первый автор, у которого встречается слово «философ», это Гераклит:

Очень много должны знать мужи-философы[6]

Философ у Гераклита — это, судя по дошедшим до нас отрывкам его сочинения, «исследователь природы вещей», отмечает Ф. Х. Кессиди[7].

Исторические образы философа

Напишите отзыв о статье "Философ"

Примечания

  1. Философ // Толковый словарь русского языка / Под ред. Д. Н. Ушакова. — М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1940. — Т. 4.
  2. http://www.ras.ru/FStorage/download.aspx?Id=4c2f81fa-6a26-49fd-b442-d2afbf21e347
  3. http://iph.ras.ru/uplfile/root/biblio/pj/pj_6/4.pdf с. 9
  4. Диоген Лаэртский. Книга первая // [http://psylib.org.ua/books/diogenl/ О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов] / Пер. М. Л. Гаспарова. — М.: Мысль, 1986.
  5. Диоген Лаэртский. Книга восьмая // Там же.
  6. Гераклит Эфесский. Фрагмент B 35 DK. [http://philosophy.ru/library/antiq/geraklit/ger_othe.html Пер. М. А. Дынника.]. В [http://philosophy.ru/library/antiq/geraklit/gerakli1.html переводе А. В. Лебедева]: «Многого знатоками должны быть любомудрые мужи» (7 Marcovich/35 DK).
  7. [http://bookzie.com/book_211_glava_20_1._Filosofija_v_ponimanii_Sokr.html 1. Философия в понимании Сократа : Сократ : Юридическая библиотека | Что такое мудрость философия | Сократ 21 а]

Ссылки

  • [http://velikanov.ru/philosophy/ История философии: Энциклопедия]
  • [http://encycl.anthropology.ru/ Краткий словарь философов] на сайте «Философская антропология»
  • Блинников Л. В. [http://www.philosophy.ru/edu/ref/blin/index.html Краткий словарь философских персоналий].


Отрывок, характеризующий Философ

Этот вопрос (только без «тоже») при встречах с душами, мне задавался очень часто, и я уже привыкла на него не реагировать, хотя в начале, признаться честно, он довольно долго продолжал меня очень и очень смущать.
Меня это чем-то насторожило.
– Почему – «тоже»?– озадачено спросила я.
– Ко мне приходил кто-то, кто называл себя «ангелом», но я знаю, что это была не ты… – грустно ответил Артур.
Тут меня осенила очень неприятная догадка...
– А вам не становилось плохо после того, как этот «ангел» приходил? – уже поняв в чём дело, спросила я.
– Откуда знаешь?.. – очень удивился он.
– Это был не ангел, а скорее наоборот. Вами просто пользовались, но я не могу вам этого правильно объяснить, потому, что не знаю пока ещё сама. Я просто чувствую, когда это происходит. Вам надо быть очень осторожным. – Только и смогла тогда сказать ему я.
– Это чем-то похоже на то, что я видел сегодня? – задумчиво спросил Артур.
– В каком-то смысле да, – ответила я.
Было видно, что он очень сильно старается что-то для себя понять. Но, к сожалению, я не в состоянии была тогда ещё толком ему что-либо объяснить, так как сама была всего лишь маленькой девочкой, которая старалась своими силами «докопаться» до какой-то сути, руководствуясь в своих «поисках» всего лишь, ещё самой не совсем понятным, своим «особым талантом»...
Артур был, видимо, сильным человеком и, даже не понимая происходящего, он его просто принимал. Но каким бы сильным не был этот измученный болью человек, было видно, что снова скрывшиеся от него родные образы его любимой дочери и жены, заставляли его опять также нестерпимо и глубоко страдать... И надо было иметь каменное сердце, чтобы спокойно наблюдать, как он озирается вокруг глазами растерянного ребёнка, стараясь хоть на короткое мгновение ещё раз «вернуть» свою любимую жену Кристину и своего храброго, милого «лисёнка» – Вэсту. Но, к сожалению, его мозг, видимо не выдержавший такой огромной для него нагрузки, намертво замкнулся от мира дочери и жены, больше уже не давая возможности с ними соприкоснуться даже в самом коротком спасительном мгновении…
Артур не умолял о помощи и не возмущался... К моему огромному облегчению, он с удивительным спокойствием и благодарностью принимал то оставшееся, что жизнь ещё могла ему сегодня подарить. Видимо слишком бурный «шквал», как положительных, так и отрицательных эмоций полностью опустошил его бедное, измученное сердце, и теперь он лишь с надеждой ждал, что же ещё я смогу ему предложить…
Они говорили долго, заставляя плакать даже меня, хотя я была уже вроде бы привыкшая к подобному, если конечно к такому можно привыкнуть вообще...
Примерно через час я уже чувствовала себя, как выжатый лимон и начала немножко волноваться, думая о возвращении домой, но всё никак не решалась прервать этой, хоть теперь уже и более счастливой, но, к сожалению, их последней встречи. Очень многие, которым я пыталась таким образом помочь, умоляли меня прийти опять, но я, скрепив сердце, категорически в этом отказывала. И не потому, что мне их не было жалко, а лишь потому, что их было множество, а я, к сожалению, была одна… И у меня также ещё была какая-то моя собственная жизнь, которую я очень любила, и которую всегда мечтала, как можно полнее и интереснее прожить.
Поэтому, как бы мне не было жалко, я всегда отдавала себя каждому человеку только лишь на одну единственную встречу, чтобы он имел возможность изменить (или хотя бы попытаться) то, на что, обычно, у него уже никогда не могло быть никакой надежды… Я считала это честным подходом для себя и для них. И только один единственный раз я преступила свои «железные» правила и встречалась со своей гостьей несколько раз, потому что отказать ей было просто не в моих силах…

Как можно понять или объяснить то, чего мы никогда не слышали и никогда не знали?.. А ведь люди это делают постоянно, даже не задумываясь о том, что, возможно, они не правы или, что все остальные просто не нуждаются ни в их мнении, ни объяснении... Так, помню, когда я один единственный раз попыталась рассказать одному «умному человеку» про удивительную девочку со светлым именем – Стелла, он тут же начал, с «высоты своего полёта», очень снисходительно мне объяснять, что же «по-настоящему» я чувствовала, и что «по-настоящему» произошло....