Флемстид, Джон

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Джон Флемстид
John Flamsteed
267x400px
Дата рождения:

16 августа 1646(1646-08-16)

Место рождения:

Денби, Дербишир, Англия

Дата смерти:

Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).

Место смерти:

Бёстоу (англ. Burstow), Суррей, Англия

Страна:

Великобритания

Научная сфера:

Астрономия

Место работы:

Гринвичская обсерватория

Учёная степень:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Учёное звание:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Альма-матер:

Кембриджский университет, Jesus College

Научный руководитель:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Известные ученики:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Известен как:
Известна как:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды и премии:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сайт:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подпись:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

link=Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). [[Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Произведения]] в Викитеке
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Джон Фле́мстид (устаревшее: Фламстид[1], англ. John Flamsteed; 19 августа 1646 — 31 декабря 1719), первый Королевский астроном, первый директор Гринвичской обсерватории1675). Основные труды — таблицы движения Луны (1673), каталог положений около 3 тысяч звёзд (17121725) и звёздный атлас (опубликован в 1729). Выполнил большое число наблюдений Луны, которые были использованы И. Ньютоном, при обосновании закона всемирного тяготения. Через десять лет после его смерти был опубликован составленный им атлас звёздного неба Atlas Coelestis[2].







Биография

Джон Флемстид родился 16 августа 1646 года в деревне Денби (англ. Denby) (графство Дербишир, Англия). Он был единственным сыном Стефана Флемстида (Stephen Flamsteed) и его первой жены Мери Спадман (Mary Spadman). Учился в бесплатной школе в городе Дерби, затем в «Дерби Скул» (англ. Derby School) при церкви Св. Петра в том же городе, где его отец занимался бизнесом по продаже солода. В руководстве школы в то время были, в основном, пуритане. Джон Флемстид успешно овладел латинским языком, необходимым для чтения литературы в те времена, а также любил историю. Окончил школу в мае 1662 года.[3]:3–4

Поступление в «Джизус-Колледж» (англ. Jesus College) (Кембриджского университета), рекомендованное директором «Дерби Скул», пришлось отложить на несколько лет из-за хронических заболеваний. В эти годы Флемстид помогал своему отцу в бизнесе, у отца же научился арифметике и дробям. Проявлял большой интерес к математике и астрономии. В июле 1662 г. с восхищением прочитал «Трактат о сфере» (англ.) (лат. De sphaera mundi) — труды астронома XIII в. Иоанна Сакробоско, а 12 сентября того же года сам наблюдал частичное солнечное затмение. В начале 1663 года Фламстид прочитал «Искусство создания солнечных часов» (англ. The Art of Dialling) Томаса Фале (англ. Thomas Fale), что пробудило в нём интерес к солнечным часам. Летом 1663 года прочёл «Канон» (англ. Canon[прим. перев. 1]) Эдмунда Уингейта (англ. Edmund Wingate), «Канон»[прим. перев. 1] Уильяма Отреда и «Искусство создания солнечных часов» Томаса Стиррупа (англ. Thomas Stirrup). Примерно в то же время Джон Флемстид приобрёл книгу Томаса Стрита (англ. Thomas Street) «Астрономия Каролина, или новая теория небесного движения» (англ. Astronomia Carolina, or A New Theory of the Celestial Motions (Caroline Tables)). Фламстид объединился с местными джентльменами, которые также интересовались астрономией. Среди них был Уильям Личфорд (William Litchford), у которого в библиотеке была работа астролога Джона Гэдбери (англ. John Gadbury) с астрономическими таблицами Джереми Хоррокса (умершего в 1641 г. в возрасте двадцати трёх лет). Джон Флемстид, как и Исаак Ньютон, был очень впечатлён работами Хоррокса.[3]:8–11

В августе 1665 г. девятнадцатилетний Флемстид написал свою первую научную работу по астрономии, названную «Математические очерки» (англ. Mathematical Essays), посвящённую проектированию, изготовлению и использованию квадранта, и включавшую таблицы астрономических данных, рассчитанных для широты города Дерби[3]:11.

И только в сентябре 1670 г. Джон Флемстид приезжает в Кембридж и становится студентом «Джизус-Колледжа» (англ.)[4]. Насколько известно, он не жил там постоянно; так, в 1674 году Флемстид провёл в Кембридже около двух месяцев, но зато имел возможность посещать «Лукасовские лекции» (англ. Lucasian Lectures) самого Исаака Ньютона[3]:26.

Посвящённый в сан диакона, Флемстид готовился жить в Дербишире, когда вдруг получил приглашение в Лондон. 4 марта 1675 года, согласно королевскому приказу «The King’s Astronomical Observator», он был назначен первым Королевским астрономом, с денежным содержанием в размере 100 фунтов стерлингов в год. В июне того же года другими приказом короля Англии была учреждена Гринвичская королевская обсерватория, а в августе Джон Флемстид заложил первый камень в её фундамент. В феврале 1676 г. он был принят в Лондонское королевское общество, а в июле — поселился в обсерватории, где и жил до 1684 года, когда был окончательно назначен приходским священником деревни Бёстоу (англ. Burstow) графства Суррей (Юго-Восточная Англия), — но при этом сохранил за собой должность Королевского астронома. Так, на двух должностях сразу, Джон Флемстид и оставался вплоть до своей кончины в 1719 году. Похоронен в Бёрстоу.

Рукописи и научные инструменты Флемстида после его смерти были забраны его вдовой. Рукописи были возвращены много лет спустя, но инструменты исчезли[5].

Научная работа

Файл:John Flamsteed Royal Greenwich Observatory Museum.jpg
Бюст Дж. Флемстида в музее Гринвичской обсерватории

Флемстид смог точно рассчитать время солнечных затмений 1666 и 1668 года. Среди его научных достижений — записи наблюдений планеты Уран (правда, он ошибочно принял её за звезду из созвездия Тельца и внёс в каталог под именем «34 Tauri»). Первое наблюдение Урана было им сделано в декабре 1690 года, и оно до сих пор остаётся самым ранним из известных астрономических наблюдений этой планеты.

16 августа 1680 года Флемстид каталогизировал «звезду 3» созвездия Кассиопеи (3 Cassiopeiae), которую другие астрономы потом не обнаружили. Три века спустя американский историк астрономии Уильям Эшворт (англ. William Ashworth[прим. перев. 2]) предположил, что наблюдавшийся Флемстидом объект был последней до настоящего времени сверхновой, вспыхнувшей в нашей Галлактике. Сейчас на её месте остался сильнейший источник радиоизлучения за пределами Солнечной системы[прим. перев. 3], известный как 3C 461 (Третий Кембриджский каталог радиоисточников) или как Кассиопея A. Однако, положение флемстидовоской «3 Cassiopeiae» не точно совпадает с Кассиопеей А, и по расчётам, взрыв этой сверхновой должен был произойти в 1667-м, а не в 1680 году. Поэтому другие историки считают, что это была ошибка Флемстида: например, неправильно записанные координаты уже известной звезды.

В 1681 году Флемстид предположил, что две кометы, наблюдавшиеся в ноябре и декабре 1680 года — на самом деле были двумя появлениями одной и той же кометы (Великой кометы 1680 года (англ.)), которая в первый раз приближалась к Солнцу, а во второй — удалялась от него. Исаак Ньютон сначала спорил об этом с Флемстидом, но потом согласился с ним и предложил теорию о том, что кометы, так же как и планеты, обращаются вокруг Солнца по определённым орбитам — но только сильно вытянутым эллиптическим. Вскоре рассерженный Флемстид узнал, что Ньютон с помощью Эдмунда Галлея получил доступ к записям его наблюдений[6].

Работая Королевским астрономом, Джон Флемстид около сорока лет наблюдал звёзды и тщательно записывал их в свой звёздный каталог, который в итоге стал содержать в три раза больше звёзд, чем звёздный атлас Тихо Браге. Не желая рисковать своей репутацией, публикуя непроверенные данные, Флемстид держал незавершённые записи под печатью в Гринвиче. В 1712 г. Исаак Ньютон, который тогда был президентом «Лондонского королевского общества», а также Эдмунд Галлей — каким-то образом заполучили эти записи и опубликовали их в «пиратском» звёздном каталоге[6]. Узнав об этом, Джон Флемстид сумел собрать триста из четырёхсот напечатанных экземпляров того каталога и сжёг их, после чего написал своему ассистенту Абрахаму Шарпу: «Если сэр И. Н. был бы восприимчив к этому, я бы сделал ему и др. Галлею большое одолжение» (англ. If Sir I.N. would be sensible of it, I have done both him and Dr. Halley a great kindness).[7]

Авторский вариант звёздного каталога Флемстида (отредактированный его женой Маргарет) был опубликован лишь посмертно, в 1725 году. Он содержал записи астрономических наблюдений Флемстида, а также каталог 2395 звёзд, положения которых на небесной сфере были указаны более точно, чем в любой предшествующей работе по астрономии. Этот каталог считается первым значимым вкладом Гринвичской обсерватории в развитии астрономической науки. Другой известный научный труд этого астронома — «Обозначения Флемстида» — цифровые обозначения звёзд, которые вскоре были опубликованы во французском издании каталога, и продолжают использоваться до сих пор.[8] В 1729 г. вдова Флемстида опубликовала (при технической поддержке Джозефа Кроствэйта (Joseph Crosthwait) и Абрахама Шарпа) «Atlas Coelestis».

Признание и память

См. также

Напишите отзыв о статье "Флемстид, Джон"

Примечания переводчика

  1. 1 2 Возможно, название книги «Canon» лучше перевести как «Принцип», «Закон» или «Основы», а не «Канон», поскольку это естественно-научная, а не религиозная, юридическая или искусствоведческая книга.
  2. Скорее всего, это сотрудник исторического факультета Университета Ливерпуля [http://tulip.liv.ac.uk/pls/new_portal/tulwwwmerge.mergepage?p_template=hist&p_tulipproc=staff&p_params=%3Fp_func%3Dteldir%26p_hash%3DA779622%26p_url%3DHI%26p_template%3Dhist William J. Ashworth Bsc (Hons), MA, PhD]. В английском разделе Википедии статьи William Ashworth пока нет.
  3. Скорее всего, под словами «the strongest radio source outside of the solar system» имеется в виду не абсолютная мощность этого комического источника радиоизлучения, а его «радиояркость» при наблюдении с Земли или околоземного космического пространства: если бы мы могли видеть звёздное небо не в видимом свете, а в радиодиапазоне, эта звезда была бы самой яркой из наблюдаемых.

Напишите отзыв о статье "Флемстид, Джон"

Примечания

  1. Серафимов В. В. Фламстид, Джон // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Davide Neri. [http://www.bo.astro.it/~biblio/atlas/flams-in.htm John Flamsteed, Atlas coelestis]. Проверено 8 мая 2011. [http://www.webcitation.org/61BLVLPfe Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  3. 1 2 3 4 Birks, John L., John Flamsteed, the first Astronomer Royal (London, Avon Books, 1999) (англ.)
  4. [http://venn.csi.cam.ac.uk/cgi-bin/search.pl?sur=&suro=c&fir=&firo=c&cit=&cito=c&c=all&tex=FLMT670J&sye=&eye=&col=all&maxcount=50 Флемстид, Джон] in Venn, J. & J. A., Alumni Cantabrigienses, Cambridge University Press, 10 vols, 1922–1958.
  5. Hirschfe1ld Alan W. Parallax. — Henry Holt and Co. — P. 162.
  6. 1 2 Jardine, Lisa [http://www.bbc.co.uk/news/magazine-21802843 A Point of View: Crowd-sourcing comets]. Magazine. BBC News (15 марта 2013). Проверено 20 мая 2013. [http://www.webcitation.org/6GsXLXQ9a Архивировано из первоисточника 25 мая 2013].
  7. Sobel, Dava. Longitude: The True Story of a Lone Genius Who Solved the Greatest Scientific Problem of His Time. — New York: Walker & Company, 1995. — ISBN 978-0-8027-1529-6.
  8. Ridpath, Ian [http://www.ianridpath.com/startales/flamsteed.htm Flamsteed numbers – where they really came from]. Проверено 8 января 2012. [http://www.webcitation.org/6Ei80J3EO Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
  9. Malden, H. E. (ed) [https://www.british-history.ac.uk/report.aspx?compid=42952 A History of the County of Surrey: Volume 3. Parishes: Burstow] (англ.). Victoria County History of Surrey 176–182. British History Online (1911). Проверено 14 июня 2013.
  10. [http://www.thisisderbyshire.co.uk/LIST-DERBEIANS-HONOURED/story-18125437-detail/story.html#axzz2KjCUpLKV Derby Evening Telegraph, 12 Feb 2013, «List Of Derbeians To Be Honoured»]

Литература

  • Колчинский И.Г., Корсунь А.А., Родригес М.Г. Астрономы: Биографический справочник. — 2-е изд., перераб. и доп.. — Киев: Наукова думка, 1986. — 512 с.
  • The correspondence of John Flamsteed, the first Astronomer Royal compiled and edited by Eric G. Forbes, … Lesley Murdin and Frances Willmoth. Bristol: Institute of Physics Publishing, 1995—2002 ISBN 0-7503-0147-3 (v. 1); ISBN 0-7503-0391-3 (v. 2) ; ISBN 0-7503-0763-3 (v.3)
  • The Gresham lectures of John Flamsteed, edited and introduced by Eric G. Forbes. London: Mansell, 1975 ISBN 0-7201-0518-8
  • Newton’s Tyranny: The Suppressed Scientific Discoveries of Stephen Gray and John Flamsteed, David H. Clark & Stephen H.P. Clark. W. H. Freeman, 2001 ISBN 0-7167-4701-4

Ссылки

  • [http://janus.lib.cam.ac.uk/db/node.xsp?id=EAD%2FGBR%2F0180%2FRGO%201 Online catalogue of Flamsteed’s working and personal papers (part of the Royal Greenwich Observatory Archives held at Cambridge University Library)]
  • [http://www.seds.org/messier/xtra/Bios/flamsteed.html John Flamsteed Biography (SEDS)]
  • [http://www.univie.ac.at/hwastro Rare book collection at the Vienna Institute of Astronomy]
  • [http://www.1911encyclopedia.org/John_Flamsteed Flamsteed in the 1911 Encyclopaedia Britannica]
  • [http://www-history.mcs.st-andrews.ac.uk/Biographies/Flamsteed.html Flamsteed biography]
  • [http://lhldigital.lindahall.org/cdm4/document.php?CISOROOT=/astro_atlas&CISOPTR=1200&REC=14 Flamsteed’s 1729 Atlas Coelestis] scanned book, Linda Hall Library.
  • [http://www.atlascoelestis.com/9.htm Atlas coelestis, Londra Edizione del 1753 da www.atlascoelestis.com]
  • [http://www.atlascoelestis.com/10.htm Atlas coelestis, Londra Edizione del 1753 colorata a mano da www.atlascoelestis.com]

Отрывок, характеризующий Флемстид, Джон

Я ни за что и никогда не поверила бы, что смогу так легко размышлять об убийстве... Душа медленно каменела, оставляя внутри только лишь место для правосудия. Я жила, чтобы его уничтожить. И не имело значения, как это сделать. В данном случае любые средства были хороши. Главное было Караффу убить. Чтобы не страдали больше невинные люди, чтобы не ходил по земле этот кровожадный, злой человек.
И поэтому я сидела сейчас с ним рядом, с улыбкой принимая угощения, и светски беседуя на самые разные темы... в то же время напряжённо выискивая хоть какую-нибудь слабинку, которая дала бы мне возможность наконец-то избавиться от его «святого» присутствия...
Ужин подходил к середине, а мы всё ещё светски «обсуждали» какие-то редкие книги, музыку и искусство, будто и не было у него на уме какой-то очень серьёзной цели, по причине которой он пригласил меня в свои покои в такой неподходящий, поздний час.
Казалось, Караффа искренне наслаждался общением, вроде-бы начисто позабыв о своём «особо-важном» разговоре. И надо отдать ему должное – собеседником он был, бесспорно, интереснейшим... если забыть о том, кем он являлся на самом деле... Чтобы заглушить в своей душе нарастающую тревогу, я как можно больше шутила. Караффа весело смеялся моим шуткам, в ответ рассказывая другие. Он был предупредительным и приятным. Но, несмотря на всю его светскую галантность, я чувствовала, что ему тоже надоело притворяться... И хотя выдержка Караффы была по-настоящему безупречной, по лихорадочному блеску его чёрных глаз я понимала – всё наконец-то подходило к развязке... Воздух вокруг нас буквально «трещал» от нарастающего ожидания. Беседа постепенно измельчала, переходя на обмен простыми светскими репликами. И наконец-то Караффа начал...
– Я нашёл книги вашего деда, мадонна. Но там не оказалось интересующих меня знаний. Стоит ли снова задавать вам тот же вопрос, Изидора? Вы ведь знаете, что меня интересует, не правда ли?
Именно это я и ожидала...
– Я не могу дать вам бессмертие, Ваше святейшество, как не могу и научить этому вас. У меня нет этого права... Я не вольна в своих желаниях...
Конечно же, то была чистейшая ложь. Но разве я могла поступать иначе?!.. Караффа прекрасно всё это знал. И, конечно же, снова собирался меня ломать... Больше всего на свете ему нужен был древний секрет, который оставила мне, умирая, моя мать. И он ни за что не собирался отступать. Снова пришёл чей-то черёд жестоко платить за моё молчание...
– Подумай, Изидора! Я не хочу причинять тебе зла! – переходя на «ты», вкрадчивым голосом прошептал Караффа. – Почему ты не желаешь помочь мне?! Я ведь не прошу тебя предавать свою мать, или Мэтэору, я прошу тебя научить лишь тому, что знаешь об этом ты сама! Мы могли бы вместе править миром! Я сделал бы тебя королевой королев!.. Подумай, Изидора...
Я понимала, что прямо сейчас произойдёт что-то очень плохое, но лгать у меня просто-напросто не оставалось больше сил...
– Я не помогу вам просто потому, что, живя дольше, чем вам суждено, вы истребите лучшую половину человечества... Именно тех, которые являются самими умными и самыми одарёнными. Вы приносите слишком большое зло, святейшество... И не имеете права жить долго. Простите меня... – и, чуть помолчав, очень тихо добавила. – Да ведь и жизнь наша не всегда измеряется лишь количеством прожитых лет, Ваше святейшество, и вы прекрасно знаете это...
– Ну что ж, мадонна, на всё ваша воля... Когда вы закончите, вас отведут в ваши покои.
И к моему величайшему удивлению, не сказав больше ни слова, он, как ни в чём не бывало, спокойно поднялся и ушёл, бросив, свой неоконченный, поистине королевский, ужин.... Опять же – выдержка этого человека поражала, заставляя невольно уважать его, в то же время, ненавидя за всё им содеянное...
В полном молчании прошёл день, приближалась ночь. Мои нервы были взвинчены до предела – я ждала беды. Всем своим существом чувствуя её приближение, я старалась из последних сил оставаться спокойной, но от дикого перевозбуждения дрожали руки, и леденящая душу паника охватывала всё моё естество. Что готовилось там, за тяжёлой железной дверью? Какое новое зверство на этот раз изобрёл Караффа?.. Долго ждать, к сожалению, не пришлось – за мной пришли ровно в полночь. Маленький, сухонький, пожилой священник повёл меня в уже знакомый, жуткий подвал...
А там... высоко подвешенный на железных цепях, с шипастым кольцом на шее, висел мой любимый отец... Караффа сидел в своём неизменном, огромном деревянном кресле и хмуро взирал на происходящее. Обернувшись ко мне, он взглянул на меня пустым, отсутствующим взором, и совершенно спокойно произнёс:
– Ну что ж, выбирайте, Изидора – или вы дадите мне то, что я у вас прошу, или ваш отец утром пойдёт на костёр... Мучить его не имеет смысла. Поэтому – решайте. Всё зависит только от вас.
Земля ушла у меня из-под ног!... Пришлось прилагать все оставшиеся силы, чтобы не упасть прямо перед Караффой. Всё оказалось предельно просто – он решил, что мой отец не будет больше жить... И обжалованию это не подлежало... Некому было заступится, не у кого было просить защиты. Некому было нам помочь... Слово этого человека являлось законом, противостоять которому не решался никто. Ну, а те, кто могли бы, они просто не захотели...
Никогда в жизни я не чувствовала себя столь беспомощной и никчемной!.. Я не могла спасти отца. Иначе предала бы то, для чего мы жили... И он никогда бы мне этого не простил. Оставалось самое страшное – просто наблюдать, ничего не предпринимая, как «святое» чудовище, называемое Римским Папой, холоднокровно отправляет моего доброго отца прямо на костёр...
Отец молчал... Смотря прямо в его добрые, тёплые глаза, я просила у него прощения... За то, что пока не сумела выполнить обещанное... За то, что он страдал... За то, что не смогла его уберечь... И за то, что сама всё ещё оставалась живой...
– Я уничтожу его, отец! Обещаю тебе! Иначе, мы все умрём напрасно. Я уничтожу его, чего бы мне это не стоило. Я верю в это. Даже если больше никто в это не верит... – мысленно клялась ему своей жизнью, что уничтожу чудовище.
Отец был несказанно грустным, но всё ещё стойким и гордым, и только в его ласковых серых глазах гнездилась глубокая, невысказанная тоска... Повязанный тяжёлыми цепями, он не в силах был даже обнять меня на прощание. Но просить об этом у Караффы не было смысла – он наверняка не позволил бы. Ему незнакомы были чувства родства и любви... Ни даже чистейшего человеколюбия. Он их просто не признавал.
– Уходи, доченька! Уходи, родная... Ты не убьёшь эту нелюдь. Только погибнешь напрасно. Уходи, сердце моё... Я буду ждать тебя там, в другой жизни. Север о тебе позаботится. Уходи доченька!..
– Я так люблю тебя, отец!.. Так сильно люблю тебя!..
Слёзы душили меня, но сердце молчало. Надо было держаться – и я держалась. Казалось, весь мир превратился в жернова боли. Но она почему-то не касалась меня, будто я уже и так была мертва...
– Прости, отец, но я останусь. Я буду пробовать, пока жива. И даже мёртвой я его не оставлю, пока не заберу с собой... Ты уж прости меня.
Караффа встал. Он не мог слышать нашего разговора, но прекрасно понимал, что между мною и отцом что-то происходит. Эта связь не подчинялась его контролю, и Папу бесило, что он невольно оставался в стороне...
– На рассвете ваш отец взойдёт на костёр, Изидора. Это Вы убиваете его. Так что – решайте!
Моё сердце стукнуло и остановилось... Мир рушился... и я не могла ничего с этим поделать, ни что-либо изменить. Но надо было отвечать – и я отвечала...
– Мне нечего вам сказать, святейшество, кроме того, что Вы самый страшный преступник, когда-либо живший на этой Земле.
Папа минуту смотрел на меня, не скрывая своего удивления, а потом кивнул, ждавшему там, старому священнику и удалился, не говоря больше ни слова. Как только он исчез за дверью, я кинулась к старому человеку, и судорожно схватив его за сухие, старческие руки, взмолилась:
– Пожалуйста, прошу вас, святой отец, разрешите мне обнять его на прощание!.. Я не смогу этого сделать уже никогда более... Вы же слышали, что сказал Папа – завтра на рассвете мой отец умрёт... Сжальтесь, прошу вас!.. Никто об этом никогда не узнает, клянусь вам! Умоляю, помогите мне! Господь не забудет вас!..
Старый священник внимательно посмотрел мне в глаза и, ничего не сказав, потянул за рычаг... Цепи со скрежетом опустились, достаточно лишь для того, чтобы мы могли сказать последнее «прощай»...
Я подошла вплотную и, зарывшись лицом в широкую грудь отца, дала волю наконец-то хлынувшим наружу горьким слезам... Даже сейчас, весь в крови, скованный по рукам и ногам ржавым железом, отец излучал чудесное тепло и покой, и рядом с ним я чувствовала себя всё так же уютно и защищённо!.. Он был моим счастливым утерянным миром, который на рассвете должен был уйти от меня навсегда... Мысли проносились одна другой печальнее, принося яркие, дорогие образы нашей «прошедшей» жизни, которая с каждой минутой ускользала всё дальше и дальше, и я не могла её ни спасти, ни остановить...
– Крепись, родная моя. Ты должна быть сильной. Ты должна защитить от него Анну. И должна защитить себя. Я ухожу за вас. Возможно, это даст тебе какое-то время... чтобы уничтожить Караффу. – тихо шептал отец.
Я судорожно цеплялась за него руками, никак не желая отпускать. И снова, как когда-то очень давно, чувствовала себя маленькой девочкой, искавшей утешения на его широкой груди...
– Простите меня, мадонна, но я должен вас отвести в ваши покои, иначе меня могут казнить за непослушание. Вы уж простите меня... – хриплым голосом произнёс старый священник.
Я ещё раз крепко обняла отца, последний раз впитывая его чудесное тепло... И не оборачиваясь, ничего не видя вокруг от застилавших глаза слёз, выскочила из пыточной комнаты. Стены подвала «шатались», и мне приходилось останавливаться, хватаясь за каменные выступы, чтобы не упасть. Ослепшая от невыносимой боли, я потерянно брела, не понимая, где нахожусь и не соображая, куда иду...
Стелла тихо плакала большими горючими слезами, совершенно их не стесняясь. Я посмотрела на Анну – она ласково обнимала Изидору, уйдя очень далеко от нас, видимо снова проживая с ней эти последние, страшные, земные дни... Мне стало вдруг очень одиноко и холодно, будто всё вокруг затянуло хмурая, чёрная, тяжёлая туча... Душа болезненно ныла и была совершенно опустошённой, как иссохший источник, который когда-то был заполнен чистой живой водой... Я обернулась на Старца – он светился!.. От него щедро струилась, обволакивая Изидору, сверкающая, тёплая, золотая волна... А в его печальных серых глазах стояли слёзы. Изидора же, уйдя очень далеко и не обращая ни на кого из нас внимания, тихо продолжала свою потрясающе-грустную историю...
Очутившись в «своей» комнате, я, как подкошенная, упала на кровать. Слёз больше не было. Была только лишь жуткая, голая пустота и слепящее душу отчаяние...
Я не могла, не хотела верить происходящему!.. И хотя ждала этого изо дня в день, теперь же никак не могла ни осознать, ни принять эту страшную, бесчеловечную реальность. Я не желала, чтобы наступало утро... Оно должно было принести только ужас, и у меня уже не оставалось былой «твёрдой уверенности» в том, что смогу всё это перенести не сломавшись, не предав отца и саму себя... Чувство вины за его оборванную жизнь навалилось горой... Боль, наконец, оглушила, разрывая в клочья моё истерзанное сердце...
К своему огромнейшему удивлению (и дикому огорчению!!!) я вскочила от шума за дверью и поняла, что... спала! Как же могло, случится такое?!. Как я вообще могла уснуть??? Но видимо, наше несовершенное человеческое тело, в какие-то самые тяжкие жизненные моменты, не подчиняясь нашим желаниям, защищалось само, чтобы выжить. Вот так и я, не в силах переносить более страдания, просто «ушла» в покой, чтобы спасти свою умирающую душу. А теперь уже было поздно – за мной пришли, чтобы проводить меня на казнь моего отца...
Утро было светлое и ясное. По чистому голубому небу высоко плыли кудрявые белые облака, солнце вставало победно, радостно и ярко. День обещал быть чудесным и солнечным, как сама наступающая весна! И среди всей этой свежей, пробуждавшейся жизни, только моя измученная душа корчилась и стонала, погрузившись в глубокую, холодную, беспросветную тьму...
Посередине залитой солнцем небольшой площади, куда меня привёз крытый экипаж, высился заранее сложенный, «готовый к употреблению», огромный костёр... Внутренне содрогаясь, я смотрела на него, не в состоянии отвести глаза. Мужество покидало меня, заставляя, боятся. Я не желала видеть происходящее. Оно обещало быть ужасным...
Площадь постепенно заполнялась хмурыми, заспанными людьми. Их, только проснувшихся, заставляли смотреть чужую смерть, и это не доставляло им слишком большого удовольствия... Рим давно перестал наслаждаться кострами инквизиции. Если в начале кого-то ещё интересовали чужие муки, то теперь, несколько лет спустя, люди боялись, что завтра на костре мог оказаться любой из них. И коренные римляне, пытаясь избежать неприятностей, покидали свой родной город... Покидали Рим. С начала правления Караффы в городе оставалось всего лишь около половины жителей. В нём, по возможности, не желал оставаться ни один более или менее нормальный человек. И это легко было понять – Караффа не считался ни с кем. Будь то простой человек или принц королевской крови (а иногда даже и кардинал его святейшей церкви!..) – Папу не останавливало ничто. Люди для него не имели ни ценности, ни значения. Они были всего лишь угодны или не угодны его «святому» взору, ну, а остальное уже решалось предельно просто – «не угодный» человек шёл на костёр, а его богатство пополняло казну его любимой, святейшей церкви...