Формоз

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Формоз
лат. Formosus PP.<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Формоз</td></tr>
111-й папа римский
6 октября 891 — 4 апреля 896
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Стефан V (VI)
Преемник: Бонифаций VI
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 816(0816)
Остия, Италия
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Италия
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Формоз (лат. Formosus PP.; 8164 апреля 896) — папа римский с 6 октября 891 по 4 апреля 896 года.







Ранние годы

Родился в Остии, происходил из аристократического римского рода. При папе Николае І Великом стал епископом Порто (864).

Заведовал миссионерской деятельностью в Болгарии и был приглашён болгарами занять тамошнюю кафедру, но отказался из канонических соображений. В 875 году Формоз убедил Карла II Лысого, короля франков, короноваться как император. В ходе конфликта с папой Иоанном VIII был отлучён от церкви по обвинению в попытке свержения понтифика. Реабилитирован папой Марином I, а после его смерти поддерживал политику папы Стефана V (VI). С каждым новым понтификатом усиливал своё влияние в церковной иерархии, пока сам не был избран папой 6 октября 891 [1].

Папство

Вскоре после избрания Формоза ему пришлось вмешаться в дела Константинополя, где патриарх Фотий был низложен, а его место занял Стефан І, сын императора Василия I. Формоз отказался снять отлучение с тех, кто был рукоположен Фотием, как и его предшественник, Стефан V. Тем не менее, восточные епископы признали рукоположения Фотия.

Формоз также погрузился в спор между Эдом, графом Парижским, и Карлом III Простоватым за французскую корону. Папа встал на сторону Карла ІІІ и рьяно убеждал Эда, занявшего трон, отречься в пользу Карла, но безрезультатно.

Своей основной задачей Формоз видел избавление папского престола от ига Гвидонидов. В надежде подорвать их влияние он призвал в Италию Арнульфа Каринтийского и собственноручно короновал его императором Священной Римской империи. Пока Арнульф готовился к вторжению в Сполето (вотчина Гвидонидов), его разбил паралич и он был вынужден удалиться в Германию. Политика противодействия Гвидонидам вызвала острое недовольство графа тускулумского Теофилакта I, сторонники которого стали готовить свержение Формоза.

4 апреля 896 года Формоз при невыясненных обстоятельствах умер. Его сменил Бонифаций VI.

Посмертный суд

Файл:Jean Paul Laurens Le Pape Formose et Etienne VII 1870.jpg
Жан-Поль Лоран. «Папа Формоз и Стефан VII», 1870. Примечание: ныне последний именуется Стефаном VI.

Своим преемником Стефаном VI (VII), находившимся под влиянием Феофилакта І, умерший при непрояснённых обстоятельствах Формоз в январе 897 года был подвергнут суду на Трупном синоде. Все акты Формоза были аннулированы, а указы признаны недействительными. Папские облачения были сняты с трупа Формоза, три пальца его правой руки, которые он использовал для крестного знамения, были отрезаны, а труп был символически сброшен в Тибр (позже он был извлечен монахом).

После смерти Стефана VI тело Формоза было перезахоронено в базилике Святого Петра. Дальнейшие процессы такого рода против умерших были запрещены, но Сергий III (904911) поддержал решения против Формоза. Сергий ІІІ потребовал повторного рукоположения епископов, возведённых в сан Формозом. Решение Сергия ІІІ по отношению к Формозу впоследствии повсеместно игнорировалось Церковью, так как осуждение Формоза имело мало общего с благочестием и больше было связано с политикой[2][3][4][5].

Православная оценка

Православные видят в Формозе одного из зачинателей раскола христианства, якобы претендовавшего также и на светское господство.[6] Андрей Курбский приписывает Формозу прибавку Филиокве[7]

Напишите отзыв о статье "Формоз"

Примечания

  1. Mann, Horace Kinder. [http://books.google.com/books?id=qgkilOznqNAC The lives of the popes in the early Middle Ages, Volume 3]. — London.: Keegan Paul, Trench, Trübner & Co., LTD, 1906.
  2. Platina, Bartolomeo (1479), [http://www.archive.org/details/thelivesofthepop01platuoft The Lives of the Popes From The Time Of Our Saviour Jesus Christ to the Accession of Gregory VII], vol. I, London: Griffith Farran & Co., сс. 243, <http://www.archive.org/details/thelivesofthepop01platuoft>. Проверено 8 января 2008. 
  3. Brusher, Joseph (1959), [http://cfpeople.org/Books/Pope/POPEp120.htm#T1 Sergius III], Neff-Kane, <http://cfpeople.org/Books/Pope/POPEp120.htm#T1>. Проверено 2 января 2008. 
  4. Milman, Henry Hart (1867), History of Latin Christianity, vol. III (4th ed.), London: John Murray, сс. 287–290. 
  5. Gregorovius, Ferdinand (1903), [http://books.google.com/?id=tLk4AAAAIAAJ&printsec=titlepage The History of the City of Rome in the Middle Ages], vol. III (2nd ed.), London: George Bell & Sons, сс. 242–248, <http://books.google.com/?id=tLk4AAAAIAAJ&printsec=titlepage>. Проверено 8 января 2008. 
  6. Старец Филофей, «Послание о неблагоприятных днях и часах», 1527
  7. [http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=9864 Ответ о правой вере]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Формоз

– Я чувствую всё то же, что чувствовал на Земле, только намного ярче. Представь рисунок карандашом, который вдруг заполняется красками – все мои чувства, все мысли намного сильнее и красочнее. И ещё... Чувство свободы потрясающе!.. Вроде бы я такой же, каким был всегда, но в то же время совершенно другой... Не знаю, как бы точнее объяснить тебе, милая... Будто я могу сразу объять весь мир, или просто улететь далеко, далеко, к звёздам... Всё кажется возможным, будто я могу сделать всё, что только пожелаю! Это очень сложно рассказать, передать словами... Но поверь мне, доченька – это чудесно! И ещё... Я теперь помню все свои жизни! Помню всё, что когда-то было со мною... Всё это потрясает. Не так уж и плоха, как оказалось, эта «другая» жизнь... Поэтому, не бойся, доченька, если тебе придётся придти сюда – мы все будем ждать тебя.
– Скажи мне отец... Неужели таких людей, как Караффа, тоже ждёт там прекрасная жизнь?.. Но ведь, в таком случае, это опять страшная несправедливость!.. Неужели опять всё будет, как на Земле?!.. Неужели он никогда не получит возмездие?!!
– О нет, моя радость, Караффе здесь не найдётся места. Я слышал, такие, как он, уходят в ужасный мир, только я пока ещё там не был. Говорят – это то, что они заслужили!.. Я хотел посмотреть, но ещё не успел пока. Не волнуйся, доченька, он получит своё, попав сюда.
– Можешь ли ты помочь мне оттуда, отец?– с затаённой надеждой спросила я.
– Не знаю, родная... Я пока ещё не понял этот мир. Я как дитя, делающее первые шаги... Мне предстоит сперва «научиться ходить», прежде чем я смогу ответить тебе... А теперь я уже должен идти. Прости, милая. Сперва я должен научиться жить среди наших двух миров. А потом я буду приходить к тебе чаще. Мужайся, Изидора, и ни за что не сдавайся Караффе. Он обязательно получит, что заслужил, ты уж поверь мне.
Голос отца становился всё тише, пока совсем истончился и исчез... Моя душа успокоилась. Это и правда был ОН!.. И он снова жил, только теперь уже в своём, ещё незнакомом мне, посмертном мире... Но он всё также думал и чувствовал, как он сам только что говорил – даже намного ярче, чем когда он жил на Земле. Я могла больше не бояться, что никогда не узнаю о нём... Что он ушёл от меня навсегда.
Но моя женская душа, несмотря ни на что, всё так же скорбела о нём... О том, что я не могла просто по-человечески его обнять, когда мне становилось одиноко... Что не могла спрятать свою тоску и страх на его широкой груди, желая покоя... Что его сильная, ласковая ладонь не могла больше погладить мою уставшую голову, этим как бы говоря, что всё уладится и всё обязательно будет хорошо... Мне безумно не хватало этих маленьких и вроде бы незначительных, но таких дорогих, чисто «человеческих» радостей, и душа голодала по ним, не в состоянии найти успокоения. Да, я была воином... Но ещё я была и женщиной. Его единственной дочерью, которая раньше всегда знала, что случись даже самое страшное – отец всегда будет рядом, всегда будет со мной... И я болезненно по всему этому тосковала...
Кое-как стряхнув нахлынувшую печаль, я заставила себя думать о Караффе. Подобные мысли тут же отрезвляли и заставляли внутренне собираться, так как я прекрасно понимала, что данный «покой» являлся всего лишь временной передышкой...
Но к моему величайшему удивлению – Караффа всё также не появлялся...
Проходили дни – тревога росла. Я пыталась придумать какие-то объяснения его отсутствию, но ничего серьёзного, к сожалению, в голову не приходило... Я чувствовала, что он что-то готовит, но никак не могла угадать – что. Измученные нервы сдавали. И чтобы окончательно не сойти с ума от ожидания, я начала каждодневно гулять по дворцу. Выходить мне не запрещалось, но и не одобрялось, поэтому, не желая далее сидеть взаперти, я для себя решила, что буду гулять... несмотря на то, что возможно это кому-то и не понравится. Дворец оказался огромным и необычайно богатым. Красота комнат поражала воображение, но лично я в такой бьющей в глаза роскоши никогда не смогла бы жить... Позолота стен и потолков давила, ущемляя мастерство изумительных фресок, задыхавшихся в сверкающем окружении золотых тонов. Я с наслаждением отдавала дань таланту художников, расписывавших это чудо-жилище, часами любуясь их творениями и искренне восхищаясь тончайшим мастерством. Пока что никто меня не беспокоил, никто ни разу не остановил. Хотя постоянно встречались какие-то люди, которые, встретив, с уважением кланялись и уходили дальше, спеша каждый по своим делам. Несмотря на такую ложную «свободу», всё это настораживало, и каждый новый день приносил всё большую и большую тревогу. Это «спокойствие» не могло продолжаться вечно. И я была почти уверена, что оно обязательно «разродится» какой-то жуткой и болезненной для меня бедой...
Чтобы как можно меньше думать о плохом, я каждый день заставляла себя всё глубже и внимательнее исследовать потрясающий Папский дворец. Меня интересовал предел моих возможностей... Должно ведь было где-то находиться «запрещённое» место, куда «чужым» входить не дозволялось?.. Но, как ни странно, пока что никакой «реакции» у охраны вызвать не удавалось... Мне беспрепятственно разрешалось гулять везде, где желалось, конечно же, не покидая пределов самого дворца.