Фредерик III (король Дании)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Фредерик III
дат. Frederik III<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Фредерик III</td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).</td></tr>

король Дании и Норвегии
28 февраля 1648 — 9 февраля 1670
Предшественник: Кристиан IV
Преемник: Кристиан V
 
Вероисповедание: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Рождение: 18 марта 1609(1609-03-18)
Хадерслев
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Копенгаген
Место погребения: Роскилльский собор
Род: Ольденбурги
Имя при рождении: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Отец: Кристиан IV
Мать: Анна Катерина Бранденбургская
Супруга: София Амалия Брауншвейг-Люнебургская
Дети: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Партия: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Образование: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Сайт: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Монограмма: Монограмма
 
Награды:
60px
Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Фредерик III (дат. Frederik 3; 18 марта 1609, Хадерслев — 9 февраля 1670, Копенгаген) — король Дании и Норвегии с 28 февраля 1648. Из династии Ольденбургов. Сделал Данию страной с наследственной, а затем и абсолютной монархией, просуществовавшую до 1849 года. Во время правления Фредерика Дания участвовала вместе с союзниками в Северной войне против Швеции.









Годы до царствования

Фредерик был младшим сыном датского короля Кристиана IV и Анны Катерины Бранденбургской (26 июня 1575 — 8 апреля 1612). Не имея с детства шансов занять королевский трон, он по воле отца, стремившегося расширить и упрочить владения династии и влияние Дании в Северной Германии, был проведен в коадъюторы Бремена, Вердена[de] и Гальберштадта, а 18-ти лет от роду назначен комендантом крепости Штаде в Бременской области, в качестве заместителя отца. Таким образом, его с ранней юности стали готовить к деятельности правителя, и научное образование его закончилось быстро. Тем не менее, он успел проникнуться интересом к литературе и науке. Пребывание при различных дворах за границей довершило его политическое образование. В 1634 году он добился избрания в архиепископы Бремена, а в 1635 году — и Вердена, став, таким образом, владетельным германским князем.

1 октября 1643 году женился на Софии Амалии, принцессе Брауншвейг-Люнебургской, чей энергичный, страстный и честолюбивый нрав оказал сильное влияние не только на судьбу Фредерика, но и всей Дании.

Во время Датско-шведской войны 1643—1645 был назначен генералиссимусом и председателем военного совета. Во время военных действий у него возникли противоречия с командующим Андерсом Билле, что отрицательно сказалось на ходе войны и привело к напряженным отношениям с датской знатью.

Смерть его старшего брата Кристиана в июне 1647 года впервые обозначила возможность для Фредерика занять датский престол, но вопрос был окончательно разрешен 28 февраля 1648 года со смертью Кристиана IV. К присяге Фредерик был приведен 6 июля только после подписания капитуляции (дат. Haandfæstning), ограничивавшую его права.

Начало правления

Вступив на престол, Фредерик не замедлил начать с дворянством упорную борьбу за власть, в которой, благодаря поддержке среднего сословия, одержал победу. Он обвинил в государственной измене одного из столпов аристократической партии, государственного канцлера Корфица Ульфельдта (дат. Corfitz Ulfeldt), женатого на сестре Фредерика, Леоноре Кристине (дат. Leonora Christina Ulfeldt). В 1651 году Корфиц Ульфред и наместник короля в Норвегии Ганнибал Сехестед (дат. Hannibal Sehested) были отправлены в отставку. Фредерик так умело вел дело, что Ульфельдту пришлось бежать в Швецию. Его заочно приговорили к смертной казни, а жену его посадили в тюрьму, в которой она и провела в тяжелой обстановке 22 года. Это была личная месть супруги Фредерика, завидовавшей блестящим качествам дочери Кристиана IV. Позже Ульфельдт участвовал на стороне Швеции в войне против Дании. Сехестед был прощен в 1660 году и вернулся в Копенгаген.

Около 1650-го года Фредерик основал Королевскую Датскую Кунсткамеру[1] — собрание диковинок и драгоценностей. Эта кунсткамера упоминается в сказке Г. Х. Андерсена [http://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B0_%D0%BD%D0%B0_%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%B8%D0%BD%D0%B5_%28%D0%90%D0%BD%D0%B4%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%B5%D0%BD/%D0%93%D0%B0%D0%BD%D0%B7%D0%B5%D0%BD%29 «Принцесса на горошине»]

Поражение от Швеции

Воцарение 6 июня 1654 года на шведском престоле Карла X Фредерик расценил как угрозу безопасности Дании. После вторжения Карла X в Польшу в июле 1654 года Фредерик решился на разрыв отношений со Швецией при первом удобном случае. Собравшийся 23 февраля 1657 года государственный совет выделил значительные средства для мобилизации и на другие военные расходы. 23 апреля Фредерик получил согласие совета на атаку шведских территорий. В начале мая всё ещё продолжавшийся переговоры были прерваны, и 1 июня Фредерик подписал манифест, объясняющий необходимость ведения войны, которая формально не была объявлена.

Но шведский король спутал все планы своих противников, переправив свои войска на территорию Дании через покрытые льдом проливы Малый и Большой Бельт в январе-феврале 1658 года. Подобный манёвр произвел сокрушительный эффект на датское правительство и Фредерик попросил заключить мир. Уступив требованиям английских и французских министров, Карл X согласился на мирное соглашение и 26 февраля в Роскилле был подписан мирный договор, по которому Дания передавала Швеции часть своей территории, обязалась препятствовать проходу враждебных Швеции флотов, освобождала от пошлин с торговых судов и др.

Осада Копенгагена

Вскоре после заключения мирного договора Карл X начал новую войну с Данией. 17 июля 1658 года шведская армия высадилась около населенного пункта Корсёр (дат. Korsør) на острове Зеландия. Никто не предполагал возможность такой внезапной атаки, датская столица была плохо укреплена, численность гарнизона была недостаточна.

Фредерик отклонил предложение некоторых советников покинуть город. Он завоевал себе симпатии народа, поклявшись «умереть в своем гнезде». Представители всех сословий города заявили о необходимости срочного укрепления столицы. Жители Копенгагена объявили о своей непоколебимой преданности королю и намерении защищать город до последний возможности. На тот момент в наличии было 2000 человек на полуразрушенной линии защиты города. Но уже к началу сентября под руководством короля и мэра Ганса Нансена (дат. Hans Nansen) все бреши в стенах были заделаны, были установлены пушки, а количество вооруженных защитников составляло 7000 человек.

Город оказался так сильно защищен, что Карл X отказался от штурма и начал осаду. Но её он был вынужден снять, когда датский флот укрепил и обеспечил дополнительным провиантом гарнизон, а 29 октября в сражении в проливе Зунд шведский флот был разбит.

27 мая 1660 года был заключен Копенгагенский мир, по которому Дании возвращалась часть её территории и упразднялось постановление о недопущении в Балтийское море судов небалтийских государств.

Абсолютная монархия

Благодаря благоприятному исходу войны со Швецией традиционная верность датского среднего класса королю переросла в неограниченную восторженность и на короткий период Фредерик стал самым популярным человеком в королевстве. Используя свою популярность, Фредерик в 1660 году осуществил государственный переворот. 16 октября была уничтожена связывавшая его избирательная капитуляция, 14 ноября королю присягнули как «наследственному», а не «избираемому» монарху. 10 января 1661 года сословия утвердили за ним неограниченную верховную власть.

Последние 10 лет правления Фредерика страна восстанавливалась после войны. Было сформировано новое правительство. Этот период был отмечен соперничеством между министрами и советниками, в частности, Ганнибалом Сехестедом и Критоффером Габелем .

14 ноября 1665 года «королевским законом», одним из разработчиков которого был П. Шумахер был завершен государственный переворот. Этот год надо считать началом в Дании абсолютной монархической власти, продолжавшейся почти 200 лет. Старая форма правления, с государственным советом (из членов высшей аристократии) во главе и участием дворян, избиравших государя, была похоронена навсегда.

Современники рисуют Фредерика человеком крайне медлительным, осторожным, но и упорным в своих решениях, замкнутым, скрытым и злопамятным. Говорил он мало и ещё меньше писал. Упорная политическая борьба не мешала ему и королеве устраивать праздники, балы, маскарады, охоты и т. п. Он имел пристрастие к собиранию книг и художественных произведений. Основал Королевскую библиотеку в Копенгагене (ок. 1648).

Фредерик умер в замке Копенгагена и похоронен в соборе города Роскилле.

Дети

  1. Кристиан (Christian, 15 апреля 1646 — 26 августа 1699) — король Дании Кристиан V.
  2. Анна София (Anna Sofia, 1 сентября 1647 — 1 июля 1717) — жена курфюрста Саксонии Иоганна Георга III с 9 октября 1666 года.
  3. Фредерика Амалия (Friederika Amalia, 11 апреля 1649 — 30 октября 1704) — жена герцога Кристиана Альбрехта Гольштейн-Готторпского с 24 октября 1667.
  4. Вильгельмина Эрнестина (Wilhelmina Ernestina, 21 июня 1650 — 22 апреля 1706) — жена курфюрста Пфальца Карла II c 20 сентября 1671.
  5. Фредерик (11 октября 1651 — 14 марта 1652).
  6. Георг (Georg, 2 апреля 1653 — 28 октября 1708) — женился 20 июля 1683 года на английской принцессе, будущей королеве Анне Стюарт.
  7. Ульрика Элеонора (11 сентября 1656 — 26 июля 1693) — жена шведского короля Карла XI с 6 мая 1680.
  8. Доротея (Dorothea, 16 ноября 1657 — 15 мая 1658).

Маргарете Папе (дат. Margarethe Pape) родила ему незаконного сына Ульрика Фредерика (Ulrik Frederik Gyldenløve).

Напишите отзыв о статье "Фредерик III (король Дании)"

Примечания

  1. [http://www.kunstkammer.dk/H_R/H_R_UK/GBkunstkamre.shtml Королевская Датская Кунсткамера]  (англ.)

Литература

Предшественник:
Кристиан IV
Король Дании
16481670
Преемник:
Кристиан V
Предшественник:
Кристиан IV
Король Норвегии
16481670
Преемник:
Кристиан V

Отрывок, характеризующий Фредерик III (король Дании)

– Валерий, пожалуйста, посмотри на меня – тихо проговорила женщина. – Что же мы будем делать?.. Это ведь смерть, правда, же?
Он поднял на неё свои большие серые глаза, в которых плескалась такая смертельная тоска, что теперь уже мне вместо него захотелось по-волчьи завыть, потому что принимать всё это в душу было почти невозможно...
– Как же могло произойти такое?.. За что же им-то?!.. – опять спросила Валерия жена. – Что же нам теперь делать, скажи?
Но он ничего не мог ей ответить, ни, тем более, что-то предложить. Он просто был мёртв, и о том, что бывает «после», к сожалению, ничего не знал, так же, как и все остальные люди, жившие в то «тёмное» время, когда всем и каждому тяжелейшим «молотом лжи» буквально вбивалось в голову, что «после» уже ничего больше нет и, что человеческая жизнь кончается в этот скорбный и страшный момент физической смерти...
– Папа, мама, и куда мы теперь пойдём? – жизнерадостно спросила девчушка. Казалось, теперь, когда все были в сборе, она была опять полностью счастлива и готова была продолжать свою жизнь даже в таком незнакомом для неё существовании.
– Ой, мамочка, а моя ручка прошла через скамейку!!! А как же теперь мне сесть?.. – удивилась малышка.
Но не успела мама ответить, как вдруг прямо над ними воздух засверкал всеми цветами радуги и начал сгущаться, превращаясь в изумительной красоты голубой канал, очень похожий на тот, который я видела во время моего неудачного «купания» в нашей реке. Канал сверкал и переливался тысячами звёздочек и всё плотнее и плотнее окутывал остолбеневшую семью.
– Я не знаю кто ты, девочка, но ты что-то знаешь об этом – неожиданно обратилась ко мне мать. – Скажи, мы должны туда идти?
– Боюсь, что да, – как можно спокойнее ответила я. – Это ваш новый мир, в котором вы будете жить. И он очень красивый. Он понравится вам.
Мне было чуточку грустно, что они уходят так скоро, но я понимала, что так будет лучше, и, что они не успеют даже по настоящему пожалеть о потерянном, так как им сразу же придётся принимать свой новый мир и свою новую жизнь...
– Ой, мамочка, мама, как красиво!!! Почти, как Новый Год!.. Видас, Видас, правда красиво?! – счастливо лепетала малышка. – Ну, пойдём-те же, пойдёмте, чего же вы ждёте!
Мама грустно мне улыбнулась и ласково сказала:
– Прощай, девочка. Кто бы ты ни была – счастья тебе в этом мире...
И, обняв своих малышей, повернулась к светящемуся каналу. Все они, кроме маленькой Кати, были очень грустными и явно сильно волновались. Им приходилось оставлять всё, что было так привычно и так хорошо знакомо, и «идти» неизвестно куда. И, к сожалению, никакого выбора у них в данной ситуации не было...
Вдруг в середине светящегося канала уплотнилась светящаяся женская фигура и начала плавно приближаться к сбившемуся «в кучку» ошарашенному семейству.
– Алиса?.. – неуверенно произнесла мать, пристально всматриваясь в новую гостью.
Сущность улыбаясь протянула руки к женщине, как бы приглашая в свои объятия.
– Алиса, это правда ты?!..
– Вот мы и встретились, родная, – произнесло светящее существо. – Неужели вы все?.. Ох, как жаль!.. Рано им пока... Как жаль...
– Мамочка, мама, кто это? – шёпотом спросила ошарашенная ма-лышка. – Какая она красивая!.. Кто это, мама?
– Это твоя тётя, милая, – ласково ответила мать.
– Тётя?! Ой как хорошо – новая тётя!!! А она кто? – не унималась любопытная девчушка.
– Она моя сестра, Алиса. Ты её никогда не видела. Она ушла в этот «другой» мир когда тебя ещё не было.
– Ну, тогда это было очень давно, – уверенно констатировала «неоспоримый факт» маленькая Катя...
Светящаяся «тётя» грустно улыбалась, наблюдая свою жизнерадостную и ничего плохого в этой новой жизненной ситуации не подозревавшую маленькую племянницу. А та себе весело подпрыгивала на одной ножке, пробуя своё необычное «новое тело» и, оставшись им совершенно довольной, вопросительно уставилась на взрослых, ожидая, когда же они наконец-то пойдут в тот необыкновенный светящийся их «новый мир»... Она казалась опять совершенно счастливой, так как вся её семья была здесь, что означало – у них «всё прекрасно» и не надо ни о чём больше волноваться... Её крошечный детский мирок был опять привычно защищён любимыми ею людьми и она больше не должна была думать о том, что же с ними такое сегодня случилось и просто ждала, что там будет дальше.
Алиса очень внимательно на меня посмотрела и ласково произнесла:
– А тебе ещё рано, девочка, у тебя ещё долгий путь впереди...
Светящийся голубой канал всё ещё сверкал и переливался, но мне вдруг показалось, что свечение стало слабее, и как бы отвечая на мою мысль, «тётя» произнесла:
– Нам уже пора, родные мои. Этот мир вам уже больше не нужен...
Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»...
– Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос.
Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.
Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять.
Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил.
Казалось бы, моё сердце давно должно было бы «замкнуться», окунувшись в такой «водопад» человеческой грусти и тоски, но видимо радость за наконец-то обретённый столь желанный покой тех, кому удавалось помочь, намного превышала любую грусть, и мне хотелось делать это без конца, насколько тогда хватало моих, к сожалению, всего лишь ещё детских, сил.
Так я продолжала непрерывно с кем-то беседовать, кого-то где-то искать, кому-то что-то доказывать, кого-то в чём-то убеждать, а если удавалось, кого-то даже и успокаивать…
Все «случаи» были чем-то друг на друга похожи, и все они состояли из одинаковых желаний «исправить» что-то, что в «прошедшей» жизни не успели прожить или сделать правильно. Но иногда случалось и что-то не совсем обычное и яркое, что накрепко отпечатывалось в моей памяти, заставляя снова и снова к этому возвращаться…
В момент «ихнего» появления я спокойно сидела у окна и рисовала розы для моего школьного домашнего задания. Как вдруг очень чётко услышала тоненький, но очень настойчивый детский голосок, который почему-то шёпотом произнёс:
– Мама, мамочка, ну, пожалуйста! Мы только попробуем… Я тебе обещаю… Давай попробуем?..
Воздух посередине комнаты уплотнился, и появились две, очень похожие друг на друга, сущности, как потом выяснилось – мама и её маленькая дочь. Я ждала молча, удивлённо за ними наблюдая, так как до сих пор ко мне всегда приходили исключительно по одному. Поэтому, вначале я подумала, что одна из них вероятнее всего должна быть такая же, как я – живая. Но никак не могла определить – которая, так как, по моему восприятию, живых среди этих двух не было...
Женщина всё молчала, и девочка, видимо не выдержав дольше, чуть-чуть до неё дотронувшись, тихонько прошептала:
– Мама!..
Но никакой реакции не последовало. Мать казалась абсолютно ко всему безразличной, и лишь рядом звучавший тоненький детский голосок иногда способен был вырвать её на какое-то время из этого жуткого оцепенения и зажечь маленькую искорку в, казалось, навсегда погасших зелёных глазах...
Девочка же наоборот – была весёлой и очень подвижной и, казалось, чувствовала себя совершенно счастливой в том мире, в котором она в данный момент обитала.
Я никак не могла понять, что же здесь не так и старалась держаться как можно спокойнее, чтобы не спугнуть своих странных гостей.
– Мама, мама, ну говори же!!! – видно опять не выдержала девчушка.
На вид ей было не больше пяти-шести лет, но главенствующей в этой странной компании, видимо, была именно она. Женщина же всё время молчала.
Я решила попробовать «растопить лёд» и как можно ласковее спросила:
– Скажите, могу ли я вам чем-то помочь?
Женщина грустно на меня посмотрела и наконец-то проговорила:
– Разве мне можно помочь? Я убила свою дочь!..
У меня мурашки поползли по коже от такого признания. Но девочку это, видимо, абсолютно не смутило и она спокойно произнесла:
– Это неправда, мама.
– А как же было на самом деле? – осторожно спросила я.
– На нас наехала страшно большая машина, а мама была за рулём. Она думает, что это её вина, что она не могла меня спасти. – Тоном маленького профессора терпеливо объяснила девочка. – И вот теперь мама не хочет жить даже здесь, а я не могу ей доказать, как сильно она мне нужна.