Хамар-Дабан

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

</tt> </tt>

</tt> </tt>

Хамар-Дабан
бур. Хамар дабаан
Южные склоны Хамар-Дабана близ Улан-Удэ
Южные склоны Хамар-Дабана близ Улан-Удэ
[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%A5%D0%B0%D0%BC%D0%B0%D1%80-%D0%94%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D0%BD&params=51_17_N_104_19_E_scale:1000000_region:RU_type:landmark 51°17′ с. ш. 104°19′ в. д. / 51.283° с. ш. 104.317° в. д. / 51.283; 104.317[//maps.google.com/maps?ll=51.283,104.317&q=51.283,104.317&spn=1,1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=51.283&mlon=104.317&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=104.317,51.283&pt=104.317,51.283&spn=1,1&l=sat,skl (Я)]Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%A5%D0%B0%D0%BC%D0%B0%D1%80-%D0%94%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D0%BD&params=51_17_N_104_19_E_scale:1000000_region:RU_type:landmark 51°17′ с. ш. 104°19′ в. д. / 51.283° с. ш. 104.317° в. д. / 51.283; 104.317[//maps.google.com/maps?ll=51.283,104.317&q=51.283,104.317&spn=1,1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=51.283&mlon=104.317&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=104.317,51.283&pt=104.317,51.283&spn=1,1&l=sat,skl (Я)]
СтранаРоссия22x20px Россия
РасположениеПрибайкалье
Горная системаЮжно-Сибирские горы
Длина~360 км
Ширина~55 км
Высочайшая вершинаХан-Ула
Высшая точка2396 м
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Хама́р-Даба́н (бур. Хамар дабаан, хамар — «нос» или hамар — «орех», дабаан — «перевал, хребет»[1]) — горная страна на юге Восточной Сибири в южном Прибайкалье, бо́льшей частью в пределах Республики Бурятия, Россия.







Географическая характеристика

Хамар-Дабан — сложенный раннепротерозойскими комплексами хребет, протянувшийся с запада на восток более чем на 350 км, при ширине в 50—60 км, и образующий горную страну к югу от Байкала. На западе водораздельный хребет Хамар-Дабана начинается у правых нижних притоков реки Зун-Мурэн, далее идёт на юго-восток до верховий рек Хангарул и Снежная, где к востоку от Хангарульского хребта поворачивает на восток и, далее от среднего течения Снежной идёт в направлении северо-восток-восток до реки Селенги.

Хамар-Дабан расположен на территории Слюдянского района Иркутской области и семи районов Бурятии. Водораздельные хребты являются естественными границами этих административных образований. Вдоль северных отрогов по берегу Байкала и левому берегу реки Селенги проходят Транссибирская магистраль и федеральная трасса Р-258 «Байкал».

Склоны Хамар-Дабана, примыкающие к юго-западному берегу Байкала, являются самым влажным местом в Прибайкалье (около 1200 мм осадков в год)[2] и отличаются богатой растительностью; в гольцовой осевой части хребта преобладает горнотундровая растительность. Леса преимущественно хвойные — сосна, лиственница, сибирский кедр, пихта, встречаются реликтовые тополёвые леса, березники. Более верхние высотные ярусы занимают альпийские луга, кедровый стланик и карликовая берёза.

Климат северной части Хамар-Дабана — байкальский, умеренный и влажный, с осадками до 1300 мм в год; в высокогорных районах — 2000 мм и более. Средняя температура января составляет минус 16 — 18 C°[3]. Южный макросклон характеризуется резко континентальным климатом.

Природоохранные территории

В центральной части Хамар-Дабана расположен Байкальский биосферный заповедник. К западу от него, в Закаменском районе Бурятии, находится Снежинский биологический заказник (площадь — 238,48 тыс. га). Западная часть Хамар-Дабана, в пределах Тункинского района Бурятии, входит в Тункинский национальный парк.

Фауна

Основные обитатели:

Вершины

Высшей точкой Хамар-Дабана считается Хан-Ула (2371 м), однако в верховьях Утулика есть немногим более высокая вершина Утуликская подкова (или Субутуй, 2396 м). Наиболее популярным и доступным объектом является пик Черского (2090 м). Ежегодно его посещают тысячи туристов. В центральной части, в Байкальском заповеднике, выделяется гольцовая вершина Сохор (2316 м).

Озёра и реки

На Хамар-Дабане много разнообразных озёр. Одно из самых крупных и популярных — Соболиное озеро. Озёра поменьше — Патовое озеро, озеро Сердце, Чёртово озеро.

Основные крупные реки, освоенные для водного туризма:

В культуре

Хребту Хамар-Дабан посвящена одноимённая песня Юрия Визбора, написанная в 1962 году.

Галерея

Напишите отзыв о статье "Хамар-Дабан"

Примечания

  1. Мельхеев, 1969, с. 99.
  2. Сороковикова Л. М. и др. [http://lin.irk.ru/pdf/5325.pdf Особенности гидрохимического режима рек бассейна Южного Байкала в условиях повышенного увлажнения] // География и природные ресурсы : журнал. — 2001. — Т. 4. — С. 54-59.
  3. Синюкович В. Н., Чумакова Е. В. [http://lin.irk.ru/pdf/9882.pdf Современные особенности гидрометеорологического режима южного побережья оз. Байкал] // Известия Иркутского государственного университета. — 2009. — Т. 2, № 2. — С. 117-133.

Литература

  • Мельхеев М. Н. Топонимика Бурятии: История, система и происхождение географических названий. — Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1969. — 185 с.
  1. Хороших П.П. [http://www.obaykale.ru/baykal-obshie-dannye_13.htm Хамар-Дабан] // Природа : журнал. — 1951. — № №3. — С. С. 55-58.

Ссылки

  • [http://nature.baikal.ru/mats.shtml?mt=ph&list=art&rg=hamardaban Природа Байкала. Хамар-Дабан]
  • [http://nature.baikal.ru/scheme.shtml?&rg=hamardaban Природа Байкала. Схема района Хамар-Дабан]

Отрывок, характеризующий Хамар-Дабан

Я подошла вплотную и, зарывшись лицом в широкую грудь отца, дала волю наконец-то хлынувшим наружу горьким слезам... Даже сейчас, весь в крови, скованный по рукам и ногам ржавым железом, отец излучал чудесное тепло и покой, и рядом с ним я чувствовала себя всё так же уютно и защищённо!.. Он был моим счастливым утерянным миром, который на рассвете должен был уйти от меня навсегда... Мысли проносились одна другой печальнее, принося яркие, дорогие образы нашей «прошедшей» жизни, которая с каждой минутой ускользала всё дальше и дальше, и я не могла её ни спасти, ни остановить...
– Крепись, родная моя. Ты должна быть сильной. Ты должна защитить от него Анну. И должна защитить себя. Я ухожу за вас. Возможно, это даст тебе какое-то время... чтобы уничтожить Караффу. – тихо шептал отец.
Я судорожно цеплялась за него руками, никак не желая отпускать. И снова, как когда-то очень давно, чувствовала себя маленькой девочкой, искавшей утешения на его широкой груди...
– Простите меня, мадонна, но я должен вас отвести в ваши покои, иначе меня могут казнить за непослушание. Вы уж простите меня... – хриплым голосом произнёс старый священник.
Я ещё раз крепко обняла отца, последний раз впитывая его чудесное тепло... И не оборачиваясь, ничего не видя вокруг от застилавших глаза слёз, выскочила из пыточной комнаты. Стены подвала «шатались», и мне приходилось останавливаться, хватаясь за каменные выступы, чтобы не упасть. Ослепшая от невыносимой боли, я потерянно брела, не понимая, где нахожусь и не соображая, куда иду...
Стелла тихо плакала большими горючими слезами, совершенно их не стесняясь. Я посмотрела на Анну – она ласково обнимала Изидору, уйдя очень далеко от нас, видимо снова проживая с ней эти последние, страшные, земные дни... Мне стало вдруг очень одиноко и холодно, будто всё вокруг затянуло хмурая, чёрная, тяжёлая туча... Душа болезненно ныла и была совершенно опустошённой, как иссохший источник, который когда-то был заполнен чистой живой водой... Я обернулась на Старца – он светился!.. От него щедро струилась, обволакивая Изидору, сверкающая, тёплая, золотая волна... А в его печальных серых глазах стояли слёзы. Изидора же, уйдя очень далеко и не обращая ни на кого из нас внимания, тихо продолжала свою потрясающе-грустную историю...
Очутившись в «своей» комнате, я, как подкошенная, упала на кровать. Слёз больше не было. Была только лишь жуткая, голая пустота и слепящее душу отчаяние...
Я не могла, не хотела верить происходящему!.. И хотя ждала этого изо дня в день, теперь же никак не могла ни осознать, ни принять эту страшную, бесчеловечную реальность. Я не желала, чтобы наступало утро... Оно должно было принести только ужас, и у меня уже не оставалось былой «твёрдой уверенности» в том, что смогу всё это перенести не сломавшись, не предав отца и саму себя... Чувство вины за его оборванную жизнь навалилось горой... Боль, наконец, оглушила, разрывая в клочья моё истерзанное сердце...
К своему огромнейшему удивлению (и дикому огорчению!!!) я вскочила от шума за дверью и поняла, что... спала! Как же могло, случится такое?!. Как я вообще могла уснуть??? Но видимо, наше несовершенное человеческое тело, в какие-то самые тяжкие жизненные моменты, не подчиняясь нашим желаниям, защищалось само, чтобы выжить. Вот так и я, не в силах переносить более страдания, просто «ушла» в покой, чтобы спасти свою умирающую душу. А теперь уже было поздно – за мной пришли, чтобы проводить меня на казнь моего отца...
Утро было светлое и ясное. По чистому голубому небу высоко плыли кудрявые белые облака, солнце вставало победно, радостно и ярко. День обещал быть чудесным и солнечным, как сама наступающая весна! И среди всей этой свежей, пробуждавшейся жизни, только моя измученная душа корчилась и стонала, погрузившись в глубокую, холодную, беспросветную тьму...
Посередине залитой солнцем небольшой площади, куда меня привёз крытый экипаж, высился заранее сложенный, «готовый к употреблению», огромный костёр... Внутренне содрогаясь, я смотрела на него, не в состоянии отвести глаза. Мужество покидало меня, заставляя, боятся. Я не желала видеть происходящее. Оно обещало быть ужасным...
Площадь постепенно заполнялась хмурыми, заспанными людьми. Их, только проснувшихся, заставляли смотреть чужую смерть, и это не доставляло им слишком большого удовольствия... Рим давно перестал наслаждаться кострами инквизиции. Если в начале кого-то ещё интересовали чужие муки, то теперь, несколько лет спустя, люди боялись, что завтра на костре мог оказаться любой из них. И коренные римляне, пытаясь избежать неприятностей, покидали свой родной город... Покидали Рим. С начала правления Караффы в городе оставалось всего лишь около половины жителей. В нём, по возможности, не желал оставаться ни один более или менее нормальный человек. И это легко было понять – Караффа не считался ни с кем. Будь то простой человек или принц королевской крови (а иногда даже и кардинал его святейшей церкви!..) – Папу не останавливало ничто. Люди для него не имели ни ценности, ни значения. Они были всего лишь угодны или не угодны его «святому» взору, ну, а остальное уже решалось предельно просто – «не угодный» человек шёл на костёр, а его богатство пополняло казну его любимой, святейшей церкви...
Вдруг я почувствовала мягкое прикосновение – это был отец!.. Стоя, уже привязанным, у кошмарного столба, он ласково прощался со мной...
– Я ухожу, доченька... Будь сильной. Это всего лишь переход – я не почувствую боли. Он просто хочет сломать тебя, не позволяй ему, радость моя!.. Мы скоро встретимся, ты ведь знаешь. Там больше не будет боли. Там будет только свет...