Центральная Америка

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Центральная Америка
исп. América Central
англ. Central America
</small>
Расположение Центральной Америки в западном полушарии
Карта рельефа Центральной Америки
Страны: Белиз, Гватемала, Гондурас, Коста-Рика, Никарагуа, Панама, Сальвадор
Языки: испанский, английский, индейские, креольские
Валюта: Белизский доллар, кетцаль, лемпира, никарагуанская кордоба, коста-риканский колон, доллар США
Часовой пояс: UTC-6Панаме UTC-5)

Центра́льная Аме́рика (исп. América Central, англ. Central America) — регион, расположенный между Северной и Южной Америками, относящийся геологически и географически к североамериканскому континенту.

Господствующий язык в Центральной Америке — испанский, единственным исключением является англоязычный Белиз. Население Центральной Америки происходит от коренных жителей — индейцев, а также от европейцев и привезённых ими африканских рабов.

Либо частично пересекается, либо полностью входит в Среднюю Америку, в зависимости от понимания последней.







В физической географии

В физической географии под Центральной Америкой чаще всего понимают часть североамериканского континента от перешейка Теуантепек до Панамского перешейка (иногда территорию продлевают за пределы обоих перешейков по разным соображениям — например, проводят северную границу по границе Неотропической зоны).

Рельеф

Поросшие лесом низменности, равнины и болота расположены вдоль побережья Центральной Америки. Регион пересекают реки и горные хребты. Большую часть Центральной Америки занимают средневысотные горы, входящие в горную систему Кордильер (Южная Сьерра-Мадре, Сьерра-Мадре-де-Чьяпас и др.). Преобладают сильно раздробленные горные массивы, прорезанные глубокими ущельями рек, иногда с участками сглаженных плоскогорий, чередующиеся с тектоническими впадинами. От границы Мексики, где поднимается наиболее высокая вершина Центральной Америки — вулкан Тахумулько (высота 4217 м), до Западной Панамы с тихоокеанской стороны к ним причленяется Вулканический хребет с множеством действующих вулканов, в том числе возникших в историческое время (Санта-Мария, Атитлан, Санта-Ана, Косигуина, Поас, Ирасу и др.). Крупные низменности находятся лишь на севере — аккумулятивные Табаско и Москитовый берег (Москития) и полуостров Юкатан, сложенный преимущественно известняками с широким развитием карстовых процессов и форм.

Геологическое строение

В северной части располагаются относительно стабильные блоки Центральноамериканского массива и Юкатанской плиты, южная часть занята складчатым поясом Кордильер.

Центральноамериканский массив образован сложноскладчатым комплексом метаморфических пород палеозоя и, возможно, докембрия (граувакки, кремнистые сланцы, диабазы, амфиболиты, гнейсы), несогласно перекрытым каменноугольно-пермскими и триасово-юрскими континентальными отложениями, а также меловыми известняками. Широко распространены девонские, каменноугольные и меловые гранитоиды.

Юкатанская плита является эпипалеозойской платформой; состоит из складчатого основания, сложенного метаморфическими породами, палеозойского и, возможно, докембрийского возраста, и несогласно перекрывающего его почти горизонтального чехла осадочных пород мезозоя и кайнозоя (до 6 км мощностью): красноцветные отложения триаса, эвапориты и известняки юры и мела, палеоген-неогеновые терригенные осадки.

Складчатый пояс Кордильер в весьма редуцированном виде продолжает структуры Кордильер Мексики; к юго-востоку от перешейка Теуантепек он отделяется от Центральноамериканского массива передовым прогибом Чьяпас, выполненным морскими и континентальными отложениями палеогена и неогена. В основании этого пояса местами обнажается метаморфический складчатый комплекс палеозоя, который перекрыт на территории Гватемалы позднепалеозойской молассой. Главное место занимают мезозойские, преимущественно меловые карбонатные и флишевые толщи, вмещающие крупные тела гипербазитов. В южных районах в мезозое широко развиты продукты подводного вулканизма основного состава, формировавшиеся в океанических условиях. Эти районы характеризуются развитием соляных куполов. Основная складчатость относится к позднему мелу — раннему палеогену. Полоса складчатых меловых и более древних пород образует пологую дугу и уходит на северо-востоке под воды Гондурасского залива.

На различных более древних структурах располагается пояс неогеновых и современных вулканов, который протягивается от Мексики до Панамского канала вдоль Тихоокеанского побережья, параллельно Центральноамериканскому глубоководному жёлобу. С молодой вулканической и тектонической активностью связано образование Панамского перешейка, отделившего Карибское море от Тихого океана.

Полезные ископаемые

Из полезных ископаемых в Центральной Америке известны руды золота и серебра, представленные средними (Эль-Росарио в Гондурасе) и мелкими (Пис-Пис, Ла-Лус в Никарагуа) по размерам гидротермальными месторождениями, приуроченными к меловым интрузиям, и россыпи (Коко в Никарагуа), а также мелкие месторождения сурьмы, ртути. С телами гипербазитов связаны мелкие месторождения хромитов; с вулканическими интрузиями неогена — крупные меднопорфировые месторождения Панамы (Серро-Колорадо и Серро-Петакилья). К соляным куполам перешейка Теуантепек приурочены залежи нефти и газа.

Гидрография

Файл:Motagua.km.jpg
Река Мотагуа

Вследствие обильных осадков и горного характера рельефа годовой сток в Центральной Америке обычно превышает 600 мм, достигая на Карибских склонах Коста-Рики и Панамы 1500 мм и более, лишь на южных склонах Южная Сьерра-Мадре и на северо-западе полуострова Юкатан слой стока менее 100 мм. Речная сеть густая, за исключением полуострова Юкатан, почти лишённого поверхностных водотоков. Преобладают короткие, бурные, порожистые реки; крупнейшие — Мотагуа, Патука и Коко. Реки бассейна Атлантического океана полноводны в течение всего года; реки, текущие в Тихий океан, отличаются резкими колебаниями расхода и сильными летними паводками. В тектонических котловинах лежит много озёр, в том числе крупнейшие — Никарагуа, Манагуа, Исабаль, Атитлан.

Файл:Lago de Izabal.jpeg
Озеро Исабаль

Береговая линия

Побережье Тихого океана с узкой прерывистой полосой береговой низменности в северной части прямолинейно, в южной — сильно расчленено заливами (Фонсека, Никоя, Чирики, Монтихо, Панамский и др.), образует ряд полуостровов (Никоя, Оса, Асуэро и др.) и сопровождается материковыми островами (Койба, Себако, Рей и др.). Берега Мексиканского залива (залив Кампече) и Карибского моря преимущественно низкие, лагунные (лагуны Каратаска, Чирики и др.), лишь в юго-восточной части основания полуострова Юкатан глубоко вдаётся Гондурасский залив; берега окаймлены мелкими, главным образом коралловыми островками.

Файл:Corocovado.JPG
Полуостров Оса

Климат

Климат в регионе жаркий и влажный, температура редко опускается ниже 24 °C. На побережье климат жарче, а в горах и на плоскогорьях - прохладнее. С июня по сентябрь в некоторых областях выпадает более 300 мм осадков в месяц.

Центральная Америка лежит в тропическом (до впадины Республика Никарагуа) и субэкваториальном климатических поясах. В связи с положением в низких широтах (7—22° с. ш.) она получает много солнечного тепла (радиационный баланс, свыше 80 ккал/см² в год, 1 ккал = 4,19 кДж) и имеет высокие температуры в течение всего года (средняя температура самого холодного месяца на низменностях от 22—24 °С на севере до 26 °С на юге, самого тёплого 26—28 °С; в горах на высоте 1000—2000 м на 5—8 °С ниже). На северо-восточных, наветренных (по отношению к пассатам с Мексиканского залива и Карибского моря) склонах — постоянно влажный климат, осадков выпадает от 1500—2000 мм в год на севере до 3000 мм (местами до 7000 мм) на юге. На подветренных тихоокеанских склонах осадки связаны с летними циклонами на севере и экваториальными муссонами на юге, зима обычно сухая, за год выпадает 1000—1800 мм осадков. Внутренние котловины и параллельный пассатам низменный северо-западе полуострова Юкатан получают менее 500 мм осадков в год. На юге Центральной Америки экспозиционные различия стираются и на тихоокеанском склоне зимний сухой сезон выражен слабо.

Леса

Центральная Америка обладает богатейшими лесами, где растут деревья ценных твёрдых пород, таких как красное дерево. Но в некоторых местах, например в Коста-Рике, леса вырубаются необычайно интенсивно. Для сохранения уцелевших лесных массивов учреждены национальные парки. Ягуары, обезьяны, змеи, кайманы, игуаны, многие виды птиц, а также различные виды бабочек и других насекомых из-за уничтожения лесов находятся под угрозой исчезновения.

Растительность

Файл:Hopetoun falls.jpg
Водопад в джунглях

На низменностях и северо-восточных наветренных склонах до высоты 800 м (пояс тьерра кальенте) господствуют влажнотропические вечнозелёные леса на красно-жёлтых латеритных, преимущественно ферраллитных почвах; в них много пальм, деревьев с ценной цветной древесиной, лиан, эпифитов. Значительные участки, особенно на низменности Табаско, заболочены; берега обрамлены мангровыми зарослями. Вблизи побережий — плантации бананов, какао, ананасов и других тропических культур; на засушливом северо-западе полуострова Юкатан, где растут ксерофильные леса и кустарники, — плантации агавы (хенекен). В горах чётко выражена высотная поясность. До высоты 1700 м расположен пояс тьерра темплада, где теплолюбивые виды исчезают и преобладают древовидные папоротники; с высоты 1700 м (пояс тьерра фриа) — смешанные леса из вечнозелёных лиственных (дубы, магнолии и др.) и хвойных (сосен, пихты гватемальской (реже — пихты священной), кипариса лузитанского, тиса и др.); выше 3200 м фрагментами встречаются альпийские луга, на юге — высокогорные экваториальные луга парамос. На нагорьях, на горных красных и коричнево-красных латеризованных почвах обычны хвойно-жестколистные, местами чисто сосновые леса; здесь развито пастбищное скотоводство, выращиваются кукуруза, картофель, бобовые. На тихоокеанских склонах — преимущественно листопадные (на время засухи) тропические леса (сейба, кокколоба и др.) на горных красных ферраллитных почвах, сменяющиеся ниже, в наиболее сухих районах и во внутренних котловинах, колючими редколесьями, кустарниками, зарослями кактусов и вторичными саваннами на коричнево-красных почвах; плантации кофе (на высоте 600—900 м), табака, сахарного тростника и хлопчатника. Во флористическом составе характерно преобладание североамериканских видов к северу от впадины Никарагуа и южноамериканских — к югу от неё.

Животный мир

Файл:White Faced Saki.jpg
Широконосая обезьяна

Водятся широконосые обезьяны, пекари, тапиры, броненосцы, ягуар, кровососущие летучие мыши, многие птицы, пресмыкающиеся и насекомые. В северной части также характерны представители Северной Америки — рыси, еноты, многие грызуны (суслики, зайцы, белки, землеройки-бурозубки, мешотчатые крысы и др.). Среди тапиров, грызунов, летучих мышей и птиц имеются эндемичные виды.

История

Заселение территории

Файл:Tikal.jpg
Пирамида Тикаль в Гватемале

Центральная Америка была уже заселена представителями различных культур ещё до прихода европейцев. Считается, что человек начал заселять регион с приходом в Северную Америку из Азии или полинезийских островов около 15 тыс. лет назад.

Ольмеки (1150—800 годы до н. э.)

Древняя мексиканская культура ольмеков с центром Ла-Вента процветала на территории нынешних штатов Веракрус и Табаско. Ольмеки изобрели собственную письменность и счёт, создали примитивный календарь. В Ла-Вента были найдены колоссальные каменные головы, очевидно, изображавшие вождей. Каждая голова имела свой шлем, а в доколумбовой Америке головной убор указывал на статус человека.

Развитие цивилизации майя

Майя, живущие на территории современной Мексики, Гватемалы, Гондураса и западной части Центральной Америки имели иероглифическую письменность, расшифрованную только частично, сложный и точный календарь, который, как установлено, полностью сопоставим с григорианским календарём; они являются наследниками культуры ольмеков, расцвет цивилизации которых относится к 1200 г. до н.э. Самые древние следы цивилизации Майя восходят к 200-300 гг. до н.э.; потом начинается военная экспансия Теотиуакана, и долгое время о майя нет никаких упоминаний; затем майя появляются вновь, и, судя по всему, несмотря на крайне неблагоприятные геофизические условия тропического леса, их культура достигает достаточно высокого уровня. К 750 г. н.э. у майя уже имеются четыре крупных городских центра (Тикаль, Копан, Паленке и Калакмул), вокруг которых возникает множество небольших селений и посёлков; однако существование централизованного государства майя в этот период маловероятно.

По каким-то причинам, среди которых наиболее правдоподобными можно считать нашествие и религиозную распрю, в промежуток между 800 и 900 гг. жители покинули города, оставив джунглям эти великолепные памятники. После такой катастрофы культура майя сконцентрировалась на полуострове Юкатан, где между 900 и 1200 гг. н.э. возникло множество городских центров. Один из них, Чичен Ица, вероятней всего, был завоёван тольтеками из Толлана (предшественниками ацтеков), и стал одним из центров, откуда тольтеки осуществляли свои набеги.

Тольтеки (900—1200)

Воинственные племена, стоящие на варварской ступени развития. Однако после гибели Теотиуакана они, унаследовав культуру города, построили свой — Толлан (Тула). Они были умелыми ремесленниками, художниками и создавали сложные скульптуры. Главным божеством тольтеков был Кецалькоатль.

Ацтеки (1428—1521)

Ацтеки пришли с северо-запада и построили в долине Мехико свою столицу — Теночтитлан — огромный город, поражавший великолепием дворцов и храмов. Они создали одну из самых развитых культур Центральной Америки. Религия затрагивала все стороны их жизни. Они поклонялись более чем 120 богам. Особо почитаемым был бог Уицилопочтли, в жертву которому ежегодно приносились тысячи людей.

Колонизация

После открытий Колумба в Америку направились испанские авантюристы. В 1519 году Эрнан Кортес вошёл в столицу ацтеков и разрушил её. Одна из богатейших стран мира, дотоле неизвестная Европе, стала провинцией Испании.

Независимость

Республиканская эпоха

Файл:Political Evolution of Central America and the Caribbean 1700 and on.gif
История Центральной Америки и Антильских островов с 1700 года

В XIX веке существовало государство Соединённые Провинции Центральной Америки, включавшее территории современных Гватемалы, Гондураса, Сальвадора, Никарагуа и Коста-Рики (включавшей тогда часть Панамы) и часть современного мексиканского штата Чьяпас.

В политической географии

Файл:Centroamerica politico.png
Страны Центральной Америки со своими столицами

В политической географии Центральная Америка состоит из следующих государств:

Белиз22x20px Белиз
Гватемала22x20px Гватемала
Гондурас22x20px Гондурас
Коста-Рика22x20px Коста-Рика
Никарагуа22x20px Никарагуа
Панама22x20px Панама
Сальвадор22x20px Сальвадор

Население

Большинство современного населения Центральной Америки смешанного, преимущественно индейско-испанского, происхождения. В Сальвадоре, Никарагуа, Гондурасе, Панаме это подавляющее большинство жителей. В Гватемале около половины населения — индейцы, говорящие на своих языках. В Коста-Рике потомки испанских колонистов почти не смешивались с местными индейцами. Для Панамы характерна большая доля негритянского населения (12—15 %). В XVI веке эти земли завоевали испанцы, искавшие здесь золото. До этого их населяли различные индейские племена, в том числе майя, господствовавшие здесь с 300 по 900 г. Первые европейские поселенцы покупали африканских рабов, чьи потомки до сих пор живут в Никарагуа, Белизе и Панаме. Во всём регионе говорят по-испански, хотя в Белизе официальным языком является английский. Многие люди также говорят на местных индейских языках.

Религия

Большинство жителей исповедуют католицизм, но их религиозные праздники часто имеют национальный оттенок. Например, День Всех Святых (1 ноября) отмечается в Гватемале шумными конскими скачками.

Экономика

Сельское хозяйство

Большая часть населения занимается земледелием. На высокогорье разводят крупный рогатый скот, выращивают на экспорт бананы, сахарный тростник, хлопок. Центральная Америка даёт примерно десятую часть мирового производства кофе. Из млечного сока дерева чикле, или сапогиллы, изготавливают жевательную резинку. Здесь собирают богатый урожай какао-бобов — сырья для приготовления шоколада. Выращиваемые в регионе кукуруза, бобы и рис — основные продукты питания местного населения.

Промышленность

Промышленность развита слабо, основу её по-прежнему составляют небольшие фабрики, производящие одежду, обувь и другие товары повседневного пользования. Ремесленные гончарные изделия, шерстяные ковры, изделия из кожи и шляпы продают туристам.

Инфраструктура

Файл:Sansivar.jpg
Панорамная фотография Сан-Сальвадора
Файл:Panama city panoramic view from the top of Ancon hill.jpg
Панорамная фотография Панамы
Файл:Panoramica de zona 10.JPG
Панорамная фотография Тегусигальпы


Достопримечательности

Природные объекты

Файл:Great Blue Hole.jpg
Белизский барьерный риф. Подводная пещера "Синяя дыра"
  • Озеро Никарагуа (Никарагуа) — крупнейший пресный водоём Центральной Америки и единственное в мире пресноводное озеро, в котором обитают акулы.
  • Рифы Белиза — второй по величине барьерный риф в мире.

Архитектурные объекты

  • Город Антигуа (Гватемала), построенный в XVI веке, в колониальную эпоху был столицей Гватемалы, но в 1773 году сильно пострадал от землетрясения.

Нематериальные объекты

  • Народные танцы (Гватемала)

Национальные парки

Файл:Parque Nacional Corcovado.JPG
Национальный парк Корковадо
  • Международный парк Ла-Амистад - расположен по обе стороне панамско-коста-риканской границы. В парк входят два граничащих друг с другом биосферных заповедника. Один из них находится в Коста-Рике, другой — в Панаме. Оба заповедника называются одинаково — Ла-Амистад, что в переводе с испанского означает «дружба».
  • Национальный парк Корковадо (Коста-Рика) - расположен на полуострове Оса, на побережье Тихого океана. Площадь парка составляет 54 000 га. Великолепие природы этого отдалённого, почти нетронутого леса в Центральной Америке, разнообразие его растительности и животного мира привлекает к себе внимание людей.
  • Национальный заповедник Монтеверде (Коста-Рика) - в 1960-х годах группа учёных и местных жителей основала в Монтеверде Заповедник облачного леса, в который со временем включили и зону водораздела. С тех пор заповедник неоднократно расширялся, и сейчас он охватывает приблизительно 10 500 гектаров.

См. также

Напишите отзыв о статье "Центральная Америка"

Литература

  • Гельбиг К. В стране у Карибского моря: Путешествие по Центральной Америке / Карл Гельбиг; Пер. с нем. А. Б. Шмелёва; Предисл. В. Окуневой; Книга просмотрена и прокомментирована Е. Н. Лукашовой (физическая география) и Л. А. Файнбергом (этнография); Художник В. И. Суриков. — М.: Географгиз, 1963. — 304, [16] с. — (Путешествия и приключения). — 85 000 экз. (обл.)

Ссылки

  • Тюрин Е. А., Зубарев В. Г., Бутовский А. Ю. [http://biblioclub.ru/index.php?page=book_view&book_id=210625 «История древней Центральной и Южной Америки» ]
  • [//www.dmoz.org/World/Russian/Страны_и_регионы/Центральная_Америка/ Центральная Америка] в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz).
  • [http://www.indiansworld.org Древняя история стран Центральной Америки (мифология, легенды и многое другое) на сайте «Мир индейцев»]
  • [http://bse.sci-lib.com/article120536.html Значение слова «Центральная Америка» в Большой Советской Энциклопедии]


Отрывок, характеризующий Центральная Америка

Сердце стыло в отчаянии и печали, судорожно цепляясь за крохотную надежду, что, возможно, Джироламо был первым и последним из моей несчастной семьи, кого этот изверг в папской сутане заставил страдать, и у которого он так просто и развлекаясь отобрал жизнь. Я знала, что ни смерть моего отца, и уж тем более – смерть Анны, я, вероятнее всего, не смогу пережить. Но меня ещё более пугало то, что я понимала – Караффа тоже это знал... И я ломала голову, составляя планы один фантастичнее другого. Но надежда уцелеть хотя бы на ближайшее время, чтобы попытаться помочь своим родным, таяла, как дым.
Прошла неделя, Караффа всё ещё не появлялся. Возможно, ему (так же, как и мне!) нужно было время, чтобы обдумать свой следующий шаг. А возможно его отвлекли какие-то другие обязанности. Хотя в последнее мне верилось с трудом. Да, он был Римским Папой... Но в то же время, он ещё был и невероятно азартным игроком, пропустить интересную партию для которого, было свыше его сил. А игра со мной в «кошки-мышки» доставляла ему, я думаю, истинное удовольствие...
Поэтому я изо всех сил старалась успокоиться и найти в своей измученной голове хотя бы какую-то «умную» мысль, которая помогла бы мне сосредоточиться на нашей неравной «войне», из которой, в реальности, у меня не остава-лось никакой надежды выйти победительницей... Но я всё равно не сдавалась, так как для меня «сдавшийся человек» был намного хуже, чем мёртвый человек. И так как я пока что была живой, это означало – я всё ещё могла бороться, даже если моя душа уже медленно умирала... Мне надо было хоть сколько-то продержаться, чтобы успеть уничтожить эту смертельно-опасную гадюку, коей являлся Караффа... Теперь у меня уже не оставалось никаких сомнений в том, что я смогу его убить, если только представится такая возможность. Только вот, как это сделать, я пока что не имела ни малейшего понятия. Как я только что печально убедилась на собственном опыте – моим «обычным» способом Караффу уничтожить было нельзя. Значит, приходилось искать что-то другое, а вот времени для этого у меня, к сожалению, почти что не оставалось.
Ещё я всё время думала о Джироламо... Он всегда был моей тёплой защитной «стеной», за которой я чувствовала себя надёжно и защищённо... Но теперь её больше не было... И заменить её было нечем. Джироламо был самым верным и самым ласковым мужем на свете, без которого очень важная часть моего мира померкла, став пустой и холодной. Моя жизнь постепенно заполнялась печалью, тоской и ненавистью... Желанием мстить Караффе, забывая про себя и про то, как мала была моя сила по сравнению с ним ... Горе меня ослепляло, оно погру-жало меня в бездну отчаяния, выбраться из которой я могла, только его победив.
Караффа вернулся в мою жизнь примерно через две недели, в раннее солнечное утро, очень уверенный в себе, свежий и счастливый, и войдя в комнату, радостно произнёс:
– У меня для Вас сюрприз, мадонна Изидора! Думаю, он Вам очень понравится.
Меня сразу же прошибло холодным потом – я знала его «сюрпризы», они хорошо не кончались...
Как будто прочитав мои мысли, Караффа добавил:
– Это, правда, приятный сюрприз, я Вам обещаю. Вы сейчас увидите это сами!
Дверь открылась. А в неё, осторожно оглядываясь, вошла хрупкая высокая девочка... Ужас и радость на секунду сковали меня, не давая пошевелиться... Это была моя дочь, моя маленькая Анна!!!.. Правда, маленькой теперь её называть было уже трудновато, так как за эти два года она сильно вытянулась и повзрослела, став ещё красивее и ещё милей...
Моё сердце с криком рванулось к ней, чуть ли не вылетая из груди!.. Но спешить было нельзя. Я не знала, что задумал на этот раз непредсказуемый Караффа. Поэтому, надо было держаться очень спокойно, что было почти что выше моих человеческих сил. И только боязнь сделать непоправимую ошибку сдерживала мои ураганом рвавшиеся наружу бушующие эмоции. Счастье, ужас, дикая радость и страх потери одновременно рвали меня на части!.. Караффа довольно улыбался произведённым эффектом... что тут же заставило меня внутри содрогнуться. Я не смела даже подумать, что может последовать дальше... И знала, что, случись что-то ужасное, желание защитить Анну может оказаться слишком сильным, чтобы противиться Караффе... и я панически боялась, что не смогу отказать ему, чтобы он за это не попросил.
Но, к моему величайшему удивлению, его «сюрприз» оказался настоящим сюрпризом!..
– Рады ли Вы видеть дочь, мадонна Изидора? – широко улыбаясь, спросил Караффа.
– Всё зависит от того, что за этим последует, Ваше святейшество... – осторожно ответила я. – Но, конечно же, я несказанно рада!
– Что ж, наслаждайтесь встречей, я заберу её через час. Вас никто не будет беспокоить. А потом я зайду за ней. Она отправится в монастырь – думаю, это лучшее место для такой одарённой девочки, какой является Ваша дочь.
– Монастырь?!! Но она никогда не была верующей, Ваше святейшество, она потомственная Ведьма, и ничто на свете не заставит её быть другой. Это то, кто она есть, и она никогда не сможет измениться. Даже если Вы её уничтожите, она всё равно останется Ведьмой! Так же, как я и моя мать. Вы не сможете сделать из неё верующую!
– Какое же Вы дитя, мадонна Изидора!.. – искренне рассмеялся Караффа. – Никто не собирается делать из неё «верующую». Думаю, она может прекрасно послужить нашей святой церкви, оставаясь именно тем, кто она есть. А воз-можно даже и больше. У меня на Вашу дочь далеко идущие планы...
– Что Вы имеете в виду, ваше святейшество? И причём здесь всё-таки монастырь? – застывшими губами прошептала я.
Меня трясло. Всё это не укладывалось в голове, и я пока что ничего не понимала, только чувствовала, что Караффа говорит правду. Одно лишь меня пугало до полусмерти – какие такие «далекоидущие» планы у этого страшного человека могли быть на мою бедную девочку?!..
– Успокойтесь, Изидора, и перестаньте ждать от меня всё время чего-то ужасного! Вы провоцируете судьбу, знаете ли... Дело в том, что монастырь, о котором я говорю, очень непростой... И за пределами его стен, о нём не знает почти ни одна душа. Это монастырь исключительно для Ведунов и Ведьм. И он стоит уже тысячи лет. Я был там несколько раз. Я учился там... Но, к сожалению, не нашёл, что искал. Они отвергли меня... – Караффа на мгновение задумался и, к моему удивлению, вдруг стал очень печальным. – Но я уверен, что Анна понравится им. И ещё я уверен, что им будет чему научить Вашу талантливую дочь, Изидора.
– Не говорите ли Вы про Мэтэору*, Ваше святейшество? – заранее зная ответ, всё же спросила я.
От удивления брови Караффы поползли на лоб. Видимо он никак не ожидал, что я об этом слыхала...
– Вы знаете их? Вы там бывали?!..
– Нет, там бывал мой отец, Ваше святейшество. Но он потом многому научил меня (позже я дико пожалела, что сообщила ему это...). Чему Вы хотите обучать там мою дочь, святейшество?! И зачем?.. Ведь для того, чтобы объявить её Ведьмой, у Вас уже сейчас достаточно доказательств. Всё равно ведь позже Вы попытаетесь сжечь её, как всех остальных, не так ли?!..
Караффа опять улыбнулся...
– Почему Вы уцепились за эту глупую мысль, мадонна? Я не собираюсь причинять никакого вреда Вашей милой дочери! Она ещё сможет великолепно послужить нам! Я очень долго искал Ведунью, которая ещё совсем дитя, чтобы научить её всему, что знают «монахи» в Мэтэоре. И чтобы она потом помогала мне в поисках колдунов и ведьм, таких, какой была когда-то она сама. Только тогда она уже будет ведьмой от Бога.
Караффа не казался сумасшедшим, он БЫЛ им... Иначе нельзя было при-нять то, что он говорил сейчас! Это не было нормальным, и поэтому ещё больше страшило меня.
– Простите, если я что-то не так поняла, Ваше святейшество... Но разве же могут быть Ведьмы от Бога?!..
– Ну, конечно же, Изидора! – искренне поражаясь моему «невежеству», засмеялся Караффа. – Если она будет использовать своё знание и умение во имя церкви, это будет приходить к ней уже от Бога, так как она будет творить во имя Его! Неужели Вам это не понятно?..
Нет, мне не было понятно!.. И говорил это человек с совершенно больным воображением, который, к тому же, искренне верил в то, о чём говорил!.. Он был невероятно опасным в своём сумасшествии и, к тому же, имел неограниченную власть. Его фанатизм переходил все границы, и кто-то должен был его остановить.
– Если Вы знаете, как заставить нас служить церкви, почему же тогда Вы сжигаете нас?!.. – рискнула спросить я. – Ведь то, чем мы обладаем, нельзя приобрести ни за какие деньги. Почему же Вы не цените это? Почему продолжаете уничтожать нас? Если Вы хотели научиться чему-то, почему не попросите научить Вас?..
– Потому, что бесполезно пробовать изменить то, что уже мыслит, мадонна. Я не могу изменить ни Вас, ни Вам подобных... Я могу лишь испугать Вас. Или убить. Но это не даст мне того, о чём я так долго мечтал. Анна же ещё совсем мала, и её можно научить любви к Господу, не отнимая при этом её удивительный Дар. Вам же это делать бесполезно, так как, даже если Вы поклянётесь мне вере в Него – я не поверю Вам.
– И Вы будете совершенно правы, Ваше святейшество, – спокойно сказала я.
Караффа поднялся, собираясь уходить.
– Всего один вопрос, и я очень прошу Вас ответить на него... если можете. Ваша защита, она из этого же монастыря?
– Так же, как и Ваша молодость, Изидора... – улыбнулся Караффа. – Я вернусь через час.
Значит, я была права – свою странную «непробиваемую» защиту он получил именно там, в Мэтэоре!!! Но почему же тогда её не знал мой отец?! Или Караффа был там намного позже? И тут вдруг меня осенила ещё одна мысль!.. Молодость!!! Вот чего добивался, но не получил Караффа! Видимо он был наслышан о том, сколько живут и как уходят из «физической» жизни настоящие Ведьмы и Ведуны. И ему дико захотелось получить это для себя... чтобы успеть пережечь оставшуюся «непослушную» половину существующей Европы, а потом властвовать над оставшимися, изображая «святого праведника», милостиво сошедшего на «грешную» землю, чтобы спасать наши «пропащие души».
Это было правдой – мы могли жить долго. Даже слишком долго... И «ухо-дили», когда по-настоящему уставали жить, или считали, что не могли более никому помочь. Секрет долголетия передавался от родителей – к детям, потом – внукам, и так далее, пока оставался в семье хоть один исключительно одарённый ребёнок, который мог его перенять... Но давалось бессмертие не каждому потомственному Ведуну или Ведьме. Оно требовало особых качеств, которых, к сожалению, удостаивались не все одарённые потомки. Это зависело от силы духа, чистоты сердца, «подвижности» тела, и самое главное – от высоты уровня их души ... ну и многого ещё другого. И я думаю, это было правильно. Потому что тем, кто жаждал научиться всему, что умели мы – настоящие Ведуны – простой человеческой жизни на это, к сожалению, не хватало. Ну, а тем, которые не хотели знать так много – длинная жизнь и не была нужна. Поэтому такой жёсткий отбор, думаю, являлся абсолютно правильным. И Караффа хотел того же. Он считал себя достойным...
У меня зашевелились волосы, когда я только подумала о том, что бы мог натворить на Земле этот злой человек, если бы жил так же долго!..
Но все эти тревоги можно было оставить на потом. А пока – здесь находилась Анна!.. И всё остальное не имело никакого значения. Я обернулась – она стояла, не сводя с меня своих огромных лучистых глаз!.. И я в то же мгновение забыла и про Караффу, и про монастырь, да и обо всём остальном на свете!.. Кинувшись в мои раскрытые объятия, моя бедная малышка застыла, без конца повторяя только одно-единственное слово: «Мама, мамочка, мама…».
Я гладила её длинные шелковистые волосы, вдыхая их новый, незнакомый мне аромат и прижимая к себе её хрупкое худенькое тельце, готова была умереть прямо сейчас, только бы не прерывалось это чудесное мгновение...
Анна судорожно жалась ко мне, крепко цепляясь за меня худыми ручонками, как бы желая раствориться, спрятаться во мне от ставшего вдруг таким чудовищным и незнакомым мира... который был для неё когда-то светлым и добрым, и таким родным!..
За что нам был дан этот ужас?!.. Что мы свершили такое, чтобы заслужить всю эту боль?.. Ответов на это не было... Да наверное и не могло было быть.
Я до потери сознания боялась за свою бедную малышку!.. Даже при её раннем возрасте, Анна была очень сильной и яркой личностью. Она никогда не шла на компромиссы и никогда не сдавалась, борясь до конца, несмотря на обстоятельства. И ничего не боялась...
«Бояться чего-то – значит принимать возможность поражения. Не допускай страх в своё сердце, родная» – Анна хорошо усвоила уроки своего отца...
И теперь, видя её, возможно, в последний раз, я должна была успеть научить её обратному – «не идти напролом» тогда, когда от этого зависела её жизнь. Это никогда не являлось одним из моих жизненных «законов». Я научилась этому только сейчас, наблюдая, как в жутком подвале Караффы уходил из жизни её светлый и гордый отец... Анна была последней Ведуньей в нашей семье, и она должна была выжить, во что бы то ни стало, чтобы успеть родить сына или дочь, которые продолжили бы то, что так бережно хранила столетиями наша семья. Она должна была выжить. Любой ценой... Кроме предательства.
– Мамочка, пожалуйста, не оставляй меня с ним!.. Он очень плохой! Я вижу его. Он страшный!
– Ты... – что?!! Ты можешь видеть его?! – Анна испуганно кивнула. Видимо я была настолько ошарашенной, что своим видом напугала её. – А можешь ли ты пройти сквозь его защиту?..
Анна опять кивнула. Я стояла, совершенно потрясённой, не в состоянии понять – КАК она могла это сделать??? Но это сейчас не было важно. Важно было лишь то, что хотя бы кто-то из нас мог «видеть» его. А это означало – возможно, и победить его.
– Ты можешь посмотреть его будущее? Можешь?! Скажи мне, солнце моё, уничтожим ли мы его?!.. Скажи мне, Аннушка!
Меня трясло от волнения – я жаждала слышать, что Караффа умрёт, мечтала видеть его поверженным!!! О, как же я мечтала об этом!.. Сколько дней и ночей я составляла фантастические планы, один сумасшедшее другого, чтобы только очистить землю от этой кровожадной гадюки!.. Но ничего не получалось, я не могла «читать» его чёрную душу. И вот теперь это произошло – моя малышка могла видеть Караффу! У меня появилась надежда. Мы могли уничтожить его вдвоём, объединив свои «ведьмины» силы!
Но я обрадовалась слишком рано... Легко прочитав мои, бушующие радостью мысли, Анна грустно покачала головкой:
– Мы не победим его, мама... Это он уничтожит всех нас. Он уничтожит очень многих, как мы. От него не будет спасения. Прости меня, мама... – по худым щёчкам Анны катились горькие, горячие слёзы.
– Ну что ты, родная моя, что ты... Это ведь не твоя вина, если ты видишь не то, что нам хочется! Успокойся, солнце моё. Мы ведь не опускаем руки, правда, же?
Анна кивнула.
– Слушай меня, девочка...– легко встряхнув дочку за хрупкие плечики, как можно ласковее прошептала я. – Ты должна быть очень сильной, запомни! У нас нет другого выбора – мы всё равно будем бороться, только уже другими силами. Ты пойдёшь в этот монастырь. Если я не ошибаюсь, там живут чудесные люди. Они – такие как мы. Только наверно ещё сильнее. Тебе будет хорошо с ними. А за это время я придумаю, как нам уйти от этого человека, от Папы... Я обязательно что-то придумаю. Ты ведь веришь мне, правда?
Малышка опять кивнула. Её чудесные большие глаза утопали в озёрах слёз, выливая целые потоки... Но Анна плакала молча... горькими, тяжёлыми, взрослыми слезами. Ей было очень страшно. И очень одиноко. И я не могла быть ря-дом с ней, чтобы её успокоить...
Земля уходила у меня из под ног. Я упала на колени, обхватив руками свою милую девочку, ища в ней покоя. Она была глотком живой воды, по которому плакала моя измученная одиночеством и болью душа! Теперь уже Анна нежно гладила мою уставшую голову своей маленькой ладошкой, что-то тихо нашёптывая и успокаивая. Наверное, мы выглядели очень грустной парой, пытавшейся «облегчить» друг для друга хоть на мгновение, нашу исковерканную жизнь...
– Я видела отца... Я видела, как он умирал... Это было так больно, мама. Он уничтожит нас всех, этот страшный человек... Что мы сделали ему, мамочка? Что он хочет от нас?..
Анна была не по-детски серьёзной, и мне тут же захотелось её успокоить, сказать, что это «неправда» и что «всё обязательно будет хорошо», сказать, что я спасу её! Но это было бы ложью, и мы обе знали это.
– Не знаю, родная моя... Думаю, мы просто случайно встали на его пути, а он из тех, кто сметает любые препятствия, когда они мешают ему... И ещё... Мне кажется, мы знаем и имеем то, за что Папа готов отдать очень многое, включая даже свою бессмертную душу, только бы получить.
– Что же такое он хочет, мамочка?! – удивлённо подняла на меня свои влажные от слёз глаза Анна.
– Бессмертие, милая... Всего лишь бессмертие. Но он, к сожалению, не понимает, что оно не даётся просто из-за того, что кто-то этого хочет. Оно даётся, когда человек этого стоит, когда он ВЕДАЕТ то, что не дано другим, и использует это во благо остальным, достойным людям... Когда Земля становится лучше оттого, что этот человек живёт на ней.
– А зачем оно ему, мама? Ведь бессмертие – когда человек должен жить очень долго? А это очень непросто, правда? Даже за свою короткую жизнь каждый делает много ошибок, которые потом пытается искупить или исправить, но не может... Почему же он думает, что ему должно быть дозволенно совершить их ещё больше?..
Анна потрясала меня!.. Когда же это моя маленькая дочь научилась мыслить совершенно по-взрослому?.. Правда, жизнь не была с ней слишком милостивой или мягкой, но, тем не менее, взрослела Анна очень быстро, что меня радовало и настораживало одновременно... Я радовалась, что с каждым днём она становится всё сильней, и в то же время боялась, что очень скоро она станет слишком самостоятельной и независимой. И мне уже придётся весьма сложно, если понадобится, её в чём-то переубедить. Она всегда очень серьёзно относилась к своим «обязанностям» Ведуньи, всем сердцем любя жизнь и людей, и чувствуя себя очень гордой тем, что когда-нибудь сможет помогать им стать счастливее, а их душам – чище и красивей.
И вот теперь Анна впервые встретилась с настоящим Злом... Которое безжалостно ворвалось в её очень хрупкую ещё жизнь, уничтожая горячо любимого отца, забирая меня, и грозя стать жутью для неё самой... И я не была уверена, хватит ли ей сил бороться со всем одной в случае, если от руки Караффы погибнет вся её семья?..
Отпущенный нам час пролетел слишком быстро. На пороге, улыбаясь, стоял Караффа...
Я в последний раз прижала к груди мою любимую девочку, зная, что не увижу её теперь очень долго, а может даже и никогда... Анна уезжала в неизвестное, и я могла надеяться только лишь на то, что Караффа по-настоящему хотел её учить для своих сумасшедших целей и в таком случае, хоть на какое-то время ей ничто не грозит. Пока она будет находиться в Мэтэоре.
– Вы насладились общением, мадонна? – деланно искренне спросил Караффа.
– Благодарю Вас, Ваше святейшество. Да, конечно же. Хотя, я бы предпочитала сама растить свою дочь, как это принято в нормальном мире, а не отдавать её в руки неизвестным, только потому, что Вы имеете на неё какой-то свой план. Не хватит ли боли для одной семьи, Вы не находите?
– Ну, это смотря для какой, Изидора! – улыбнулся Караффа. – Опять же, есть «семья» и СЕМЬЯ... И Ваша, к сожалению, принадлежит ко второй категории... Вы слишком сильны и ценны, чтобы просто так жить, не платя за свои возможности. Запомните, моя «великая Ведьма», всё в этой жизни имеет свою цену, и за всё приходится платить, вне зависимости от того, нравится Вам это или нет... И уж Вам, к сожалению, придётся платить очень дорого. Но не будем говорить о плохом сегодня! Вы ведь провели чудесное время, не так ли? До встречи, мадонна. Я обещаю Вам, она будет очень скоро.
Я застыла... Как же знакомы были мне эти слова!.. Эта горькая правда так часто сопровождала меня в моей, коротенькой ещё, жизни, что я не могла поверить – слышу их от кого-то ещё!.. Наверное, это и впрямь было верно, что платить приходилось всем, только не все шли на это добровольно... И ещё иногда эта плата являлась слишком дорогой...
Стелла удивлённо вглядывалась в моё лицо, видимо заметив моё странное замешательство. Но я тут же показала ей, что «всё в порядке, всё хорошо», и, замолчавшая на мгновение, Изидора, продолжала свой прерванный рассказ.
Караффа удалился, уводя мою дорогую малышку. Окружающий мир померк, а моё опустошённое сердце капля за каплей медленно заполнялось чёрной, беспросветной тоской. Будущее казалось зловещим. В нём не было никакой надежды, не было привычной уверенности в том, что, как бы сейчас не было трудно, но в конце концов всё как-нибудь образуется, и обязательно будет всё хорошо.