Черноморская советская республика

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Черномо́рская Сове́тская Респу́блика, в составе РСФСР, на территории бывшей Черноморской губернии, образовалась и существовала в марте—мае 1918 года. Административный центр — Новороссийск. Позднее вошла в Кубано-Черноморскую Советскую Республику.

Съезд Советов Черноморской губернии 6-8 декабря 1917 года избрал ЦИК, в котором преобладали большевики под председательством А. И. Рубина. 13 февраля 1918 года в условиях борьбы с Кубанской Радой на расширенном заседании губернского ЦИК Черноморский военно-революционный штаб слит с ВРК Кубанской области в единый орган — Главный Кубано-Черноморский ВРК (председатель — Я. В. Полуян. Была организована Кубанская Южная революционная Армия, штаб которой располагался в станице Крымской. Были проведены революционные мероприятия: национализация промышленных предприятий, помещичьих имений, наделение землёй иногородних, был ликвидирован старый аппарат власти, введена выборность командиров в воинских частях, подготавливались выборы в Советы всех уровней.

Третий Съезд советов Черноморской губернии, состоявшийся 10-13 марта в Туапсе, преобразовал Черноморскую губернию в Черноморскую Советскую Социалистическую Республику. Съезд одобрил решения 3 Всероссийского Съезда Советов о заключении Брестского мира, принял постановления о конфискации монастырского и церковного имущества. 28-30 мая 1918 года 3-й Чрезвычайный Съезд Советов Кубани и Черноморья принял решение об объединении Черноморской советской республики и Кубанской Советской республики в Кубано-Черноморскую Советскую республику.





Источники

  • Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. — М.: Сов. Энциклопедия, 1987. — С. 660.


Напишите отзыв о статье "Черноморская советская республика"

Отрывок, характеризующий Черноморская советская республика

Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.
Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять.
Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил.