Черрито, Фанни

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Фанни Черрито
Fanny (Francesca) Cerrito
300px
В балете "Маркитантка", Лондон, 1844
Имя при рождении:

Франческа Черрито

Дата рождения:

11 мая 1817(1817-05-11)

Место рождения:

Неаполь, Италия

Дата смерти:

6 мая 1909(1909-05-06) (91 год)

Место смерти:

Париж, Франция

Профессия:

артистка балета

Гражданство:

Италия22x20px Италия

Годы активности:

с Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). по Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Псевдонимы:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Амплуа:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Театр:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Роли:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Спектакли:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

IMDb:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сайт:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подпись:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

link=Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). [[Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Произведения]] в Викитеке
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Фа́нни (Франческа) Черри́то (ит. Francesca Cerrito, род. 11 мая 1817 г. Неаполь — ум. 6 мая 1909 г. Париж) — итальянская балерина.







Жизнь и творчество

Фанни Черрито училась в школе Театра Сан-Карло, где была ученицей итальянского танцовщика, хореографа и педагога Карло Бласиса, и там же дебютировала на сцене в 1832 году. Затем выступала в театрах Италии и, заключив контракт с Венским театром Kaertnerthor, работала там в течение 18 месяцев. С 1838 по 1840 год выступала на сцене знаменитого театра "Ла Скала". А в 1840 и в 1842 – 1848 гастролировала в Лондоне[1].

В процессе работы продолжала постоянно совершенствоваться, брала уроки у французских хореографов Жюля Перро и Артура Сен-Леона. Сен-Леон был долгое время партнёром Ф. Черрито на сцене. Они выступали вместе во время гастролей в Вене, а затем в Лондоне. Черрито гастролировала вместе с ним и в Италии (Рим, Флоренция, Парма), позднее — снова в Лондоне, где Сен-Леон поставил балет «La Vivandière» (1843). Сохранилась хореографическая запись этого балета с подробно расписанным танцем для Черрито. Успех, сопутствовавший этой постановке, был развит в последовавших затем гастролях по Англии и Италии. 14 апреля 1845 года Сен-Леон и Черрито обвенчались в Париже и состояли в браке до 1851 года, пока не расстались.

Международное признание танцовщица получила во время своих неоднократных гастролей в Лондоне (1840—1848), в первую очередь благодаря изумительной технике танца и быстроте движений.

В 1853 году, уже после развода с Сен-Леоном, у Фанни Черрито родилась дочь от испанского дворянина[1].

В 1854 году в Париже Ф. Черрито исполняет заглавную партию в поставленном ею самой балете Гемма Габриелли.

Сезон 1855-1856 года она гастролировала в Петербурге и Москве[1]. Именно в это время Петербургский балет возглавлял её бывший супруг Артур Сен-Леон.

В 1857 она покидает сцену.

Наряду с Марией Тальони, Ф. Черрито относилась к числу тех немногих женщин, что в XIX столетии серьёзно занимались хореографией. В 1842 году она (совместно с Андре Десеем) пишет балет «Альма, или Дочь огня (Alma, ou La Fille de feu)». К её известным ролям можно отнести Ондину в одноимённом балете Ж. Перро, как и выступление в знаменитом Па де катр (1845) на музыку Ц. Пуни, для исполнения которого в Лондон были приглашены четыре величайшие балерины того времени и среди них Фанни Черрито (остальные: Карлотта Гризи, Мария Тальони, Люсиль Гран). Па де Катр был поставлен Ж. Перро по специальному высочайшему заказу для посещения театра английской королевой Викторией на сцене лондонского Театра Её Величества (Her Majesty’s Theatre) и состоялся 12 июля 1845 года, как и планировалось, в присутствии королевы[2]. Этот балет вошёл в мировую классику и ещё не раз исполнялся на сцене следующими поколениями не менее прославленных примадонн.

Репертуар

Королевский театр, Лондон.

(*) — первая исполнительница партии

Признание

Портрет Черрито в роли Джеммы с обозначением года её дебюта (1848, в действительности дебютировала в 1847-м), написанный Гюставом Буланже по литографии Анри Эми, располагается на фризе Танцевального фойе Гранд-Опера среди других двадцати портретов выдающихся танцовщиц Оперы конца XVII — середины XIX веков.

Напишите отзыв о статье "Черрито, Фанни"

Примечания

  1. 1 2 3 [http://miniteatr.com.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=48:fanny-cerrito&catid=8:romantizm&Itemid=10 Фанни Черрито]
  2. [http://www.peoples.ru/art/theatre/opera/karlotta_grisi/ Karlotta Grisi /Caronne Adele Giuseppina Maria Grisi]

Ссылки

Отрывок, характеризующий Черрито, Фанни

Сделав защиту малышам, мы с любопытством ждали, что же предпримет наш «новоиспечённый» друг. А он, внимательно за нами наблюдая, очень легко сделал себе точно такую же защиту и теперь спокойно ждал, что же будет дальше. Мы со Стеллой довольно друг другу улыбнулись, понимая, что оказались в отношении него абсолютно правы, и что его место уж точно было не нижний Астрал... И, кто знал, может оно было даже выше, чем думали мы.
Как обычно, всё вокруг заискрилось и засверкало, и через несколько секунд мы оказались «втянутыми» на хорошо знакомый, гостеприимный и спокойный верхний «этаж». Было очень приятно вновь свободно вздохнуть, не боясь, что какая-то мерзость вдруг выскочит из-за угла и, шарахнув по голове, попытается нами «полакомиться». Мир опять был приветливым и светлым, но пока ещё грустным, так как мы понимали, что не так-то просто будет изгнать из сердца ту глубокую боль и печаль, что оставили, уходя, наши друзья... Они жили теперь только лишь в нашей памяти и в наших сердцах... Не имея возможности жить больше нигде. И я наивно дала себе слово, что буду помнить их всегда, тогда ещё не понимая, что память, какой бы прекрасной она не являлась, заполнится позже событиями проходящих лет, и уже не каждое лицо выплывет так же ярко, как мы помнили его сейчас, и понемногу, каждый, даже очень важный нам человек, начнёт исчезать в плотном тумане времени, иногда вообще не возвращаясь назад... Но тогда мне казалось, что это теперь уже навсегда, и что эта дикая боль не покинет меня навечно...
– Я что-то придумала! – уже по-старому радостно прошептала Стелла. – Мы можем сделать его счастливым!.. Надо только кое-кого здесь поискать!..
– Ты имеешь в виду его жену, что ли? У меня, признаться, тоже была такая мысль. А ты думаешь, это не рано?.. Может, дадим ему сперва здесь хотя бы освоиться?
– А ты бы не хотела на его месте увидеть их живыми?! – тут же возмутилась Стелла.
– Ты, как всегда, права, – улыбнулась подружке я.
Мы медленно «плыли» по серебристой дорожке, стараясь не тревожить чужую печаль и дать каждому насладиться покоем после всего пережитого в этот кошмарный день. Детишки потихонечку оживали, восторженно наблюдая проплывавшие мимо них дивные пейзажи. И только Арно явно был от нас всех очень далеко, блуждая в своей, возможно, очень счастливой памяти, вызвавшей на его утончённом, и таком красивом лице, удивительно тёплую и нежную улыбку...
– Вот видишь, он их наверняка очень сильно любил! А ты говоришь – рано!.. Ну, давай поищем! – никак не желала успокоиться Стелла.
– Ладно, пусть будет по твоему, – легко согласилась я, так как теперь уже и мне это казалось правильным.
– Скажите, Арно, а как выглядела ваша жена? – осторожно начала я. – Если вам не слишком больно об этом говорить, конечно же.
Он очень удивлённо взглянул мне в глаза, как бы спрашивая, откуда вообще мне известно, что у него была жена?..
– Так уж получилось, что мы увидели, но только самый конец... Это было так страшно! – тут же добавила Стелла.
Я испугалась, что переход из его дивных грёз в страшную реальность получился слишком жестоким, но «слово не птичка, вылетело – не поймаешь», менять что-то было поздно, и нам оставалось только ждать, захочет ли он отвечать. К моему большому удивлению, его лицо ещё больше осветилось счастьем, и он очень ласково ответил:
– О, она была настоящим ангелом!.. У неё были такие дивные светлые волосы!.. И глаза... Голубые и чистые, как роса... О, как жаль, что вы её не увидели, мою милую Мишель!..
– А у вас была ещё дочь? – осторожно спросила Стелла.
– Дочь? – удивлённо спросил Арно и, поняв, что мы видели, тут же добавил. – О, нет! Это была её сестра. Ей было всего шестнадцать лет...
В его глазах вдруг промелькнула такая пугающая, такая жуткая боль, что только сейчас я вдруг поняла, как сильно страдал этот несчастный человек!.. Возможно, не в силах перенести такую зверскую боль, он сознательно отгородил себя стеной их былого счастья, стараясь помнить только светлое прошлое и «стереть» из своей памяти весь ужас того последнего страшного дня, насколько позволяла ему это сделать его раненая и ослабевшая душа...
Мы попробовали найти Мишель – почему-то не получалось... Стелла удивлённо на меня уставилась и тихо спросила:
– А почему я не могу её найти, разве она и здесь погибла?..
Мне показалось, что нам что-то просто мешало отыскать её в этом «этаже» и я предложила Стелле посмотреть «повыше». Мы проскользнули мысленно на Ментал... и сразу её увидели... Она и вправду была удивительно красивой – светлой и чистой, как ручеёк. А по её плечам золотым плащом рассыпались длиннющие золотые волосы... Я никогда не видела таких длинных и таких красивых волос! Девушка была глубоко задумчивой и грустной, как и многие на «этажах», потерявшие свою любовь, своих родных, или просто потому, что были одни...