Чёрный пенни

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Чёрный пенни
англ. Penny Black
180px
 (Скотт #1)
Тип марки (марок)

стандартная

Страна выпуска

Флаг Великобритании Великобритания

Место выпуска

Лондон

Издатель

Perkins, Bacon & Co.

Художник

Henry Cole

Гравёр

Charles and Fredrick Heath

Способ печати

металлография

Дата выпуска

6 мая 1840

Номинал

1 пенни

Зубцовка

беззубцовая

Причина редкости

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Особенность

первая в мире почтовая марка

Тираж (экз.)

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сохранилось (экз.)

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Из них гашёных

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Из них негашёных

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Оценка (Скотт)

гашёная: $275;
негашёная: $6000 (2007)

Оценка (Михель)

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Оценка (Гиббонс)

гашёная: £275—375
негашёная: £6500—8500 (2008)

Оценка (Ивер)

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Оценка (Загорский)

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Оценка

негашёная: £20 625
(Сотбис, 2009)[1]

«Чёрный пе́нни» (англ. Penny Black) — первая в истории почтовая марка стандартного типа. Выполнена в чёрном цвете и имеет достоинство в 1 пенни (отсюда название). Первые почтовые марки, а также штемпельные конверты увидели свет в Англии в 1840 году. Их появление было обусловлено введением единообразного дешёвого тарифа на письма и связано с именем Роуленда Хилла (1795—1879).







Изобретение первой марки

Хотя идею использования наклеиваемых почтовых марок оспаривал книгопродавец Джеймс Чалмерс (1782—1853), изобретение марок приписывают Роуленду Хиллу, впоследствии английскому генерал-почтмейстеру.

Мать Хилла работала на почте и рассказывала сыну о недостатках почтовой системы и дороговизне оплаты. 6 января 1837 года Хилл выдвинул идею единообразного почтового тарифа, оплачиваемого отправителем, выпустив памфлет «Реформа почты, её значение и целесообразность» («Post Office Reform: Its Importance and Practicability»). Проект Хилла предусматривал почтовую марку[2][3]:

Возможно, эта проблема (использования маркированных конвертов[en] в определённых случаях) может быть устранена посредством кусочка бумаги, настолько маленького, чтобы только разместить на нем печать, и покрытого с обратной стороны клеевым слоем, который отправитель может, слегка увлажнив, приклеить к оборотной стороне письма, с тем чтобы избежать необходимости перенаправлять его.

Для осуществления проекта потребовалось три года, в течение которых проводились агитация в печати, на собраниях, подача петиций в парламент Великобритании, создание союзов, призывавших введение «пенни-порто» (penny-porto — почтовый сбор в 1 пенни).

Для изучения пенни-порто и развития почтовой связи парламент ещё в 1835 году создал комиссию, в которую Р. Хилл представил свою записку в 1837 году. Несмотря на сложности в принятии идей Хилла, комиссия приняла его предложения, содержавшие программу реформы почты, и британский парламент законодательно закрепил новую концепцию 7 августа 1839 года. В том же году с Хиллом был подписан двухгодичный контракт для претворения новой почтовой системы в жизнь.

В 1840 году правительство учредило почтовую «пенни-службу», существенно понизив тарифы оплаты почтовой корреспонденции. В начале того же года стали распространяться предоплаченные конверты, выполненные по эскизу Уильяма Мюльреди (1786—1863), но не получившие популярности.

История выпуска

Благодаря усилиям Р. Хилла, 6 мая 1840 года были выпущены первые почтовые марки, вошедшие в историю под названием «Чёрный пенни»[4][5]. В специальном конкурсе проектов первой почтовой марки и конвертов, на который было представлено в общей сложности 2700 предложений, победил проект Чарлза и Фредерика Хи́тов[en] и Генри Коула.

Часть тиража однопенсовых марок продавалась до первого официального дня их выпуска — начиная с 1 мая[4]. По-видимому, одновременно были изготовлены двухпенсовые марки с тем же рисунком, но отпечатанные синей краской. Первые свидетельства о «Синем двухпенсовике» относятся к 8 мая 1840 года, что может означать, что двухпенсовые марки начали продавать двумя днями позднее. Однако встречаются сведения о письмах, посланных 2 мая, на которых были наклеены марки чёрного цвета стоимостью 1 пенни и синего — 2 пенса[4].

Почтовая реформа и введение марок способствовали росту почтового сообщения в Англии (с 75 миллионов писем в 1839 году до 168 миллионов в 1840 году), облегчению обработки почтовых отправлений и упрощению расчёта оплаты за них. Благодаря успеху реформы Роуленд Хилл был принят на почтовую службу, став в 1854 году генеральным секретарём английского почтмейстерства, и получил в подарок от правительства 20 000 фунтов[6]. В Лондоне установлен памятник Хиллу, а его прах покоится в Вестминстерском аббатстве рядом с прахом изобретателя производительной паровой машины Джеймса Уатта.

Вслед за Англией марки начали вводиться и в других странах: в 1843 году — в кантонах Цюрихе и Женеве и в Бразилии, в 1849 году — в Баварии и т. д.

Описание

Первые в мире марки были напечатаны металлографическим способом. На них имелись две надписи: «Postage» («Почтовый сбор») и «One penny» («Один пенни», для указания стоимости). Рисунок для «Чёрного пенни» с изображением профиля королевы Виктории (1819—1901)[4][7] был выгравирован Чарлзом и Фредериком Хи́тами по эскизу Генри Коула, который, в свою очередь, сделан на основе медальона работы Уильяма Вайона (1795—1851).

В нижних углах марки были напечатаны буквы, которые свидетельствовали о положении марки на марочном листе, то есть ряд, в котором она находилась, и её место в ряду[4].

Редкость и цены

Марка была отпечатана с одиннадцати печатных плит (пластин)[4]. Пластина № 1 в процессе печати стёрлась и её пришлось заменить; старая и новая пластины известны как № 1a и № 1b. Пластину № 11 планировалось использовать только для печати красной марки (более новой, 1841 года выпуска, известной как «Красный пенни[en]», но небольшое количество чёрных марок всё же было отпечатано с этой пластины. Сейчас они очень редки.

Всего было отпечатано 286 700 листов с 68 808 000 марок, и значительная их часть (не менее нескольких процентов) дошла до наших дней[8]. Так много марок сохранилось, потому что конверты в то время не были распространены: отправители наклеивали марку прямо на сложенное и запечатанное письмо. Если получатель не выбрасывал письмо, марка сохранялась.

Известно, что в 1840 году Дж. Э. Грей (1800—1875)[9] приобрёл «Чёрный пенни» в блоках по четыре штуки, став тем самым первым известным коллекционером почтовых марок[10].

Хотя «Чёрный пенни» нельзя назвать редкой маркой, многие филателисты хотят иметь её у себя в коллекции из-за исторической значимости этой марки. По состоянию на 2007 год, гашёный «Чёрный пенни» стоит от $10 до $200, в зависимости от сохранности марки. Цена чистого «Чёрного пенни» в хорошем состоянии может достигать £20 625 (торги в благотворительных целях на аукционе Сотбис от 6 марта 2009 года)[1].

Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Файл:1990 CPA PC 199 Stamp.jpg

Память

Юбилеи выхода в свет первой в мире почтовой марки широко отмечаются выпусками коммеморативных марок, блоков, конвертов первого дня, почтовых карточек. К юбилейным датам приурочивают филателистические выставки. Так, в связи со 150-летним со дня появления «Чёрного пенни» проходила Всемирная филателистическая выставка «Лондон-90»[en], которая был организована в столице Соединённого королевства с 3 по 13 мая 1990 года[11].

См. также

Напишите отзыв о статье "Чёрный пенни"

Примечания

  1. 1 2 Hodge Katie. [http://www.pressandjournal.co.uk/Article.aspx/1110585?UserKey= ‘Perfect’ penny black sold at auction to benefit charities] (англ.). The Press and Journal. Aberdeen Journals Ltd (7 March 2009). Проверено 14 марта 2009. [http://www.webcitation.org/65k0v1aOl Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  2. Mackay J. A. [http://books.google.com/books?id=CYmqMMTSpuAC&q=glutinous+wash#search_anchor The Guinness Book of Stamps: Facts and Feats.] — New York, NY, USA: Canopy Books, 1982. — P. 72—73. — ISBN 1-55859-432-9. (англ.) (Проверено 24 сентября 2010)
  3. Hill R. [http://books.google.com/books?id=uFIEAAAAQAAJ&pg=PA30#v=onepage&q&f=false Post Office Reform: Its Importance and Practicability.] — 3rd edn. — L.: Charles Knight and Co., 1837. — P. 30. (англ.) (Проверено 24 сентября 2010)
  4. 1 2 3 4 5 6 Великобритания (Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии) // [http://www.fmus.ru/article02/eu08.html Филателистическая география. Европейские зарубежные страны] / Н. И. Владинец. — М.: Радио и связь, 1981. — 160 с.  (Проверено 20 ноября 2010)
  5. Илюшин А. С. [http://megabook.ru/article/Филателия Филателия]. Megabook. Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия. М.: Компания «Кирилл и Мефодий». Проверено 15 октября 2015. [http://www.webcitation.org/6cIq8g4ox Архивировано из первоисточника 15 октября 2015].
  6. До реформы 1971 года 1 фунт = 20 шиллингам = 240 пенсам.
  7. Давыдов П. Г. [http://mirmarok.ru/prim/view_article/554/ Виктория Ганноверская]. Знаменитые люди: Персоналии почты и филателии. Смоленск: Мир м@рок; Союз филателистов России (25 октября 2009). Проверено 15 февраля 2011. [http://www.webcitation.org/65QfOptIU Архивировано из первоисточника 13 февраля 2012].
  8. [http://www.pennyblackstamp.net/penny_black_rarity.php Penny Black Stamp Rarity.]
  9. Давыдов П. Г. [http://mirmarok.ru/prim/view_article/555/ Грей, Джон Эдвард]. Знаменитые люди: Персоналии почты и филателии. Смоленск: Мир м@рок; Союз филателистов России (25 октября 2009). Проверено 15 февраля 2011. [http://www.webcitation.org/61BEVIhVw Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  10. Hahn, Calvet M. [http://nystamp.org/Intertwining%20Part%202.html Part II. The Beginning of Philately. Pioneer Collectors] (англ.). Intertwining of Philatelic and Social History. The New York Chapter of the U.S. Philatelic Classics Society. Проверено 3 января 2011. [http://www.webcitation.org/65jg19kee Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  11. [http://www.rpsl.org.uk/country_uk1890_1990.html Exhibitions — UK: 1890—1990] (англ.). The Library. Exhibitions(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.rpsl.org.uk/country_uk1890_1990.html история]). The Royal Philatelic Society London. Проверено 18 сентября 2010. [http://web.archive.org/20080828171729/www.rpsl.org.uk/country_uk1890_1990.html Архивировано из первоисточника 28 августа 2008].

Литература

  • [http://www.philately.h14.ru/BS/CH.html Большой филателистический словарь] / Под общ. ред. Н. И. Владинца и В. А. Якобса. — М.: Радио и связь, 1988. — 320 с. — ISBN 5-256-00175-2.
  • Гросс О., Грыжевский К. [http://www.fmus.ru/article02/gross.html#a2 I. Бурное начало истории] // [http://www.fmus.ru/article02/gross.html Путешествия в мир марок] / О. Гросс, К. Грыжевский; Пер. с польск. Ю. М. Соколова с сокр. — М.: Прогресс, 1977. — 50 000 экз. (Проверено 23 июня 2016) [http://www.webcitation.org/6cwolVVDc Архивировано] из первоисточника 11 ноября 2015.
  • Е. Р. Первая почтовая марка // Советский филателист. — 1927. — № 11.
  • Кисин Б. М. [http://www.ozon.ru/context/detail/id/3223180/ Страна Филателия] / Ред. В. Нездвецкий. — М.: Просвещение, 1969. — 240 с. — 100 000 экз. (Проверено 15 июля 2016) [http://webcitation.org/6eDwKqKmf Архивировано] из первоисточника 2 января 2016.
  • Надрова Е. [http://www.newizv.ru/news/2006-08-25/52732/ Курс марки] // Новые Известия. — 2006. — 25 августа. (Проверено 9 декабря 2008)
  • Обухов Е. [http://www.marka-art.ru/magazines/StampArticle.jsp?id=549098 Забавная филателия. Приключения Чёрного Пенни] // Марка. — 2002. — № 2.
  • Почтовые знаки // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907. (Проверено 2 ноября 2010)
  • Стрыгин А. [http://collection.ng.ru/philately/2000-06-07/5_1stmarkannivers.html К 160-летию первой марки мира. Как закладывались основы филателии] // НГ — Коллекция. — 2000. — № 5 (44). — 7 июня.
  • [http://www.philately.h14.ru/FS/CH.html Филателистический словарь] / Сост. О. Я. Басин. — М.: Связь, 1968. — 164 с.
  • Челнак Н. [http://www.nalogi.net/1998/199801_8.htm Деньги сэра Роуленда] // Оффшор Экспресс. — 1998. — № 1. (Проверено 19 сентября 2010)

Ссылки

  • [http://mirmarok.ru/prim/view_article/298/ «Мир филателии»] — электронная книга [http://filatelist.narod.ru/ В. А. Новосёлова (Смоленск)] на сайте Союза филателистов России [http://mirmarok.ru/ «Мир м@рок»], включая главы:
    • [http://mirmarok.ru/prim/view_article/208/ «Предшественники почтовой марки»]
    • [http://mirmarok.ru/prim/view_article/209/ «Рождение почтовой марки»]
    • [http://mirmarok.ru/prim/view_article/213/ «Черный пенни»]
    • [http://mirmarok.ru/prim/view_article/226/ «Знаменитые фальсификаторы»]
  • Горлов Борис (X-TEAM.Ru). [http://www.sobirau.ru/articles.html?section=7&article=120 Редкие марки. Часть 1]. Статьи. Филателия. Earticle.ru. Интернет библиотека статей. Проверено 22 октября 2009. [http://www.webcitation.org/65k0vrBYL Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • [http://nystamp.org/Intertwining%20Part%202.html «The Intertwining of Philatelic and Social History»] — статья по истории филателии Калвета М. Хана (англ. Calvet M. Hahn, 2000) на сайте [http://www.nystamp.org/ Нью-Йоркского отделения Общества филателистической классики США] (англ.)
  • [http://www.junior-philatelists.com/Stamp_Nick_Names.shtml Penny Black] (англ.). Nicknames of Famous Stamps. Junior Philatelists; Gayland Bird. Проверено 27 октября 2009. [http://www.webcitation.org/65k0x6Vq7 Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • Miller, Rick. [http://www.linns.com/howto/refresher/nicknames_20020513/refreshercourse.aspx Merry widows, missing virgins, golfing bears] (англ.). Refresher Course. Linn's Stamp News (13 May 2002). Проверено 28 октября 2009. [http://www.webcitation.org/65Qsh4ctl Архивировано из первоисточника 14 февраля 2012].
  • [http://www.japhila.cz/hof/0134/index0134a.htm Exhibit: The First Postage Stamp. Exhibitor: Jozef Neumann, Libusin — Kladno, Czechia] (англ.). EXPONET. Virtual International Philatelic Exhibition. Japhila; Břetislav Janík (3 October 2006). Проверено 21 января 2011. [http://www.webcitation.org/65k0yKlLS Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • [https://youtube.com/watch?v=QT6c7Aw_LHs Филателия, история марок в киножурнале «Хочу всё знать», № 11 (KK)] на YouTube

Отрывок, характеризующий Чёрный пенни

Мама очнулась от зверской боли и, сделав резкое движение, упала с операционного стола, потеряв сознание от болевого шока. Когда же, та же самая медсестра, вернувшись оттуда, куда её посылали, зашла в операционную, проверить всё ли там в порядке, она застыла в полном шоке – мама, истекая кровью, лежала на полу с вывалившимся наружу ребёнком... Новорождённый был мёртв, мама тоже умирала...
Это было страшное преступление. Это было самое настоящее убийство, за которое должны были нести ответственность те, которые такое сотворили. Но, что было совсем уже невероятно – как бы не старались после мой папа и его семья призвать к ответственности хирурга Ингелявичуса, у них ничего не получалось. В больнице сказали, что это не была его вина, так как он был срочно вызван на «экстренную операцию» в той же самой больнице. Это был абсурд. Но сколько бы папа не бился, всё было тщётно, И под конец, по просьбе мамы, он оставил в покое «убийц», радуясь уже тому, что мама всё же каким-то образом осталась жива. Но «жива», к сожалению, она была ещё очень и очень не скоро... Когда ей тут же сделали вторую операцию (уже чтобы спасти её жизнь), никто во всей больнице не давал даже одного процента за то, что мама останется жива. Её держали целых три месяца на капельницах, переливая кровь множество раз (у мамы до сих пор хранится целый список людей, которые давали ей кровь). Но лучше ей никак не становилось. Тогда, отчаявшиеся врачи решили выписать маму домой, объясняя это тем, что они «надеются, что в домашней обстановке мама скорее поправится»!.. Это опять же был абсурд, но настрадавшийся папа уже был согласен абсолютно на всё, только бы увидеть ещё хотя бы раз маму живой, поэтому, долго не противясь, забрал её домой.
Мама была настолько слабой, что ещё целых три месяца почти не могла сама ходить... Серёгины всячески за ней ухаживали, пытаясь быстрее выходить, а папа носил её на руках, когда это было нужно, а когда в апреле засветило ласковое весеннее солнышко, сидел с ней часами в саду, под цветущими вишнями, стараясь изо всех сил как-то оживить свою потухшую «звёздочку»...
Но маме, эти нежные, падающие лепестки вишни напоминали лишь такую же нежную, и так без времени от неё улетевшую, хрупкую детскую жизнь... Мысли о том, что она даже не успела ни увидеть, ни похоронить своего малыша, жгли её измученную душу, и она никак не могла себе этого простить. И, под конец, вся эта боль выплеснулась у неё в самую настоящую депрессию...
В то время Серёгины всей семьёй старались избегать разговоров о случившемся, несмотря на то, что папу до сих пор душила обрушившаяся на него боль потери, и он никак не мог выбраться из того беспросветного «острова отчаяния», в который швырнула его беда... Наверное, нет на свете ничего страшнее, чем хоронить своего собственного ребёнка... А папе пришлось это делать в одиночку... Одному хоронить своего маленького сынишку, которого он, даже ещё не зная, успел так сильно и беззаветно полюбить...
Я до сих пор не могу без слёз читать эти печальные и светлые строки, которые папа написал своему маленькому сыну, зная, что у него никогда не будет возможности ему это сказать...

Сыночку
Мальчик ты мой ясноглазый!
Радость, надежда моя!
Не уходи, мой милый,
не покидай меня!
Встань, протяни ручонки,
Глазки свои открой,
Милый ты мой мальчонка,
Славный сыночек мой.
Встань, погляди, послушай
Как нам птицы поют,
Как цветы на рассвете
Росы майские пьют.
Встань, погляди мой милый,
Смерть тебя подождёт!
Видишь? – И на могилах
Солнечный май живёт!
Пламенеет цветами
Даже земля могил...
Так почему ж так мало
Ты, мой сыночек, жил?
Мальчик мой ясноглазый,
Радость, надежда моя!
Не уходи, мой милый,
Не покидай меня...
Он нарёк его Александром, выбрав это имя сам, так как мама была в больнице и ему некого больше было спросить. А когда бабушка предложила помочь похоронить малыша, папа категорически отказался. Он сделал всё сам, от начала до конца, хотя я не могу даже представить, сколько горя надо было перенести, хороня своего новорождённого сына, и в то же время зная, что в больнице умирает его горячо любимая жена... Но папа это всё перенёс без единого слова упрёка кому-либо, только единственное, о чём он молился, это чтобы вернулась к нему его любимая Аннушка, пока этот страшный удар не подкосил её окончательно, и пока на её измученный мозг не опустилась ночь...
И вот мама вернулась, а он был совершенно бессилен чем-то ей помочь, и совершенно не знал, как же её вывести из этого жуткого, «мёртвого» состояния...
Смерть маленького Александра глубоко потрясла всю семью Серёгиных. Казалось, никогда не вернётся в этот грустный дом солнечный свет, и никогда не будет звучать больше смех... Мама всё ещё была «убитой». И хотя её молодое тело, подчиняясь законам природы, начинало всё больше и больше крепнуть, её раненая душа, несмотря на все старания папы, как улетевшая птица, всё ещё была далеко и, глубоко окунувшись в океан боли, не спешила оттуда вернуться...

Но вскоре, через каких-то шесть месяцев, к ним пришла добрая новость – мама снова была беременна... Папа вначале перепугался, но видя, что мама вдруг очень быстро начала оживать, решился идти на риск, и теперь уже все с большим нетерпением ждали второго ребёнка... На этот раз они были очень осторожны, и пытались всячески уберечь маму от любых нежелательных случайностей. Но, к сожалению, беде, видимо по какой-то причине, полюбилась эта гостеприимная дверь... И она постучалась опять...
С перепугу, зная печальную историю первой маминой беременности, и боясь, как бы опять что-то не пошло «не так», врачи решили делать «кесарево сечение» ещё до того, как начнутся схватки (!). И видимо сделали это слишком рано... Так или иначе, родилась девочка, которую назвали Марианной. Но прожить ей, к сожалению, удалось тоже очень недолго – через три дня эта хрупкая, чуть распустившаяся жизнь, по никому не известным причинам, прервалась...
Создавалось жуткое впечатление, что кому-то очень не хочется, чтобы мама родила вообще... И хотя по своей природе и по генетике она была сильной и абсолютно пригодной для деторождения женщиной, она уже боялась даже подумать о повторении такой жестокой попытки когда-то вообще...
Но человек – существо, на удивление, сильное, и способно вынести намного больше, чем он сам когда-либо мог бы себе представить... Ну, а боль, даже самая страшная, (если она сразу не разрывает сердце) когда-то видимо притупляется, вытесняемая, вечно живущей в каждом из нас, надеждой. Вот поэтому, ровно через год, очень легко и без каких-либо осложнений, ранним декабрьским утром у семьи Серёгиных родилась ещё одна дочь, и этой счастливой дочерью оказалась я... Но... и это появление на свет наверняка кончилось бы не так счастливо, если бы всё и дальше происходило по заранее подготовленному плану наших «сердобольных» врачей... Холодным декабрьским утром маму отвезли в больницу, ещё до того, как у неё начались схватки, чтобы, опять же, «быть уверенными», что «ничего плохого» не произойдёт (!!!)... Дико нервничавший от «плохих предчувствий» папа, метался туда-сюда по длинному больничному коридору, не в состоянии успокоиться, так как знал, что, по их общему договору, мама делала такую попытку в последний раз и, если с ребёнком что-то случится и на этот раз – значит, им никогда не суждено будет увидеть своих детей... Решение было тяжёлое, но папа предпочитал видеть, если не детей, то хотя бы свою любимую «звёздочку» живой, а не похоронить сразу всю свою семью, даже по-настоящему ещё не поняв, что же такое по-настоящему означает – его семья...
К папиному большому сожалению, маму опять же пришёл проверять доктор Ингелявичус, который всё ещё оставался там главным хирургом, и избежать его «высокого» внимания было очень и очень сложно... «Внимательно» осмотрев маму, Ингелявичус заявил, что придёт завтра в 6 часов утра, делать маме очередное «кесарево сечение», на что у бедного папы чуть не случился сердечный удар...
Но около пяти часов утра к маме явилась очень приятная молодая акушерка и, к большому маминому удивлению, весело сказала:
– А ну, давайте-ка готовиться, сейчас будем рожать!
Когда перепуганная мама спросила – а как же доктор? Женщина, спокойно посмотрев ей в глаза, ласково ответила, что по её мнению, маме уже давно пора рожать живых (!) детей... И начала мягко и осторожно массировать маме живот, как бы понемножку готовя её к «скорому и счастливому» деторождению... И вот, с лёгкой руки этой чудесной незнакомой акушерки, около шести часов утра, у мамы легко и быстро родился её первый живой ребёнок, которым, на своё счастье, и оказалась я.
– А ну, посмотри-ка на эту куколку, мама! – весело воскликнула акушерка, принося маме уже умытый и чистенький, маленький кричащий сверток. А мама, увидев впервые свою, живую и здоровую, маленькую дочь... от радости потеряла сознание...

Когда ровно в шесть часов утра доктор Ингелявичус вошёл в палату, перед его глазами предстала чудесная картинка – на кровати лежала очень счастливая пара – это была моя мама и я, её живая новорожденная дочурка... Но вместо того, чтобы порадоваться за такой неожиданный счастливый конец, доктор почему-то пришёл в настоящее бешенство и, не сказав ни слова, выскочил из палаты...
Мы так никогда и не узнали, что по-настоящему происходило со всеми «трагично-необычными» родами моей бедной, настрадавшейся мамы. Но одно было ясно наверняка – кому-то очень не хотелось, чтобы хоть один мамин ребёнок появился живым на этот свет. Но видимо тот, кто так бережно и надёжно оберегал меня всю мою дальнейшую жизнь, на этот раз решил не допустить гибели ребёнка Серёгиных, каким-то образом зная, что в этой семье он наверняка окажется последним...
Вот так, «с препятствиями», началась когда-то моя удивительная и необычная жизнь, появление которой, ещё до моего рождения, готовила мне, уже тогда достаточно сложная и непредсказуемая, судьба....
А может, это был кто-то, кто тогда уже знал, что моя жизнь кому-то и для чего-то будет нужна, и кто-то очень постарался, чтобы я всё-таки родилась на этой земле, вопреки всем создаваемым «тяжёлым препятствиям»...

Время шло. На дворе уже полностью властвовала моя десятая зима, покрывшая всё вокруг белоснежным пушистым покровом, как бы желая показать, что полноправной хозяйкой на данный момент является здесь она.
Всё больше и больше людей заходило в магазины, чтобы заранее запастись Новогодними подарками, и даже в воздухе уже «пахло» праздником.
Приближались два моих самых любимых дня – день моего рождения и Новый Год, между которыми была всего лишь двухнедельная разница, что позволяло мне полностью насладиться их «празднованием», без какого-либо большого перерыва...
Я целыми днями крутилась «в разведке» возле бабушки, пытаясь разузнать, что же получу на свой «особый» день в этом году?.. Но бабушка почему-то не поддавалась, хотя раньше мне никогда не составляло большого труда «растопить» её молчание ещё до своего дня рождения и узнать какой такой «приятности» я могу ожидать. Но в этом году, почему-то, на все мои «безнадёжные» попытки, бабушка только загадочно улыбалась и отвечала, что это «сюрприз», и что она совершенно уверена, что он мне очень понравится. Так что, как бы я ни старалась, она держалась стойко и ни на какие провокации не поддавалась. Деваться было некуда – приходилось ждать...
Поэтому, чтобы хоть чем-то себя занять и не думать о подарках, я начала составлять «праздничное меню», которое бабушка в этом году разрешила мне выбирать по своему усмотрению. Но, надо честно сказать, это не была самая лёгкая задача, так как бабушка могла делать настоящие кулинарные чудеса и выбрать из такого «изобилия» было не так-то просто, а уж, тем более – поймать бабушку на чём-то невыполнимом, было вообще делом почти что безнадёжным. Даже самым привередливым гурманам, думаю, нашлось бы, чем у неё полакомиться!.. А мне очень хотелось, чтобы на этот раз у нас «пахло» чем-то совершенно особенным, так как это был мой первый «серьёзный» день рождения и мне впервые разрешалось приглашать так много гостей. Бабушка очень серьёзно ко всему этому отнеслась, и мы сидели с ней около часа, обсуждая, что бы такое особенное она могла бы для меня «наворожить». Сейчас, конечно же, я понимаю, что она просто хотела сделать мне приятное и показать, что то, что важно для меня – точно так же важно и для неё. Это всегда было очень приятно и помогало мне чувствовать себя нужной и в какой-то степени даже «значительной», как если бы я была взрослым, зрелым человеком, который для неё достаточно много значил. Думаю, это очень важно для каждого из нас (детей), чтобы кто-то в нас по-настоящему верил, так как все мы нуждаемся в поддержании нашей уверенности в себе в это хрупкое и сильно «колеблющееся» время детского созревания, которое и так почти всегда являет собой бурный комплекс неполноценности и крайнего риска во всём, что мы пытаемся пробовать, пытаясь доказать свою человеческую ценность. Бабушка это прекрасно понимала, и её дружеское отношение всегда помогало мне без боязни продолжать мои «сумасшедшие» поиски себя в любых попадавшихся жизненных обстоятельствах.
Наконец-то закончив составлять вместе с бабушкой свой «деньрожденческий стол», я отправилась на поиски папы, у которого был выходной день и который (я почти была в этом уверена) находился где-то в «своём углу», за своим любимым занятием...
Как я и думала, уютно устроившись на диване, папа спокойно читал какую-то очень старую книгу, одну из тех, которых брать мне пока ещё не разрешалось, и до которых, как я понимала, я пока что ещё не доросла. Серый кот Гришка, свернувшись тёплым калачиком у папы на коленях, от избытка переполнявших его чувств довольно жмурился, вдохновенно мурлыча за целый «кошачий оркестр»... Я подсела к папе на краешек дивана, как делала очень часто, и тихонечко стала наблюдать за выражением его лица... Он был где-то далеко, в мире своих дум и грёз, следуя за ниточкой, которую, видимо очень увлечённо плёл автор, и в то же время, наверняка уже расставлял получаемую информацию по полочкам своего «логического мышления», чтобы потом пропустить через своё понимание и восприятие, и уже готовенькую отправить в свой огромный «мысленный архив»...
– Ну и что же мы там имеем? – потрепав меня по голове, тихо спросил папа.
– А наша учительница сегодня сказала, что никакой души вовсе нет, а все разговоры о ней – это просто выдумки священников, чтобы «подорвать счастливую психику советского человека»... Почему они лгут нам, пап? – на одном дыхании выпалила я.