Шведско-норвежская уния

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Шведско-норвежская уния
швед. Svensk-norska unionen, Unionen mellan Sverige och Norge, норв. Unionen mellom Norge og Sverige
Личная уния
30px
 
30px
1814 — 1905


30px
 
30px
130px 90px
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
270px
Швеция и Норвегия в 1888 году
Столица Стокгольм
Язык(и) Шведский, Норвежский
Религия Лютеранство
Денежная единица Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Население Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Форма правления монархия
К:Появились в 1814 годуК:Исчезли в 1905 году

Шведско-норвежская реальная уния, также Объединённые королевства Швеция и Норвегия (швед. Svensk-norska unionen, Unionen mellan Sverige och Norge, норв. Unionen mellom Norge og Sverige) — личная уния Швеции и Норвегии, существовавшая с 1814 по 1905 год. Заключена в результате шведско-норвежской войны 1814 г. (ранее была предусмотрена Кильским договором, прекратившим Датско-норвежскую унию). Уния была компромиссом между норвежским стремлением к независимости, с одной стороны, и желанием Швеции компенсировать потерю Финляндии в результате войны с Россией и Померании — с другой. Швеция обязалась признать внутреннюю самостоятельность Норвегии и её Эйдсволльскую конституцию 1814 г. (с поправками, учитывавшими создание унии). Расторгнута Карлстадскими соглашениями 1905 года, после чего Норвегия обрела полную независимость и собственного короля — Хокона VII.







Предыстория и заключение унии

В период наполеоновских войн Швеция выступала на стороне антифранцузских коалиций. С 1807 года Шведская Померания была оккупирована Наполеоном в ходе Польской кампании. Это заставило кронпринца Карла XIV Юхана повести более активную внешнюю политику и взять враждебный по отношению к Франции курс. Швеция вступила в войну с союзником Франции — Данией, на стороне антинаполеоновской коалиции. По результатам Кильского мира 1814 года Дании пришлось уступить Швеции всю Норвегию в качестве компенсации за потерю Померании. Норвежцы объявили о независимости сразу после этого, и Карл Юхан отправил экспедицию, чтобы установить там свою власть. Вторжение прошло сравнительно быстро и бескровно[1]. Шведско-норвежская уния была заключена в том же году и предполагала общего для обеих стран монарха и общую внешнюю политику, но с сохранением собственной конституции, парламента и законов. Этот военный конфликт стал последним для Швеции участием в вооружённых противостояниях в XIX веке. После него Карл Юхан последовательно проводил политику укрепления мира, что стало основой шведского нейтралитета.

Уния

Файл:Swedish norwegian union flag.svg
Флаг Швеции со значком унии в левом верхнем углу, 1844—1905 гг.
Файл:Norge-Unionsflagg-1844.svg
Флаг Норвегии со значком унии в левом верхнем углу, 1844—1899 гг.

1815—1860

Условия унии постоянно были предметом дискуссии. В то время как шведская сторона пыталась укрепить унию, чтобы в перспективе создать единое государство, норвежцы стояли на защите своей автономии. Норвежцы добились некоторых успехов в 1835 году, когда члены норвежского правительства получили право участвовать в принятии решений, затрагивающих внешнюю политику, в министерстве иностранных дел в Стокгольме. Кроме того, на экономике Норвегии хорошо сказались послабления в таможенных сборах между странами, принятые в 1825 году.

После предложения совместного шведско-норвежского комитета Оскар II ввёл новый флаг и герб унии, которые отвечали требованиям норвежцев о полном равенстве стран. Обе страны получили собственные флаги для торгового флота и военного флота, с мини-флагом унии в углу. Герб унии состоял из двух гербов одинаковой величины с коронами на вершине, которые символизировали обе половины унии.

1860—1905

С 1860 года отношения между странами становились всё более напряжёнными. Происходили крупные политические разногласия между политиками стран, которые ослабили унию и привели к укреплению позиций Норвегии. В 1859 развернулся конфликт из-за того, что Карл XV, вступивший на престол, при поддержке шведского общественного мнения отказался выполнять обещание отменить пост генерал-губернатора Норвегии, рассматривавшийся норвежцами как символ шведского главенства в их стране. Генерал-губернаторы назначались королём и были его представителями в Норвегии. Конфликт закончился в 1873 году, когда пост генерал-губернатора был отменён, и глава норвежского правительства получил титул премьер-министра.

В 1872 году Стортинг принял закон, позволяющий членам норвежского правительства участвовать в его работе, но Оскар II отказался подписывать закон и пытался наложить на него вето. Это вызвало ещё один кризис и дискуссию о том, может ли король использовать право вето в отношении конституционных вопросов. Конфликт закончился победой Стортинга, когда в 1884 году Оскар II подписал закон. Право вето короля на изменения в конституции вместе с тем было отменено, что означало большую победу для парламентаризма в Норвегии.

Следующий кризис разразился на почве требования норвежцев иметь свой собственный флаг, без значка унии. В 1890-х годах Стортинг несколько раз голосовал против вето, которое Оскар II накладывал на изъятие символа унии из норвежского флага. В конце концов Оскар II сдался и одобрил закон, что в консервативных кругах Швеции вызвало бурю протеста, как и предыдущие уступки. Даже такой умеренно консервативный политик, как Юхан Август Грипенстед, раскритиковал в прессе послабления и заявил, что «с норвежцами нельзя больше жеманиться, а нужно держать на коротком поводу и усмирять плёткой»[2].

Разрыв унии

Файл:Unionsupplösningen staty.JPG
Памятник в честь мирного расторжения унии в Карлстаде

Свой вклад во всё большее отдаление Норвегии и Швеции друг от друга, кроме внутриполитических кризисов, внесли и разные пути развития, по которым шли страны, и большие успехи норвежцев в области экономики в конце XIX века (в частности в области судостроения норвежцы в 1896 году занимали 3-е место в мире по суммарному тоннажу, уступая только Великобритании и Германии). К конечному распаду унии привёл так называемый консульский вопрос, заключавшийся во всё более настойчивых требованиях норвежцев иметь собственное консульство, и фактически полное равноправие со Швецией. В 1890-х годах к этим требованиям присоединились и консервативно-буржуазные круги Норвегии.

17 мая 1905 года — в День Конституции Норвегии — знаменитый норвежский исследователь Нансен выступил на митинге в Кристиании, где, в частности, заявил:
Теперь мы поняли: что бы ни случилось, мы должны и будем защищать нашу самостоятельность и право на самоопределение в своих собственных делах, мы должны отстоять наше право или умереть за него[3].

Оскар II отказывался удовлетворить требования о собственном консульстве, что привело к глубоким разногласиям и правительственному кризису в Норвегии. 23 мая 1905 Стортинг единогласно проголосовал за создание норвежского консульского органа, что Оскар II опять-таки не одобрил. Норвежское правительство подало прошение об уходе в отставку, которую король тоже не принял. Вслед за этим Стортинг объявил, что король больше не может исполнять свой долг перед народом, и расторг унию 7 июня 1905 года. 13 августа был проведён референдум (англ. Norwegian union dissolution referendum, 1905), в котором за расторжение унии проголосовало 368 208 человек, против — 184 человека. 3 519 бланков были признаны испорченными. В референдуме участвовали только мужчины. Через две недели по итогам самодеятельного голосования среди женщин было собрано 244 765 подписей за расторжение унии.

Односторонний выход Норвегии из унии привёл к напряжённости и всеобщей мобилизации по обе стороны границы, но после интенсивных переговоров в Карлстаде в августе и октябре 1905 года было достигнуто соглашение о мирном расторжении унии. Стороны достигли согласия об условиях расторжения, и Швеция признала независимость Норвегии. 26 октября министры иностранных дел Фредрик Вактмейстер (от Швеции) и Йорген Лёвланд (от Норвегии) подписали договор.

На главной площади Карлстада установлен памятник мирному расторжению.

Причины распада унии

Целесообразность существования унии подвергалась сомнениям со стороны норвежцев в течение всего периода. Если в Швеции одной из причин, по которым уния должна быть сохранена, называли угрозу со стороны России, то в Норвегии такую угрозу никогда не чувствовали[[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Статьи без источников (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Шведско-норвежская унияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Шведско-норвежская унияОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Шведско-норвежская уния[источник не указан 1995 дней]. В Швеции страх перед Россией был вызван многими войнами с ней, тогда как Норвегия на протяжении веков была связана с Россией лишь мирными торговыми контактами. Более того, Норвегия в составе Дании была союзником России против Швеции. Поражение России в русско-японской войне 1904—1905 годов ослабило страх российского вторжения в Швеции, а с тем, возможно, и надобность в унии с Норвегией.

Тем не менее главной причиной разрыва было отсутствие возможности вести собственную внешнюю политику, столь важную для Норвегии, ввиду заключения торговых контрактов с важным партнёром — Британией.

В заключение можно сказать, что уния была прервана не из-за особой враждебности между народами, а потому, что основа её построения устарела во второй половине XIX века. Государственные деятели в Швеции и Норвегии понимали, что наступало новое время, и ликвидировали унию. Вместо неё в последующие годы были завязаны сильные политические и инфраструктурные узы между странами, которые привели к близкому и мирному сотрудничеству, которые существуют и по сей день.

В искусстве

  • В 1906 году Иван Аминофф написал роман «Норвежско-русская война» (Kriget Norge-Ryssland), который стал своеобразным предостережением норвежцам, разорвавшим шведско-норвежскую унию.

Напишите отзыв о статье "Шведско-норвежская уния"

Литература

На русском языке

Примечания

  1. [http://www.napoleon-series.org/military/battles/c_norway1814.html The Norwegian-Swedish War of 1814]
  2. «Norskarna få ej krusas utan böra styras med starka tyglar och piska» https://www.aftonbladet.se/nyheter/9912/12/herman.html
  3. Нансен-Хейер, 1973, с. 170.

Ссылки

  • http://www.napoleon-series.org/military/battles/c_norway1814.html

Отрывок, характеризующий Шведско-норвежская уния

– Наверное в страдании есть какая-то доля мудрости, без которой мы бы не поняли, как дорога наша жизнь? – неуверенно сказала я.
– Вот! Это и бабушка тоже говорит! – обрадовалась девчушка. – Но если люди хотят только добра, то почему же они должны страдать?
– Может быть потому, что без боли и испытаний даже самые лучшие люди не поняли бы по-настоящему того же самого добра? – пошутила я.
Но Стелла почему-то совершенно не восприняла это, как шутку, а очень серьёзно сказала:
– Да, я думаю, ты права... А хочешь посмотреть, что стало с сыном Гарольда дальше? – уже веселее сказала она.
– О нет, пожалуй, больше не надо! – взмолилась я.
Стелла радостно засмеялась.
– Не бойся, на этот раз не будет беды, потому что он ещё живой!
– Как – живой? – удивилась я.
Тут же опять появилось новое видение и, продолжая меня несказанно удивлять, это уже оказался наш век (!), и даже наше время... У письменного стола сидел седой, очень приятный человек и о чём-то сосредоточенно думал. Вся комната была буквально забита книгами; они были везде – на столе, на полу, на полках, и даже на подоконнике. На маленькой софе сидел огромный пушистый кот и, не обращая никакого внимания на хозяина, сосредоточенно умывался большой, очень мягкой лапкой. Вся обстановка создавала впечатление «учёности» и уюта.
– Это, что – он живёт опять?.. – не поняла я.
Стелла кивнула.
– И это прямо сейчас? – не унималась я.
Девочка опять подтвердила кивком её милой рыжей головки.
– Гарольду наверное очень странно видеть своего сына таким другим?.. Как же ты нашла его опять?
– О, точно так же! Я просто «почувствовала» его «ключик» так, как учила бабушка. – Задумчиво произнесла Стелла. – После того, как Аксель умер, я искала его сущность по всем «этажам» и не могла найти. Тогда поискала среди живых – и он снова был там.
– И ты знаешь, кто он теперь, в этой жизни?
– Пока нет... Но обязательно узнаю. Я пыталась много раз к нему «достучаться», но он почему-то меня не слышит... Он всегда один и почти всё время со своими книгами. С ним только старая женщина, его прислуга и этот кот.
– Ну, а жена Гарольда? Её ты тоже нашла?– спросила я.
– Ой, конечно же! Жену ты знаешь – это моя бабушка!.. – лукаво улыбнулась Стелла.
Я застыла в настоящем шоке. Почему-то такой невероятный факт никак не хотел укладываться в моей ошарашенной голове...
– Бабушка?.. – только и смогла произнести я.
Стелла кивнула, очень довольная произведённым эффектом.
– Как же так? Поэтому она и помогла тебе их найти? Она знала?!.. – тысячи вопросов одновременно бешено крутились в моём взбудораженном мозгу, и мне казалось, что я никак не успею всего меня интересующего спросить. Я хотела знать ВСЁ! И в то же время прекрасно понимала, что «всего» мне никто не собирается говорить...
– Я наверное потому его и выбрала, что чувствовала что-то. – Задумчиво сказала Стелла. – А может это бабушка навела? Но она никогда не признается, – махнула рукой девчушка.
– А ОН?.. Он тоже знает? – только и смогла спросить я.
– Ну, конечно же! – рассмеялась Стелла. – А почему тебя это так удивляет?
– Просто она уже старенькая... Ему это должно быть тяжело, – не зная, как бы поточнее объяснить свои чувства и мысли, сказала я.
– О, нет! – опять засмеялась Стелла. – Он был рад! Очень-очень рад. Бабушка дала ему шанс! Никто бы не смог ему в этом помочь – а она смогла! И он увидел её опять... Ой, это было так здорово!
И тут только наконец-то я поняла, о чём она говорит... Видимо, бабушка Стеллы дала своему бывшему «рыцарю» тот шанс, о котором он так безнадёжно мечтал всю свою длинную, оставшуюся после физической смерти, жизнь. Ведь он так долго и упорно их искал, так безумно хотел найти, чтобы всего лишь один только раз мог сказать: как ужасно жалеет, что когда-то ушёл... что не смог защитить... что не смог показать, как сильно и беззаветно их любил... Ему было до смерти нужно, чтобы они постарались его понять и смогли бы как-то его простить, иначе ни в одном из миров ему незачем было жить...
И вот она, его милая и единственная жена, явилась ему такой, какой он помнил её всегда, и подарила ему чудесный шанс – подарила прощение, а тем же самым, подарила и жизнь...
Тут только я по-настоящему поняла, что имела в виду Стеллина бабушка, когда она говорила мне, как важен подаренный мною «ушедшим» такой шанс... Потому что, наверное, ничего страшнее на свете нет, чем остаться с не прощённой виной нанесённой обиды и боли тем, без кого не имела бы смысла вся наша прошедшая жизнь...
Я вдруг почувствовала себя очень усталой, как будто это интереснейшее, проведённое со Стеллой время отняло у меня последние капельки моих оставшихся сил... Я совершенно забыла, что это «интересное», как и всё интересное раньше, имело свою «цену», и поэтому, опять же, как и раньше, за сегодняшние «хождения», тоже приходилось платить... Просто все эти «просматривания» чужих жизней являлись огромной нагрузкой для моего бедного, ещё не привыкшего к этому, физического тела и, к моему великому сожалению, меня пока что хватало очень ненадолго...
– Ты не волнуйся, я тебя научу, как это делать! – как бы прочитав мои грустные мысли, весело сказала Стелла.
– Делать, что? – не поняла я.
– Ну, чтобы ты могла побыть со мной дольше. – Удивившись моему вопросу, ответила малышка. – Ты живая, поэтому тебе и сложно. А я тебя научу. Хочешь погулять, где живут «другие»? А Гарольд нас здесь подождёт. – Лукаво сморщив маленький носик, спросила девочка.
– Прямо сейчас? – очень неуверенно спросила я.
Она кивнула... и мы неожиданно куда-то «провалились», «просочившись» через мерцающую всеми цветами радуги «звёздную пыль», и оказались уже в другом, совершенно не похожем на предыдущий, «прозрачном» мире...
* * *

Ой, ангелы!!! Смотри, мамочка, Ангелы! – неожиданно пропищал рядом чей-то тоненький голосок.
Я ещё не могла очухаться от необычного «полёта», а Стелла уже мило щебетала что-то маленькой кругленькой девчушке.
– А если вы не ангелы, то почему вы так сверкаете?.. – искренне удивившись, спросила малышка, и тут же опять восторженно запищала: – Ой, ма-а-амочки! Какой же он красивый!..
Тут только мы заметили, что вместе с нами «провалилось» и последнее «произведение» Стеллы – её забавнейший красный «дракончик»...

Светлана в 10 лет

– Это... что-о это? – аж с придыхом спросила малышка. – А можно с ним поиграть?.. Он не обидится?
Мама видимо мысленно её строго одёрнула, потому что девочка вдруг очень расстроилась. На тёплые коричневые глазки навернулись слёзы и было видно, что ещё чуть-чуть – и они польются рекой.
– Только не надо плакать! – быстро попросила Стелла. – Хочешь, я тебе сделаю такого же?
У девочки мгновенно засветилась мордашка. Она схватила мать за руку и счастливо заверещала:
– Ты слышишь, мамочка, я ничего плохого не сделала и они на меня совсем не сердятся! А можно мне иметь такого тоже?.. Я, правда, буду очень хорошей! Я тебе очень-очень обещаю!
Мама смотрела на неё грустными глазами, стараясь решить, как бы правильнее ответить. А девочка неожиданно спросила:
– А вы не видели моего папу, добрые светящиеся девочки? Он с моим братиком куда-то исчез...
Стелла вопросительно на меня посмотрела. И я уже заранее знала, что она сейчас предложит...
– А хотите, мы их поищем? – как я и думала, спросила она.
– Мы уже искали, мы здесь давно. Но их нет. – Очень спокойно ответила женщина.
– А мы по-другому поищем, – улыбнулась Стелла. – Просто подумайте о них, чтобы мы смогли их увидеть, и мы их найдём.
Девочка смешно зажмурилась, видимо, очень стараясь мысленно создать картинку своего папы. Прошло несколько секунд...
– Мамочка, а как же так – я его не помню?.. – удивилась малышка.
Такое я слышала впервые и по удивлению в больших Стеллиных глазах поняла, что для неё это тоже что-то совершенно новенькое...
– Как так – не помнишь? – не поняла мать.
– Ну, вот смотрю, смотрю и не помню... Как же так, я же его очень люблю? Может, и правда его больше нет?..
– Простите, а вы можете его увидеть? – осторожно спросила у матери я.
Женщина уверенно кивнула, но вдруг что-то в её лице изменилось и было видно, что она очень растерялась.
– Нет... Я не могу его вспомнить... Неужели такое возможно? – уже почти испуганно сказала она.
– А вашего сына? Вы можете вспомнить? Или братика? Ты можешь вспомнить своего братика? – обращаясь сразу к обеим, спросила Стелла.
Мама и дочь отрицательно покачали головами.
Обычно такое жизнерадостное, личико Стеллы выглядело очень озабоченным, наверное, никак не могла понять, что же такое здесь происходит. Я буквально чувствовала напряжённую работу её живого и такого необычного мозга.
– Придумала! Я придумала! – вдруг счастливо заверещала Стелла. – Мы «оденем» ваши образы и пойдём «погулять». Если они где-то есть – они нас увидят. Правда же?
Идея мне понравилась, и оставалось только мысленно «переодеться» и пойти на поиски.
– Ой, пожалуйста, а можно я с ним побуду, пока вы не вернётесь? – упорно не забывала своего желания малышка. – А как его зовут?
– Пока ещё никак, – улыбнулась ей Стелла. – а тебя?
– Лия. – Ответила малышка. – А почему всё-таки вы светитесь? Мы один раз видели таких, но все говорили, что это ангелы... А кто же тогда вы?
– Мы такие же девочки как ты, только живём «наверху».
– А верх – это где? – не унималась маленькая Лия.
– К сожалению, ты не можешь туда пойти, – пыталась как-то объяснить, попавшая в затруднение Стелла. – Хочешь, я тебе покажу?
Девчушка от радости запрыгала. Стелла взяла её за ручку и открыла перед ней свой потрясающий фантастический мир, где всё казалось таким ярким и счастливым, что не хотелось в это верить.
Глаза у Лии стали похожими на два огромных круглых блюдца:
– Ой, красота-а кака-ая!....А это что – рай? Ой ма-амочки!.. – восторженно, но очень тихо пищала девчушка, как будто боясь спугнуть это невероятное видение. – А кто же там живёт? Ой, смотрите, какое облако!.. И дождик золотой! А разве такое бывает?..
– А ты когда-нибудь видела красного дракончика? – Лия отрицательно мотнула головой. – Ну, вот видишь, а у меня бывает, потому что это мой мир.
– А ты тогда, что же – Бог??? – Но ведь Бог не может быть девочкой, правда же? А тогда, кто же ты?..
Вопросы сыпались из неё лавиной и Стелла, не успевая на них отвечать, засмеялась.
Не занятая «вопросами-ответами», я стала потихонечку осматриваться вокруг и совершенно поразилась открывающимся мне необыкновенным миром... Это был и в правду самый настоящий «прозрачный» мир. Всё вокруг сверкало и переливалось каким-то голубым, призрачным светом, от которого (как должно было бы) почему-то не становилось холодно, а наоборот – он грел каким-то необыкновенно глубоким, пронизывающим душу теплом. Вокруг меня, время от времени, проплывали прозрачные человеческие фигуры, то уплотняясь, то становясь прозрачными, как светящийся туман... Этот мир был очень красивым, но каким-то непостоянным. Казалось, он всё время менялся, точно не зная, каким бы остаться навсегда...