Эдуард Ангулемский

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Эдуард Ангулемский
англ. Edward of Angoulême
Эдуард на руках у матери.Панель Уилтонского диптиха[en], ок. 1395–1399
Эдуард на руках у матери.
Панель Уилтонского диптиха[en], ок. 1395–1399

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Имя при рождении:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Род деятельности:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата рождения:

27 января 1364 или 27 января 1365

Место рождения:

Шато-де-Ангулем, Ангулем, Аквитанское герцогство

Гражданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Подданство:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Страна:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дата смерти:

1370/1371

Место смерти:

Бордо, Королевство Франция

Отец:

Эдуард Чёрный Принц

Мать:

Джоанна Прекрасная Дева Кента

Супруг:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Супруга:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Дети:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Награды и премии:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Автограф:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сайт:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Разное:

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
link=Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). [[Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Произведения]] в Викитеке

Эдуа́рд Ангуле́мский (англ. Edward of Angoulême; 27 января 1364/1365, Ангулем — сентябрь 1370/январь 1371, Бордо) — старший сын Эдуарда, принца Уэльского и Джоанны Плантагенет, графини Кента. На протяжении всей жизни был вторым в очереди на английский трон после отца.







Рождение

Эдуард родился в Ангулеме, принадлежавшем тогда герцогству Аквитания[1]; по существовавшей традиции мальчик получил прозвище Ангулемский по месту рождения[2]. Дата рождения Эдуарда долгое время была предметом дискуссий. В Оксфордском национальном биографическом словаре в статье об отце мальчика на основе трёх хроник, одна из которых вышла из-под пера Фруассара, указываются три варианта: 1363, 1364 и 1365 годы[3]. С одной стороны, в письме от 4 февраля 1365 года Джоанна, мать мальчика, сообщает королю Эдуарду III о рождении сына 27 января; с другой, записи свидетельствуют о том, что 14 марта 1364 года король Франции Карл V наградил оруженосца Эдуарда Чёрного Принца за сообщение о рождении маленького Эдуарда[4]. Таким образом, мальчик родился 27 января 1364 или 1365 года[5][6].

Через своего отца, Эдуарда Чёрного Принца, мальчик был членом дома Плантагенетов и вторым, но старшим выжившим внуком (первым был Джон (ок. 1362/1364 — умер в младенчестве), старший сын Джона Гонта[7]) правившего тогда короля Англии Эдуарда III. Кроме того, мальчик был связан родством с правящим французским королевским домом Валуа через свою бабку по отцу Филиппу Геннегау[8]. Мать Эдуарда, Джоанна Плантагенет, была кузиной его отца и графиней Кента в собственном праве. Эдуард был старшим из двоих детей пары. Новости о его рождении очень обрадовали его царственного деда: король даровал посланнику Джону Делвзу, принёсшему благую весть, пожизненную ренту в размере сорока фунтов в год[9].

Эдуард был окрещён в марте 1365 года в Шато-де-Ангулем[10]; одним из восприемников мальчика стал епископ Жан де Круа[11]. Чёрный Принц наслаждался роскошью, и крещение его сына было призвано показать жителям Аквитании, что у них есть суверен в лице принца Уэльского: на торжествах присутствовали 154 лорда, 706 рыцарей и, по общему мнению, восемнадцать тысяч лошадей; на одни только свечи было потрачено около четырёх сотен фунтов[12]. Также в честь крещения Эдуарда проводились «великолепные турниры»[13]. Своё имя мальчик получил в честь троих королей из династии Плантагенетов, среди которых был и его дед; ко времени рождения мальчика и его брата Ричарда эти два имени были весьма популярны в политических кругах[14] и оставались таковыми и во времена Йорков[15].

Смерть

В период до января 1367 года Эдуард с семьёй был перевезён в Бордо, где родился его младший брат. Здесь в конце 1360-х — начале 1370-х годов вспыхнула эпидемия бубонной чумы, длившаяся несколько лет. Эдуард заразился чумой и после длительных страданий[16] скончался[17]. Точная дата смерти мальчика неизвестна: так, часть историков склоняются к тому, что Эдуард умер в январе 1371 года[18][19][20], тогда как Вигморская[en] хроника за 1370 год говорит о том, что Эдуард умер «примерно в день праздника Святого Михаила [29 сентября]»[21]; вероятно, верной является дата из Вигморской хроники[6][22][23]. Несмотря на столь юный возраст, Эдуард успел «заработать репутацию принца, характером подобного Христу»[24], и многие современники склонны были видеть в «младенце те высокие качества, которые отличали его отца и деда и которых напрочь был лишён его брат [Ричард II]»[25].

Вести о смерти сына застали Чёрного Принца во время возвращения с осады Лиможа[en] 1370 года[22]. Смерть маленького принца произвела огромное впечатление на его родителей[26]; как отмечает Э. Уэйр, со времён возвращения в Англию после смерти Эдуарда Чёрный Принц оказался «сломленным человеком»[27][9]. Он вернулся в Англию с женой и младшим сыном в 1371 году[28]. Незадолго до этого принц поручил своему брату Джону Гонту организацию похорон сына[27] в Бордо[19], на которых присутствовали все бароны Гаскони и Пуату[29]. Отец Эдуарда умер в 1376 году от дизентерии[30]. По приказу Ричарда II в 1388/1389 годах тело маленького Эдуарда было перевезено в Англию Робертом Уолдби[en], епископом Эра[31] и перезахоронено в церкви Чилтерн-Лэнгли, также известной как Чилдренс-Лэнгли (англ. Children's Langle)[32], в поместье Кингс-Лэнгли[en][33]. В период между 1540 и 1607 годами церковь в Кингс-Лэнгли была разрушена[34]; останки Эдуарда были перенесены в церковь в Остин Фраерсе[en] в 1598 году[35].

Наследие

Файл:Wilton diptych.jpg
Уилтонский диптих

Когда Эдуард умер, Ричарду II было всего около трёх-четырёх лет и он не мог хорошо помнить брата; несмотря на это, всю свою жизнь он вспоминал мальчика с благочестивым умилением[36]. Так, Эдуард изображён на «Уилтонском диптихе», на котором Ричард II преклоняет колени перед Джоанной Кентской в образе Богородицы, держащей на руках Эдуарда в образе младенца Иисуса[37]. В наши дни диптих хранится в Лондонской национальной галерее[38].

Ещё при жизни принца существовала вероятность захвата власти со стороны Джона Гонта; чтобы избежать этого, а также опасаясь того, что акта от 1351 года (которым Эдуарду и Ричарду подтверждалось английское гражданство) будет недостаточно для обеспечения преемственности, в 1368 году парламент принял закон, который разрешал наследовать трон принцам, родившимся в английских доменах во Франции[39].

Генеалогия

Предки Эдуарда Ангулемского
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
16. Эдуард I
король Англии (=12)
 
 
 
 
 
 
 
8. Эдуард II
король Англии
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
17. Элеонора Кастильская
 
 
 
 
 
 
 
4. Эдуард III
король Англии
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
18. Филипп IV
король Франции
 
 
 
 
 
 
 
9. Изабелла Французская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
19. Жанна I
королева Наварры
 
 
 
 
 
 
 
2. Эдуард, принц Уэльский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
20. Жан II д’Авен, граф де Эно
 
 
 
 
 
 
 
10. Вильгельм I, граф де Эно
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
21. Филиппа Люксембургская[en]
 
 
 
 
 
 
 
5. Филиппа Геннегау
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
22. Карл Валуа, граф де Валуа
 
 
 
 
 
 
 
11. Жанна Валуа[en]
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
23. Маргарита Анжуйская, графиня Анжу и Мэна
 
 
 
 
 
 
 
1. Эдуард Ангулемский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
24. Генрих III
король Англии
 
 
 
 
 
 
 
12. Эдуард I
король Англии
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
25. Элеонора Прованская
 
 
 
 
 
 
 
6. Эдмунд Вудсток, 1-й граф Кент
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
26. Филипп III
король Франции
 
 
 
 
 
 
 
13. Маргарита Французская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
27. Мария Брабантская
 
 
 
 
 
 
 
3. Джоанна Плантагенет, 4-я графиня Кент
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
28. Болдуин Уэйк
 
 
 
 
 
 
 
14. Джон Уэйк, 1-й барон Уэйк из Лидделла
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
29. Хавиза де Куинси
 
 
 
 
 
 
 
7. Маргарет Уэйк[en], 3-я баронесса Уэйк из Лидделла
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
30. Уильям Файнс
 
 
 
 
 
 
 
15. Джоан Файнс
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
31. Бланш де Бриенн
 
 
 
 
 
 

Напишите отзыв о статье "Эдуард Ангулемский"

Примечания

  1. Haydon, 2012, p. 236.
  2. Freeman, 2001, p. 88.
  3. Hunt, 1889, p. 101.
  4. Moisant, 1894, p. 149.
  5. Calendar of Letter-Books of the City of London, 1902, pp. 301—311.
  6. 1 2 Richardson, Everingham, 2005, p. 492.
  7. Weir, 2011, pp. 93—117.
  8. Weir, 2011, p. 93.
  9. 1 2 Richardson, Everingham, 2005, p. 493.
  10. Haydon, 2012, p. xlv.
  11. Wagner, 2006, p. 194.
  12. Barber, 2004.
  13. [http://www.history.ac.uk/richardII/joan.html Joan of Kent] (англ.). The Institute of Historical Research and Royal Holloway, University of London (2007). Проверено 1 августа 2016.
  14. Prestwich, 1988, p. 4.
  15. Saul, 2006, p. 4.
  16. Galway, Margaret [http://archaeologydataservice.ac.uk/archives/view/archjournal/contents.cfm?vol=107&CFID=14533&CFTOKEN=CBBBA95A-C772-4CA8-8B140E340A9259A8 The Wilton Diptych: A Postscript] (англ.) // The Archaeological Journal. — 1950. — Vol. 107. — P. 11. — DOI:[//dx.doi.org/10.5284%2F1018054 10.5284/1018054].
  17. Chronicle Books, 1993, p. 85.
  18. Hamilton, 2010, p. 175.
  19. 1 2 Weir, 2011, pp. 94—95.
  20. Saul, 2006, p. 12.
  21. Taylor, 1987, p. 296.
  22. 1 2 Mortimer, 2008, p. 371.
  23. Dodd, 2000, p. 40.
  24. Galway, Margaret [http://archaeologydataservice.ac.uk/archives/view/archjournal/contents.cfm?vol=107&CFID=14533&CFTOKEN=CBBBA95A-C772-4CA8-8B140E340A9259A8 The Wilton Diptych: A Postscript] (англ.) // The Archaeological Journal. — 1950. — Vol. 107. — P. 10. — DOI:[//dx.doi.org/10.5284%2F1018054 10.5284/1018054].
  25. James, 1836, p. 474.
  26. Норвич Д. История Англии и шекспировские короли. — С. 83.
  27. 1 2 Weir, 2008, p. 96.
  28. Fraioli, 2005, p. 133.
  29. Froissart, 1901, p. 367.
  30. McNalty, Arthur S. [https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2061131/?page=1 The illness of Edward the Black Prince] (англ.) // British Medical Journal : journal. — 1955. — 1 February (no. 1 (4919)). — P. 411. — DOI:[//dx.doi.org/10.1136%2Fbmj.1.4910.411 10.1136/bmj.1.4910.411].
  31. [https://www.worldcat.org/title/lists-and-indexes/oclc/1751522 List of Foreign Accounts] (англ.) // Lists and Indexes : Journal, magazine. — 1900. — P. 76. OCLC 1751522
  32. Hermentrude [http://nq.oxfordjournals.org/content/s5-IX/222/251-b.full.pdf+html The Tomb of Edmund of Langley, Duke of York] (англ.) // Notes and Queries : Oxford Journals. — 1878. — No. s5-IX (222). — P. 251—252. — DOI:[//dx.doi.org/10.1093%2Fnq%2Fs5-IX.222.251-b 10.1093/nq/s5-IX.222.251-b].
  33. Phillips, 2010, pp. 62, 67—68.
  34. Page, 1912, pp. 235—243.
  35. Weever, 1767, p. 204.
  36. Bennett, 1999, p. 14.
  37. Galway, Margaret [http://archaeologydataservice.ac.uk/archives/view/archjournal/contents.cfm?vol=107&CFID=14533&CFTOKEN=CBBBA95A-C772-4CA8-8B140E340A9259A8 The Wilton Diptych: A Postscript] (англ.) // The Archaeological Journal. — 1950. — Vol. 107. — P. 12. — DOI:[//dx.doi.org/10.5284%2F1018054 10.5284/1018054].
  38. [http://www.nationalgallery.org.uk/paintings/english-or-french-the-wilton-diptych The Wilton Diptych] (англ.). The National Gallery. Проверено 5 августа 2016.
  39. McKisack, 1959, pp. 399—400.

Литература

  • Barber, Richard. [http://www.oxforddnb.com/index/8/101008523/ Edward of Woodstock; known as the Black Prince, prince of Wales and of Aquitaine (1330–1376)] // Oxford Dictionary of National Biography. — Oxford University Press, 2004.
  • Bennett, Michael John. [https://books.google.ru/books?id=fUlnAAAAMAAJ Richard II and the Revolution of 1399]. — Stroud: Sutton Publishing, 1999. — 248 p. — ISBN 0750922834, 9780750922838.
  • Dodd, Gwilym. [https://books.google.ru/books?id=cv0WAQAAIAAJ The Reign of Richard II]. — Tempus, 2000. — 160 p. — ISBN 0752417975, 9780752417974.
  • Fraioli, Deborah A. [https://books.google.ru/books?id=CRnX7Wmk_N4C Joan of Arc and the Hundred Years War]. — Greenwood Publishing Group, 2005. — 185 p. — ISBN 0313324581, 9780313324581.
  • J.W. Freeman. Discovering Surnames. — Oxford: Osprey Publishing, 2001. — ISBN 978-0-7478-0485-7.
  • Froissart, Jean. Chronicles of England, France, Spain and the Adjoining Count. — Co-Operative Publishing, 1901. OCLC 814412062
  • J. S. Hamilton. [https://books.google.ru/books?id=dZUNwd8w_YUC The Plantagenets: History of a Dynasty]. — A&C Black, 2010. — 246 p. — ISBN 1441157123, 9781441157126.
  • F. S. Haydon. [https://books.google.ru/books?id=QZU59Wxcpo4C Eulogium — Chronicon AB]. — Cambridge University Press, 2012. — Т. 1. — 536 p. — ISBN 1108042589, 9781108042581.
  • Hunt, William. Edward, the Black Prince // Dictionary of National Biography / Leslie Stephen. — London: Elder Smith &Co, 1889. — Vol. 17. OCLC 1359796
  • James, George. [https://books.google.ru/books?id=HNicgheYrJIC A History of the Life of Edward the Black Prince and of Various Events Connected Therewith]. — Longman, Rees, Orme, Brown, Green & Longman, 1836. OCLC 1307858
  • McKisack, May. [https://books.google.ru/books?id=pEFnAAAAMAAJ The Fourteenth Century, 1307-1399]. — Clarendon Press, 1959. — 598 p. — ISBN 0198217129, 9780198217121.
  • Moisant, Joseph. [https://books.google.ru/books?id=bkYJAAAAIAAJ Le Prince Noir en Aquitaine 1355-1356--1362-1370]. — Aquitaine: A. Picard et fils, 1894. — 294 p. OCLC 14703874
  • Mortimer, Ian. [https://books.google.ru/books?id=5hNDr0UT0NsC The Perfect King: The Life of Edward III, Father of the English Nation]. — Random House, 2008. — 536 p. — ISBN 009952709X, 9780099527091.
  • Page, William. A history of the county of Hertford. — London: Constable, 1912. — Т. 3. OCLC 59629088
  • Phillips, Seymour. [https://books.google.ru/books?id=iaOYPwAACAAJ Edward II]. — Yale University Press, 2010. — 679 p. — ISBN 030015657X, 9780300156577.
  • Prestwich, Michael. [https://books.google.ru/books?id=Vp2r3xyaDaEC Edward I]. — University of California Press, 1988. — 618 p. — ISBN 0520062663, 9780520062665.
  • Richardson, Douglas; Everingham, Kimball G. [https://books.google.ru/books?id=WvpTngEACAAJ Magna Carta Ancestry: A Study in Colonial and Medieval Families]. — Genealogical Publishing Company, 2005. — 1098 p. — ISBN 0806317590, 9780806317595.
  • Saul, Nigel. [https://books.google.ru/books?id=yGyvAwAAQBAJ The Three Richards: Richard I, Richard II and Richard III]. — A&C Black, 2006. — 304 p. — ISBN 0826424155, 9780826424150.
  • Taylor, John. [https://books.google.ru/books?id=KV1nAAAAMAAJ English historical literature in the fourteenth century]. — Clarendon Press, 1987. — 349 p. OCLC 14719303
  • Wagner, John A. [https://books.google.ru/books?id=uVZ893wOWgoC Encyclopedia of the Hundred Years War]. — Greenwood Publishing Group, 2006. — 374 p. — ISBN 031332736X, 9780313327360.
  • Weir, Alison. [https://books.google.ru/books?id=7nZ90l1_IzAC Britain's Royal Families: The Complete Genealogy]. — Random House, 2011. — 400 p. — ISBN 1446449114, 9781446449110.
  • Weir, Alison. [https://books.google.ru/books?id=BN_FkikkYAUC Katherine Swynford: The Story of John of Gaunt and His Scandalous Duchess]. — New York: Vintage Books, 2008. — 366 p. — ISBN 0712641971, 9780712641975. [https://books.google.ru/books?id=5pl2dDVe__4C Эл. версия]
  • Weever, John. [https://books.google.ru/books?id=Um0DAAAAYAAJ Antient Funeral Monuments, of Great-Britain, Ireland, and the Islands Adjacent]. — W. Tooke, 1767. — 608 p. OCLC 3021467
  • [http://www.british-history.ac.uk/london-letter-books/vold/pp301-311 Calendar of Letter-Books of the City of London: D, 1309-1314]. — London: His Majesty's Stationery Office, 1902. — Т. Folios clxi—cxci.
  • [https://books.google.ru/books?id=ivo9okUs30wC Chronicle of the Royal Family]. — Chronicle Communications, 1993. — 624 p. — ISBN 187203120X, 9781872031200.


Отрывок, характеризующий Эдуард Ангулемский

Но вернёмся в те дни, когда всё это только ещё начиналось, и когда каждый член этой новой семьи честно старался «жить дружно», не создавая остальным никаких неприятностей... Дедушка уже тоже находился дома, но его здоровье, к большому сожалению всех остальных, после проведённых в заключении дней, резко ухудшилось. Видимо, включая и проведённые в Сибири тяжёлые дни, все долгие мытарства Серёгиных по незнакомым городам не пожалели бедного, истерзанного жизнью дедушкиного сердечка – у него начались повторяющиеся микроинфаркты...
Мама с ним очень подружилась и старалась, как могла, помочь ему как можно скорее забыть всё плохое, хотя у неё самой время было очень и очень непростое. За прошедшие месяцы она сумела сдать подготовительные и вступительные экзамены в медицинский институт. Но, к её большому сожалению, её давней мечте не суждено было сбыться по той простой причине, что за институт в то время в Литве ещё нужно было платить, а в маминой семье (в которой было девять детей) не хватало на это финансов... В тот же год от, несколько лет назад случившегося, сильнейшего нервного потрясения, умерла её ещё совсем молодая мама – моя бабушка с маминой стороны, которую я также никогда не увидела. Она заболела во время войны, в тот день, когда узнала, что в пионерском лагере, в приморском городке Паланге, была сильная бомбардировка, и все, оставшиеся в живых, дети были увезены неизвестно куда... А среди этих детей находился и её сын, самый младший и любимый из всех девяти детей. Через несколько лет он вернулся, но бабушке это, к сожалению, помочь уже не могло. И в первый год маминой с папой совместной жизни, она медленно угасла... У маминого папы – моего дедушки – на руках осталась большая семья, из которой только одна мамина сестра – Домицела – была в то время замужем.
А дедушка «бизнесменом», к сожалению, был абсолютно катастрофическим... И очень скоро шерстяная фабрика, которой он, с бабушкиной «лёгкой руки», владел, была пущена в продажу за долги, а бабушкины родители больше ему помочь не захотели, так как это уже был третий раз, когда дедушка всё, ими подаренное имущество, полностью терял.
Моя бабушка (мамина мама) происходила из очень богатой литовской дворянской семьи Митрулявичусов, у которых, даже после «раскулачивания», оставалось немало земель. Поэтому, когда моя бабушка (вопреки воле родителей) вышла замуж за дедушку, у которого ничего не было, её родители (чтобы не ударить лицом в грязь) подарили им большую ферму и красивый, просторный дом... который, через какое-то время, дедушка, благодаря своим великим «коммерческим» способностям, потерял. Но так как в то время у них уже было пятеро детей, то естественно, бабушкины родители не могли остаться в стороне и отдали им вторую ферму, но с уже меньшим и не таким красивым домом. И опять же, к большому сожалению всей семьи, очень скоро второго «подарка» тоже не стало... Следующей и последней помощью терпеливых родителей моей бабушки стала маленькая шерстяная фабрика, которая была великолепно обустроена и, при правильном пользовании, могла приносить очень хороший доход, позволяя всей бабушкиной семье безбедно жить. Но дедушка, после всех пережитых жизненных передряг, к этому времени уже баловался «крепкими» напитками, поэтому почти полного разорения семьи не пришлось слишком долго ждать...
Именно такая нерадивая «хозяйственность» моего деда и поставила всю его семью в очень трудное финансовое положение, когда все дети уже должны были работать и содержать себя сами, больше не думая об учёбе в высших школах или институтах. И именно поэтому, похоронив свои мечты стать в один прекрасный день врачом, моя мама, не слишком выбирая, пошла работать на почтамт, просто потому, что там оказалось на тот момент свободное место. Так, без особых (хороших или плохих) «приключений», в простых повседневных заботах и протекала какое-то время жизнь молодой и «старой» семьи Серёгиных.
Прошёл уже почти год. Мама была беременна и вот-вот ожидала своего первенца. Папа буквально «летал» от счастья, и всем твердил, что у него обязательно будет сын. И он оказался прав – у них действительно родился мальчик... Но при таких ужасающих обстоятельствах, которые не смогло бы измыслить даже самое больное воображение...
Маму увезли в больницу в один из рождественских дней, буквально перед самым новым годом. Дома, конечно же, волновались, но никто не ожидал никаких негативных последствий, так как мама была молодой, сильной женщиной, с прекрасно развитым телом спортсменки (она с детства активно занималась гимнастикой) и, по всем общим понятиям, роды должна была перенести легко. Но кому-то там, «высоко», по каким-то неизвестным причинам, видимо очень не хотелось, чтобы у мамы родился ребёнок... И то, о чём я расскажу дальше, не укладывается ни в какие рамки человеколюбия или врачебной клятвы и чести. Дежуривший в ту ночь врач Ремейка, увидев, что роды у мамы вдруг опасно «застопорились» и маме становится всё тяжелее, решил вызвать главного хирурга Алитусской больницы, доктора Ингелявичуса... которого в ту ночь пришлось вытащить прямо из-за праздничного стола. Естественно, доктор оказался «не совсем трезвым» и, наскоро осмотрев маму, сразу же сказал: «Резать!», видимо желая поскорее вернуться к так поспешно оставленному «столу». Никто из врачей не захотел ему перечить, и маму тут же подготовили к операции. И вот тут-то началось самое «интересное», от которого, слушая сегодня мамин рассказ, у меня встали на голове дыбом мои длинные волосы....
Ингелявичус начал операцию, и разрезав маму... оставил её на операционном столе!.. Мама была под наркозом и не знала, что в тот момент вокруг неё происходило. Но, как рассказала ей позже присутствовавшая при операции медсестра, доктор был «срочно» вызван на какой-то «экстренный случай» и исчез, оставив маму разрезанной на операционном столе... Спрашивается, какой же для хирурга мог быть более «экстренный» случай, чем две жизни, полностью от него зависевшие, и так просто оставленные на произвол судьбы?!. Но это было ещё не всё. Буквально через несколько секунд, медсестра, ассистировавшая на операции, была тоже вызвана из операционной, под предлогом «необходимости» помощи хирургу. А когда она категорически отказалась, сказав, что у неё на столе лежит «разрезанный» человек, ей ответили, что они сейчас же пришлют туда «кого-то другого». Но никто другой, к сожалению, так никогда туда и не пришёл...
Мама очнулась от зверской боли и, сделав резкое движение, упала с операционного стола, потеряв сознание от болевого шока. Когда же, та же самая медсестра, вернувшись оттуда, куда её посылали, зашла в операционную, проверить всё ли там в порядке, она застыла в полном шоке – мама, истекая кровью, лежала на полу с вывалившимся наружу ребёнком... Новорождённый был мёртв, мама тоже умирала...
Это было страшное преступление. Это было самое настоящее убийство, за которое должны были нести ответственность те, которые такое сотворили. Но, что было совсем уже невероятно – как бы не старались после мой папа и его семья призвать к ответственности хирурга Ингелявичуса, у них ничего не получалось. В больнице сказали, что это не была его вина, так как он был срочно вызван на «экстренную операцию» в той же самой больнице. Это был абсурд. Но сколько бы папа не бился, всё было тщётно, И под конец, по просьбе мамы, он оставил в покое «убийц», радуясь уже тому, что мама всё же каким-то образом осталась жива. Но «жива», к сожалению, она была ещё очень и очень не скоро... Когда ей тут же сделали вторую операцию (уже чтобы спасти её жизнь), никто во всей больнице не давал даже одного процента за то, что мама останется жива. Её держали целых три месяца на капельницах, переливая кровь множество раз (у мамы до сих пор хранится целый список людей, которые давали ей кровь). Но лучше ей никак не становилось. Тогда, отчаявшиеся врачи решили выписать маму домой, объясняя это тем, что они «надеются, что в домашней обстановке мама скорее поправится»!.. Это опять же был абсурд, но настрадавшийся папа уже был согласен абсолютно на всё, только бы увидеть ещё хотя бы раз маму живой, поэтому, долго не противясь, забрал её домой.
Мама была настолько слабой, что ещё целых три месяца почти не могла сама ходить... Серёгины всячески за ней ухаживали, пытаясь быстрее выходить, а папа носил её на руках, когда это было нужно, а когда в апреле засветило ласковое весеннее солнышко, сидел с ней часами в саду, под цветущими вишнями, стараясь изо всех сил как-то оживить свою потухшую «звёздочку»...
Но маме, эти нежные, падающие лепестки вишни напоминали лишь такую же нежную, и так без времени от неё улетевшую, хрупкую детскую жизнь... Мысли о том, что она даже не успела ни увидеть, ни похоронить своего малыша, жгли её измученную душу, и она никак не могла себе этого простить. И, под конец, вся эта боль выплеснулась у неё в самую настоящую депрессию...
В то время Серёгины всей семьёй старались избегать разговоров о случившемся, несмотря на то, что папу до сих пор душила обрушившаяся на него боль потери, и он никак не мог выбраться из того беспросветного «острова отчаяния», в который швырнула его беда... Наверное, нет на свете ничего страшнее, чем хоронить своего собственного ребёнка... А папе пришлось это делать в одиночку... Одному хоронить своего маленького сынишку, которого он, даже ещё не зная, успел так сильно и беззаветно полюбить...
Я до сих пор не могу без слёз читать эти печальные и светлые строки, которые папа написал своему маленькому сыну, зная, что у него никогда не будет возможности ему это сказать...

Сыночку
Мальчик ты мой ясноглазый!
Радость, надежда моя!
Не уходи, мой милый,
не покидай меня!
Встань, протяни ручонки,
Глазки свои открой,
Милый ты мой мальчонка,
Славный сыночек мой.
Встань, погляди, послушай
Как нам птицы поют,
Как цветы на рассвете
Росы майские пьют.
Встань, погляди мой милый,
Смерть тебя подождёт!
Видишь? – И на могилах
Солнечный май живёт!
Пламенеет цветами
Даже земля могил...
Так почему ж так мало
Ты, мой сыночек, жил?
Мальчик мой ясноглазый,
Радость, надежда моя!
Не уходи, мой милый,
Не покидай меня...
Он нарёк его Александром, выбрав это имя сам, так как мама была в больнице и ему некого больше было спросить. А когда бабушка предложила помочь похоронить малыша, папа категорически отказался. Он сделал всё сам, от начала до конца, хотя я не могу даже представить, сколько горя надо было перенести, хороня своего новорождённого сына, и в то же время зная, что в больнице умирает его горячо любимая жена... Но папа это всё перенёс без единого слова упрёка кому-либо, только единственное, о чём он молился, это чтобы вернулась к нему его любимая Аннушка, пока этот страшный удар не подкосил её окончательно, и пока на её измученный мозг не опустилась ночь...
И вот мама вернулась, а он был совершенно бессилен чем-то ей помочь, и совершенно не знал, как же её вывести из этого жуткого, «мёртвого» состояния...
Смерть маленького Александра глубоко потрясла всю семью Серёгиных. Казалось, никогда не вернётся в этот грустный дом солнечный свет, и никогда не будет звучать больше смех... Мама всё ещё была «убитой». И хотя её молодое тело, подчиняясь законам природы, начинало всё больше и больше крепнуть, её раненая душа, несмотря на все старания папы, как улетевшая птица, всё ещё была далеко и, глубоко окунувшись в океан боли, не спешила оттуда вернуться...

Но вскоре, через каких-то шесть месяцев, к ним пришла добрая новость – мама снова была беременна... Папа вначале перепугался, но видя, что мама вдруг очень быстро начала оживать, решился идти на риск, и теперь уже все с большим нетерпением ждали второго ребёнка... На этот раз они были очень осторожны, и пытались всячески уберечь маму от любых нежелательных случайностей. Но, к сожалению, беде, видимо по какой-то причине, полюбилась эта гостеприимная дверь... И она постучалась опять...
С перепугу, зная печальную историю первой маминой беременности, и боясь, как бы опять что-то не пошло «не так», врачи решили делать «кесарево сечение» ещё до того, как начнутся схватки (!). И видимо сделали это слишком рано... Так или иначе, родилась девочка, которую назвали Марианной. Но прожить ей, к сожалению, удалось тоже очень недолго – через три дня эта хрупкая, чуть распустившаяся жизнь, по никому не известным причинам, прервалась...
Создавалось жуткое впечатление, что кому-то очень не хочется, чтобы мама родила вообще... И хотя по своей природе и по генетике она была сильной и абсолютно пригодной для деторождения женщиной, она уже боялась даже подумать о повторении такой жестокой попытки когда-то вообще...
Но человек – существо, на удивление, сильное, и способно вынести намного больше, чем он сам когда-либо мог бы себе представить... Ну, а боль, даже самая страшная, (если она сразу не разрывает сердце) когда-то видимо притупляется, вытесняемая, вечно живущей в каждом из нас, надеждой. Вот поэтому, ровно через год, очень легко и без каких-либо осложнений, ранним декабрьским утром у семьи Серёгиных родилась ещё одна дочь, и этой счастливой дочерью оказалась я... Но... и это появление на свет наверняка кончилось бы не так счастливо, если бы всё и дальше происходило по заранее подготовленному плану наших «сердобольных» врачей... Холодным декабрьским утром маму отвезли в больницу, ещё до того, как у неё начались схватки, чтобы, опять же, «быть уверенными», что «ничего плохого» не произойдёт (!!!)... Дико нервничавший от «плохих предчувствий» папа, метался туда-сюда по длинному больничному коридору, не в состоянии успокоиться, так как знал, что, по их общему договору, мама делала такую попытку в последний раз и, если с ребёнком что-то случится и на этот раз – значит, им никогда не суждено будет увидеть своих детей... Решение было тяжёлое, но папа предпочитал видеть, если не детей, то хотя бы свою любимую «звёздочку» живой, а не похоронить сразу всю свою семью, даже по-настоящему ещё не поняв, что же такое по-настоящему означает – его семья...
К папиному большому сожалению, маму опять же пришёл проверять доктор Ингелявичус, который всё ещё оставался там главным хирургом, и избежать его «высокого» внимания было очень и очень сложно... «Внимательно» осмотрев маму, Ингелявичус заявил, что придёт завтра в 6 часов утра, делать маме очередное «кесарево сечение», на что у бедного папы чуть не случился сердечный удар...
Но около пяти часов утра к маме явилась очень приятная молодая акушерка и, к большому маминому удивлению, весело сказала: