Эйфория

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Файл:Supreme happiness.jpg
У детей игра может вызвать состояние счастья и удовлетворения

Эйфори́я (др.-греч. εὐφορία «плодовитость», из εὖ «хорошо» + φορέω «несу, ношу», то есть буквально «хорошо несущая») — положительно окрашенный аффект или эмоция. Ощущается как внезапное, всезаполняющее чувство счастья, восторга.







В психиатрии

Форма болезненно-повышенного настроения, характеризующаяся благодушием, безмятежным блаженством, состоянием тихой радости. В отличие от гипертимии для эйфории не характерно повышение двигательной и интеллектуальной активности, напротив, может наблюдаться замедление мыслительной деятельности (вплоть до персевераций).

В наркологии

Феномен, являющейся составной частью синдрома наркотического опьянения, включающий измененное состояние психики и различные соматические ощущения человека, находящегося в наркотическом опьянении. То есть, в широком смысле, эйфория включает в себя не только эмоциональные изменения, но и целый ряд психических и соматических ощущений, чувствований, за счет которых достигается положительный эмоциональный сдвиг.

Структура эйфории различна для состояний опьянения, вызванных разными наркотиками. Эйфория, вызванная употреблением алкоголя и снотворных препаратов, слагается из собственно эмоциональных изменений в сочетании с приятной двигательной и интеллектуальной заторможенностью. Опийная эйфория характеризуется состоянием соматического наслаждения на фоне эмоционального покоя, блаженства без интеллектуальной заторможенности. При употреблении стимуляторов положительный эмоциональный сдвиг вторичен и обусловлен физическим и интеллектуальным просветлением, подъемом, ощущением общего подъема жизнедеятельности. Эйфория при употреблении каннабиноидов и психоделиков имеет в качестве первопричины изменения восприятия и мышления особое мистическое, фантастическое состояние сознания.

Несмотря на разнообразие изменений психики, возникающих при опьянении различными наркотическими веществами, можно отметить, что чем более проявляются следующие признаки, тем более сильную эйфорию может испытывать индивид:

  • неуправляемость психической деятельности;
  • диссоциация психической деятельности;
  • протопатичность ощущений — их глубинность, безотчетность, необъяснимость.

Эйфория каждого вида наркотического опьянения является динамическим феноменом, включающим несколько последовательно сменяющих друг друга фаз. Собственно эйфория отчётливее всего ощущается в динамике, при переходе от нормального или плохого настроения до чрезвычайно повышенного. Характер, длительность каждой фазы при приеме одного и того же наркотика может меняться в зависимости от субъективной установки человека, пути введения наркотического вещества, и особенно, от стадии заболевания (наркомании) — в динамике каждого вида наркомании эйфория претерпевает существенную трансформацию.

См. также

Напишите отзыв о статье "Эйфория"

Литература


Отрывок, характеризующий Эйфория

– О, ты не хочешь на это смотреть, верь мне. – Покачала головкой малышка. – Так жаль, она такая несчастная... Как же это несправедливо.
– Я бы всё-таки хотела увидеть... – попросила я.
– Ну, смотри... – грустно кивнула Стелла.
На огромной площади, битком набитой «взвинченным» народом, посередине зловеще возвышался эшафот... По маленьким, кривым ступенькам на него гордо поднималась смертельно бледная, очень худая и измученная, одетая в белое, женщина. Её коротко остриженные светлые волосы почти полностью скрывал скромный белый чепчик, а в усталых, покрасневших от слёз или бессонницы глазах отражалась глубокая беспросветная печаль...

Чуть покачиваясь, так как, из-за туго завязанных за спиной рук, ей было сложно держать равновесие, женщина кое-как поднялась на помост, всё ещё, из последних сил пытаясь держаться прямо и гордо. Она стояла и смотрела в толпу, не опуская глаз и не показывая, как же по-настоящему ей было до ужаса страшно... И не было никого вокруг, чей дружеский взгляд мог бы согреть последние минуты её жизни... Никого, кто своим теплом мог бы помочь ей выстоять этот ужасающий миг, когда её жизнь должна была таким жестоким путём покинуть её...
До этого бушевавшая, возбуждённая толпа вдруг неожиданно смолкла, как будто налетела на непреодолимое препятствие... Стоявшие в передних рядах женщины молча плакали. Худенькая фигурка на эшафоте подошла к плахе и чуть споткнувшись, больно упала на колени. На несколько коротких секунд она подняла к небу своё измученное, но уже умиротворённое близостью смерти лицо... глубоко вздохнула... и гордо посмотрев на палача, положила свою уставшую голову на плаху. Плачь становился громче, женщины закрывали детям глаза. Палач подошёл к гильотине....
– Господи! Нет!!! – душераздирающе закричал Аксель.
В тот же самый миг, в сером небе из-за туч вдруг выглянуло солнышко, будто освещая последний путь несчастной жертвы... Оно нежно коснулось её бледной, страшно исхудавшей щеки, как бы ласково говоря последнее земное «прости». На эшафоте ярко блеснуло – тяжёлый нож упал, разбрасывая яркие алые брызги... Толпа ахнула. Белокурая головка упала в корзину, всё было кончено... Красавица королева ушла туда, где не было больше боли, не было издевательств... Был только покой...

Вокруг стояла смертельная тишина. Больше не на что было смотреть...
Так умерла нежная и добрая королева, до самой последней минуты сумевшая стоять с гордо поднятой головой, которую потом так просто и безжалостно снёс тяжёлый нож кровавой гильотины...
Бледный, застывший, как мертвец, Аксель смотрел невидящими глазами в окно и, казалось, жизнь вытекала из него капля за каплей, мучительно медленно... Унося его душу далеко-далеко, чтобы там, в свете и тишине, навечно слиться с той, которую он так сильно и беззаветно любил...
– Бедная моя... Душа моя... Как же я не умер вместе с тобой?.. Всё теперь кончено для меня... – всё ещё стоя у окна, помертвевшими губами шептал Аксель.
Но «кончено» для него всё будет намного позже, через каких-нибудь двадцать долгих лет, и конец этот будет, опять же, не менее ужасным, чем у его незабвенной королевы...
– Хочешь смотреть дальше? – тихо спросила Стелла.
Я лишь кивнула, не в состоянии сказать ни слова.
Мы увидели уже другую, разбушевавшуюся, озверевшую толпу людей, а перед ней стоял всё тот же Аксель, только на этот раз действие происходило уже много лет спустя. Он был всё такой же красивый, только уже почти совсем седой, в какой-то великолепной, очень высокозначимой, военной форме, выглядел всё таким же подтянутым и стройным.