Юлий II

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Юлий II
Iulius PP. II<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;">Юлий II</td></tr>
216-й папа римский
1 ноября 1503 — 21 февраля 1513
Интронизация: 26 ноября 1503
Церковь: Римско-католическая церковь
Предшественник: Пий III
Преемник: Лев X
 
Учёная степень: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Имя при рождении: Джулиано делла Ровере
Оригинал имени
при рождении:
Giuliano della Rovere
Рождение: 5 декабря 1443(1443-12-05)
Альбисола-Супериоре, Генуэзская республика
Смерть: Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).
Рим, Папская область
Похоронен: {{#property:p119}}
Династия: {{#property:p53}}
Принятие священного сана: неизвестно
Епископская хиротония: 1481
Кардинал с: 16 декабря 1471
 
Автограф: Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
150px

Юлий II (лат. Iulius PP. II), в миру — Джулиано делла Ровере (итал. Giuliano della Rovere; 5 декабря 1443, Альбисола-Супериоре, Генуэзская республика — 21 февраля 1513) — папа римский с 1 ноября 1503 года.







Биография

Ранние годы

Джулиано делла Ровере родился 5 декабря 1443 года в Альбиссоле, около Савоны[1]. Он был сыном Рафаэлло делла Ровере[2], брата папы Сикста IV (Франческо делла Ровере)[3] и гречанки Феодоры Манеролы[2][4][5][6][7][8].

В юности он служил в качестве министранта папы. По инициативе дяди он был отправлен в монастырь францисканцев и получил хорошее образование в университете Перуджи[9]. Однако к ордену он, вероятно, не присоединился и оставался членом светского духовенства до своего возведения в сан епископа Карпентра во Франции в 1471 году. Вскоре после его дядя занял папский престол.

Кардинал

Файл:Gdellarovere.jpg
Кардинал Джулиано делла Ровере (слева) с дядей и покровителем, Франческо делла Ровере, папой Сикстом IV (справа).

Делла Ровере был назначен кардиналом той же церкви, что и его дядя до него — Сан-Пьетро-ин-Винколи. Благодаря возвышению дяди, Джулиано энергично взялся за укрепление влияния своей семьи в папском государстве. Он приобрел не менее восьми епархий, в том числе Лозанну в 1472 году и Кутанс в 1476 году.

В качестве папского легата делла Ровере был отправлен во Францию в 1480 году, где он оставался четыре года, и проявил недюжинные дипломатические способности, благодаря которым он вскоре приобрел огромное влияние в Коллегии кардиналов. Причем, это влияние не только не снизилось при папе Иннокентии VIII, а продолжало расти. Вскоре после этого, в 1483 году, у Джулиано родилась внебрачная дочь Феличе делла Ровере.

Главным противником Джулиано с этого времени стал кардинал Родриго Борджиа, ставший в 1492 году папой Александром VI. Делла Ровере обвинил Борджиа в том, что он купил голоса кардиналов и сговорился с Асканио Сфорца[10]. Он решил укрыться от гнева Борджиа в Остии, а через несколько месяцев отправился в Париж, где уговорил Карла VIII пойти на завоевание Неаполя.

Сопровождая молодого короля в его кампании, он вошел в Рим и пытался спровоцировать созыв совета для расследования поведения понтифика с целью его низложения. Но папа Александр нашел союзника в лице министра Карла VIII Гийома Бриссоне, благодаря которому он разрушил козни противника.

Папа Александр умер в 1503 году, а его сын, Чезаре Борджиа, тяжело заболел. Делла Ровере не поддержал кандидатуру кардинала Пикколомини в Сиене, который, тем не менее, был 8 октября 1503 года освящен под именем папы Пия III. Однако новый понтифик умер двадцать шесть дней спустя.

Избрание

После смерти папы Александра VI вступил в борьбу за Святой престол, убеждая кардиналов-выборщиков, что является поборником мира и независимости папства. Пользуясь слабостью позиций Чезаре Борджиа, он подкупом и обещаниями стал завоевывать симпатии кардиналов[11]. В итоге собравшийся конклав отдал тиару ему. Он был избран под именем Юлия II почти единогласным голосованием[12][13][14]. Его избрание заняло всего несколько часов, а против был подан лишь один голос — его главного конкурента Жоржа д’Амбуаза, ставленника французской монархии[15].

Папство

Фактически его понтификат был непрерывной чередой войн, в которых папа часто принимал личное участие, сражаясь иногда в первых рядах армии (см. Осада Мирандолы). Во время военных походов Юлий II приказывал нести перед собой дарохранительницу со Святыми Дарами.

С самого начала Юлий II решил дистанцироваться от политики предшественников, в особенности, от политики Александра VI. В день своего избрания он заявил:

«Я не буду жить в тех же комнатах, где он [Александр VI] осквернил Святую Церковь, как никто до него узурпировавший папскую власть за счет помощи дьявола… Я запрещаю под страхом отлучения от церкви говорить или думать о Борджиа снова. Его имя и память должны быть забыты. Он должен быть вычеркнут из каждого документа. Его правление должно быть уничтожено. Все портреты Борджиа должны быть покрыты чёрным крепом, все гробницы Борджиа должны быть вскрыты, а их тела отправлены обратно туда, откуда они пришли — в Испанию»

[16]. Апартаменты Борджиа действительно оставались закрытыми до XIX века[16].

Юлий II использовал своё влияние, чтобы примирить две мощные римские семьи — Орсини и Колонна, а, указами, принятыми в их интересах, он привлек к себе оставшуюся часть римской знати.

Главными противниками Юлия были Венеция и Франция. В результате войн, которые вел папа, территория его государства была значительно расширена. В 1504 году, находя невозможным убедить дожа Венеции, он добился союза с Францией и Священной Римской империей против Венеции. В 1506 году Юлий сумел освободить занятые венецианцами при Александре VI Перуджу и Болонью, свергнул местных деспотов — Джамполо Бальони и Джованни II Бентивольо соответственно.

В декабре 1503 года Юлий выпустил указ, позволявший Генриху VIII Английскому жениться на Екатерине Арагонской. Екатерина ранее была замужем за братом Генриха принцем Артуром, который скоропостижно скончался, и Екатерина утверждала, что осталась девственницей за шесть месяцев брака. Около двадцати лет спустя, когда Генрих влюбился в Анну Болейн, он попытался аннулировать брак, заявив, что он изначально был заключен не по закону. Отказ папы Климента VII дать развод привёл к английской Реформации.

В рамках программы восстановления славы Рима как христианской столицы Юлий II предпринял значительные усилия, чтобы представить себя в качестве своего рода императора-папы. На Вербное воскресенье 1507 года «вошел Юлий II в Рим… И как второй Юлий Цезарь, наследник величия императорской славы Рима, и в образе Христа одновременно»[17]. Юлий, позиционировавший себя как преемника Цезаря, лично повел армию через Апеннинский полуостров под имперским лозунгом «Изгоним варваров»[18]. Тем не менее, несмотря на имперскую риторику, кампании Юлия носили локальный характер.

Для защиты границ и привилегий папского государства Юлий II создал швейцарскую гвардию, состоящую из добровольцев, жителей Швейцарии, неженатых и опытных в военном искусстве. Их красочную униформу проектировал Рафаэль Санти. Стоящая ныне рядом с папой почётная стража является реликтом этого гарнизона, численность которого во времена Юлия была намного больше.

Камбрейская лига

В 1508 году международные события благоприятствовали планам Юлия, и он смог заключить Камбрейскую лигу с Людовиком XII, королём Франции, Максимилианом I, императором Священной Римской империи, и Фердинандом II, королём Арагона. Лига боролась против Венецианской республики во время «Войны Камбрейской лиги». Среди прочего, Юлий хотел присоединить занятую венецианцами Романью; Максимилиан I покусился на Фриули и Венеция, Людовик XII — на Кремону. а Фердинанд II — на порты Апулии.

Весной 1509 года Венецианская республика попала под интердикт Юлия[19]. Во время «Войны Камбрейской лиги» альянсы распадались и собирались заново в новых составах. Например, в 1510 году Венеция и Франция поменялись местами, а в 1513 году договорились между собой.

Систо Гара делла Ровере, пятый и последний кардинал-племянник Юлия II, был настоятелем в Риме рыцарей госпитальеров

Участие в войне довольно скоро принесло успех папе в достижении его целей. После битвы при Аньяделло 14 мая 1509 года владычество Венеции в Италии было практически утрачено. Но король Франции и император Священной Римской империи не были удовлетворены лишь осуществлением целей папы, и Максимилиан счел необходимым заключить соглашение с венецианцами, чтобы защитить себя от тех, кто до того был его союзниками. Вскоре на сторону Венеции перешли и французы. Папа наложил на Францию интердикт, но это не принесло успеха, как и попытки вызвать разрыв между Францией и Англией. С другой стороны, на синоде, созванном в Туре в сентябре 1510 года, французские епископы отказались от послушания папе и решили с помощью императора Максимилиана добиться низложения Юлия. В ноябре 1511 года совет собрался для этой цели в Пизе.

Тогда Юлий объединился с Фердинандом II Арагонским и венецианцами против Франции. На короткое время Генрих VIII, король Англии, и Максимилиан I также присоединились к этому альянсу. В последние месяцы жизни Юлий участвовал в переговорах с дипломатами Фердинанда, пытавшимися получить от папы идеологическое обоснование для вторжения арагонцев в Наварру.

В 1512 году папа созвал в Латеране XVIII Вселенский собор, который призван был обсудить реформу церкви. Это было вызвано единодушным требованием многих представителей тогдашнего западного христианства. Больной Юлий II не принимал участия в работе собора.

Юлий II, как и его предшественники, покровительствовал своим родственникам, назначая епископами и кардиналами членов рода делла Ровере и породненной с ним семьи Орсини. Тогда уже вошло в обычай, что самый близкий племянник папы (непот) получал кардинальскую шапку и занимал в Римской курии должность папского наместника. Юлий II позаботился о том, чтобы его внебрачные дети (а их было несколько) заключили выгодные браки, которые принесли им богатство и почёт и связали род делла Ровере со знатнейшими родами Европы.

Смерть

В 1512 году французы были изгнаны на север через Альпы, но это произошло ценой оккупации Италии со стороны других держав, и Юлий был вынужден отказаться от реализации своей мечты о независимом итальянском королевстве. Он умер 21 февраля 1513 года от лихорадки.

Распространенной ошибкой является указание на то, что Гробница Юлия II Микеланджело в Сан-Пьетро-ин-Винколи — место изначального захоронения папы. Эта могила не была завершена до 1545 года и представляет собой сокращенную версию запланированного оригинала, который был изначально предназначен для базилики Святого Петра. Сам же Юлий был изначально похоронен в соборе Святого Петра в Ватикане. Его останки, вместе с прахом его дяди Сикста IV, позднее были осквернены во время разграбления Рима в 1527 году. Ныне они покоятся в соборе Святого Петра в передней части памятника папе Клименту X.

Юлий II был первым папой, тело которого бальзамировали.

Папа-меценат

Файл:Brasão do Papa Júlio II na Capela Sistina.jpg
Герб Юлия II в Сикстинской капелле.
Файл:Estancia de Heliodoro (Misa de Bolsena), detail.jpg
Внебрачная дочь Юлия II, Феличе делла Ровере (в чёрном), слева от алтаря на верхней ступеньке, изображена Рафаэлем Санти в «Мессе у Больсены»

Юлий II вошел в историю не только как один из наиболее воинственных пап, но и как щедрый (хотя и деспотичный) меценат искусства. В 1506 году было начато строительство нового собора св. Петра в соответствии с планами архитектора Донато Браманте (14441514). В 1512 году были открыты для обозрения фрески в Сикстинской капелле, которые считаются вершиной творчества гениального Микеланджело Буонарроти (14751564). Этот же художник был создателем незаконченного надгробия Юлия II и прекрасного купола, венчающего Ватиканский собор. В 15081512 годах апартаменты Ватиканского папского дворца украшает ещё один знаменитый художник, Рафаэль Санти (14831520).

Юлий II обычно изображается с бородой после появления на знаменитом портрете Рафаэля. Тем не менее, папа носил бороду только с 27 июня 1511 года по март 1512 года в знак траура в связи с потерей Болоньи. При этом он стал первым папой со времен античности, который носил бороду. Юлий снова сбрил бороду незадолго до смерти, а его ближайшие преемники были гладко выбриты. Однако папа Климент VII снова отпустил бороду в знак траура после разграбления Рима в 1527 году. В дальнейшем все папы были бородатыми до смерти папы Иннокентия XII в 1700 году.

Юлий был не первым папой, имевшим детей до вступления на кафедру святого Петра. Его единственная известная дочь, Феличе делла Ровере, родилась в 1483 году. Матерью Феличе была Лукреция Норманни из знатной римской семьи. Вскоре после рождения Феличе Юлий II устроил брак Лукреции с Бернардино де Куписом. Бернардино был камергером двоюродного брата Юлия, кардинала Джироламо Бассо делла Ровере[20]. [25]

Несмотря на наличие внебрачной дочери, слухи объявляли Юлия гомосексуалом. Активная деятельность неизбежно создавала папе врагов, а обвинение в содомском грехе в то время считалось одним из самых тяжёлых[21].

Напишите отзыв о статье "Юлий II"

Примечания

  1. Cheney, David M. [http://www.catholic-hierarchy.org/bishop/brov.html Pope Julius II (Giuliano della Rovere)]. Catholic-Hierarchy.
  2. 1 2 Ott, Michael (1910), [http://www.newadvent.org/cathen/08562a.htm. "Pope Julius II"], The Catholic Encyclopedia, vol. 8, New York: Robert Appleton Company, <http://www.newadvent.org/cathen/08562a.htm.> 
  3. Kühner, Hans (2013), [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/307920/Julius-II "Julius II"], Encyclopædia Britannica, Encyclopædia Britannica Inc., <http://www.britannica.com/EBchecked/topic/307920/Julius-II> 
  4. Taylor Robert Emmett. No royal road: Luca Pacioli and his times. — Ayer Publishing, 1980. — P. 105. — ISBN 0-405-13549-1..
  5. Cronin Vincent. The flowering of the Renaissance. — Dutton, 1969. — P. 33.
  6. Roterodamus Erasmus. Collected works of Erasmus. — University of Toronto Press, 1986. — P. 496. — ISBN 0-8020-5602-4.
  7. Symonds John Addington. The life of Michelangelo Buonarroti: based on studies in the archives of the Buonarroti family at Florence. — Macmillan, 1925. — P. 383.
  8. Fusero Clemente. Giulio II. — Dall'Oglio, 1965. — P. 53.
  9. Paul F. Grendler, ed., Encyclopedia of the Renaissance: Galen-Lyon (Renaissance Society of America, 1999), p. 361
  10. Sabatini Raphael. [http://www.archive.org/stream/lifeofcesareborg00sabarich#page/n5/mode/2up The Life of Cesare Borgia]. — London: Stanley Paul & Company, 1912. — P. 426.
  11. [http://www.encyclopedia.com Cesare Borgia]. Encyclopedia.com. Encyclopedia of World Biography (2004).
  12. Greeley, Andrew M. The Making of the Pope 2005. — New York: Little, Brown, 2005. — P. [http://books.google.com/books?id=N-RPbjyIx7IC&pg=PA22 22]. — ISBN 978-0-316-32560-8.
  13. Ullmann, Walter. Julius and the Schismatic Cardinals // Schism, Heresy and Religious Protest: Papers Read at the Tenth Summer Meeting and the Eleventh Winter Meeting of the Ecclesiastical History Society / Baker, Derek. — Cambridge, England: Ecclesiastical History Society by Cambridge University Press, 1972. — P. [http://books.google.com/books?id=dD09AAAAIAAJ&pg=PA177 177–178]. — ISBN 978-0-521-08486-4.
  14. Hughes, Philip. Chapter V: 'Facilis Descensus ...' 1471–1517: A Papacy of Princes // History of the Church: Volume 3: The Revolt Against the Church: Aquinas to Luther. — revised. — London: Sheed & Ward, 1979. — P. [http://books.google.com/books?id=L2nvpmOLdLwC&pg=PA415 415]. — ISBN 978-0-7220-7983-6.
  15. Adams, John P. [http://www.csun.edu/~hcfll004/SV1503b.html SEDE VACANTE 1503, II]. Csun.edu (16 December 2012).
  16. 1 2 Cawthorne Nigel. Sex Lives of the Popes. — Prion, 1996. — P. 219. — ISBN 9781853755460.
  17. Stinger, Charles M. The Renaissance in Rome (Indiana University Press, 1985).
  18. Adams, Robert M., "Introduction, " The Prince Niccolo Machiavelli (Norton, 1992), 72, n3.
  19. Cavendish, Richard (2009). «Venice Excommunicated». History Today (History Today Ltd.) 59 (4).
  20. Caroline P. Murphy’s The Pope’s Daughter: The Extraordinary Life of Felice della Rovere. (Oxford University Press, 2005)
  21. P. De Morney, Le Mystere d’iniquite, c’est a dire, l’histoire de la papaute, 1612.

Литература

Ссылки

  • [http://www2.fiu.edu/~mirandas/bios1471.htm#Dellarovere Папа Юлий II в биографическом словаре кардиналов Католической церкви]

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Юлий II

– Здравствуй! – весело улыбнувшись, сказала она. – Я Стелла. Как тебе нравится мой мир?..
– Здравствуй Стелла! – осторожно ответила я. – Здесь правда очень красиво. А почему ты называешь его своим?
– А потому, что я его создала! – ещё веселее прощебетала девчушка.
Я остолбенело открыла рот, но никак не могла ничего сказать... Я чувствовала, что она говорит правду, но даже представить себе не могла, каким образом такое можно создать, тем более, говоря об этом так беспечно и легко…
– Бабушке тоже нравится. – Довольно сказала девочка.
И я поняла, что «бабушкой» она называет ту же самую необычную старушку, с которой я только что так мило беседовала и которая, как и её не менее необычная внучка, ввела меня в настоящий шок…
– Ты здесь совершенно одна? – спросила я.
– Когда как… – погрустнела девочка.
– А почему ты не позовёшь своих друзей?
– У меня их нет… – уже совсем грустно прошептала малышка.
Я не знала, что сказать, боясь ещё больше огорчить это странное, одинокое и такое милое существо.
– Ты хочешь посмотреть что-то ещё? – как бы очнувшись от грустных мыслей, спросила она.
Я только кивнула в ответ, решив оставить вести разговор ей, так как не знала, что ещё могло бы её огорчить и совсем не хотела этого пробовать.
– Смотри, это было вчера – уже веселее сказала Стелла.
И мир перевернулся с ног на голову… Хрустальный город исчез, а вместо него полыхал яркими красками какой-то «южный» пейзаж… У меня от удивления перехватило горло.
– И это тоже ты?.. – осторожно спросила я.
Она гордо кивнула своей кудрявой рыжей головкой. Было очень забавно за ней наблюдать, так как девочка по-настоящему серьёзно гордилась тем, что ей удалось создать. Да и кто не гордился бы?!. Она была совершенной крошкой, которая, смеясь, между делом, создавала себе новые невероятные миры, а надоевшие тут же заменяла другими, как перчатки... Если честно, было от чего прийти в шок. Я старалась понять, что же здесь такое происходит?.. Стелла явно была мертва, и со мной всё это время общалась её сущность. Но где мы находились и как она создавала эти свои «миры», пока что было для меня совершенной загадкой.
– Разве тебе что-то непонятно? – удивилась девочка.
– Говоря честно – ещё как! – откровенно воскликнула я.
– Но ты же можешь намного больше? – ещё сильнее удивилась малышка.
– Больше?.. – ошарашено спросила я.
Она кивнула, смешно наклонив в сторону свою рыжую головку.
– Кто же тебе всё это показал? – осторожно, боясь чем-то её нечаянно обидеть, спросила я.
– Ну, конечно же бабушка. – Как будто что-то само собой разумеющееся сказала она. – Я была в начале очень грустной и одинокой, и бабушке было меня очень жалко. Вот она и показала мне, как это делается.
И тут я, наконец, поняла, что это и вправду был её мир, созданный лишь силой её мысли. Эта девочка даже не понимала, каким сокровищем она была! А вот бабушка, я думаю, как раз-то понимала это очень даже хорошо...
Как оказалось, Стелла несколько месяцев назад погибла в автокатастрофе, в которой погибла также и вся её семья. Осталась только бабушка, для которой в тот раз просто не оказалось в машине места... И которая чуть не сошла с ума, узнав о своей страшной, непоправимой беде. Но, что было самое странное, Стелла не попала, как обычно попадали все, на те же уровни, в которых находилась её семья. Её тело обладало высокой сущностью, которая после смерти пошла на самые высокие уровни Земли. И таким образом девочка осталась совершенно одна, так как её мама, папа и старший брат видимо были самыми обычными, ординарными людьми, не отличавшимися какими-то особыми талантами.
– А почему ты не найдёшь кого-то здесь, где ты теперь живёшь? – опять осторожно спросила я.
– Я нашла… Но они все какие-то старые и серьёзные… не такие как ты и я. – Задумчиво прошептала девчушка.
Вдруг она неожиданно весело улыбнулась и её милая мордашка тут же засияла ярким светлым солнышком.
– А хочешь, я покажу тебе, как это делать?
Я лишь кивнула, соглашаясь, очень боясь, что она передумает. Но девчушка явно не собиралась ничего «передумывать», наоборот – она была очень рада, найдя кого-то, кто был почти что её ровесником, и теперь, если я что-то понимала, не собиралась так легко меня отпускать... Эта «перспектива» меня полностью устраивала, и я приготовилась внимательно слушать о её невероятных чудесах...
– Здесь всё намного легче, чем на Земле, – щебетала, очень довольная оказанным вниманием, Стелла, – ты должна всего лишь забыть о том «уровне», на котором ты пока ещё живёшь (!) и сосредоточиться на том, что ты хочешь увидеть. Попробуй очень точно представить, и оно придёт.
Я попробовала отключиться от всех посторонних мыслей – не получилось. Это всегда давалось мне почему-то нелегко.
Потом, наконец, всё куда-то исчезло, и я осталась висеть в полной пустоте… Появилось ощущение Полного Покоя, такого богатого своей полнотой, какого невозможно было испытать на Земле... Потом пустота начала наполняться сверкающим всеми цветами радуги туманом, который всё больше и больше уплотнялся, становясь похожим на блестящий и очень плотный клубок звёзд… Плавно и медленно этот «клубок» стал расплетаться и расти, пока не стал похожим на потрясающую по своей красоте, гигантскую сверкающую спираль, конец которой «распылялся» тысячами звёзд и уходил куда-то в невидимую даль… Я остолбенело смотрела на эту сказочную неземную красоту, стараясь понять, каким образом и откуда она взялась?.. Мне даже в голову не могло прийти, что создала это в своём воображении по-настоящему я… И ещё, я никак не могла отвязаться от очень странного чувства, что именно ЭТО и есть мой настоящий дом…
– Что-о это?.. – обалдевшим шёпотом спросил тоненький голосок.
Стелла «заморожено» стояла в ступоре, не в состоянии сделать хотя бы малейшее движение и округлившимися, как большие блюдца глазами, наблюдала эту невероятную, откуда-то неожиданно свалившуюся красоту...
Вдруг воздух вокруг сильно колыхнулся, и прямо перед нами возникло светящееся существо. Оно было очень похожим на моего старого «коронованного» звёздного друга, но это явно был кто-то другой. Оправившись от шока и рассмотрев его повнимательнее, я поняла, что он вообще не был похож на моих старых друзей. Просто первое впечатление «зафиксировало» такой же обруч на лбу и похожую мощь, но в остальном ничего общего между ними не было. Все «гости», до этого приходившие ко мне, были высокими, но это существо было очень высоким, вероятно где-то около целых пяти метров. Его странные сверкающие одежды (если их можно было бы так назвать) всё время развевались, рассыпая за собой искрящиеся хрустальные хвосты, хотя ни малейшего ветерка вокруг не чувствовалось. Длинные, серебряные волосы сияли странным лунным ореолом, создавая впечатление «вечного холода» вокруг его головы… А глаза были такими, на которые лучше никогда бы не выпало смотреть!.. До того, как я их увидела, даже в самой смелой фантазии невозможно было представить подобных глаз!.. Они были невероятно яркого розового цвета и искрились тысячью бриллиантовых звёздочек, как бы зажигающихся каждый раз, когда он на кого-то смотрел. Это было совершенно необычно и до умопомрачения красиво…
От него веяло загадочным далёким Космосом и чем-то ещё, чего мой маленький детский мозг тогда ещё не в состоянии был постичь...
Существо подняло развёрнутую к нам ладонью руку и мысленно сказало:
– Я – Элей. Ты не готова приходить – вернись…
Естественно, меня сразу же дико заинтересовало – кто это, и очень захотелось каким-то образом хоть на короткое время его удержать.
– Не готова к чему? – как могла более спокойно спросила я.
– Вернуться домой. – Ответил он.
От него исходила (как мне тогда казалось) невероятная мощь и в то же время какое-то странное глубокое тепло одиночества. Хотелось, чтобы он никогда не ушёл, и вдруг стало так грустно, что на глаза навернулись слёзы…
– Ты вернёшься, – как будто отвечая на мои грустные мысли произнёс он. – Только это будет ещё не скоро… А теперь уходи.
Сияние вокруг него стало ярче... и, к моему большому огорчению, он исчез…
Сверкающая громадная «спираль» ещё какое-то время продолжала сиять, а потом начала рассыпаться и полностью растаяла, оставляя за собой только глубокую ночь.
Стелла наконец-то «очнулась» от шока, и всё вокруг тут же засияло весёлым светом, окружая нас причудливыми цветами и разноцветными птицами, которых её потрясающее воображение поспешило скорее создать, видимо желая как можно быстрее освободиться от гнетущего впечатления навалившейся на нас вечности.
– Ты думаешь это я?.. – всё ещё не в состоянии поверить в случившееся, ошарашено прошептала я.
– Конечно! – уже опять весёлым голоском прощебетала малышка. – Это ведь то, что ты хотела, да? Оно такое огромное и страшное, хоть и очень красивое. Я бы ни за что не осталась там жить! – с полной уверенностью заявила она.
А я не могла забыть той невероятно-огромной и такой притягательно-величавой красоты, которая, теперь я знала точно, навечно станет моей мечтой, и желание когда-то туда вернуться станет преследовать меня долгие, долгие годы, пока, в один прекрасный день, я не обрету наконец-то мой настоящий, потерянный ДОМ…
– Почему ты грустишь? У тебя ведь так здорово получилось! – удивлённо воскликнула Стелла. – Хочешь, я покажу тебе что-то ещё?
Она заговорщически сморщила носик, от чего стала похожа на милую, смешную маленькую обезьянку.
И опять всё вверх ногами перевернулось, «приземлив» нас в каком-то сумасшедше-ярком «попугайном» мире… в котором дико кричали тысячи птиц и от этой ненормальной какофонии закружилась голова.
– Ой! – звонко засмеялась Стелла, – не так!
И сразу наступила приятная тишина... Мы ещё долго «шалили» вместе, теперь уже попеременно создавая смешные, весёлые, сказочные миры, что и вправду оказалось совершенно несложно. Я никак не могла оторваться от всей этой неземной красоты и от хрустально-чистой, удивительной девочки Стеллы, которая несла в себе тёплый и радостный свет, и с которой искренне хотелось остаться рядом навсегда…
Но реальная жизнь, к сожалению, звала обратно «опуститься на Землю» и мне приходилось прощаться, не зная, удастся ли когда-то хоть на какое-то мгновение её опять увидеть.
Стелла смотрела своими большими, круглыми глазами, как будто желая и не смея что-то спросить... Тут я решила ей помочь:
– Ты хочешь, чтобы я пришла ещё? – с затаённой надеждой спросила я.
Её смешное личико опять засияло всеми оттенками радости:
– А ты правда-правда придёшь?! – счастливо запищала она.
– Правда-правда приду… – твёрдо пообещала я...

Загруженные «по-горлышко» каждодневными заботами дни сменялись неделями, а я всё ещё никак не могла найти свободного времени, чтобы посетить свою милую маленькую подружку. Думала я о ней почти каждый день и сама себе клялась, что завтра уж точно найду время, чтобы хоть пару часов «отвести душу» с этим чудесным светлым человечком... А также ещё одна, весьма странная мысль никак не давала мне покоя – очень хотелось познакомить бабушку Стеллы со своей, не менее интересной и необычной бабушкой... По какой-то необъяснимой причине я была уверена, что обе эти чудесные женщины уж точно нашли бы о чём поговорить...
Так, наконец-то, в один прекрасный день я вдруг решила, что хватит откладывать всё «на завтра» и, хотя совершенно не была уверена, что Стеллина бабушка именно сегодня будет там, решила, что будет чудесно если сегодня я наконец-то навещу свою новую подружку, ну, а если повезёт, то и наших милых бабушек друг с другом познакомлю.
Какая-то странная сила буквально толкала меня из дома, будто кто-то издалека очень мягко и, в то же время, очень настойчиво меня мысленно звал.
Я тихо подошла к бабушке и, как обычно, начала около неё крутиться, стараясь придумать, как бы ей всё это получше преподнести.
– Ну, что, пойдём что-ли?.. – спокойно спросила бабушка.
Я ошарашено на неё уставилась, не понимая каким образом она могла узнать, что я вообще куда-то собралась?!.
Бабушка хитро улыбнулась и, как ни в чём не бывало, спросила:
– Что, разве ты не хочешь со мной пройтись?
В душе возмутившись такому бесцеремонному вторжению в мой «частный мысленный мир», я решила бабушку «испытать».
– Ну, конечно же хочу! – радостно воскликнула я, и не говоря куда мы пойдём, направилась к двери.
– Свитер возьми, вернёмся поздно – прохладно будет! – вдогонку крикнула бабушка.
Тут уж я дольше выдержать не могла...
– И откуда ты знаешь, куда мы идём?! – нахохлившись, как замёрзший воробей, обижено буркнула я.
Так у тебя ж всё на лице написано, – улыбнулась бабушка.
На лице у меня, конечно же, написано этого не было, но я бы многое отдала, чтобы узнать, откуда она так уверенно всегда всё знала, когда дело касалось меня?
Через несколько минут мы уже дружно топали по направлению к лесу, увлечённо болтая о самых разнообразных и невероятных историях, которых она, естественно, знала намного больше, чем я, и это была одна из причин, почему я так любила с ней гулять.
Мы были только вдвоём, и не надо было опасаться, что кто-то подслушает и кому-то может быть не понравится то, о чём мы говорим.
Бабушка очень легко принимала все мои странности, и никогда ничего не боялась; а иногда, если видела, что я полностью в чём-то «потерялась», она давала мне советы, помогавшие выбраться из той или иной нежелательной ситуации, но чаще всего просто наблюдала, как я реагирую на, уже ставшие постоянными, жизненные сложности, без конца попадавшиеся на моём «шипастом» пути. В последнее время мне стало казаться, что бабушка только и ждёт когда попадётся что-нибудь новенькое, чтобы посмотреть, повзрослела ли я хотя бы на пяту, или всё ещё «варюсь» в своём «счастливом детстве», никак не желая вылезти из коротенькой детской рубашонки. Но даже за такое её «жестокое» поведение я очень её любила и старалась пользоваться каждым удобным моментом, чтобы как можно чаще проводить с ней время вдвоём.
Лес встретил нас приветливым шелестом золотой осенней листвы. Погода была великолепная, и можно было надеяться, что моя новая знакомая по «счастливой случайности» тоже окажется там.
Я нарвала маленький букет каких-то, ещё оставшихся, скромных осенних цветов, и через несколько минут мы уже находились рядом с кладбищем, у ворот которого... на том же месте сидела та же самая миниатюрная милая старушка...
– А я уже думала вас не дождусь! – радостно поздоровалась она.
У меня буквально «челюсть отвисла» от такой неожиданности, и в тот момент я видимо выглядела довольно глупо, так как старушка, весело рассмеявшись, подошла к нам и ласково потрепала меня по щеке.
– Ну, ты иди, милая, Стелла уже заждалась тебя. А мы тут малость посидим...
Я не успела даже спросить, как же я попаду к той же самой Стелле, как всё опять куда-то исчезло, и я оказалась в уже привычном, сверкающем и переливающемся всеми цветами радуги мире буйной Стеллиной фантазии и, не успев получше осмотреться, тут же услышала восторженный голосок:
– Ой, как хорошо, что ты пришла! А я ждала, ждала!..
Девчушка вихрем подлетела ко мне и шлёпнула мне прямо на руки... маленького красного «дракончика»... Я отпрянула от неожиданности, но тут же весело рассмеялась, потому что это было самое забавное и смешное на свете существо!..
«Дракончик», если можно его так назвать, выпучил своё нежное розовое пузо и угрожающе на меня зашипел, видимо сильно надеясь таким образом меня напугать. Но, когда увидел, что пугаться тут никто не собирается, преспокойно устроился у меня на коленях и начал мирно посапывать, показывая какой он хороший и как сильно его надо любить...