1261 год

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «1261»)
Перейти к: навигация, поиск
Годы
1257 · 1258 · 1259 · 1260 1261 1262 · 1263 · 1264 · 1265
Десятилетия
1240-е · 1250-е1260-е1270-е · 1280-е
Века
XII векXIII векXIV век
2-е тысячелетие
XI векXII векXIII векXIV векXV век
1190-е 1190 1191 1192 1193 1194 1195 1196 1197 1198 1199
1200-е 1200 1201 1202 1203 1204 1205 1206 1207 1208 1209
1210-е 1210 1211 1212 1213 1214 1215 1216 1217 1218 1219
1220-е 1220 1221 1222 1223 1224 1225 1226 1227 1228 1229
1230-е 1230 1231 1232 1233 1234 1235 1236 1237 1238 1239
1240-е 1240 1241 1242 1243 1244 1245 1246 1247 1248 1249
1250-е 1250 1251 1252 1253 1254 1255 1256 1257 1258 1259
1260-е 1260 1261 1262 1263 1264 1265 1266 1267 1268 1269
1270-е 1270 1271 1272 1273 1274 1275 1276 1277 1278 1279
1280-е 1280 1281 1282 1283 1284 1285 1286 1287 1288 1289
1290-е 1290 1291 1292 1293 1294 1295 1296 1297 1298 1299
1300-е 1300 1301 1302 1303 1304 1305 1306 1307 1308 1309
Хронологическая таблица

1261 (тысяча двести шестьдесят первый) год по юлианскому календарю — невисокосный год, начинающийся в субботу. Это 1261 год нашей эры, 261 год 2 тысячелетия, 61 год XVIVIII века, 1 год 7-го десятилетия XVIVIII века, 2 год 1260-х годов.







События

Европа

 — Михаил Палеолог приказывает заключить своего 11-летнего соправителя Иоанна Ласкариса в крепость и ослепить, а его сестёр выдать замуж за незнатных людей. Арсений Авториан, возвращённый в июне на патриарший престол и венчавший Михаила на царство, теперь отлучает его.
 — Коронация Пржемысла Оттокара II.
Файл:Battle of Callan Grave.jpg
Мемориальный знак на месте битвы при Калланне

Англия

Продолжение борьбы между королём и баронами.

Передняя Азия

Файл:Siège de Mossoul (1261-1262).jpeg
Монголы осаждают Мосул. Миниатюра из Джами ат-таварих. Рукопись XV века, Герат
  • 26 ноября — монголы под командованием Сандаргу-нойона берут в осаду в Мосуле ас-Салиха, сына прежнего мосульского атабека Бадр ад-Дина Лулу. Город взят летом следующего года.[19]
  • 28 ноября — в сражении с монголами на берегу Евфрата напротив Анбара войско халифа терпит поражение, аль-Мустансир пропадает без вести, а Хаким с небольшим отрядом бежит. Он благополучно возвращается в Египет и в следующем году провозглашается новым халифом.[20]
  • Ибн Хелликан становится верховным судьёй (кади аль-кудат) Дамаска.[21]
  • Султан Йемена Йусуф I, прислав в Мекку покрывало для Каабы, первым из исламских правителей после падения Багдада выражает претензии на главенство в мусульманском мире.[16]
  • Султан Бейбарс приказывает восстановить пришедшие в разруху Мечеть Пророка в Медине и Купол Скалы в Иерусалиме.[22]

Монгольская империя

  • 9 января — каан Хубилай провозглашает своего буддийского учителя Пагба-ламу Наставником государства.[23]
  • В начале года каан Хубилай отправляет посольство во Вьетнам: хан даёт гарантии мира, вьетнамцы признают вассалитет по отношению к Монгольской империи, по сути подтверждая прежние отношения с Китаем. Хубилай, в свою очередь, официально признаёт Чан Тхань Тонга королём Вьетнама.[24]
  • Февраль — монгольский набег на приграничную территорию империи Сун[25].
  • Посланники монгольского хана Цуй Миндао и Ли Цюаньи направленные к сунскому императорскому двору с требованием освободить посла Хао Цзина, задержанного годом ранее, получают отказ. Хубилай освобождает 75 сунских купцов, захваченных на границе.[26].
  • Воспользовавшись отходом основных сил Хубилая из Каракорума на юг, Ариг-Буга в течение лета и осени восстанавливает свои военные силы и выбивает из Каракорума гарнизон нойона Йисунке (Есунгэ). Армия Ариг-Буги выступает на Кайпин, но в ноябре терпит поражение от войск Хубилая при Шимултае. Силы Ариг-Буги перегруппировываюся и через десять дней севернее, на западном склоне Хингана, сталкиваются с частью армии Хубилая (сам каан участия в битве не принимает). Несмотря на неопределённый исход сражения, Хубилай получает полный контроль над Монголией, а его брат отступает в верховья Енисея.[27][28]
  • 14 декабря — прах Елюй Чуцая (ум. 1243), советника Чингис-хана и Угэдэя, перенесён на гору Дунвэншань (в настоящее время — гора Ваньшоушань в Парке Ихэюань на окраине Пекина), на его могиле воздвигнута «Стела на пути духа покойного руководителя юаньского чжун-шу шэна».[29]
  • Хубилай признаёт своего брата Хулагу правителем всех завоёванных им территорий и жалует ему титул «ильхан».[30]
  • В Сарае с разрешения правителя Джучиева улуса Берке митрополитом Киевским Кириллом организована православная епархия. Первый епископ — Митрофан.
  • Указом Хубилая подтверждена введённая в Северном Китае в 1231 году государственная винная монополия. За незаконное производство спиртных напитков и дрожжей виновным грозят два года каторжных работ, 70 палочных ударов и конфискация половины имущества (другая половина отдаётся информатору); «места сбора налога на вино» (цзю у) создаются во всех административных единицах, включая уезд.[31]

Дальний Восток

Вступили на престол

См. также: Список глав государств в 1261 году

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1261 году

Скончались

Файл:B Alexander IV.jpg
Папа Александр IV

См. также: Категория:Умершие в 1261 году

Природные явления

См. также: Список солнечных затмений в XIII веке (англ.)

  • 1 апреля — кольцеобразное солнечное затмение. Область наилучшей видимости — в средних и субтропических широтах северного полушария. Максимум затмения — в точке с координатами [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=1261_%D0%B3%D0%BE%D0%B4&params=36.6_N_21.0_E 36°36′ с. ш. 21°00′ в. д. / 36.6° с. ш. 21.0° в. д. / 36.6; 21.0[//maps.google.com/maps?ll=36.6,21.0&q=36.6,21.0&spn=0.03,0.03&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=36.6&mlon=21.0&zoom=14 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=21.0,36.6&pt=21.0,36.6&spn=0.03,0.03&l=sat,skl (Я)].[36]
  • 26 сентября — кольцеобразное солнечное затмение. Область наилучшей видимости — в средних и субтропических широтах южного полушария. Максимум затмения — в точке с координатами [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=1261_%D0%B3%D0%BE%D0%B4&params=35.0_S_147.3_E 35°00′ ю. ш. 147°18′ в. д. / 35.0° ю. ш. 147.3° в. д. / -35.0; 147.3[//maps.google.com/maps?ll=-35.0,147.3&q=-35.0,147.3&spn=0.03,0.03&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=-35.0&mlon=147.3&zoom=14 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=147.3,-35.0&pt=147.3,-35.0&spn=0.03,0.03&l=sat,skl (Я)].[37]

См. также


Напишите отзыв о статье "1261 год"

Примечания

  1. 1 2 3 [http://www.vostlit.info/Texts/rus/Chron_Pol_majoris/frametext5.htm «Великая хроника» о Польше, Руси и их соседях XI—XIII вв.: (Перевод и комментарии)] / Под ред. В. Л. Янина; Сост. Л. Н. Попова, Н. И. Щавелева. — М.: Издательство Московского университета, 1987. — С. 186—187, 246—247. — 264 с. — 40 000 экз.
  2. Кулаков В. И. [http://club-kaup.narod.ru/kaup_r_kylakov_hist_of_prussia_1283_12.html История Пруссии до 1283 года]. — М.: Индрик, 2003. — С. 230. — 402 с.
  3. Жаворонков П. И. [http://www.hist.msu.ru/Byzantine/BB%2036%20(1974)/BB%2036%20(1974)%20124.pdf Никейская империя и Запад: (Взаимоотношения с государствами Апеннинского полуострова и папством)] // Византийский временник. — 1974. — № 36. — С. 100-121.
  4. 1 2 [http://www.vostlit.info/Texts/rus12/Livl_Alte_Reimschronik/text26.phtml?id=1652 Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г]. — М.: Индрик, 2002. — С. 241. Прим. 73.
  5. Джованни Виллани. [http://www.vostlit.info/Texts/rus8/Villani_G/frametext62.htm Новая хроника или история Флоренции]. — М.: Наука, 1997. — С. 189.
  6. [http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Ann_Colmar/frametext1.htm Малые анналы Кольмара]. «Восточная Литература». Проверено 2 ноября 2009. [http://www.webcitation.org/616kX2JGT Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  7. Утена // Словарь современных географических названий / Рус. геогр. о-во. Моск. центр; Под общ. ред. акад. В. М. Котлякова. Институт географии РАН. — Екатеринбург: У-Фактория, 2006.
  8. Diarmuid Ó Murchadha. [http://mccarthy.montana.com/Articles/BattleOfCallann.html The Battle of Callann, A. D. 1261] (англ.). Проверено 10 ноября 2009. [http://www.webcitation.org/616kXjOtu Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  9. [http://books.google.com/books?id=wip9RnTSQkQC&lpg=PP1&hl=ru&pg=PA36#v=onepage&q&f=false Documents of the baronial movement of reform and rebellion, 1258-1267] / Sanders I. J., Treharne R. F. — Oxford University Press, 1973. — P. 36. — 353 p. — (Oxford medieval texts). — ISBN 019822222X.
  10. [http://books.google.com/books?id=wip9RnTSQkQC&lpg=PP1&hl=ru&pg=PA37#v=onepage&q&f=false Documents of the baronial movement of reform and rebellion, 1258-1267]. — P. 37.
  11. Barber M. [http://books.google.com/books?id=DhdfTczmwWoC&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q=crown%20jewels&f=false The new knighthood: a history of the Order of the Temple]. — Cambridge University Press, 1995. — P. 268. — (Canto). — ISBN 0521558727.
  12. 1 2 Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство = Jean Richard. Le Royaume Latin de Jerusalem / Пер. с франц. А. Ю. Карачинского. — СПб.: Издательская группа «Евразия», 2002. — С. 355—356. — ISBN 5-8071-0057-3.
  13. Irwin R. [http://www.google.com/books?id=-jgOAAAAQAAJ&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q=%22Sanjar%20al-Halabi%22&f=false The Middle East in the Middle Ages: the early Mamluk Sultanate 1250-1382]. — London: Croom Helm, 1986. — P. 45. — 180 p. — ISBN 0-7099-1308-7.
  14. 1 2 3 Amitai-Preiss R. [http://www.google.com/books?id=dIaFbxD64nUC&printsec=frontcover&lr=&hl=ru#v=onepage&q=February%201261&f=false Mongols and Mamluks: the Mamluk-Īlkhānid War, 1260-1281]. — Cambridge University Press, 1995. — P. 53—54. — ISBN 0 521 46226 6.
  15. 1 2 Аль-Макризи. [http://www.vostlit.info/Texts/rus12/Makrizi/text1.phtml?id=869 Книга поучений и назиданий] // Салах-ад-Дин и мамлюки в Египте / Пер. Л. А. Семёновой. — М.: Наука, 1966. — С. 179-180.
  16. 1 2 Бартольд В. В. [http://www.akademic-bartold.ru/node/612 Халиф и султан] // Бартольд В. В. Сочинения. — М.: Наука, 1966. — Т. VI: Работы по истории ислама и арабского халифата.
  17. Holt P. M. [http://www.google.com/books?id=b2oeolaGUCEC&pg=PA26&dq=Ibn+Wasil&hl=ru#v=onepage&q=Ibn%20Wasil&f=false Early Mamluk diplomacy, 1260-1290: treaties of Baybars and Qalāwūn with Christian rulers]. — Leiden; New York; Köln: Brill, 1995. — P. 26. — ISBN 0929-2403.
  18. Amitai-Preiss R. [http://www.google.com/books?lr=&hl=ru&id=dIaFbxD64nUC&q=%22fall+of+1261%22#v=snippet&q=%22fall%20of%201261%22&f=false Mongols and Mamluks: the Mamluk-Īlkhānid War, 1260-1281]. — Cambridge University Press, 1995. — P. 92. — ISBN 0 521 46226 6.
  19. Amitai-Preiss R. [http://www.google.com/books?id=6boJulGkWBgC&printsec=frontcover&lr=&hl=ru#v=onepage&q=al-Barli&f=false The Mamluk Officer Class During the Reign of Sultan Baybars] // War and society in the eastern Mediterranean, 7th-15th centuries. — Brill, 1997. — С. 60. — ISBN 90 04 10032 6.
  20. Amitai-Preiss R. [http://www.google.com/books?lr=&hl=ru&id=dIaFbxD64nUC&q=%2228+November+1261%22#v=snippet&q=%2228%20November%201261%22&f=false Mongols and Mamluks: the Mamluk-Īlkhānid War, 1260-1281]. — Cambridge University Press, 1995. — P. 58. — ISBN 0 521 46226 6.
  21. [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/280795/Ibn-Khallikan Ibn Khallikān]. Encyclopædia Britannica. Проверено 4 ноября 2009. [http://www.webcitation.org/616kYFAJ8 Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  22. Аль-Макризи. [http://www.vostlit.info/Texts/rus12/Makrizi/otryv2.phtml?id=877 Торная дорога для познания царских династий] // Хрестоматия по истории Халифата / Пер. Л. И. Надирадзе. — М.: МГУ, 1968. — С. 207-209.
  23. [https://books.google.ru/books?id=kG45gi7E3hsC&lpg=PP1&hl=ru&pg=PA648#v=onepage&q=1261&f=false In the Service of the Khan: Eminent Personalities of the Early Mongol-Yüan Period (1200-1300)] / Edited by Igor De Rachewiltz. — Otto Harrassowitz Verlag, 1993. — P. 648. — 808 p. — (Asiatische Forschungen). — ISBN 3447033398.
  24. Бокщанин А. А. Попытки монголо-китайского вторжения в страны Юго-восточной Азии // Татаро-монголы в Азии и Европе : Сборник статей. — М.: Наука, 1977. — С. 309.
  25. Россаби М. Золотой век империи монголов = Khubilai Khan: his life and times / Пер. с англ. С. В. Иванова. — СПб.: Евразия, 2009. — С. 138. — 479, [1] с. — (Историческая библтотека). — 1500 экз. — ISBN 978-5-8071-0335-2.
  26. Россаби М. Золотой век империи монголов. — С. 137.
  27. Россаби М. Золотой век империи монголов = Khubilai Khan: his life and times / Пер. с англ. С. В. Иванова. — СПб.: Евразия, 2009. — С. 103. — 479, [1] с. — (Историческая библтотека). — 1500 экз. — ISBN 978-5-8071-0335-2.
  28. Далай Ч. Монголия в XIII—XIV веках / Отв. редактор Б. П. Гуревич. — М.: Наука, 1983. — С. 36, 37.
  29. Мункуев Н. Ц. [http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/China/XIII/1220-1240/Munkuev/framevved1.htm Елюй Чу-цай — представитель китайской гражданской бюрократии] // Китайский источник о первых монгольских ханах. Надгробная надпись на могиле Елюй Чу-Цая. — М.: Наука, 1965. — С. 23.
  30. Закиров С. Дипломатические отношения Золотой Орды с Египтом (XIII—XIV вв.). — М.: Наука, 1966. — С. 9.
  31. Мункуев Н. Ц. [http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/China/XIII/1220-1240/Munkuev/framevved3.htm Сведения о налоговой политике монгольских ханов в надгробной надписи на могиле Елюй Чу-Цая] // Китайский источник о первых монгольских ханах. Надгробная надпись на могиле Елюй Чу-Цая. — М.: Наука, 1965. — С. 57.
  32. Елисеев Д. История Японии. Между Китаем и Тихим океаном / пер. с фр. М. Ю. Некрасова. — СПб.: Евразия, 2009. — С. 106. — 318 с.
  33. Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство = Jean Richard. Le Royaume Latin de Jerusalem / Пер. с франц. А. Ю. Карачинского. — СПб.: Издательская группа «Евразия», 2002. — С. 366. — ISBN 5-8071-0057-3.
  34. [http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Chr_orig_duc_brab/primtext.phtml Хроника о происхождении герцогов Брабанта. Прим. 110.]. «Восточная Литература». Проверено 2 ноября 2009. [http://www.webcitation.org/616kZ7dY0 Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  35. Бартольд В. В. [http://www.akademic-bartold.ru/node/718 Европеец XIII века в китайских учёных учреждениях] // Бартольд В. В. Сочинения. — М.: Наука, 1968. — Т. V: Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. — С. 382.
  36. [http://www.secl.ru/eclipse_catalog/1261_4_1.html Кольцеобразное солнечное затмение 1 апреля 1261 года]. — сайт «Полное солнечное затмение». Проверено 1 ноября 2009. [http://www.webcitation.org/616kZfsbi Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  37. [http://www.secl.ru/eclipse_catalog/1261_9_26.html Кольцеобразное солнечное затмение 26 сентября 1261 года]. — сайт «Полное солнечное затмение». Проверено 1 ноября 2009. [http://www.webcitation.org/616kaMUrZ Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].

Отрывок, характеризующий 1261 год

– Прощайте, Аксель! – легко выпорхнув наружу, по-светски холодно произнесла она. – И разрешите мне напоследок дать вам хороший совет – перестаньте быть романтиком, вы уже не ребёнок более!..
Экипаж тронулся. Молодой человек по имени Аксель неотрывно смотрел на дорогу и грустно сам себе прошептал:
– Весёлая моя «маргаритка», что же стало с тобою?.. Неужели же это всё, что от нас, повзрослев, остаётся?!..
Видение исчезло и появилось другое... Это был всё тот же самый юноша по имени Аксель, но вокруг него жила уже совершенно другая, потрясающая по своей красоте «реальность», которая больше походила на какую-то ненастоящую, неправдоподобную мечту...
Тысячи свечей головокружительно сверкали в огромных зеркалах какого-то сказочного зала. Видимо, это был чей-то очень богатый дворец, возможно даже королевский... Невероятное множество «в пух и в прах» разодетых гостей стояли, сидели и гуляли в этом чудесном зале, ослепительно друг другу улыбаясь и, время от времени, как один, оглядываясь на тяжёлую, золочёную дверь, чего-то ожидая. Где-то тихо играла музыка, прелестные дамы, одна красивее другой, порхали, как разноцветные бабочки под восхищёнными взглядами так же сногсшибательно разодетых мужчин. Всё кругом сверкало, искрилось, сияло отблесками самых разных драгоценных камней, мягко шуршали шелка, кокетливо покачивались огромные замысловатые парики, усыпанные сказочными цветами...
Аксель стоял, прислонившись к мраморной колонне и отсутствующим взглядом наблюдал всю эту блестящую, яркую толпу, оставаясь совершенно равнодушным ко всем её прелестям, и чувствовалось, что, так же, как и все остальные, он чего-то ждал.
Наконец-то всё вокруг пришло в движение, и вся эта великолепно разодетая толпа, как по мановению волшебной палочки, разделилась на две части, образуя ровно посередине очень широкий, «бальный» проход. А по этому проходу медленно двигалась совершенно потрясающая женщина... Вернее, двигалась пара, но мужчина рядом с ней был таким простодушным и невзрачным, что, несмотря на его великолепную одежду, весь его облик просто стушёвывался рядом с его потрясающей партнёршей.
Красавица дама была похожа на весну – её голубое платье было сплошь вышито причудливыми райскими птицами и изумительными, серебристо-розовыми цветами, а целые гирлянды настоящих живых цветов хрупким розовым облачком покоились на её шелковистых, замысловато уложенных, пепельных волосах. Множество ниток нежного жемчуга обвивали её длинную шею, и буквально светились, оттенённые необычайной белизной её изумительной кожи. Огромные сверкающие голубые глаза приветливо смотрели на окружающих её людей. Она счастливо улыбалась и была потрясающе красивой....

Французская королева Мария-Антуанетта

Тут же, стоящий от всех в стороне, Аксель буквально преобразился!.. Скучающий молодой человек куда-то, в мгновение ока, исчез, а вместо него... стояло живое воплощение самых прекрасных на земле чувств, которое пылающим взглядом буквально «пожирало» приближающуюся к нему красавицу даму...
– О-о-ой... какая же она краси-ивая!.. – восторженно выдохнула Стелла. – Она всегда такая красивая!..
– А что, ты её видела много раз? – заинтересованно спросила я.
– О да! Я хожу смотреть на неё очень часто. Она, как весна, правда же?
– И ты её знаешь?.. Знаешь, кто она?
– Конечно же!.. Она очень несчастная королева, – чуть погрустнела малышка.
– Почему же несчастная? По мне так очень даже счастливая, – удивилась я.
– Это только сейчас... А потом она умрёт... Очень страшно умрёт – ей отрубят голову... Но это я смотреть не люблю, – печально прошептала Стелла.
Тем временем красавица дама поравнялась с нашим молодым Акселем и, увидев его, от неожиданности на мгновение застыла, а потом, очаровательно покраснев, очень мило ему улыбнулась. Почему-то у меня было такое впечатление, что вокруг этих двоих людей мир на мгновение застыл... Как будто на какой-то очень короткий миг для них не существовало ничего и никого вокруг, кроме них двоих... Но вот дама двинулась дальше, и волшебный миг распался на тысячи коротеньких мгновений, которые сплелись между этими двумя людьми в крепкую сверкающую нить, чтобы не отпускать их уже никогда...
Аксель стоял совершенно оглушённый и, опять никого не замечая вокруг, провожал взглядом свою прекрасную даму, а его покорённое сердце медленно уходило вместе с ней... Он не замечал, какими взглядами смотрели на него проходящие молодые красавицы, и не отвечал на их сияющие, зовущие улыбки.

Граф Аксель Ферсен Мария-Антуанетта

Человеком Аксель и в правду был, как говорится, «и внутри, и снаружи» очень привлекательным. Он был высоким и изящным, с огромными серьёзными серыми глазами, всегда любезным, сдержанным и скромным, чем одинаково привлекал, как женщин, так и мужчин. Его правильное, серьёзное лицо редко озарялось улыбкой, но если уж это случалось, то в такой момент Аксель становился просто неотразим... Поэтому, было совершенно естественным усиленное к нему внимание очаровательной женской половины, но, к их общему сожалению, Акселя интересовало только лишь одно на всём белом свете существо – его неотразимая, прекрасная королева...
– А они будут вместе? – не выдержала я. – Они оба такие красивые!..
Стелла только грустно улыбнулась, и сразу же «окунула» нас в следующий «эпизод» этой необычной, и чем-то очень трогательной истории...
Мы очутились в очень уютном, благоухающем цветами, маленьком летнем саду. Вокруг, сколько охватывал взгляд, зеленел великолепно ухоженный, украшенный множеством статуй, роскошный парк, а вдалеке виднелся ошеломляюще огромный, похожий на маленький город, каменный дворец. И среди всего этого «грандиозного», немного давящего, окружающего величия, лишь этот, полностью защищённый от постороннего взгляда сад, создавал ощущение настоящего уюта и какой-то тёплой, «домашней» красоты...
Усиленные теплом летнего вечера, в воздухе витали головокружительно-сладкие запахи цветущих акаций, роз и чего-то ещё, что я никак не могла определить. Над чистой поверхностью маленького пруда, как в зеркале, отражались огромные чашечки нежно-розовых водяных лилий, и снежно-белые «шубы» ленивых, уже готовых ко сну, царственных лебедей. По маленькой, узенькой тропинке, вокруг пруда гуляла красивая молодая пара. Где-то вдали слышалась музыка, колокольчиками переливался весёлый женский смех, звучали радостные голоса множества людей, и только для этих двоих мир остановился именно здесь, в этом маленьком уголке земли, где в этот миг только для них звучали нежные голоса птиц; только для них шелестел в лепестках роз шаловливый, лёгкий ветерок; и только для них на какой-то миг услужливо остановилось время, давая возможность им побыть вдвоём – просто мужчиной и женщиной, которые пришли сюда, чтобы проститься, даже не зная, не будет ли это навсегда...
Дама была прелестной и какой-то «воздушной» в своём скромном, белом, вышитом мелкими зелёными цветочками, летнем платье. Её чудесные пепельные волосы были схвачены сзади зелёной лентой, что делало её похожей на прелестную лесную фею. Она выглядела настолько юной, чистой и скромной, что я не сразу узнала в ней ту величественную и блистательную красавицу королеву, которую видела всего лишь несколько минут назад во всей её великолепной «парадной» красоте.

Французская королева Мария-Антуанетта

Рядом с ней, не сводя с неё глаз и ловя каждое её движение, шёл «наш знакомый» Аксель. Он казался очень счастливым и, в то же время, почему-то глубоко грустным... Королева лёгким движением взяла его под руку и нежно спросила:
– Но, как же я, ведь я буду так скучать без Вас, мой милый друг? Время течёт слишком медленно, когда Вы так далеко...
– Ваше Величество, зачем же мучить меня?.. Вы ведь знаете, зачем всё это... И знаете, как мне тяжело покидать Вас! Я сумел избежать нежелательных мне браков уже дважды, но отец не теряет надежду всё же женить меня... Ему не нравятся слухи о моей любви к Вам. Да и мне они не по душе, я не могу, не имею права вредить Вам. О, если бы только я мог быть вблизи от Вас!.. Видеть Вас, касаться Вас... Как же тяжело уезжать мне!.. И я так боюсь за Вас...
– Поезжайте в Италию, мой друг, там Вас будут ждать. Только будьте не долго! Я ведь тоже Вас буду ждать... – ласково улыбаясь, сказала королева.
Аксель припал долгим поцелуем к её изящной руке, а когда поднял глаза, в них было столько любви и тревоги, что бедная королева, не выдержав, воскликнула:
– О, не беспокойтесь, мой друг! Меня так хорошо здесь защищают, что если я даже захотела бы, ничего не могло бы со мной случиться! Езжайте с Богом и возвращайтесь скорей...
Аксель долго не отрываясь смотрел на её прекрасное и такое дорогое ему лицо, как бы впитывая каждую чёрточку и стараясь сохранить это мгновение в своём сердце навсегда, а потом низко ей поклонился и быстро пошёл по тропинке к выходу, не оборачиваясь и не останавливаясь, как бы боясь, что если обернётся, ему уже попросту не хватит сил, чтобы уйти...
А она провожала его вдруг повлажневшим взглядом своих огромных голубых глаз, в котором таилась глубочайшая печаль... Она была королевой и не имела права его любить. Но она ещё была и просто женщиной, сердце которой всецело принадлежало этому чистейшему, смелому человеку навсегда... не спрашивая ни у кого на это разрешения...
– Ой, как это грустно, правда? – тихо прошептала Стелла. – Как мне хотелось бы им помочь!..
– А разве им нужна чья-то помощь? – удивилась я.
Стелла только кивнула своей кудрявой головкой, не говоря ни слова, и опять стала показывать новый эпизод... Меня очень удивило её глубокое участие к этой очаровательной истории, которая пока что казалась мне просто очень милой историей чьей-то любви. Но так как я уже неплохо знала отзывчивость и доброту большого Стеллиного сердечка, то где-то в глубине души я почти что была уверенна, что всё будет наверняка не так-то просто, как это кажется вначале, и мне оставалось только ждать...
Мы увидели тот же самый парк, но я ни малейшего представления не имела, сколько времени там прошло с тех пор, как мы видели их в прошлом «эпизоде».
В этот вечер весь парк буквально сиял и переливался тысячами цветных огней, которые, сливаясь с мерцающим ночным небом, образовывали великолепный сплошной сверкающий фейерверк. По пышности подготовки наверняка это был какой-то грандиозный званый вечер, во время которого все гости, по причудливому желанию королевы, были одеты исключительно в белые одежды и, чем-то напоминая древних жрецов, «организованно» шли по дивно освещённому, сверкающему парку, направляясь к красивому каменному газебо, называемому всеми – Храмом Любви.

Храм Любви, старинная гравюра

И тут внезапно за тем же храмом, вспыхнул огонь... Слепящие искры взвились к самим вершинам деревьев, обагряя кровавым светом тёмные ночные облака. Восхищённые гости дружно ахнули, одобряя красоту происходящего... Но никто из них не знал, что, по замыслу королевы, этот бушующий огонь выражал всю силу её любви... И настоящее значение этого символа понимал только один человек, присутствующий в тот вечер на празднике...
Взволнованный Аксель, прислонившись к дереву, закрыл глаза. Он всё ещё не мог поверить, что вся эта ошеломляющая красота предназначалось именно ему.
– Вы довольны, мой друг? – тихо прошептал за его спиной нежный голос.
– Я восхищён... – ответил Аксель и обернулся: это, конечно же, была она.
Лишь мгновение они с упоением смотрели друг на друга, затем королева нежно сжала Акселю руку и исчезла в ночи...
– Ну почему во всех своих «жизнях» он всегда был таким несчастным? – всё ещё грустила по нашему «бедному мальчику» Стелла.
По-правде говоря, я пока что не видела никакого «несчастья» и поэтому удивлённо посмотрела на её печальное личико. Но малышка почему-то и дальше упорно не хотела ничего объяснять...
Картинка резко поменялась.
По тёмной ночной дороге вовсю неслась роскошная, очень большая зелёная карета. Аксель сидел на месте кучера и, довольно мастерски управляя этим огромным экипажем, с явной тревогой время от времени оглядываясь и посматривая по сторонам. Создавалось впечатление, что он куда-то дико спешил или от кого-то убегал...
Внутри кареты сидели нам уже знакомые король и королева, и ещё миловидная девочка лет восьми, а также две до сих пор незнакомые нам дамы. Все выглядели хмурыми и взволнованными, и даже малышка была притихшая, как будто чувствовала общее настроение взрослых. Король был одет на удивление скромно – в простой серый сюртук, с такой же серой круглой шляпой на голове, а королева прятала лицо под вуалью, и было видно, что она явно чего-то боится. Опять же, вся эта сценка очень сильно напоминала побег...
Я на всякий случай снова глянула в сторону Стеллы, надеясь на объяснения, но никакого объяснения не последовало – малышка очень сосредоточенно наблюдала за происходящим, а в её огромных кукольных глазах таилась совсем не детская, глубокая печаль.
– Ну почему?.. Почему они его не послушались?!.. Это же было так просто!..– неожиданно возмутилась она.
Карета неслась всё это время с почти сумасшедшей скоростью. Пассажиры выглядели уставшими и какими-то потерянными... Наконец, они въехали в какой-то большой неосвещённый двор, с чёрной тенью каменной постройки посередине, и карета резко остановилась. Место напоминало постоялый двор или большую ферму.
Аксель соскочил наземь и, приблизившись к окошку, уже собирался что-то сказать, как вдруг изнутри кареты послышался властный мужской голос:
– Здесь мы будем прощаться, граф. Недостойно мне подвергать вас опасности далее.
Аксель, конечно же, не посмевший возразить королю, успел лишь, на прощание, мимолётно коснуться руки королевы... Карета рванула... и буквально через секунду исчезла в темноте. А он остался стоять один посередине тёмной дороги, всем своим сердцем желая кинуться им вдогонку... Аксель «нутром» чувствовал, что не мог, не имел права оставлять всё на произвол судьбы! Он просто знал, что без него что-то обязательно пойдёт наперекосяк, и всё, что он так долго и тщательно организовал, полностью провалится из-за какой-то нелепой случайности...
Кареты давно уже не было видно, а бедный Аксель всё ещё стоял и смотрел им вслед, от безысходности изо всех сил сжимая кулаки. По его мертвенно-бледному лицу скупо катились злые мужские слёзы...
– Это конец уже... знаю, это конец уже...– тихо произнёс он.
– А с ними что-то случится? Почему они убегают? – не понимая происходящего, спросила я.
– О, да!.. Их сейчас поймают очень плохие люди и посадят в тюрьму... даже мальчика.
– А где ты видишь здесь мальчика? – удивилась я.
– Так он же просто переодетый в девочку! Разве ты не поняла?..
Я отрицательно покачала головой. Пока я ещё вообще почти что ничего здесь не понимала – ни про королевский побег, ни про «плохих людей», но решила просто смотреть дальше, ничего больше не спрашивая.
– Эти плохие люди обижали короля и королеву, и хотели их захватить. Вот они и пытались бежать. Аксель им всё устроил... Но когда ему было приказано их оставить, карета поехала медленнее, потому что король устал. Он даже вышел из кареты «подышать воздухом»... вот тут его и узнали. Ну и схватили, конечно же...

Погром в Версале Арест королевской семьи

Страх перед происходящим... Проводы Марии-Антуанетты в Темпль

Стелла вздохнула... и опять перебросила нас в очередной «новый эпизод» этой, уже не такой счастливой, но всё ещё красивой истории...
На этот раз всё выглядело зловещим и даже пугающим.
Мы оказались в каком-то тёмном, неприятном помещении, как будто это была самая настоящая злая тюрьма. В малюсенькой, грязной, сырой и зловонной комнатке, на деревянной лежанке с соломенным тюфяком, сидела измученная страданием, одетая в чёрное, худенькая седовласая женщина, в которой было совершенно невозможно узнать ту сказочно красивую, всегда улыбающуюся чудо-королеву, которую молодой Аксель больше всего на свете любил...

Мария-Антуанетта в Темпле

Он находился в той же комнатке, совершенно потрясённый увиденным и, ничего не замечая вокруг, стоял, преклонив колено, прижавшись губами к её, всё ещё прекрасной, белой руке, не в состоянии вымолвить ни слова... Он пришёл к ней совершенно отчаявшись, испробовав всё на свете и потеряв последнюю надежду её спасти... и всё же, опять предлагал свою, почти уже невозможную помощь... Он был одержим единственным стремлением: спасти её, несмотря ни на что... Он просто не мог позволить ей умереть... Потому, что без неё закончилась бы и его, уже ненужная ему, жизнь...
Они смотрели молча друг на друга, пытаясь скрыть непослушные слёзы, которые узкими дорожками текли по щекам... Не в силах оторвать друг от друга глаз, ибо знали, что если ему не удастся ей помочь, этот взгляд может стать для них последним...
Лысый тюремщик разглядывал разбитого горем гостя и, не собираясь отворачиваться, с интересом наблюдал разворачивавшуюся перед ним грустную сцену чужой печали...
Видение пропало и появилось другое, ничем не лучше прежнего – жуткая, орущая, вооружённая пиками, ножами и ружьями, озверевшая толпа безжалостно рушила великолепный дворец...

Версаль...

Потом опять появился Аксель. Только на этот раз он стоял у окна в какой-то очень красивой, богато обставленной комнате. А рядом с ним стояла та же самая «подруга его детства» Маргарита, которую мы видели с ним в самом начале. Только на этот раз вся её заносчивая холодность куда-то испарилась, а красивое лицо буквально дышало участием и болью. Аксель был смертельно бледным и, прижавшись лбом к оконному стеклу, с ужасом наблюдал за чем-то происходящим на улице... Он слышал шумевшую за окном толпу, и в ужасающем трансе громко повторял одни и те же слова:
– Душа моя, я так и не спас тебя... Прости меня, бедная моя... Помоги ей, дай ей сил вынести это, Господи!..
– Аксель, пожалуйста!.. Вы должны взять себя в руки ради неё. Ну, пожалуйста, будьте благоразумны! – с участием уговаривала его старая подруга.
– Благоразумие? О каком благоразумии вы говорите, Маргарита, когда весь мир сошёл с ума?!.. – закричал Аксель. – За что же её? За что?.. Что же такого она им сделала?!.
Маргарита развернула какой-то маленький листик бумаги и, видимо, не зная, как его успокоить, произнесла:
– Успокойтесь, милый Аксель, вот послушайте лучше:
– «Я люблю вас, мой друг... Не беспокойтесь за меня. Мне не достаёт лишь ваших писем. Возможно, нам не суждено свидеться вновь... Прощайте, самый любимый и самый любящий из людей...».
Это было последнее письмо королевы, которое Аксель прочитывал тысячи раз, но из чужих уст оно звучало почему-то ещё больнее...
– Что это? Что же там такое происходит? – не выдержала я.
– Это красивая королева умирает... Её сейчас казнят. – Грустно ответила Стелла.
– А почему мы не видим? – опять спросила я.
– О, ты не хочешь на это смотреть, верь мне. – Покачала головкой малышка. – Так жаль, она такая несчастная... Как же это несправедливо.
– Я бы всё-таки хотела увидеть... – попросила я.
– Ну, смотри... – грустно кивнула Стелла.
На огромной площади, битком набитой «взвинченным» народом, посередине зловеще возвышался эшафот... По маленьким, кривым ступенькам на него гордо поднималась смертельно бледная, очень худая и измученная, одетая в белое, женщина. Её коротко остриженные светлые волосы почти полностью скрывал скромный белый чепчик, а в усталых, покрасневших от слёз или бессонницы глазах отражалась глубокая беспросветная печаль...

Чуть покачиваясь, так как, из-за туго завязанных за спиной рук, ей было сложно держать равновесие, женщина кое-как поднялась на помост, всё ещё, из последних сил пытаясь держаться прямо и гордо. Она стояла и смотрела в толпу, не опуская глаз и не показывая, как же по-настоящему ей было до ужаса страшно... И не было никого вокруг, чей дружеский взгляд мог бы согреть последние минуты её жизни... Никого, кто своим теплом мог бы помочь ей выстоять этот ужасающий миг, когда её жизнь должна была таким жестоким путём покинуть её...
До этого бушевавшая, возбуждённая толпа вдруг неожиданно смолкла, как будто налетела на непреодолимое препятствие... Стоявшие в передних рядах женщины молча плакали. Худенькая фигурка на эшафоте подошла к плахе и чуть споткнувшись, больно упала на колени. На несколько коротких секунд она подняла к небу своё измученное, но уже умиротворённое близостью смерти лицо... глубоко вздохнула... и гордо посмотрев на палача, положила свою уставшую голову на плаху. Плачь становился громче, женщины закрывали детям глаза. Палач подошёл к гильотине....
– Господи! Нет!!! – душераздирающе закричал Аксель.
В тот же самый миг, в сером небе из-за туч вдруг выглянуло солнышко, будто освещая последний путь несчастной жертвы... Оно нежно коснулось её бледной, страшно исхудавшей щеки, как бы ласково говоря последнее земное «прости». На эшафоте ярко блеснуло – тяжёлый нож упал, разбрасывая яркие алые брызги... Толпа ахнула. Белокурая головка упала в корзину, всё было кончено... Красавица королева ушла туда, где не было больше боли, не было издевательств... Был только покой...

Вокруг стояла смертельная тишина. Больше не на что было смотреть...
Так умерла нежная и добрая королева, до самой последней минуты сумевшая стоять с гордо поднятой головой, которую потом так просто и безжалостно снёс тяжёлый нож кровавой гильотины...
Бледный, застывший, как мертвец, Аксель смотрел невидящими глазами в окно и, казалось, жизнь вытекала из него капля за каплей, мучительно медленно... Унося его душу далеко-далеко, чтобы там, в свете и тишине, навечно слиться с той, которую он так сильно и беззаветно любил...
– Бедная моя... Душа моя... Как же я не умер вместе с тобой?.. Всё теперь кончено для меня... – всё ещё стоя у окна, помертвевшими губами шептал Аксель.
Но «кончено» для него всё будет намного позже, через каких-нибудь двадцать долгих лет, и конец этот будет, опять же, не менее ужасным, чем у его незабвенной королевы...
– Хочешь смотреть дальше? – тихо спросила Стелла.
Я лишь кивнула, не в состоянии сказать ни слова.
Мы увидели уже другую, разбушевавшуюся, озверевшую толпу людей, а перед ней стоял всё тот же Аксель, только на этот раз действие происходило уже много лет спустя. Он был всё такой же красивый, только уже почти совсем седой, в какой-то великолепной, очень высокозначимой, военной форме, выглядел всё таким же подтянутым и стройным.

И вот, тот же блестящий, умнейший человек стоял перед какими-то полупьяными, озверевшими людьми и, безнадёжно пытаясь их перекричать, пытался что-то им объяснить... Но никто из собравшихся, к сожалению, слушать его не хотел... В бедного Акселя полетели камни, и толпа, гадкой руганью разжигая свою злость, начала нажимать. Он пытался от них отбиться, но его повалили на землю, стали зверски топтать ногами, срывать с него одежду... А какой-то верзила вдруг прыгнул ему на грудь, ломая рёбра, и не задумываясь, легко убил ударом сапога в висок. Обнажённое, изуродованное тело Акселя свалили на обочину дороги, и не нашлось никого, кто в тот момент захотел бы его, уже мёртвого, пожалеть... Вокруг была только довольно хохочущая, пьяная, возбуждённая толпа... которой просто нужно было выплеснуть на кого-то свою накопившуюся животную злость...
Чистая, исстрадавшаяся душа Акселя, наконец-то освободившись, улетела, чтобы соединиться с той, которая была его светлой и единственной любовью, и ждала его столько долгих лет...
Вот так, опять же, очень жестоко, закончил свою жизнь нам со Стеллой почти незнакомый, но ставший таким близким, человек, по имени Аксель, и... тот же самый маленький мальчик, который, прожив всего каких-то коротеньких пять лет, сумел совершить потрясающий и единственный в своей жизни подвиг, коим мог бы честно гордиться любой, живущий на земле взрослый человек...
– Какой ужас!.. – в шоке прошептала я. – За что его так?
– Не знаю... – тихо прошептала Стелла. – Люди почему-то были тогда очень злые, даже злее чем звери... Я очень много смотрела, чтобы понять, но не поняла... – покачала головкой малышка. – Они не слушали разум, а просто убивали. И всё красивое зачем-то порушили тоже...
– А как же дети Акселя или жена? – опомнившись после потрясения, спросила я.
– У него никогда не было жены – он всегда любил только свою королеву, – со слезами на глазах сказала малышка Стелла.

И тут, внезапно, у меня в голове как бы вспыхнула вспышка – я поняла кого мы со Стеллой только что видели и за кого так от души переживали!... Это была французская королева, Мария-Антуанетта, о трагической жизни которой мы очень недавно (и очень коротко!) проходили на уроке истории, и казнь которой наш учитель истории сильно одобрял, считая такой страшный конец очень «правильным и поучительным»... видимо потому, что он у нас в основном по истории преподавал «Коммунизм»...
Несмотря на грусть происшедшего, моя душа ликовала! Я просто не могла поверить в свалившееся на меня, неожиданное счастье!.. Ведь я столько времени этого ждала!.. Это был первый раз, когда я наконец-то увидела что-то реальное, что можно было легко проверить, и от такой неожиданности я чуть ли не запищала от охватившего меня щенячьего восторга!.. Конечно же, я так радовалась не потому, что не верила в то, что со мной постоянно происходило. Наоборот – я всегда знала, что всё со мной происходящее – реально. Но видимо мне, как и любому обычному человеку, и в особенности – ребёнку, всё-таки иногда нужно было какое-то, хотя бы простейшее подтверждение того, что я пока что ещё не схожу с ума, и что теперь могу сама себе доказать, что всё, со мной происходящее, не является просто моей больной фантазией или выдумкой, а реальным фактом, описанным или виденным другими людьми. Поэтому-то такое открытие для меня было настоящим праздником!..
Я уже заранее знала, что, как только вернусь домой, сразу же понесусь в городскую библиотеку, чтобы собрать всё, что только смогу найти про несчастную Марию-Антуанетту и не успокоюсь пока не найду хоть что-то, хоть какой-то факт, совпадающий с нашими видениями... Я нашла, к сожалению, всего лишь две малюсенькие книжечки, в которых описывалось не так уж и много фактов, но этого было вполне достаточно, потому что они полностью подтверждали точность виденного мною у Стеллы.
Вот то, что мне удалось тогда найти:
любимым человеком королевы был шведский граф, по имени Аксель Ферсен, который беззаветно любил её всю свою жизнь и никогда после её смерти не женился;
их прощание перед отъездом графа в Италию происходило в саду Маленького Трианона – любимого места Марии-Антуанетты – описание которого точно совпадало с увиденным нами;
бал в честь приезда шведского короля Густава, состоявшийся 21 июня, на котором все гости почему-то были одеты в белое;
попытка побега в зелёной карете, организованная Акселем (все остальные шесть попыток побега были также организованы Акселем, но ни одна из них, по тем или иным причинам, не удалась. Правда две из них провалились по желанию самой Марии-Антуанетты, так как королева не захотела бежать одна, оставив своих детей);