13 ноября

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
ноябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
2019 г.

13 ноября — 317-й день года (318-й в високосные годы) в григорианском календаре. До конца года остаётся 48 дней.







Праздники

См. также: Категория:Праздники 13 ноября

Международные

Национальные

Религиозные

События

См. также: Категория:События 13 ноября

До XIX века

XIX век

XX век

  • 1902 — Персия подписывает с Россией Договор о льготных тарифах, дискриминирующий британские товары.
  • 1902 — Первый полёт во Франции дирижабля «Лебоди» полужёсткой конструкции.
  • 1907 — На первом вертолёте Поль Корню (Франция) поднимается на 2 метра (6,5 футов) над землёй в Нормандии.
  • 1909 — В США в результате взрыва и пожара на угольной шахте в Черри, штат Иллинойс, погибают около 250 шахтёров.
  • 1911 — Новым лидером Консервативной и Юнионистской партии становится Эндрю Бонер Лоу.
  • 1913 — Заключается греко-турецкий мирный договор. Греки получают Крит и острова в Эгейском море кроме островов Тинидос, Имбрдос и Додеканес.
  • 1914 — В США Мери Фелпс Джекобс патентует новый женский предмет нижнего белья, известный как «лифчик без спинки».
  • 1915 — После провала операции на Галлипольском полуострове Уинстон Черчилль выходит из состава британского кабинета министров.
  • 1916 — В Бельгии кардинал Мерсье, архиепископ Малинский, выражает протест Германии по поводу насильственной депортации и принудительного труда бельгийцев.
  • 1916 — В I мировой войне заканчивается битва на Сомме.
  • 1917 — Бакинский совет берёт власть в свои руки.
  • 1917 — Разгром революционными войсками мятежа Керенского — Краснова.
  • 1917 — Начало всеобщей забастовки в Финляндии.
  • 1918 — Опубликовано постановление ВЦИК об аннулировании Брестского мирного договора в связи с поражением Германии в мировой войне.
  • 1918 — В Египте создаётся Националистическая партия (первоначально для обеспечения участия делегации Египта в Парижской мирной конференции).
  • 1918 — Император Карл I (Карл IV) отрекается от венгерского престола.
  • 1918 — Король Саксонии отрекается от престола.
  • 1918 — В Германии создаётся праворадикальная военизированная организация «Стальной шлем».
  • 1918 — Начинаются занятия на Рязанских пехотных курсах командного состава РККА, на базе которых создастся сначала пехотное, а затем Воздушно-десантное училище (ныне Рязанское высшее Воздушно-десантное командное дважды Краснознамённое училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова).
  • 1921 — постановкой пьесы М. Метерлинка Е. Б. Вахтанговым родилась Третья Студия Московского Художественного театра, впоследствии, в 1926 году, переименованная в Театр имени Евгения Вахтангова.
  • 1921 — Премьера фильма «Шейх» в США с Рудольфом Валентино в главной роли. За актёром окончательно укрепляется слава секс-символа Голливуда.
  • 1928 — на базе лаборатории по изучению мозга Ленина немецкого физиолога Оскара Фогта в Москве создан Институт мозга
  • 1929 — Для приёма германских репараций в соответствии с планом Янга учреждается Базельский банк международных расчётов.
  • 1931 — образован «Дальстрой» — государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы (c 1938 г. — Главное Управление строительства Дальнего Севера НКВД СССР «Дальстрой»), специализированный государственный институт (суперорганизация, «комбинат особого типа»), осуществивший в 30—50 гг. XX столетия освоение Северо-Востока СССР.
  • 1938 — В Москве основывается Институт машиноведения имени А. А. Благонравова РАН.
  • 1940 — Компания Willis Motor Co. испытывает первый джип.
  • 1940 — Глава советской делегации Вячеслав Молотов встречается в Берлине с Адольфом Гитлером.
  • 1941 — Британский авианосец «Арк Ройял» атакуется немецкой подводной лодкой у Гибралтара. Он затонет на следующий день.
  • 1941 — Конгресс США голосует за принятие поправки к Закону о нейтралитете, позволяющую вооружать американские торговые суда, которые могут оказаться в районе боевых действий.
  • 1942 — В Северо-Восточной Ливии британские войска снова по очереди овладевают Тобруком.
  • 1943 — Завершение Киевской наступательной операции.
  • 1944 — Решение правительства Бельгии о разоружении организаций движения Сопротивления.
  • 1945 — Начинается знаменитое триумфальное турне на родине футбола московского «Динамо». В первом матче москвичи сыграли вничью с лондонским клубом «Челси» — 3:3. Первый гол в ворота хозяев поля забил Василий Карцев.
  • 1945 — Во Франции Шарль де Голль избирается председателем Временного правительства.
  • 1946 — Около 03:00. Лебек, Калифорния, США. Самолёт Douglas C-53D-DO компании Western Air Lines в условиях дождя и ветра с порывами до 70 миль в час сбивается с курса и врезается в гору Уайт. Все 11 человек на борту погибают. Самолёт летел в направлении из Палмдейл в Ньюхолл. Возможно, нисходящий поток воздуха.
  • 1947 — В Дании социал-демократы формируют правительство меньшинства.
  • 1950 — Около 18:00, Франция. Выполняя рейс из Рима (Италия) в Монреаль (Канада), самолёт Douglas DC-4 канадской компании Curtiss-Reid Flying Services Ltd. отклоняется на 50 миль от предписанного маршрута и врезается в гору Л’Обиу. Все 58 человек на борту погибают. Пилот скорее всего знал об отклонении от курса и предпринимал меры, чтобы это скорректировать, но вовремя не заметил гору.
  • 1953 — Премьера 4-го струнного квартета Дмитрия Шостаковича
  • 1954 — Ноты СССР 23 европейским государствам и США о созыве конференции по вопросам коллективной безопасности в Европе.
  • 1954 — Благодаря успеху Партии социального кредита на парламентских выборах в Новой Зеландии большинство, которым располагает правящая Национальная партия в парламенте, несколько уменьшается.
  • 1956 — Бойкот городских автобусов в Монтгомери, штат Алабама, США, прекращается после того, как Верховный суд объявляет антиконституционной сегрегацию в пассажирских автобусах.
  • 1959 — На съезде в Йоханнесбурге, Южная Африка, объявляется о создании Прогрессивной партии Южной Африки.
  • 1960 — Начинается вооружённое антиправительственное восстание в Гватемале.
  • 1966 — Израильские войска атакуют иорданские позиции вблизи Хеврона (25 ноября ООН высказывает своё осуждение этой акции Израиля).
  • 1966 — В море у Матсуяма, Япония, самолёт NAMC-YS-11-111 компании All Nippon Airways разбивается, приземлившись слишком далеко от начала полосы. Все 50 человек на борту погибают.
  • 1968 — Премьера мультфильма «Yellow Submarine» (Жёлтая подводная лодка) в США.
  • 1970 — Циклон и приливные волны, нахлынувшие на Бангладеш, уничтожают свыше 500,000 людей.
  • 1971 — Состоялся вывод на орбиту вокруг Марса первого межпланетного космического аппарата; первый искусственный спутник МарсаМаринер-9», США).
  • 1973 — Под угрозой энергетического кризиса британское правительство вводит чрезвычайное положение.
  • 1973 — После рекордного сальдо платёжного баланса минимальная ссудная ставка в Великобритании увеличена до 13 %.
  • 1974 — В США при таинственных обстоятельствах умирает Карэн Силквуд, незадолго до этого выразившая озабоченность в отношении безопасности ядерных предприятий Керр-Макги в Оклахоме.
  • 1974 — Лидер организации освобождения Палестины Ясир Арафат обращается с посланием к Генеральной Ассамблее ООН.
  • 1978 — Запуск американской высокоэнергетической астрономической обсерватории «ХЭАО-2», с помощью которой обнаружат рентгеновское излучение квазара, удалённого от Земли на расстоянии 10 000 000 000 световых лет.
  • 1979 — Рональд Рейган, бывший губернатор Калифорнии, объявляет о своём решении начать борьбу за право стать кандидатом от Республиканской партии на предстоящих президентских выборах.
  • 1979 — В Великобритании после годичного перерыва возобновляется выход газет «Таймс», «Санди таймс» и всех приложений к газете «Таймс».
  • 1980 — Американский космический аппарат «Вояджер-1» передал на Землю первые фотографии Сатурна крупным планом
  • 1985 — Извержение колумбийского вулкана Невадо-дель-Руис (Nevado del Ruiz), бездействовавшего с 1845 уничтожает свыше 20,000 людей.
  • 1986 — Президент США Рейган допускает возможность секретного соглашения о поставках американского оружия в Иран, но отрицает её связь с освобождением заложников.
  • 1987 — Опубликованы материалы о пленуме МГК партии под заголовком «Энергично вести перестройку». Выделены слова Горбачёва: «Товарищ Ельцин поставил личные амбиции выше интересов партии…»
  • 1987 — С тем, чтобы способствовать «безопасному сексу», или предотвратить СПИД, BBC демонстрирует на экранах Британии первый коммерческий презерватив (без имени марки).
  • 1989 — Ганс Модров избирается председателем Совета министров ГДР.
  • 1989 — в СССР введение суда присяжных при слушании дел о преступлениях, за которые предусмотрена смертная казнь.
  • 1991 — Под наблюдением комиссии по контролю над выполнением соглашения о прекращении огня сотни гражданских лиц эвакуируются из города Дубровник, Хорватия.
  • 1992 — Американский боксёр Риддик Боуи завоёвывает звание чемпиона мира среди профессионалов в тяжёлом весе, выиграв по очкам у Эвандера Холифилда. в Лас-Вегасе, США.
  • 1993 — катастрофа MD-82 под Урумчи. Из 102 человек на борту погибают 12. Автопилот был не согласован с указателем.
  • 1994 — Швеция вступает в Европейский союз через референдум.
  • 1995 — Содружество принимает в свои ряды Мозамбик, бывшую португальскую колонию.
  • 1995 — В ходе противостояния республиканского конгресса и президента Клинтона по вопросу о государственном бюджете на 1996 президент блокирует две временные расходные статьи, что приводит к закрытию некоторых второстепенных правительственных программ, начиная с 14 декабря.
  • 1995 — 08:55. Кадуна, Нигерия. Самолёт Боинг 737 компании Nigeria Airways касается взлётно-посадочной полосы почти на её середине, сворачивает с полосы в сторону, и под ним загорается трава. Из 137 человек на борту погибают 9.
  • 2000 — Президент РФ Владимир Путин выступил с заявлением, в котором предложил в будущем снизить уровень ядерных боезапасов России и США. В заявлении российского президента выдвигается предложение сократить уровень ядерных боезапасов РФ и США до 1500 единиц с каждой стороны, но и это не предел.

XXI век

Родились

См. также: Категория:Родившиеся 13 ноября

До XIX века

XIX век

XX век

Скончались

См. также: Категория:Умершие 13 ноября

До XIX века

XIX век

XX век

XXI век

Приметы

  • Юровая — так называли свой праздник сибирские рыбаки.
  • Накануне Кузьминок переводили кур в зимние закуты, метили старых и слабых[4].

См. также


Напишите отзыв о статье "13 ноября"

Примечания

  1. Православный церковный календарь с тропарями и кондаками, 2012. Изд-во РПЦ МП, Москва, 2011, стр. 161
  2. [http://www.heiligenlexikon.de/KalenderNovember/13.htm 13 November.] (нем.)
  3. Пожар на складе боеприпасов в Ульяновске — Викиновости
  4. [http://www.kharchenko.com/date/nov/13.shtml Времена: 13 ноября.]

Отрывок, характеризующий 13 ноября

– Не знаю... Нужно ли теперь всё это... Может быть просто оставить так? – растерянно прошептала Изольда. – Ранит это сильно... Не ошибиться бы...
Меня невероятно удивила такая её боязнь! Это было первый раз с того дня, когда я впервые заговорила с умершими, чтобы кто-то отказывался поговорить или увидеться с тем, кого когда-то так сильно и трагически любил...
– Пожалуйста, пойдёмте! Я знаю, что потом вы будете жалеть! Мы просто покажем вам, как это делать, а если вы не захотите, то и не будете больше туда ходить. Но у вас должен оставаться выбор. Человек должен иметь право выбирать сам, правда, ведь?
Наконец-то она кивнула:
– Ну, что ж, пойдём, Светлая. Ты права, я не должна прятаться за «спиной невозможного», это трусость. А трусов у нас никогда не любили. Да и не была я никогда одной из них...
Я показала ей свою защиту и, к моему величайшему удивлению, она сделала это очень легко, даже не задумываясь. Я очень обрадовалась, так как это сильно облегчало наш «поход».
– Ну что, готовы?.. – видимо, чтобы её подбодрить, весело улыбнулась Стелла.
Мы окунулись в сверкающую мглу и, через несколько коротких секунд, уже «плыли» по серебристой дорожке Астрального уровня...
– Здесь очень красиво...– прошептала Изольда, – но я видела его в другом, не таком светлом месте...
– Это тоже здесь... Только чуточку ниже, – успокоила её я. – Вот увидите, сейчас мы его найдём.
Мы «проскользнули» чуть глубже, и я уже готова была увидеть обычную «жутко-гнетущую» нижнеастральную реальность, но, к моему удивлению, ничего похожего не произошло... Мы попали в довольно таки приятный, но, правда, очень хмурый и какой-то печальный, пейзаж. О каменистый берег тёмно-синего моря плескались тяжёлые, мутные волны... Лениво «гонясь» одна за другой, они «стукались» о берег и нехотя, медленно, возвращались обратно, таща за собой серый песок и мелкие, чёрные, блестящие камушки. Дальше виднелась величественная, огромная, тёмно-зелёная гора, вершина которой застенчиво пряталась за серыми, набухшими облаками. Небо было тяжёлым, но не пугающим, полностью укрытым серыми, облаками. По берегу местами росли скупые карликовые кустики каких-то незнакомых растений. Опять же – пейзаж был хмурым, но достаточно «нормальным», во всяком случае, напоминал один из тех, который можно было увидеть на земле в дождливый, очень пасмурный день... И того «кричащего ужаса», как остальные, виденные нами на этом «этаже» места, он нам не внушал...
На берегу этого «тяжёлого», тёмного моря, глубоко задумавшись, сидел одинокий человек. Он казался совсем ещё молодым и довольно-таки красивым, но был очень печальным, и никакого внимания на нас, подошедших, не обращал.
– Сокол мой ясный... Тристанушка... – прерывающимся голосом прошептала Изольда.
Она была бледна и застывшая, как смерть... Стелла, испугавшись, тронула её за руку, но девушка не видела и не слышала ничего вокруг, а только не отрываясь смотрела на своего ненаглядного Тристана... Казалось, она хотела впитать в себя каждую его чёрточку... каждый волосок... родной изгиб его губ... тепло его карих глаз... чтобы сохранить это в своём исстрадавшемся сердце навечно, а возможно даже и пронести в свою следующую «земную» жизнь...
– Льдинушка моя светлая... Солнце моё... Уходи, не мучай меня... – Тристан испуганно смотрел на неё, не желая поверить, что это явь, и закрываясь от болезненного «видения» руками, повторял: – Уходи, радость моя... Уходи теперь...
Не в состоянии более наблюдать эту душераздирающую сцену, мы со Стеллой решили вмешаться...
– Простите пожалуйста нас, Тристан, но это не видение, это ваша Изольда! Притом, самая настоящая...– ласково произнесла Стелла. – Поэтому лучше примите её, не раньте больше...
– Льдинушка, ты ли это?.. Сколько раз я видел тебя вот так, и сколько терял!... Ты всегда исчезала, как только я пытался заговорить с тобой, – он осторожно протянул к ней руки, будто боясь спугнуть, а она, забыв всё на свете, кинулась ему на шею и застыла, будто хотела так и остаться, слившись с ним в одно, теперь уже не расставаясь навечно...
Я наблюдала эту встречу с нарастающим беспокойством, и думала, как бы можно было помочь этим двум настрадавшимся, а теперь вот таким беспредельно счастливым людям, чтобы хоть эту, оставшуюся здесь (до их следующего воплощения) жизнь, они могли бы остаться вместе...
– Ой, ты не думай об этом сейчас! Они же только что встретились!.. – прочитала мои мысли Стелла. – А там мы обязательно придумаем что-нибудь...
Они стояли, прижавшись друг к другу, как бы боясь разъединиться... Боясь, что это чудное видение вдруг исчезнет и всё опять станет по-старому...
– Как же мне пусто без тебя, моя Льдинушка!.. Как же без тебя темно...
И только тут я заметила, что Изольда выглядела иначе!.. Видимо, то яркое «солнечное» платье предназначалось только ей одной, так же, как и усыпанное цветами поле... А сейчас она встречала своего Тристана... И надо сказать, в своём белом, вышитом красным узором платье, она выглядела потрясающе!.. И была похожа на юную невесту...
– Не вели нам с тобой хороводов, сокол мой, не говорили здравниц... Отдали меня чужому, по воде женили... Но я всегда была женой тебе. Всегда была суженой... Даже когда потеряла тебя. Теперь мы всегда будем вместе, радость моя, теперь никогда не расстанемся... – нежно шептала Изольда.
У меня предательски защипало глаза и, чтобы не показать, что плачу, я начала собирать на берегу какие-то камушки. Но Стеллу не так-то просто было провести, да и у неё самой сейчас глаза тоже были «на мокром месте»...
– Как грустно, правда? Она ведь не живёт здесь... Разве она не понимает?.. Или, думаешь, она останется с ним?.. – малышка прямо ёрзала на месте, так сильно ей хотелось тут же «всё-всё» знать.
У меня роились в голове десятки вопросов к этим двоим, безумно счастливым, не видящим ничего вокруг, людям. Но я знала наверняка, что не сумею ничего спросить, и не смогу потревожить их неожиданное и такое хрупкое счастье...
– Что же будем делать? – озабочено спросила Стелла. – Оставим её здесь?
– Это не нам решать, думаю... Это её решение и её жизнь, – и, уже обращаясь к Изольде, сказала. – Простите меня, Изольда, но мы хотели бы уже пойти. Мы можем вам ещё как-то помочь?
– Ой, девоньки мои дорогие, а я и забыла!.. Вы уж простите меня!..– хлопнула в ладошки стыдливо покрасневшая девушка. – Тристанушка, это их благодарить надо!.. Это они привели меня к тебе. Я и раньше приходила, как только нашла тебя, но ты не мог слышать меня... И тяжело это было. А с ними столько счастья пришло!
Тристан вдруг низко-низко поклонился:
– Благодарю вас, славницы... за то, что счастье моё, мою Льдинушку мне вернули. Радости вам и добра, небесные... Я ваш должник на веки вечные... Только скажите.
У него подозрительно блестели глаза, и я поняла, что ещё чуть-чуть – и он заплачет. Поэтому, чтобы не ронять (и так сильно битую когда-то!) его мужскую гордость, я повернулась к Изольде и как можно ласковее сказала:
– Я так понимаю, вы хотите остаться?
Она грустно кивнула.
– Тогда, посмотрите внимательно на вот это... Оно поможет вам здесь находиться. И облегчит надеюсь... – я показала ей свою «особую» зелёную защиту, надеясь что с ней они будут здесь более или менее в безопасности. – И ещё... Вы, наверное, поняли, что и здесь вы можете создавать свой «солнечный мир»? Думаю ему (я показала на Тристана) это очень понравится...
Изольда об этом явно даже не подумала, и теперь просто засияла настоящим счастьем, видимо предвкушая «убийственный» сюрприз...
Вокруг них всё засверкало весёлыми цветами, море заблестело радугами, а мы, поняв, что с ними точно будет всё хорошо, «заскользили» обратно, в свой любимый Ментальный этаж, чтобы обсудить свои возможные будущие путешествия...

Как и всё остальное «интересненькое», мои удивительные прогулки на разные уровни Земли, понемногу становились почти что постоянными, и сравнительно быстро угодили на мою «архивную» полочку «обычных явлений». Иногда я ходила туда одна, огорчая этим свою маленькую подружку. Но Стелла, даже она если чуточку и огорчалась, никогда ничего не показывала и, если чувствовала, что я предпочитаю остаться одна, никогда не навязывала своё присутствие. Это, конечно же, делало меня ещё более виноватой по отношению к ней, и после своих маленьких «личных» приключений я оставалась погулять с ней вместе, что, тем же самым, уже удваивало нагрузку на моё ещё к этому не совсем привыкшее физическое тело, и домой я возвращалась измученная, как до последней капли выжатый, спелый лимон... Но постепенно, по мере того, как наши «прогулки» становились всё длиннее, моё, «истерзанное» физическое тело понемногу к этому привыкало, усталость становилась всё меньше, и время, которое требовалось для восстановления моих физических сил, становилось намного короче. Эти удивительные прогулки очень быстро затмили всё остальное, и моя повседневная жизнь теперь казалась на удивление тусклой и совершенно неинтересной...
Конечно же, всё это время я жила своей нормальной жизнью нормального ребёнка: как обычно – ходила в школу, участвовала во всех там организуемых мероприятиях, ходила с ребятами в кино, в общем – старалась выглядеть как можно более нормальной, чтобы привлекать к своим «необычным» способностям как можно меньше ненужного внимания.
Некоторые занятия в школе я по-настоящему любила, некоторые – не очень, но пока что все предметы давались мне всё ещё достаточно легко и больших усилий для домашних заданий не требовали.
Ещё я очень любила астрономию... которая, к сожалению, у нас пока ещё не преподавалась. Дома у нас имелись всевозможные изумительно иллюстрированные книги по астрономии, которую мой папа тоже обожал, и я могла целыми часами читать о далёких звёздах, загадочных туманностях, незнакомых планетах... Мечтая когда-нибудь хотя бы на один коротенький миг, увидеть все эти удивительные чудеса, как говорится, живьём... Наверное, я тогда уже «нутром» чувствовала, что этот мир намного для меня ближе, чем любая, пусть даже самая красивая, страна на нашей Земле... Но все мои «звёздные» приключения тогда ещё были очень далёкими (я о них пока ещё даже не предполагала!) и поэтому, на данном этапе меня полностью удовлетворяли «гуляния» по разным «этажам» нашей родной планеты, с моей подружкой Стеллой или в одиночку.
Бабушка, к моему большому удовлетворению, меня в этом полностью поддерживала, таким образом, уходя «гулять», мне не нужно было скрываться, что делало мои путешествия ещё более приятными. Дело в том, что, для того, чтобы «гулять» по тем же самым «этажам», моя сущность должна была выйти из тела, и если кто-то в этот момент заходил в комнату, то находил там презабавнейшую картинку... Я сидела с открытыми глазами, вроде бы в полностью нормальном состоянии, но не реагировала ни на какое ко мне обращение, не отвечала на вопросы и выглядела совершенно и полностью «замороженной». Поэтому бабушкина помощь в такие минуты была просто незаменимой. Помню однажды в моём «гуляющем» состоянии меня нашёл мой тогдашний друг, сосед Ромас... Когда я очнулась, то увидела перед собой совершенно ошалевшее от страха лицо и круглые, как две огромные голубые тарелки, глаза... Ромас меня яростно тряс за плечи и звал по имени, пока я не открыла глаза...
– Ты что – умерла что ли?!.. Или это опять какой-то твой новый «эксперимент»? – чуть ли не стуча с перепугу зубами, тихо прошипел мой друг.
Хотя, за все эти годы нашего общения, уж его-то точно трудно было чем-то удивить, но, видимо, открывшаяся ему в этот момент картинка «переплюнула» самые впечатляющие мои ранние «эксперименты»... Именно Ромас и рассказал мне после, как пугающе со стороны выглядело такое моё «присутствие»...
Я, как могла, постаралась его успокоить и кое-как объяснить, что же такое «страшное» со мной здесь происходило. Но как бы я его бедного не успокаивала, я была почти стопроцентно уверенна, что впечатление от увиденного останется в его мозгу ещё очень и очень надолго...
Поэтому, после этого смешного (для меня) «инцидента», я уже всегда старалась, чтобы, по возможности, никто не заставал меня врасплох, и никого не пришлось бы так бессовестно ошарашивать или пугать... Вот потому-то бабушкина помощь так сильно мне и была необходима. Она всегда знала, когда я в очередной раз шла «погулять» и следила, чтобы никто в это время, по возможности, меня не беспокоил. Была и ещё одна причина, по которой я не очень любила, когда меня насильно «вытаскивали» из моих «походов» обратно – во всём моём физическом теле в момент такого «быстрого возвращения» чувствовалось ощущение очень сильного внутреннего удара и это воспринималось весьма и весьма болезненно. Поэтому, такое резкое возвращение сущности обратно в физическое тело было очень для меня неприятно и совершенно нежелательно.
Так, в очередной раз гуляя со Стеллой по «этажам», и не находя чем заняться, «не подвергая при этом себя большой опасности», мы наконец-то решили «поглубже» и «посерьёзнее» исследовать, ставший для неё уже почти что родным, Ментальный «этаж»...
Её собственный красочный мир в очередной раз исчез, и мы как бы «повисли» в сверкающем, припорошенном звёздными бликами воздухе, который, в отличие от обычного «земного», был здесь насыщенно «плотным» и постоянно меняющимся, как если бы был наполнен миллионами малюсеньких снежинок, которые искрились и сверкали в морозный солнечный день на Земле... Мы дружно шагнули в эту серебристо-голубую мерцающую «пустоту», и тут же уже привычно под нашими стопами появилась «тропинка»... Вернее, не просто тропинка, а очень яркая и весёлая, всё время меняющаяся дорожка, которая была создана из мерцающих пушистых серебристых «облачков»... Она сама по себе появлялась и исчезала, как бы дружески приглашая по ней пройтись. Я шагнула на сверкающее «облачко» и сделала несколько осторожных шагов... Не чувствовалось ни движения, ни малейшего для него усилия, только лишь ощущение очень лёгкого скольжения в какой-то спокойной, обволакивающей, блистающей серебром пустоте... Следы тут же таяли, рассыпаясь тысячами разноцветных сверкающих пылинок... и появлялись новые по мере того, как я ступала по этой удивительной и полностью меня очаровавшей «местной земле»....
Вдруг, во всей этой глубокой, переливающейся серебристыми искрами тишине появилась странная прозрачная ладья, а в ней стояла очень красивая молодая женщина. Её длинные золотистые волосы то мягко развевались, как будто тронутые дуновением ветерка, то опять застывали, загадочно сверкая тяжёлыми золотыми бликами. Женщина явно направлялась прямо к нам, всё так же легко скользя в своей сказочной ладье по каким-то невидимым нами «волнам», оставляя за собой длиннющие, вспыхивающие серебряными искрами развевающиеся хвосты... Её белое лёгкое платье, похожее на мерцающую тунику, также – то развевалось, то плавно опускалось, спадая мягкими складками вниз, и делая незнакомку похожей на дивную греческую богиню.
– Она всё время здесь плавает, ищет кого-то – прошептала Стелла.
– Ты её знаешь? Кого она ищет? – не поняла я.
– Я не знаю, но я её видела много раз.
– Ну, так давай спросим? – уже освоившись на «этажах», храбро предложила я.
Женщина «подплыла» ближе, от неё веяло грустью, величием и теплом.
– Я Атенайс, – очень мягко, мысленно произнесла она. – Кто вы, дивные создания?
«Дивные создания» чуточку растерялись, точно не зная, что на такое приветствие ответить...
– Мы просто гуляем, – улыбаясь сказала Стелла. – Мы не будем вам мешать.
– А кого вы ищете? – спросила Атенайс.
– Никого, – удивилась малышка. – А почему вы думаете, что мы должны кого-то искать?
– А как же иначе? Вы сейчас там, где все ищут себя. Я тоже искала... – она печально улыбнулась. – Но это было так давно!..
– А как давно? – не выдержала я.
– О, очень давно!... Здесь ведь нет времени, как же мне знать? Всё, что я помню – это было давно.
Атенайс была очень красивой и какой-то необычайно грустной... Она чем-то напоминала гордого белого лебедя, когда тот, падая с высоты, отдавая душу, пел свою последнюю песню – была такой же величественной и трагичной...
Когда она смотрела на нас своими искристыми зелёными глазами, казалось – она старее, чем сама вечность. В них было столько мудрости, и столько невысказанной печали, что у меня по телу побежали мурашки...
– Можем ли мы вам чем-то помочь? – чуточку стесняясь спрашивать у неё подобные вопросы, спросила я.
– Нет, милое дитя, это моя работа... Мой обет... Но я верю, что когда-нибудь она закончится... и я смогу уйти. А теперь, скажите мне, радостные, куда вы хотели бы пойти?
Я пожала плечами:
– Мы не выбирали, мы просто гуляли. Но мы будем счастливы, если вы хотите нам что-нибудь предложить.
Атенайс кивнула:
– Я охраняю это междумирье, я могу пропустить вас туда, – и, ласково посмотрев на Стеллу, добавила. – А тебе, дитя, я помогу найти себя...
Женщина мягко улыбнулась, и взмахнула рукой. Её странное платье колыхнулось, и рука стала похожа на бело-серебристое, мягкое пушистое крыло... от которого протянулась, рассыпаясь золотыми бликами, уже другая, слепящая золотом и почти что плотная, светлая солнечная дорога, которая вела прямо в «пламенеющую» вдали, открытую золотую дверь...
– Ну, что – пойдём? – уже заранее зная ответ, спросила я Стеллу.
– Ой, смотри, а там кто-то есть... – показала пальчиком внутрь той же самой двери, малышка.
Мы легко скользнули внутрь и ... как будто в зеркале, увидели вторую Стеллу!.. Да, да, именно Стеллу!.. Точно такую же, как та, которая, совершенно растерянная, стояла в тот момент рядом со мной...
– Но это же я?!.. – глядя на «другую себя» во все глаза, прошептала потрясённая малышка. – Ведь это правда я... Как же так?..
Я пока что никак не могла ответить на её, такой вроде бы простой вопрос, так как сама стояла совершенно опешив, не находя никакого объяснения этому «абсурдному» явлению...
Стелла тихонько протянула ручку к своему близнецу и коснулась протянутых к ней таких же маленьких пальчиков. Я хотела крикнуть, что это может быть опасно, но, увидев её довольную улыбку – промолчала, решив посмотреть, что же будет дальше, но в то же время была настороже, на тот случай, если вдруг что-то пойдёт не так.
– Так это же я... – в восторге прошептала малышка. – Ой, как чудесно! Это же, правда я...
Её тоненькие пальчики начали ярко светиться, и «вторая» Стелла стала медленно таять, плавно перетекая через те же самые пальчики в «настоящую», стоявшую около меня, Стеллу. Её тело стало уплотняться, но не так, как уплотнялось бы физическое, а как будто стало намного плотнее светиться, наполняясь каким-то неземным сиянием.
Вдруг я почувствовала за спиной чьё-то присутствие – это опять была наша знакомая, Атенайс.
– Прости меня, светлое дитя, но ты ещё очень нескоро придёшь за своим «отпечатком»... Тебе ещё очень долго ждать, – она внимательнее посмотрела мне в глаза. – А может, и не придёшь вовсе...
– Как это «не приду»?!.. – испугалась я. – Если приходят все – значит приду и я!
– Не знаю. Твоя судьба почему-то закрыта для меня. Я не могу тебе ничего ответить, прости...
Я очень расстроилась, но, стараясь изо всех сил не показать этого Атенайс, как можно спокойнее спросила:
– А что это за «отпечаток»?
– О, все, когда умирают, возвращаются за ним. Когда твоя душа кончает своё «томление» в очередном земном теле, в тот момент, когда она прощается с ним, она летит в свой настоящий Дом, и как бы «возвещает» о своём возвращении... И вот тогда, она оставляет эту «печать». Но после этого, она должна опять возвратиться обратно на плотную землю, чтобы уже навсегда проститься с тем, кем она была... и через год, сказав «последнее прощай», оттуда уйти... И вот тогда-то, эта свободная душа приходит сюда, чтобы слиться со своей оставленной частичкой и обрести покой, ожидая нового путешествия в «старый мир»...
Я не понимала тогда, о чём говорила Атенайс, просто это звучало очень красиво...
И только теперь, через много, много лет (уже давно впитав своей «изголодавшейся» душой знания моего удивительного мужа, Николая), просматривая сегодня для этой книги своё забавное прошлое, я с улыбкой вспомнила Атенайс, и, конечно же, поняла, что то, что она называла «отпечатком», было просто энергетическим всплеском, который происходит с каждым из нас в момент нашей смерти, и достигает именно того уровня, на который своим развитием сумел попасть умерший человек. А то, что Атенайс называла тогда «прощание» с тем, «кем она была», было ни что иное, как окончательное отделение всех имеющихся «тел» сущности от её мёртвого физического тела, чтобы она имела возможность теперь уже окончательно уйти, и там, на своём «этаже», слиться со своей недостающей частичкой, уровня развития которой она, по той или иной причине, не успела «достичь» живя на земле. И этот уход происходил именно через год.
Но всё это я понимаю сейчас, а тогда до этого было ещё очень далеко, и мне приходилось довольствоваться своим, совсем ещё детским, пониманием всего со мной происходящего, и своими, иногда ошибочными, а иногда и правильными, догадками...
– А на других «этажах» сущности тоже имеют такие же «отпечатки»? – заинтересованно спросила любознательная Стелла.
– Да, конечно имеют, только уже иные, – спокойно ответила Атенайс. – И не на всех «этажах» они так же приятны, как здесь... Особенно на одном...
– О, я знаю! Это, наверное «нижний»! Ой, надо обязательно туда пойти посмотреть! Это же так интересно! – уже опять довольно щебетала Стелла.
Было просто удивительно, с какой быстротой и лёгкостью она забывала всё, что ещё минуту назад её пугало или удивляло, и уже опять весело стремилась познать что-то для неё новое и неведомое.
– Прощайте, юные девы... Мне пора уходить. Да будет ваше счастье вечным... – торжественным голосом произнесла Атенайс.
И снова плавно взмахнула «крылатой» рукой, как бы указывая нам дорогу, и перед нами тут же побежала, уже знакомая, сияющая золотом дорожка...
А дивная женщина-птица снова тихо поплыла в своей воздушной сказочной ладье, опять готовая встречать и направлять новых, «ищущих себя» путешественников, терпеливо отбывая какой-то свой особый, нам непонятный, обет...
– Ну что? Куда пойдём, «юная дева»?.. – улыбнувшись спросила я свою маленькую подружку.
– А почему она нас так называла? – задумчиво спросила Стелла. – Ты думаешь, так говорили там, где она когда-то жила?
– Не знаю... Это было, наверное, очень давно, но она почему-то это помнит.
– Всё! Пошли дальше!.. – вдруг, будто очнувшись, воскликнула малышка.
На этот раз мы не пошли по так услужливо предлагаемой нам дорожке, а решили двигаться «своим путём», исследуя мир своими же силами, которых, как оказалось, у нас было не так уж и мало.
Мы двинулись к прозрачному, светящемуся золотом, горизонтальному «тоннелю», которых здесь было великое множество, и по которым постоянно, туда-сюда плавно двигались сущности.
– Это что, вроде земного поезда? – засмеявшись забавному сравнению, спросила я.
– Нет, не так это просто... – ответила Стелла. – Я в нём была, это как бы «поезд времени», если хочешь так его называть...
– Но ведь времени здесь нет? – удивилась я.
– Так-то оно так, но это разные места обитания сущностей... Тех, которые умерли тысячи лет назад, и тех, которые пришли только сейчас. Мне это бабушка показала. Это там я нашла Гарольда... Хочешь посмотреть?
Ну, конечно же, я хотела! И, казалось, ничто на свете не могло бы меня остановить! Эти потрясающие «шаги в неизвестное» будоражили моё и так уже слишком живое воображение и не давали спокойно жить, пока я, уже почти падая от усталости, но дико довольная увиденным, не возвращалась в своё «забытое» физическое тело, и не валилась спать, стараясь отдохнуть хотя бы час, чтобы зарядить свои окончательно «севшие» жизненные «батареи»...