14 округов Рима

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

При императоре Августе в 7 году до н. э. с целью полного включения всех населённых территорий Рима, число округов (лат. regiones) города было увеличено с 4 до 14, каждый округ при этом был поделён на 265 кварталов (лат. vici). По периметру город в конце I века н. э. составлял 20 км[1].

Точное разделение и границы античного города не известны, так как город постоянно расширялся[1] за пределы Сервиевой стены. Первоначально районы были известны лишь по номерам, позднее появились названия Regio Palatii, Regio Campi Martii и другие. Название округа IV, Храм Мира, свидетельствует о том, что название этого района закрепилось после строительства храма Веспасиана. Такое деление Рима на 14 регионов просуществовало до VII века, когда Рим был заново поделён на 7 районов[2].

Территориальное деление города позволило наладить работу древних пожарных (для охраны от пожаров были выставлены караульные посты и введена ночная стража[3]) и охранников порядка, который обеспечивался специальными войсковыми частями и префектами. Районами управляли магистраты, в кварталах выбирались магистраты из простого населения каждого квартала: по 4 на квартал, позднее 48 с района независимо от числа кварталов[2]. Магистраты занимались по большей частью религиозными церемониями в округе.







Список округов

130px 130px 130px 130px 130px 130px 130px
I II III IV V VI VII


I Porta Capena

Название района происходит от Капенских ворот Сервиевой стены, от которых начиналась Аппиева дорога. Район начинался от восточного окончания Палатина и продолжался на юг за Капенскими воротами. Возможно, районы I, II, III, IV и X сходились у одной точки — фонтана мета суданс.

II Caelimontium

Округ включавший холм Целий. Границы округа точно неизвестны, возможно, ими являлись склоны холма. Также точно не установлено, относился ли Латеран с восточной стороны к этому округу. Большая часть холма не входила первоначально в священную границу города.

Во времена поздней Республики на холме стали строиться роскошные виллы, например, префекта Мамурры, которого в своих стихах высмеивал Катулл, а также императорских семейств, например, там находилась вилла Коммода (лат. Domus Victiliana), Sessorium — вилла семьи Северов. На территории располагись святилище Минервы Capta, храм обожествлённого Клавдия, а также казарма пятой когорты вигилов, 2 казармы личной кавалерии императора (лат. equites singulares augusti), в Castra peregrina, где были размещены солдаты из провинций.

III Isis et Serapis

Название идёт от святилища египетских божеств Исиды и Сераписа, возведённого в этом районе. Район проходил по территории современной Лабиканской дороги к долине, где расположен Колизей, к округу частично относился Оппий и Эсквилин. В районе располагались термы Траяна, Тита, портик Ливии с храмом Конкордии.

IV Templum Pacis

Название произошло от храма Мира на Римском форуме, построенный при Виспасиане. В район входила долина между Эсквилином и Виминалом, Субура и Циспий. На территории находились Священная дорога, колосс Нерона, Колизей, мета суданс.

V Esquiliae

Восточный район Рима, располагавшийся за Сервиевой стеной и севернее Виа Асинария. Во времена Августа включал в себя campus Viminalis и, возможно, всю территорию между Тибуртинской дорогой и Соляной дорогой, северную и восточную части Эсквилинского холма. На территории округа находилось множество садов, небольшой амфитеатр — Amphitheatrum castrense.

VI Alta Semita

Первоначально располагался на территории Квиринала от императорских форумов до Сервиевой стены между Виминальскими воротами (лат. porta Viminalis) и Коллинскими воротами (лат. porta Collina) и территорией северо-восточнее стены. В округе находились термы Диоклетиана, Константина, казарма преторианцев — Castra praetoria. Название округ получил от улицы проходившей через Квиринал.

VII Via Lata

Район включал в себя восточную часть Марсова поля справа от одноимённой улицы и Пинцием. Первоначально этот округ находился за чертой города. На склоне Пинция в позднюю Республику было возведено множество вилл, однако обустройство района началось при Августе и Агриппе. Через округ был проведён акведук Aqua Virgo, построена казарма первой когорты вигилов, Свиной форум лат. Forum suarium. Во II веке н. э. округ превратился в густонаселённый жилой район. Особенно активно шло строительство в III веке н. э., в этот период были возведены несколько портиков и огромный храм Соль Аврелиана (начало строительства в 237 году).

130px 130px 130px 130px 130px 130px 130px
VIII IX X XI XII XIII XIV

VIII Forum Romanum

Центральный район, включал в себя также Капитолийский холм, долину между Палатином и Капитолием (с Римским форумом) и область между Велием и Палатином к арке Тита и храма Венеры и Ромы до Бычьего форума.

IX Circus Flaminius

Название от цирка Фламиния в южной части Марсова поля, примыкающий к Тибрскому острову и Сервиевой стеной. Район включал в себя Марсово поле в западной части Виа Лата.

X Palatium

Палатин.

XI Circus Maximus

Название региона пошло от Большого цирка, расположенного в долине между Палатином и Авентином. В округ входил цирк, Велабр, область примыкающая к Бычьему форуму и Овощному рынку. На территории округа находились храмы Меркурия, Флоры, Луны, Цереры, Геркулеса, Портунуса.

XII Piscina Publica

Название от монумента Piscina Publica — общественного бассейна, разрушенного во времена империи, между Большим цирком и Ардейскими воротами. Piscina Publica не являлось официальным названием этого района, также неизвестно когда это название закрепилось за ним. Округ располагался в южной части Авентина и граничил с Аппиевой дорогой.

XIII Aventinus

Сам холм и прилегающие к нему территории между Авентином и Тибром. Между Авентином и Porta Trigemina находился оживлённый порт Emporium, где также хранились товары привезённые из Остии, поэтому там располагались хранилища для соли, древесины, пшеницы и строительных материалов.

XIV Transtiberium

Район включавший Тибрский остров и жилой район на правом берегу Тибра, современный Трастевере с юга, холм Яникул и позднее Ватиканский холм[4]. Точные границы района неизвестны, однако, во время правления Августа эта территория располагалась за пределами города, во времена Аврелиана вне Померия (лат. Pomerium), священной границы города Рима.

Во время поздней Республики на территории округа стало строиться всё больше жилых домов, в кварталах селились по большей части рабочие и мелкие лавочники, работавшие также для порта, горшечники, мельники, носильщики, работники мастерских по изготовлению кирпичей, столяры и резчики по слоновой кости. Во времена Империи Трастевере стал огромным округом, состоящим из 78 кварталов[4]. В округе находились несколько древних святилищ, например, Dea Dia, Fors Fortuna, Fons, Divae Corniscae, а также святилища восточных культов Dea Syria, Hadad, Sol, на территории Ватиканского холма — Кибелы и Изиды. На территории округа находились большие парки, такие как Сады Агриппины, в которых позднее был построен цирк Калигулы и сады Домиции у мавзолея Адриана.

Важным для XIV округа были пограничный лагерь для защиты от нападений из Этрурии, а также охранный пост (лат. Excubitorium) VII когорты вигилов (лат. vigiles, дословно: «охранников»), казарма для тысячи человек. Седьмая когорта вигилов занимались тушение пожаров, охраной портиков, площадей, бань и складов, следила за освещением улиц в IX и XIV округах Рима.

Напишите отзыв о статье "14 округов Рима"

Примечания

  1. 1 2 [http://books.google.de/books?id=eiEH6br9jeYC&pg=PA61&lpg=PA61&dq=14+regionen+antike+rom&source=bl&ots=hUG-OXo22s&sig=rB1nzEQqQUnKxepU-go--edLnNw&hl=de&ei=LcOvSYSJFNrR-Qb77o37Ag&sa=X&oi=book_result&resnum=6&ct=result#PPA5,M1 Das antike Rom: Geschichte und … — Google Bücher]
  2. 1 2 Platner, Samuel Ball; Ashby, Thomas. [http://penelope.uchicago.edu/Thayer/E/Gazetteer/Places/Europe/Italy/Lazio/Roma/Rome/_Texts/PLATOP*/Regiones_Quattuordecim.html Regiones_Quattuordecim] (англ.). A Topographical Dictionary of Ancient Rome. Bill Thayer’s Web Site.
  3. [http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Serg2/05.php библиотека истории античного мира — Сергеенко М. Простые люди древней Италии. ПОЖАРНИК]
  4. 1 2 Fillipo Coarelli. Rom. Archäologischer Führer.

См. также

Отрывок, характеризующий 14 округов Рима

Я только утвердительно кивнула, боясь спугнуть, так как опять ожидала от неё чего-то очередного «потрясающе-невероятного»... Её «цветастая реальность» куда-то в очередной раз исчезла, и появился необычный пейзаж...
Судя по всему, это была какая-то очень жаркая, возможно восточная, страна, так как всё кругом буквально слепило ярким, бело-оранжевым светом, который обычно появлялся только лишь при очень сильно раскалённом, сухом воздухе. Земля, сколько захватывал глаз, была выжженной и бесцветной, и, кроме в голубой дымке видневшихся далёких гор, ничто не разнообразило этот скупо-однообразный, плоский и «голый» пейзаж... Чуть дальше виднелся небольшой, древний белокаменный город, который по всей окружности был обнесён полуразрушенной каменной стеной. Наверняка, уже давным-давно никто на этот город не нападал, и местные жители не очень-то беспокоились о «подновлении» обороны, или хотя бы «постаревшей» окружающей городской стены.
Внутри по городу бежали узенькие змееподобные улочки, соединяясь в одну-единственную пошире, с выделявшимися на ней необычными маленькими «замками», которые скорее походили на миниатюрные белые крепости, окружённые такими же миниатюрными садами, каждый из которых стыдливо скрывался от чужих глаз за высокой каменной стеной. Зелени в городе практически не было, от чего залитые солнцем белые камни буквально «плавились» от испепеляющей жары. Злое, полуденное солнце яростно обрушивало всю мощь своих обжигающих лучей на незащищённые, пыльные улицы, которые, уже задыхаясь, жалобно прислушивались к малейшему дуновению, так и не появлявшегося, свежего ветерка. Раскалённый зноем воздух «колыхался» горячими волнами, превращая этот необычный городок в настоящую душную печь. Казалось, это был самый жаркий день самого жаркого на земле лета.....
Вся эта картинка была очень реальной, такой же реальной, какими когда-то были мои любимые сказки, в которые я, так же, как здесь, «проваливалась с головой», не слыша и не видя ничего вокруг...
Вдруг из «общей картинки» выделилась маленькая, но очень «домашняя» крепость, которая, если бы не две смешные квадратные башенки, походила бы более на большой и довольно уютный дом.
На ступеньках, под большим оливковым деревом, играл маленький белокурый мальчонка лет четырёх-пяти. А за ним, под старой яблоней собирала упавшие яблоки полная, приятная женщина, похожая на милую, заботливую, добродушную няню.
На дворе появилась очень красивая, светловолосая молодая дама и... мой новый знакомый – рыцарь Гарольд.
Женщина была одета в необычное, но видимо, очень дорогое, длинное шёлковое платье, складки которого мягко колыхались, повторяя каждое движение её лёгкого, изящного тела. Смешная, шитая бисером, голубая шёлковая шапочка мирно покоилась на светлых волосах красивой дамы, великолепно подчёркивая цвет её больших светло-голубых глаз.
Гарольд же, несмотря на такую испепеляющую, адскую жару, почти что задыхаясь, «честно мучился» в своих раскалённых рыцарских доспехах, мысленно проклиная сумасшедшую жару (и тут же прося прощения у «милостивого» Господа, которому он так верно и искренне уже столько лет служил)... Горячий пот, сильно раздражая, лился с него градом, и, застилая ему глаза, бессердечно портил быстро убегавшие минуты их очередного «последнего» прощания... По-видимому, рыцарь собрался куда-то очень далеко, потому что лицо его милой дамы было очень печальными, несмотря на то, что она честно, изо всех сил пыталась это скрыть...
– Это в последний раз, ласка моя... Я обещаю тебе, это правда в последний раз, – с трудом выговорил рыцарь, ласково касаясь её нежной щеки.
Разговор я слышала мысленно, но оставалось странное ощущение чужой речи. Я прекрасно понимала слова, и всё же знала, что они говорят на каком-то другом языке.
– Я тебя больше никогда не увижу... – сквозь слёзы прошептала женщина. – Уже никогда...
Мальчонка почему-то никак не реагировал ни на близкий отъезд своего отца, ни на его прощание с мамой. Он спокойно продолжал играть, не обращая никакого внимания на взрослых, как будто это его никак не касалось. Меня это чуточку удивило, но я не решалась ничего спрашивать, а просто наблюдала, что же будет дальше.
– Разве ты не скажешь мне «до свидания»? – обращаясь к нему, спросил рыцарь.
Мальчик, не поднимая глаз, отрицательно покачал головкой.
– Оставь его, он просто на тебя злится... – грустно попросила женщина. – Он тоже тебе верил, что больше не оставишь его одного.
Рыцарь кивнул и, взобравшись на свою огромную лошадь, не оборачиваясь поскакал по узенькой улице, очень скоро скрывшись за первым же поворотом. А красивая дама печально смотрела ему в след, и душа её готова была бежать... ползти... лететь за ним не важно куда, только бы ещё раз хотя бы на миг увидеть, хоть на короткое мгновение услышать!.. Но она знала, что этого не будет, что она останется там, где стоит, и что, по капризной прихоти судьбы, уже не увидит и не обнимет своего Гарольда никогда... По её бледным, в миг осунувшимся, щекам, катились крупные, тяжёлые слёзы и сверкающими каплями исчезали в пыльной земле...
– Господи сохрани его... – горько шептала женщина. – Я никогда его не увижу... уже никогда... помоги ему, Господи...
Она стояла неподвижно, как скорбная мадонна, ничего вокруг не видя и не слыша, а к её ногам жался белокурый малыш, теперь уже обнаживший всю свою печаль и глядевший с тоской туда, где вместо его любимого папы только лишь одиноко белела пустая пыльная дорога.....
– Как же я мог с тобой не попрощаться, ласка моя?.. – вдруг прозвучал рядом тихий, грустный голос.
Гарольд не отрываясь смотрел на свою милую, и такую печальную жену, и смертельная тоска, которую, казалось, было невозможно смыть даже водопадом слёз, плескалась в его синих глазах... А ведь выглядел он очень сильным и мужественным человеком, которого, вероятнее всего, не так-то просто было прослезить...
– Не надо! Ну не надо печалиться! – гладила его огромную руку своими хрупкими пальчиками малышка Стелла. – Ты же видишь, как сильно они тебя любили?.. Ну, хочешь, мы не будем больше смотреть? Ты это видел и так уже много раз!..
Картинка исчезла... Я удивлённо посмотрела на Стеллу, но не успела ничего сказать, как оказалась уже в другом «эпизоде» этой чужой, но так глубоко затронувшей мою душу, жизни.
Просыпалась непривычно яркая, усыпанная алмазными каплями росы, весёлая, розовая заря. Небо на мгновение вспыхнуло, окрасив алым заревом каёмочки кудрявых, белобрысых облаков, и сразу же стало очень светло – наступило раннее, необычайно свежее утро. На террасе уже знакомого дома, в прохладной тени большого дерева, сидели втроём – уже знакомый нам, рыцарь Гарольд и его дружная маленькая семья. Женщина выглядела изумительно красивой и совершенно счастливой, похожей на ту же самую утреннюю зарю... Ласково улыбаясь, она что-то говорила своему мужу, иногда нежно дотрагиваясь до его руки. А он, совершенно расслабившись, тихо качал на коленях своего заспанного, взъерошенного сынишку, и, с удовольствием попивая нежно розовый, «вспотевший» напиток, время от времени лениво отвечал на какие-то, видимо, ему уже знакомые, вопросы своей прелестной жены ...
Воздух был по-утреннему «звенящим» и удивительно чистым. Маленький опрятный садик дышал свежестью, влагой и запахами лимонов; грудь распирало от полноты струящегося прямо в лёгкие, дурманяще-чистого воздуха. Гарольду хотелось мысленно «взлететь» от наполнявшего его уставшую, исстрадавшуюся душу, тихого счастья!... Он слушал, как тоненькими голосами пели только что проснувшиеся птицы, видел прекрасное лицо своей улыбающейся жены, и казалось, ничто на свете не могло нарушить или отнять у него этот чудесный миг светлой радости и покоя его маленькой счастливой семьи...
К моему удивлению, эта идиллическая картинка вдруг неожиданно отделилась от нас со Стеллой светящейся голубой «стеной», оставляя рыцаря Гарольда со своим счастьем наедине. А он, забыв обо всём на свете, всей душой «впитывал» эти чудесные, и такие дорогие ему мгновения, даже не замечая, что остался один...
– Ну вот, пусть он это смотрит, – тихо прошептала Стелла. – А я покажу тебе, что было дальше...
Чудесное видение тихого семейного счастья исчезло... а вместо него появилось другое, жестокое и пугающее, не обещающее ничего хорошего, а уж, тем более – счастливого конца.....