1525 год

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Годы
1521 · 1522 · 1523 · 1524 1525 1526 · 1527 · 1528 · 1529
Десятилетия
1500-е · 1510-е1520-е1530-е · 1540-е
Века
XV векXVI векXVII век
2-е тысячелетие
XIV векXV векXVI векXVII векXVIII век
1490-е 1490 1491 1492 1493 1494 1495 1496 1497 1498 1499
1500-е 1500 1501 1502 1503 1504 1505 1506 1507 1508 1509
1510-е 1510 1511 1512 1513 1514 1515 1516 1517 1518 1519
1520-е 1520 1521 1522 1523 1524 1525 1526 1527 1528 1529
1530-е 1530 1531 1532 1533 1534 1535 1536 1537 1538 1539
1540-е 1540 1541 1542 1543 1544 1545 1546 1547 1548 1549
1550-е 1550 1551 1552 1553 1554 1555 1556 1557 1558 1559
1560-е 1560 1561 1562 1563 1564 1565 1566 1567 1568 1569
1570-е 1570 1571 1572 1573 1574 1575 1576 1577 1578 1579
1580-е 1580 1581 1582 1583 1584 1585 1586 1587 1588 1589
1590-е 1590 1591 1592 1593 1594 1595 1596 1597 1598 1599
1600-е 1600 1601 1602 1603 1604 1605 1606 1607 1608 1609
Хронологическая таблица

1525 (тысяча пятьсот двадцать пятый) год по юлианскому календарю — невисокосный год, начинающийся в воскресенье. Это 1525 год нашей эры, 525 год 2 тысячелетия, 25 год XXIXVI века, 5 год 3-го десятилетия XXIXVI века, 6 год 1520-х годов.









События

Март — «Христианское объединение» трёх отрядов в Верхней Швабии. Программа «12 статей». Весна — Создание отрядов во Франконии во главе с Рорбахом.

  • 17 марта — Томас Мюнцер осуществляет переворот в Мюльхаузене[4].
  • 4 апреля — командир войск «Швабского союза» Г.Трухзес фон Вальдбург напал на лагерь швабских крестьян у Лейпгейма[3]. Новая волна выступлений крестьян.
  • 14 апреля — разгром крестьян у Вурцаха[3].
  • 15 апреля — Вальдбург зажат отрядами у Вейнгартена[3].
  • 17 апреля — Венгратенский договор Трухзеса фон Вальдбурга с Приозёрным отрядом крестьян[3] — раскол среди крестьян. Конец апреля — Вальдбург разбил крестьян в Верхней Швабии. Во главе крестьян Франконии встали Гиплер и Гец фон Берлихинген (1480—1562). Начало мая — Подавление восстания во Франконии. Берлихинген предал крестьян.
  • 12 мая — вюртембергские крестьяне разбиты у Бёблингена[4].
  • 15 мая — Разгром крестьян княжеской конницей под Франкенхаузеном в Тюрингии. Мюнцер попал в плен и был казнён 27 мая[4].
  • 16 мая — эльзасские крестьяне разбиты у Цаберна[4].
  • 23 мая — крестьяне после пятидневной осады берут город Фрайбург[4].
  • 25 мая — войска ландграфа Филиппа Гесенского без боя вошли в Мюльхаузен[4].
  • Весна — Крестьянские восстания в Тироле, Зальцбурге и Верхней и Нижней Австрии. Отряды во главе с Михаилом Гайсмайером около Зальцбурга войска Фердинанда и баварских князей.
  • 2 июня — крестьянские отряды Франконии разбиты войсками Швабского союза при Кёнигсхофене[4].
  • 4 июня — крестьянские отряды Франконии разбиты войсками Швабского союза при Ингольштадте[4].
  • 3 июля — победа крестьян в битве у Шладминга[4].
  • 1525—1528 — Большое крестьянское восстание в части Литвы, подвластной Тевтонскому ордену.
  • Правительство Габсбургов начинает издавать «плакаты» — законы против еретиков.
  • Начало Реформации в Финляндии.
  • Альберт Бранденбургский принял лютеранство и секуляризировал владения ордена. Преобразование Тевтонского ордена в герцогство Пруссия.
  • Великий магистр Тевтонского ордена Альбрехт Гогенцоллерн перешёл в протестантизм, сложил с себя полномочия великого магистра и объявил о секуляризации прусских земель — основной территории, принадлежавшей Тевтонскому ордену. Подобный шаг стал возможен с согласия польского короля и при посредничестве Мартина Лютера, автора этого плана. Новообразованное герцогство Пруссия стало первым протестантским государством в Европе, но продолжало оставаться в вассальной зависимости от католической Польши.
  • 1525—1568 — Герцог Пруссии Альберт I (1490—1568).
  • Май — Крестьянское восстание в Южном Тироле, восставшие заняли Тренто. Осень — Тирольские и миланские войска подавили восстание.
  • Восстание горнорабочих и городского плебса в Яхимове (Западная Чехия). Местные власти пошли на некоторые уступки. Волнения горожан в Хебе и Теплове, крестьян в Раковницкой и Пльзенской областях.
  • Весна — Восстания крестьян в Швейцарии. Подавлены. Отменена секуляризация церковных земель.
  • Сулейман I направил своего фаворита Ибрахима-пашу в Египет для наведения порядка. Ибрахим организовал ряд карательных экспедиций, сопровождавшихся казнями восставших.
  • 1525—1526 — Крестьянское восстание в восточных районах Малой Азии во главе с Коджа Соглун-оглу и Зуннун-оглу.
  • Распад Бахманийского султаната.
  • Основание Белёвского Спасо-Преображенского монастыря.

Родились

Файл:BruegelPortrait.jpg
Автопортрет Брейгеля с заказчиком («Художник и знаток»)

См. также: Категория:Родившиеся в 1525 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1525 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1525 год"

Примечания

  1. [http://calendarik.com/event/v-1525-godu-poyavilas-karta-moskovskikh-zemel-—-pervaya-pechatnaya-karta-rusi В 1525 году появилась карта Московских земель — первая печатная карта Руси]
  2. БСЭ 3-е изд. т.11 — С.49.
  3. 1 2 3 4 5 БСЭ 3-е изд. т.13 — С.397.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 БСЭ 3-е изд. т.13 — С.398.


Отрывок, характеризующий 1525 год

– А как же – «Тристан»?
– Ну, что ты, милая, это же просто «владеющий тремя станами», – засмеялась Изольда. – Вся его семья ведь погибла, когда он был ещё совсем маленький, вот и не нарекли имени, когда время пришло – некому было.
– А почему вы объясняете всё это как бы на моём языке? Это ведь по-русски!
– А мы и есть русские, вернее – были тогда... – поправилась девушка. – А теперь ведь, кто знает, кем будем...
– Как – русские?.. – растерялась я.
– Ну, может не совсем... Но в твоём понятии – это русские. Просто тогда нас было больше и всё было разнообразнее – и наша земля, и язык, и жизнь... Давно это было...
– А как же в книжке говорится, что вы были ирландцы и шотландцы?!.. Или это опять всё неправда?
– Ну, почему – неправда? Это ведь то же самое, просто мой отец прибыл из «тёплой» Руси, чтобы стать владетелем того «островного» стана, потому, что там войны никак не кончались, а он был прекрасным воином, вот они и попросили его. Но я всегда тосковала по «своей» Руси... Мне всегда на тех островах было холодно...
– А могу ли я вас спросить, как вы по-настоящему погибли? Если это вас не ранит, конечно. Во всех книжках про это по-разному написано, а мне бы очень хотелось знать, как по-настоящему было...
– Я его тело морю отдала, у них так принято было... А сама домой пошла... Только не дошла никогда... Сил не хватило. Так хотелось солнце наше увидеть, но не смогла... А может Тристан «не отпустил»...
– А как же в книгах говорят, что вы вместе умерли, или что вы убили себя?
– Не знаю, Светлая, не я эти книги писала... А люди всегда любили сказы друг другу сказывать, особенно красивые. Вот и приукрашивали, чтобы больше душу бередили... А я сама умерла через много лет, не прерывая жизни. Запрещено это было.
– Вам, наверное, очень грустно было так далеко от дома находиться?
– Да, как тебе сказать... Сперва, даже интересно было, пока мама была жива. А когда умерла она – весь мир для меня померк... Слишком мала я была тогда. А отца своего никогда не любила. Он войной лишь жил, даже я для него цену имела только ту, что на меня выменять можно было, замуж выдав... Он был воином до мозга костей. И умер таким. А я всегда домой вернуться мечтала. Даже сны видела... Но не удалось.
– А хотите, мы вас к Тристану отведём? Сперва покажем, как, а потом вы уже сама ходить будете. Это просто... – надеясь в душе, что она согласится, предложила я.
Мне очень хотелось увидеть «полностью» всю эту легенду, раз уж появилась такая возможность, и хоть было чуточку совестно, но я решила на этот раз не слушать свой сильно возмущавшийся «внутренний голос», а попробовать как-то убедить Изольду «прогуляться» на нижний «этаж» и отыскать там для неё её Тристана.
Я и правда очень любила эту «холодную» северную легенду. Она покорила моё сердце с той же самой минуты, как только попалась мне в руки. Счастье в ней было такое мимолётное, а грусти так много!.. Вообще-то, как и сказала Изольда – добавили туда, видимо, немало, потому что душу это и вправду зацепляло очень сильно. А может, так оно и было?.. Кто же мог это по-настоящему знать?.. Ведь те, которые всё это видели, уже давным-давно не жили. Вот потому-то мне так сильно и захотелось воспользоваться этим, наверняка единственным случаем и узнать, как же всё было на самом деле...
Изольда сидела тихо, о чём-то задумавшись, как бы не решаясь воспользоваться этим единственным, так неожиданно представившимся ей случаем, и увидеться с тем, кого так надолго разъединила с ней судьба...
– Не знаю... Нужно ли теперь всё это... Может быть просто оставить так? – растерянно прошептала Изольда. – Ранит это сильно... Не ошибиться бы...
Меня невероятно удивила такая её боязнь! Это было первый раз с того дня, когда я впервые заговорила с умершими, чтобы кто-то отказывался поговорить или увидеться с тем, кого когда-то так сильно и трагически любил...
– Пожалуйста, пойдёмте! Я знаю, что потом вы будете жалеть! Мы просто покажем вам, как это делать, а если вы не захотите, то и не будете больше туда ходить. Но у вас должен оставаться выбор. Человек должен иметь право выбирать сам, правда, ведь?
Наконец-то она кивнула:
– Ну, что ж, пойдём, Светлая. Ты права, я не должна прятаться за «спиной невозможного», это трусость. А трусов у нас никогда не любили. Да и не была я никогда одной из них...
Я показала ей свою защиту и, к моему величайшему удивлению, она сделала это очень легко, даже не задумываясь. Я очень обрадовалась, так как это сильно облегчало наш «поход».
– Ну что, готовы?.. – видимо, чтобы её подбодрить, весело улыбнулась Стелла.
Мы окунулись в сверкающую мглу и, через несколько коротких секунд, уже «плыли» по серебристой дорожке Астрального уровня...
– Здесь очень красиво...– прошептала Изольда, – но я видела его в другом, не таком светлом месте...
– Это тоже здесь... Только чуточку ниже, – успокоила её я. – Вот увидите, сейчас мы его найдём.
Мы «проскользнули» чуть глубже, и я уже готова была увидеть обычную «жутко-гнетущую» нижнеастральную реальность, но, к моему удивлению, ничего похожего не произошло... Мы попали в довольно таки приятный, но, правда, очень хмурый и какой-то печальный, пейзаж. О каменистый берег тёмно-синего моря плескались тяжёлые, мутные волны... Лениво «гонясь» одна за другой, они «стукались» о берег и нехотя, медленно, возвращались обратно, таща за собой серый песок и мелкие, чёрные, блестящие камушки. Дальше виднелась величественная, огромная, тёмно-зелёная гора, вершина которой застенчиво пряталась за серыми, набухшими облаками. Небо было тяжёлым, но не пугающим, полностью укрытым серыми, облаками. По берегу местами росли скупые карликовые кустики каких-то незнакомых растений. Опять же – пейзаж был хмурым, но достаточно «нормальным», во всяком случае, напоминал один из тех, который можно было увидеть на земле в дождливый, очень пасмурный день... И того «кричащего ужаса», как остальные, виденные нами на этом «этаже» места, он нам не внушал...
На берегу этого «тяжёлого», тёмного моря, глубоко задумавшись, сидел одинокий человек. Он казался совсем ещё молодым и довольно-таки красивым, но был очень печальным, и никакого внимания на нас, подошедших, не обращал.
– Сокол мой ясный... Тристанушка... – прерывающимся голосом прошептала Изольда.
Она была бледна и застывшая, как смерть... Стелла, испугавшись, тронула её за руку, но девушка не видела и не слышала ничего вокруг, а только не отрываясь смотрела на своего ненаглядного Тристана... Казалось, она хотела впитать в себя каждую его чёрточку... каждый волосок... родной изгиб его губ... тепло его карих глаз... чтобы сохранить это в своём исстрадавшемся сердце навечно, а возможно даже и пронести в свою следующую «земную» жизнь...