1556 год

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Годы
1552 · 1553 · 1554 · 1555 1556 1557 · 1558 · 1559 · 1560
Десятилетия
1530-е · 1540-е1550-е1560-е · 1570-е
Века
XV векXVI векXVII век
2-е тысячелетие
XIV векXV векXVI векXVII векXVIII век
1490-е 1490 1491 1492 1493 1494 1495 1496 1497 1498 1499
1500-е 1500 1501 1502 1503 1504 1505 1506 1507 1508 1509
1510-е 1510 1511 1512 1513 1514 1515 1516 1517 1518 1519
1520-е 1520 1521 1522 1523 1524 1525 1526 1527 1528 1529
1530-е 1530 1531 1532 1533 1534 1535 1536 1537 1538 1539
1540-е 1540 1541 1542 1543 1544 1545 1546 1547 1548 1549
1550-е 1550 1551 1552 1553 1554 1555 1556 1557 1558 1559
1560-е 1560 1561 1562 1563 1564 1565 1566 1567 1568 1569
1570-е 1570 1571 1572 1573 1574 1575 1576 1577 1578 1579
1580-е 1580 1581 1582 1583 1584 1585 1586 1587 1588 1589
1590-е 1590 1591 1592 1593 1594 1595 1596 1597 1598 1599
1600-е 1600 1601 1602 1603 1604 1605 1606 1607 1608 1609
Хронологическая таблица

1556 (тысяча пятьсот пятьдесят шестой) год по юлианскому календарю — високосный год, начинающийся в среду. Это 1556 год нашей эры, 556 год 2 тысячелетия, 56 год XXIXVI века, 6 год 6-го десятилетия XXIXVI века, 7 год 1550-х годов.







События

Без точных дат

  • Заложены «град белокаменный» и Соборная церковь Успенья Пресвятой Богородицы в Вологде.
  • Иван Грозный покоряет Астраханское ханство. Присоединение Астраханского ханства к Московии.
  • Строится белокаменный кремль в Серпухове.
  • К Испании перешли владения в Италии и Америке, Франш-Конте и Нидерланды.
  • 1556—1598 — Король Испании Филипп II перенёс столицу из Толедо в Мадрид.
  • 1556—1564 — Император Священной Римской империи Фердинанд I (эрцгерцог Австрии).
  • Фердинанд пригласил в Чехию иезуитов.
  • 1556—1605 — Падишах Могольской империи Акбар I (Джелаль-ад-дин) (1542—1605).
  • В битве при Панипате Акбар разбил своих наиболее серьёзных противников и укрепил власть Моголов в Дели.
  • 1556—1561 — К империи Моголов присоединены Мультан, Лахор, Канаудж, Аллахабад, Джаунпур.

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1556 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1556 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1556 год"

Примечания

  1. Строка из поэмы Ариосто
  2. [http://www.bibliotekar.ru/iskusstvo-europa/21.htm Любимов Л. Д. «Искусство Западной Европы. Средние века. Возрождение в Италии», М., 1976]
  3. [http://www.journ.ru/library/history/zar_lit_02.html История зарубежной журналистики]
  4. [http://www.russ.ru/layout/set/print/pole/Praroditel-zhurnalistiki Лоел Цвекер. Прародитель журналистики // Русский журнал]
  5. [http://www.britannica.com/EBchecked/topic/295642/Islamic-arts/13747/Ottoman-Turkey Encyclopediz Britannica, s.v. Islamic Art] Islāmic literatures. The period from 1500 to 1800. Ottoman Turkey Poetry of Fuzûlî
  6. The reach of Ottoman literature is attested to by the case of Fuzuli (d. 1556), an attendant of a shrine in Iraq — Jonathan Dewald Europe 1450 to 1789: Encyclopedia of the Early Modern World. Charles Scribner’s Sons, 2004 ISBN 0-684-31206-9, 978068431206 p.83
  7. [http://www.britannica.org/EBchecked/topic/222964/Mehmed-bin-Suleyman-Fuzuli Encyclopedia Britannica. Mehmed bin Suleyman Fuzuli]
  8. A simple perusal of any classical Ottoman divan would provide all of the same images and expressions that Fuzuli uses here — Kemal Sılay. Nedim and the Poetics of the Ottoman Court: Medieval Inheritance and the Need for Change. Indiana University, 1994 ISBN 1-878318-09-8, 9781878318091 p.47
  9. Derek Patmore The Star and the Crescent: An Anthology of Modern Turkish Poetry Constable, 1946 p.5

Отрывок, характеризующий 1556 год

Я подняла глаза и увидела папу, который стоял, оперевшись на дверной косяк, и всё это время с большим интересом за мной наблюдал. Папа подошёл и, ласково обняв меня за плечи, тихонечко произнёс:
– Ну-ка пойдём, ты расскажешь мне, за что это ты здесь так горячо воевала...
И тут же мне стало на душе очень легко и спокойно. Наконец-то он всё-всё узнает и мне больше никогда не придётся ничего от него скрывать! Он был моим лучшим другом, который, к сожалению, не знал даже половины правды о том, в чём по-настоящему заключалась моя жизнь... Это было нечестно и это было несправедливо... И я только сейчас поняла, как странно было всё это время от папы скрывать мою «вторую» жизнь только лишь потому, что маме казалось – папа не поймёт... Я должна была дать ему ещё раньше такой шанс и теперь была очень рада, что могу это сделать хотя бы сейчас...
Удобно устроившись на его любимом диване, мы говорили очень долго... И как же сильно меня обрадовало и удивило то, что, по мере того, как я рассказывала ему о своих невероятных приключениях, папино лицо всё больше и больше светлело!.. Я поняла, что вся моя «невероятная» история его не только не пугает, а наоборот, почему-то делает очень счастливым...
– Я всегда знал, что ты у меня будешь особенной, Светленькая... – когда я закончила, очень серьёзно сказал папа. – Я тобой горжусь. Могу ли я чем-то тебе помочь?
Я была настолько потрясена происшедшим, что ни с того, ни с сего, разревелась навзрыд... Папа баюкал меня в своих руках, как маленького ребёнка, тихонечко что-то нашёптывая, а я, от счастья, что он меня понял, ничего не слышала, только понимала, что все мои ненавистные «тайны» уже позади, и теперь уж точно всё будет хорошо...
Я написала об этом дне рождения потому, что он оставил в моей душе глубокий след чего-то очень важного и очень доброго, без чего мой рассказ о себе наверняка оказался бы неполным...
На следующий день всё снова казалось обычным и каждодневным, как будто и не было вчера того невероятно счастливого дня рождения...
Привычные школьные и домашние заботы почти полностью загружали отпущенные сутками часы, а что оставалось – как всегда, было моим самым любимым временем, и использовать его я старалась очень «экономно», чтобы как можно больше полезного узнать, и как можно больше «необычного» в себе и во всём окружающем отыскать...
К «одарённому» соседскому мальчику меня, естественно, не подпускали, объясняя тем, что малыш простыл, но как я чуть позже узнала от его старшего брата, мальчик чувствовал себя совершенно прекрасно, и «болел» видимо только для меня...
Было очень жаль, что его мать, которая наверняка прошла в своё время достаточно «тернистый» путь того же самого «необычного», категорически не желала принять от меня никакую помощь, и старалась всячески оградить от меня своего милого, талантливого сынишку. Но это, опять-таки, был лишь один из множества тех горьких и обидных моментов моей жизни, когда никто не нуждался в предлагаемой мною помощи, и таких «моментов» я теперь уже старалась как можно тщательнее избегать... Опять же – людям невозможно было что-то доказать, если они не хотели этого принимать. А доказывать свою правду «с огнём и мечом» я никогда не считала правильным, поэтому предпочитала оставлять всё на самотёк до того момента, когда человек придёт ко мне сам и попросит ему помочь.
От своих школьных подружек я снова чуточку отдалилась, так как в последнее время у них появились почти что постоянно одни и те же разговоры – какие мальчишки им больше всего нравятся, и как можно было бы одного или другого «заполучить»... Откровенно говоря, я никак не могла понять, чем это так сильно их тогда привлекало, что они могли безжалостно тратить на это такие дорогие нам всем свободные часы, и при том находиться в совершенно восторженном состоянии от всего, друг другу сказанного или услышанного. Видимо, я для всей этой сложной эпопеи «мальчишки-девчонки» была почему-то пока ещё совершенно и полностью не готова, за что и получила от своих подружек злое прозвище – «гордячка»... Хотя, думаю, что именно гордячкой-то я никак не была... А просто девчонок бесило, что я отказывалась от предлагаемых ими «мероприятий», по той простой причине, что меня честно это пока ещё никак не интересовало, а выбрасывать своё свободное время напрасно я не видела никакой серьёзной на то причины. Но естественно, моим школьным товарищам такое моё поведение никоим образом не нравилось, так как оно, опять же, выделяло меня из общей толпы и делало другой, не такой, как все остальные, что, по мнению ребят, было по школьному «противочеловечно»...
Вот так, опять наполовину «отверженной» школьными друзьями и подружками, проходили мои зимние дни, что меня больше уже ничуть не огорчало, так как, поволновавшись из-за наших «взаимоотношений» несколько лет, я увидела, что, в конечном итоге, в этом нет никакого смысла, так как каждый живёт так, как считает нужным, ну, а что из нас получится позже – это уже, опять же, частная проблема каждого из нас. И никто не мог меня заставить праздно тратить моё «ценное» время на пустые разговоры, когда я предпочитала его проводить, читая интереснейшие книги, гуляя по «этажам» или даже катаясь по зимним тропинкам на Пурге...