1789 год

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Годы
1785 · 1786 · 1787 · 1788 1789 1790 · 1791 · 1792 · 1793
Десятилетия
1760-е · 1770-е1780-е1790-е · 1800-е
Века
XVII векXVIII векXIX век
2-е тысячелетие
XVI векXVII векXVIII векXIX векXX век
1690-е 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699
1700-е 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709
1710-е 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719
1720-е 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729
1730-е 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739
1740-е 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749
1750-е 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759
1760-е 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769
1770-е 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779
1780-е 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789
1790-е 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799
1800-е 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809
Хронологическая таблица
1789 год в других календарях
Григорианский календарь 1789
MMCMDDCDCCCXCLLXLXXXXIX
Юлианский календарь 1788—1789 (с 12 января)
Юлианский календарь
с византийской эрой
7297—7298 (с 12 сентября)
От основания Рима 2541—2542 (с 2 мая)
Еврейский календарь
5549—5550

ה'תקמ"ט — ה'תק"ן

Исламский календарь 1203—1204
Древнеармянский календарь 4281—4282 (с 11 августа)
Армянский церковный календарь 1238
ԹՎ ՌՄԼԸ

Китайский календарь 4485—4486
戊申 — 己酉
жёлтая обезьяна — жёлтый петух
Эфиопский календарь 1781 — 1782
Древнеиндийский календарь
- Викрам-самват 1845—1846
- Шака самват 1711—1712
- Кали-юга 4890—4891
Иранский календарь 1167—1168
Буддийский календарь 2332
Японское летосчисление 1-й год Кансэй

1789 (тысяча семьсот восемьдесят девятый) год по григорианскому календарюневисокосный год, начинающийся в четверг. Это 1789 год нашей эры, 789 год 2 тысячелетия, 89 год XXIXVVIVIII века, 9 год 9-го десятилетия XXIXVVIVIII века, 10 год 1780-х годов.







События

Франция

  • весна — Волнения в Марселе, Тулоне, Орлеане.
  • конец апреля — Восстание в Сент-Антуанском предместье Парижа. Подавлено отрядами гвардии и кавалерии, несколько сот человек убиты и ранены.
  • 5 мая — в Версале открылись заседания Генеральных штатов[1]. Начались пререкания о порядке ведения заседаний.
  • 17 июня — во Франции депутаты третьего сословия Генеральных штатов, поддержанные низшими слоями духовенства и дворянства, провозгласили себя Национальным собранием, пригласив остальных депутатов присоединиться к ним[1]. Последовавшая попытка разгона Национального собрания привела к народному восстанию 13-14 июля, взятию Бастилии и победе Великой французской революции.
  • 20 июня — Клятва в зале для игры в мяч.
  • 23 июня — Созвано заседание Генеральных Штатов. Людовик XVI предложил депутатам разделиться по сословиям и заседать порознь. Депутаты третьего сословия продолжали свои заседания и привлекли на свою сторону часть представителей дворянства.
  • 9 июля — Национальное собрание объявило себя Учредительным собранием — высшим представительным и законодательным органом народа[1].
  • 11 июля — Людовик дал отставку министру Неккеру и приказал ему немедленно покинуть Париж.
  • 12 июля — Первые столкновения между народом и войсками в Париже.
  • 13 июля — Над Парижем загудел набат. Народ стал вооружаться, захвачены десятки тысяч ружей.
  • 14 июля — Взятие народом Бастилии. Начало Великой французской буржуазной революции.
  • середина июля — Король вернул Неккера к власти и признал решения Национального собрания. В Париже возник муниципалитет. Сформирована буржуазная Национальная гвардия во главе с маркизом Лафайетом.
  • 18 июля — Восстание в Труа. Народ захватил оружие и овладел ратушей.
  • 19-20 июля — Восстание в Страсбурге. Народ два дня был полным хозяином города. Сожжение документов в городской ратуше.
  • 21 июля — Восстание в Шербуре.
  • 24 июля — Восстание в Руане.
  • конец июля — В провинциальных городах создавались выборные муниципалитеты.
  • 4-11 августа — Декреты Учредительного собрания (УС) Франции о выкупе крестьянами феодальных повинностей. «Феодальный режим полностью уничтожается»[2].
  • август — Партия конституционалистов в УС во главе с Мирабо, Сийесом.
  • август — Крестьянские восстания охватили всю Францию. В Дофине из каждых пяти дворянских замков разрушено три. Во Франш-Контэ разрушено 40 замков. Демонстрация работников портняжных мастерских в Париже.
  • 26 августа — Принятие УС Франции «Декларации прав человека и гражданина».
  • 31 августа — УС Франции стало обсуждать законопроект об избирательной системе.
  • 12 сентября — Выход первого номера газеты Марата «Парижский публицист» (с 6 номера — «Друг народа»).
  • сентябрь — В Версаль вызваны новые войска. Король не утвердил Декларацию прав человека и гражданина и августовские декреты.
  • 1 октября — Контрреволюционная манифестация офицерства в королевском дворце.
  • 5-6 октября — Поход парижан в Версаль. Народ ворвался во дворец. Переезд короля и УС в Париж.
  • 2 ноября — Постановление УС Франции о конфискации и продаже церковных земель. Выпуск ассигнатов — государственных денежных обязательств, обеспеченных доходом от продажи церковных земель.
  • Образование клуба якобинцев («Общество друзей конституции»). Мирабо, Робеспьер.
  • Подтверждение Лавуазье закона сохранения массы, открытого Ломоносовым.

Другие страны

Наука

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1789 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1789 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1789 год"

Примечания

  1. 1 2 3 БСЭ 3-е изд. т. 6 — С. 222.
  2. СИЭ т.1 — С.188.
  3. СИЭ т.1 — С.129.


Отрывок, характеризующий 1789 год

– Благодарю вас, славницы... за то, что счастье моё, мою Льдинушку мне вернули. Радости вам и добра, небесные... Я ваш должник на веки вечные... Только скажите.
У него подозрительно блестели глаза, и я поняла, что ещё чуть-чуть – и он заплачет. Поэтому, чтобы не ронять (и так сильно битую когда-то!) его мужскую гордость, я повернулась к Изольде и как можно ласковее сказала:
– Я так понимаю, вы хотите остаться?
Она грустно кивнула.
– Тогда, посмотрите внимательно на вот это... Оно поможет вам здесь находиться. И облегчит надеюсь... – я показала ей свою «особую» зелёную защиту, надеясь что с ней они будут здесь более или менее в безопасности. – И ещё... Вы, наверное, поняли, что и здесь вы можете создавать свой «солнечный мир»? Думаю ему (я показала на Тристана) это очень понравится...
Изольда об этом явно даже не подумала, и теперь просто засияла настоящим счастьем, видимо предвкушая «убийственный» сюрприз...
Вокруг них всё засверкало весёлыми цветами, море заблестело радугами, а мы, поняв, что с ними точно будет всё хорошо, «заскользили» обратно, в свой любимый Ментальный этаж, чтобы обсудить свои возможные будущие путешествия...

Как и всё остальное «интересненькое», мои удивительные прогулки на разные уровни Земли, понемногу становились почти что постоянными, и сравнительно быстро угодили на мою «архивную» полочку «обычных явлений». Иногда я ходила туда одна, огорчая этим свою маленькую подружку. Но Стелла, даже она если чуточку и огорчалась, никогда ничего не показывала и, если чувствовала, что я предпочитаю остаться одна, никогда не навязывала своё присутствие. Это, конечно же, делало меня ещё более виноватой по отношению к ней, и после своих маленьких «личных» приключений я оставалась погулять с ней вместе, что, тем же самым, уже удваивало нагрузку на моё ещё к этому не совсем привыкшее физическое тело, и домой я возвращалась измученная, как до последней капли выжатый, спелый лимон... Но постепенно, по мере того, как наши «прогулки» становились всё длиннее, моё, «истерзанное» физическое тело понемногу к этому привыкало, усталость становилась всё меньше, и время, которое требовалось для восстановления моих физических сил, становилось намного короче. Эти удивительные прогулки очень быстро затмили всё остальное, и моя повседневная жизнь теперь казалась на удивление тусклой и совершенно неинтересной...
Конечно же, всё это время я жила своей нормальной жизнью нормального ребёнка: как обычно – ходила в школу, участвовала во всех там организуемых мероприятиях, ходила с ребятами в кино, в общем – старалась выглядеть как можно более нормальной, чтобы привлекать к своим «необычным» способностям как можно меньше ненужного внимания.
Некоторые занятия в школе я по-настоящему любила, некоторые – не очень, но пока что все предметы давались мне всё ещё достаточно легко и больших усилий для домашних заданий не требовали.
Ещё я очень любила астрономию... которая, к сожалению, у нас пока ещё не преподавалась. Дома у нас имелись всевозможные изумительно иллюстрированные книги по астрономии, которую мой папа тоже обожал, и я могла целыми часами читать о далёких звёздах, загадочных туманностях, незнакомых планетах... Мечтая когда-нибудь хотя бы на один коротенький миг, увидеть все эти удивительные чудеса, как говорится, живьём... Наверное, я тогда уже «нутром» чувствовала, что этот мир намного для меня ближе, чем любая, пусть даже самая красивая, страна на нашей Земле... Но все мои «звёздные» приключения тогда ещё были очень далёкими (я о них пока ещё даже не предполагала!) и поэтому, на данном этапе меня полностью удовлетворяли «гуляния» по разным «этажам» нашей родной планеты, с моей подружкой Стеллой или в одиночку.
Бабушка, к моему большому удовлетворению, меня в этом полностью поддерживала, таким образом, уходя «гулять», мне не нужно было скрываться, что делало мои путешествия ещё более приятными. Дело в том, что, для того, чтобы «гулять» по тем же самым «этажам», моя сущность должна была выйти из тела, и если кто-то в этот момент заходил в комнату, то находил там презабавнейшую картинку... Я сидела с открытыми глазами, вроде бы в полностью нормальном состоянии, но не реагировала ни на какое ко мне обращение, не отвечала на вопросы и выглядела совершенно и полностью «замороженной». Поэтому бабушкина помощь в такие минуты была просто незаменимой. Помню однажды в моём «гуляющем» состоянии меня нашёл мой тогдашний друг, сосед Ромас... Когда я очнулась, то увидела перед собой совершенно ошалевшее от страха лицо и круглые, как две огромные голубые тарелки, глаза... Ромас меня яростно тряс за плечи и звал по имени, пока я не открыла глаза...
– Ты что – умерла что ли?!.. Или это опять какой-то твой новый «эксперимент»? – чуть ли не стуча с перепугу зубами, тихо прошипел мой друг.
Хотя, за все эти годы нашего общения, уж его-то точно трудно было чем-то удивить, но, видимо, открывшаяся ему в этот момент картинка «переплюнула» самые впечатляющие мои ранние «эксперименты»... Именно Ромас и рассказал мне после, как пугающе со стороны выглядело такое моё «присутствие»...
Я, как могла, постаралась его успокоить и кое-как объяснить, что же такое «страшное» со мной здесь происходило. Но как бы я его бедного не успокаивала, я была почти стопроцентно уверенна, что впечатление от увиденного останется в его мозгу ещё очень и очень надолго...
Поэтому, после этого смешного (для меня) «инцидента», я уже всегда старалась, чтобы, по возможности, никто не заставал меня врасплох, и никого не пришлось бы так бессовестно ошарашивать или пугать... Вот потому-то бабушкина помощь так сильно мне и была необходима. Она всегда знала, когда я в очередной раз шла «погулять» и следила, чтобы никто в это время, по возможности, меня не беспокоил. Была и ещё одна причина, по которой я не очень любила, когда меня насильно «вытаскивали» из моих «походов» обратно – во всём моём физическом теле в момент такого «быстрого возвращения» чувствовалось ощущение очень сильного внутреннего удара и это воспринималось весьма и весьма болезненно. Поэтому, такое резкое возвращение сущности обратно в физическое тело было очень для меня неприятно и совершенно нежелательно.
Так, в очередной раз гуляя со Стеллой по «этажам», и не находя чем заняться, «не подвергая при этом себя большой опасности», мы наконец-то решили «поглубже» и «посерьёзнее» исследовать, ставший для неё уже почти что родным, Ментальный «этаж»...
Её собственный красочный мир в очередной раз исчез, и мы как бы «повисли» в сверкающем, припорошенном звёздными бликами воздухе, который, в отличие от обычного «земного», был здесь насыщенно «плотным» и постоянно меняющимся, как если бы был наполнен миллионами малюсеньких снежинок, которые искрились и сверкали в морозный солнечный день на Земле... Мы дружно шагнули в эту серебристо-голубую мерцающую «пустоту», и тут же уже привычно под нашими стопами появилась «тропинка»... Вернее, не просто тропинка, а очень яркая и весёлая, всё время меняющаяся дорожка, которая была создана из мерцающих пушистых серебристых «облачков»... Она сама по себе появлялась и исчезала, как бы дружески приглашая по ней пройтись. Я шагнула на сверкающее «облачко» и сделала несколько осторожных шагов... Не чувствовалось ни движения, ни малейшего для него усилия, только лишь ощущение очень лёгкого скольжения в какой-то спокойной, обволакивающей, блистающей серебром пустоте... Следы тут же таяли, рассыпаясь тысячами разноцветных сверкающих пылинок... и появлялись новые по мере того, как я ступала по этой удивительной и полностью меня очаровавшей «местной земле»....