1792 год

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Годы
1788 · 1789 · 1790 · 1791 1792 1793 · 1794 · 1795 · 1796
Десятилетия
1770-е · 1780-е1790-е1800-е · 1810-е
Века
XVII векXVIII векXIX век
2-е тысячелетие
XVI векXVII векXVIII векXIX векXX век
1690-е 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699
1700-е 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709
1710-е 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719
1720-е 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729
1730-е 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739
1740-е 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749
1750-е 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759
1760-е 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769
1770-е 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779
1780-е 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789
1790-е 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799
1800-е 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809
Хронологическая таблица
1792 год в других календарях
Григорианский календарь 1792
MMCMDDCDCCCXCII
Юлианский календарь 1791—1792 (с 12 января)
Юлианский календарь
с византийской эрой
7300—7301 (с 12 сентября)
От основания Рима 2544—2545 (с 2 мая)
Еврейский календарь
5552—5553

ה'תקנ"ב — ה'תקנ"ג

Исламский календарь 1206—1207
Древнеармянский календарь 4284—4285 (с 11 августа)
Армянский церковный календарь 1241
ԹՎ ՌՄԽԱ

Китайский календарь 4488—4489
辛亥 — 壬子
белая свинья — чёрная крыса
Эфиопский календарь 1784 — 1785
Древнеиндийский календарь
- Викрам-самват 1848—1849
- Шака самват 1714—1715
- Кали-юга 4893—4894
Иранский календарь 1170—1171
Буддийский календарь 2335
Японское летосчисление 4-й год Кансэй

1792 (тысяча семьсот девяносто второй) год по григорианскому календарювисокосный год, начинающийся в воскресенье. Это 1792 год нашей эры, 792 год 2 тысячелетия, 92 год XXIXVVIVIII века, 2 год 10-го десятилетия XXIXVVIVIII века, 3 год 1790-х годов.









События

Франция

  • Январь — Волнения в Париже на почве дороговизны и социальных лишений.
  • Начало года — Конфликт между Францией и немецкими князьями, лишившимися владений в Эльзасе. Обострение отношений Австрии и Пруссии с Францией.
  • 7 февраля — Австрия и Пруссия заключили военный союз против Франции[1].
  • 9 февраля — начата конфискация и продажа имущества эмигрантов.
  • весна — Стачка плотников и пекарей в Бордо.
  • 20 апреля — Законодательное собрание Франции объявляет войну Австрии[1].
  • 25 апреля — впервые была применена гильотина.
  • Конец апреля — Пруссия вступила в войну с Францией.
  • 18 июня — декретом Законодательного собрания безвозмездно отменены все «случайные» феодальные повинности[2].
  • Конец июня — Многие коммуны принимают петиции с требованием упразднения королевской власти.
  • 11 июля — Декрет Законодательного собрания Франции (ЗСФ), объявлявший «Отечество в опасности». Все пригодные к военной службе мужчины подлежали призыву в армию.
  • 13 июля — Австрия и Россия заключают военный союз против Франции[1].
  • июль — В некоторых секциях Парижа явочным порядком отменено деление граждан на «активных» и «пассивных». В Париж прибывали вооружённые отряды рабочих из провинции — федераты. Марсельский офицер Руже де Лиль написал «Песнь Рейнской армии» («Марсельезу»). Федераты создали Центральный комитет.
  • начало августа — Две трети парижских секций потребовали низложения короля.
  • начало августа — Манифест герцога Брауншвейгского (командующего прусской армией), заявлявшего, что целью похода является восстановление во Франции власти короля.
  • 10 августа — Восстание в Париже. Комиссары секций провозгласили себя Коммуной Парижа. Взятие Тюильрийского дворца. ЗС объявило короля временно отрешённым от власти.
  • начало второй декады августа — По настоянию Коммуны король и его семья арестованы. Издан декрет о созыве Национального Конвента на основе всеобщего избирательного права для мужчин. ЗСФ назначило Временный исполнительный совет (правительство, состоявшее из жирондистов, единственным якобинцем был Дантон).
  • 14 августа — Декрет ЗСФ о разделе общинных земель.
  • 19 августа — Прусская армия перешла границу Франции и проникла вглубь страны.
  • 20 августа — Законодательное собрание начинает издание серии аграрных декретов, облегчающих выкуп крестьянами прав и уплату ими повинностей[2].
  • 23 августа — Комендант-изменник сдал без боя пруссакам крепость Лонгви.
  • 25 августа — Декрет ЗСФ об отмене без выкупа феодальных прав тех владельцев, которые не могли их доказать документами.
  • 2 сентября — Взятие Вердена армией коалиции.
  • 2-5 сентября — В тюрьмах Парижа народом казнено свыше тысячи контрреволюционеров.
  • 20 сентября — Победа французской армии над войсками союзников при Вальми[1].
  • 21 сентября — 1795, 26 октября — Работа Национального конвента во Франции.
  • 21 сентября — Декрет Конвента об упразднении королевской власти и установлении республики.
  • осень — Массовое движение рабочих во Франции. Фактическая отмена августовских декретов о порядке распродажи эмигрантских земель.
  • 2 октября — создан Комитет общественной безопасности[3].
  • 6 ноября — Победа французской революционной армии при Жемаппе над войсками Австрии и Пруссии[1].
  • 15 декабря — декретом Конвента уничтожаются все феодальные права и повинности на территориях, занятых французской армией[2].
  • конец года — Французские войска заняли Бельгию и Рейнскую область.
  • Присоединение к Франции Савойи и Ниццы.
  • Изобретены первые лампы на светильном газе.

Другие страны

Наука

Напишите отзыв о статье "1792 год"

Литература

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1792 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1792 году

См. также


Примечания

  1. 1 2 3 4 5 СИЭ т.1 — С.129.
  2. 1 2 3 СИЭ т.1 — С.188.
  3. БСЭ 3-е изд. т.12 — С.513.



Отрывок, характеризующий 1792 год

Вот так, «с препятствиями», началась когда-то моя удивительная и необычная жизнь, появление которой, ещё до моего рождения, готовила мне, уже тогда достаточно сложная и непредсказуемая, судьба....
А может, это был кто-то, кто тогда уже знал, что моя жизнь кому-то и для чего-то будет нужна, и кто-то очень постарался, чтобы я всё-таки родилась на этой земле, вопреки всем создаваемым «тяжёлым препятствиям»...

Время шло. На дворе уже полностью властвовала моя десятая зима, покрывшая всё вокруг белоснежным пушистым покровом, как бы желая показать, что полноправной хозяйкой на данный момент является здесь она.
Всё больше и больше людей заходило в магазины, чтобы заранее запастись Новогодними подарками, и даже в воздухе уже «пахло» праздником.
Приближались два моих самых любимых дня – день моего рождения и Новый Год, между которыми была всего лишь двухнедельная разница, что позволяло мне полностью насладиться их «празднованием», без какого-либо большого перерыва...
Я целыми днями крутилась «в разведке» возле бабушки, пытаясь разузнать, что же получу на свой «особый» день в этом году?.. Но бабушка почему-то не поддавалась, хотя раньше мне никогда не составляло большого труда «растопить» её молчание ещё до своего дня рождения и узнать какой такой «приятности» я могу ожидать. Но в этом году, почему-то, на все мои «безнадёжные» попытки, бабушка только загадочно улыбалась и отвечала, что это «сюрприз», и что она совершенно уверена, что он мне очень понравится. Так что, как бы я ни старалась, она держалась стойко и ни на какие провокации не поддавалась. Деваться было некуда – приходилось ждать...
Поэтому, чтобы хоть чем-то себя занять и не думать о подарках, я начала составлять «праздничное меню», которое бабушка в этом году разрешила мне выбирать по своему усмотрению. Но, надо честно сказать, это не была самая лёгкая задача, так как бабушка могла делать настоящие кулинарные чудеса и выбрать из такого «изобилия» было не так-то просто, а уж, тем более – поймать бабушку на чём-то невыполнимом, было вообще делом почти что безнадёжным. Даже самым привередливым гурманам, думаю, нашлось бы, чем у неё полакомиться!.. А мне очень хотелось, чтобы на этот раз у нас «пахло» чем-то совершенно особенным, так как это был мой первый «серьёзный» день рождения и мне впервые разрешалось приглашать так много гостей. Бабушка очень серьёзно ко всему этому отнеслась, и мы сидели с ней около часа, обсуждая, что бы такое особенное она могла бы для меня «наворожить». Сейчас, конечно же, я понимаю, что она просто хотела сделать мне приятное и показать, что то, что важно для меня – точно так же важно и для неё. Это всегда было очень приятно и помогало мне чувствовать себя нужной и в какой-то степени даже «значительной», как если бы я была взрослым, зрелым человеком, который для неё достаточно много значил. Думаю, это очень важно для каждого из нас (детей), чтобы кто-то в нас по-настоящему верил, так как все мы нуждаемся в поддержании нашей уверенности в себе в это хрупкое и сильно «колеблющееся» время детского созревания, которое и так почти всегда являет собой бурный комплекс неполноценности и крайнего риска во всём, что мы пытаемся пробовать, пытаясь доказать свою человеческую ценность. Бабушка это прекрасно понимала, и её дружеское отношение всегда помогало мне без боязни продолжать мои «сумасшедшие» поиски себя в любых попадавшихся жизненных обстоятельствах.
Наконец-то закончив составлять вместе с бабушкой свой «деньрожденческий стол», я отправилась на поиски папы, у которого был выходной день и который (я почти была в этом уверена) находился где-то в «своём углу», за своим любимым занятием...
Как я и думала, уютно устроившись на диване, папа спокойно читал какую-то очень старую книгу, одну из тех, которых брать мне пока ещё не разрешалось, и до которых, как я понимала, я пока что ещё не доросла. Серый кот Гришка, свернувшись тёплым калачиком у папы на коленях, от избытка переполнявших его чувств довольно жмурился, вдохновенно мурлыча за целый «кошачий оркестр»... Я подсела к папе на краешек дивана, как делала очень часто, и тихонечко стала наблюдать за выражением его лица... Он был где-то далеко, в мире своих дум и грёз, следуя за ниточкой, которую, видимо очень увлечённо плёл автор, и в то же время, наверняка уже расставлял получаемую информацию по полочкам своего «логического мышления», чтобы потом пропустить через своё понимание и восприятие, и уже готовенькую отправить в свой огромный «мысленный архив»...
– Ну и что же мы там имеем? – потрепав меня по голове, тихо спросил папа.
– А наша учительница сегодня сказала, что никакой души вовсе нет, а все разговоры о ней – это просто выдумки священников, чтобы «подорвать счастливую психику советского человека»... Почему они лгут нам, пап? – на одном дыхании выпалила я.
– Потому, что весь этот мир, в котором мы здесь живём, построен именно на лжи... – очень спокойно ответил отец. – Даже слово – ДУША – понемногу уходит из оборота. Вернее – его «уходят»... Смотри вот, раньше говорили: душещипательный, душа в душу, душегрейка, душераздирающий, душевный, открыть душу, и т.д. А теперь это заменяется – болезненный, дружно, телогрейка, отзывчивый, потребность... Скоро в русском языке совсем души не останется... Да и сам язык стал другой – скупой, безликий, мёртвый... Знаю, ты не заметила, Светленькая, – ласково улыбнулся папа. – Но это только потому, что ты уже родилась с ним таким, каким он является сегодня... А раньше он был необычайно ярким, красивым, богатым!.. По-настоящему душевным... Теперь уже и писать иногда не хочется, – папа на несколько секунд умолк, думая о чём-то своём и тут же возмущённо добавил. – Как я могу выразить своё «я», если мне присылают список (!), какие слова можно употреблять, а какие являются «пережитком буржуазного строя»... Дикость...
– Тогда, что – лучше учиться самому, чем ходить в школу? – озадачено спросила я.
– Нет, мой маленький человек, в школу идти нужно. – И не дав мне возможности возразить, продолжил. – В школе тебе дают «зёрна» твоего фундамента – математику, физику, химию биологию, и т.д., которым дома тебя учить у меня просто не нашлось бы времени. А без этих «зёрен», к сожалению, ты не сможешь вырастить свой «умственный урожай»... – папа улыбнулся. – Только сперва ты обязательно должна будешь эти «зёрнышки» хорошенько «просеять» от шелухи и гнилых семян... А какой уж потом получится твой «урожай» – будет зависеть только от тебя самой... Жизнь сложная штука, видишь ли... И не так-то просто иногда бывает держаться на поверхности... не уходя на дно. Но деваться-то некуда, правда же? – папа опять потрепал меня по голове, он был почему-то грустным... – Вот и думай – быть ли одной из тех, кому говорят, как тебе надо жить или быть одной из тех, которые сами думают и ищут свой путь... Правда, за это бьют по головушке весьма основательно, но зато, ты всегда будешь носить её гордо поднятой. Вот и думай хорошенько, перед тем как решишь, что тебе больше нравится...
– А почему, когда я говорю в школе то, что думаю, учительница называет меня выскочкой? Это так обидно!.. Я никогда не стараюсь первой отвечать, наоборот – предпочитаю, когда меня не трогают... Но если спрашивают, я же должна ответить, правда, ведь? А им почему-то очень часто мои ответы не нравятся... Как же быть, пап?
– Ну, это, опять же, тот же самый вопрос – хочешь ли быть сама собой или хочешь говорить то, что от тебя требуется и жить спокойно? Ты, опять же, должна выбирать... А не нравятся твои ответы потому, что они не всегда совпадают с теми, которые у них уже подготовлены, и которые всегда для всех одинаковы.
– Как это – одинаковые? Я ведь не могу думать, как они хотят?.. Люди не могут думать одинаково?!
– Ошибаешься, моя Светлая... Именно это-то они и хотят – чтобы все мы думали и действовали одинаково... В этом-то вся мораль...
– Но это неправильно, пап!.. – возмутилась я.
– А ты посмотри повнимательнее на своих школьных друзей – часто ли они говорят не то, что написано? – я смутилась... он был опять же, как всегда, прав. – Это потому, что их родители учат их быть всего лишь примерными и послушными учениками и получать хорошие отметки. Но они не учат их думать... Возможно, потому, что не очень-то думали сами... Или может ещё потому, что в них уже слишком глубоко вжился страх... Вот и шевели своими извилинками, моя Светленькая, чтобы найти для себя то, что является для тебя более важным – твои отметки, или твоё собственное мышление.