1793 год

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Годы
1789 · 1790 · 1791 · 1792 1793 1794 · 1795 · 1796 · 1797
Десятилетия
1770-е · 1780-е1790-е1800-е · 1810-е
Века
XVII векXVIII векXIX век
2-е тысячелетие
XVI векXVII векXVIII векXIX векXX век
1690-е 1690 1691 1692 1693 1694 1695 1696 1697 1698 1699
1700-е 1700 1701 1702 1703 1704 1705 1706 1707 1708 1709
1710-е 1710 1711 1712 1713 1714 1715 1716 1717 1718 1719
1720-е 1720 1721 1722 1723 1724 1725 1726 1727 1728 1729
1730-е 1730 1731 1732 1733 1734 1735 1736 1737 1738 1739
1740-е 1740 1741 1742 1743 1744 1745 1746 1747 1748 1749
1750-е 1750 1751 1752 1753 1754 1755 1756 1757 1758 1759
1760-е 1760 1761 1762 1763 1764 1765 1766 1767 1768 1769
1770-е 1770 1771 1772 1773 1774 1775 1776 1777 1778 1779
1780-е 1780 1781 1782 1783 1784 1785 1786 1787 1788 1789
1790-е 1790 1791 1792 1793 1794 1795 1796 1797 1798 1799
1800-е 1800 1801 1802 1803 1804 1805 1806 1807 1808 1809
Хронологическая таблица
1793 год в других календарях
Григорианский календарь 1793
MMCMDDCDCCCXCVIVIII
Юлианский календарь 1792—1793 (с 12 января)
Юлианский календарь
с византийской эрой
7301—7302 (с 12 сентября)
От основания Рима 2545—2546 (с 2 мая)
Еврейский календарь
5553—5554

ה'תקנ"ג — ה'תקנ"ד

Исламский календарь 1207—1208
Древнеармянский календарь 4285—4286 (с 11 августа)
Армянский церковный календарь 1242
ԹՎ ՌՄԽԲ

Китайский календарь 4489—4490
壬子 — 癸丑
чёрная крыса — чёрный бык
Эфиопский календарь 1785 — 1786
Древнеиндийский календарь
- Викрам-самват 1849—1850
- Шака самват 1715—1716
- Кали-юга 4894—4895
Иранский календарь 1171—1172
Буддийский календарь 2336
Японское летосчисление 5-й год Кансэй

1793 (тысяча семьсот девяносто третий) год по григорианскому календарюневисокосный год, начинающийся во вторник. Это 1793 год нашей эры, 793 год 2 тысячелетия, 93 год XXIXVVIVIII века, 3 год 10-го десятилетия XXIXVVIVIII века, 4 год 1790-х годов.







События

Франция и её войны

  • середина января — Суд над Людовиком XVI в Конвенте. Большинство депутатов высказалось за смертную казнь.
  • 20 января — бывший телохранитель короля Пари убил в ресторане Пале-Рояля депутата Конвента Луи Мишеля Лепелетье де Сен-Фаржо, голосовавшего за казнь короля[1].
  • 21 января — Казнь Людовика XVI.
  • январь — Французский посол выслан из Англии.
  • начало года — Народ Франции требует закона о максимуме. Агитация «бешеных» (Жак Ру, Жан-Теофиль Леклерк, Варле).
  • 1 февраля — Объявление Францией войны Англии.
  • 26 февраля — 3 марта — Конвент санкционирует конфискацию имущества всех врагов революции и его безвозмездную передачу «нуждающимся патриотам»
  • 26 февраля — декрет Конвента о проведении «амальгамы» — объединения регулярных частей армии с волонтёрскими формированиями[2].
  • февраль — Екатерина II издала указ о расторжении торгового договора с Францией, запрещении впускать в русские порты французские суда и в Россию — французских граждан.
  • 10-14 марта — Начало контрреволюционного восстания в Вандее и Бретани.
  • весна — Оформление первой коалиции: Англия, Австрия, Пруссия, Голландия, Испания, Сардиния, Неаполь, многие мелкие немецкие государства.
  • 18 марта — Поражение французской армии Дюмурье при Неервиндене.
  • конец марта — Дюмурье попытался двинуть свою армию в поход на Париж, потерпел неудачу и бежал к австрийцам.
  • апрель — Якобинцы изменили свою позицию и стали выступать за установление твёрдых цен. Декрет о продаже «национальных имуществ», направленный против мелкого и среднего крестьянства. Крестьянские выступления в департаментах Гар, Ло, Сена-и-Уаза, Марна.
  • апрель — Суд Революционного трибунала над Маратом. Марат оправдан.
  • апрель — Отступление французов из Бельгии и Германии.
  • 6 апреля — создан Комитет общественного спасения с широкими полномочиями, в частности с правом контроля над деятельностью министерств. Ведущую роль в нём играют Жорж Дантон и его сторонники[3].
  • 4 мая — Введение твёрдых цен на зерно во Франции (первый максимум).
  • середина мая — Создание «Комиссии 12-ти» Конвента. Контрреволюционный переворот жирондистов в Лионе. Попытки жирондистов захватить власть в ряде других городов.
  • 20 мая — Декрет Конвента о принудительном займе.
  • 31 мая — Народное восстание в Париже. Секции Парижа и отряды национальной гвардии (которой командовал якобинец Анрио) двинулись к зданию Конвента. Они потребовали упразднения Комиссии 12-ти и ареста ряда жирондистских депутатов. Речь Робеспьера. Конвент постановил распустить Комиссию 12-ти, но отказал в аресте депутатов.
  • 1 июня — Марат призвал «суверенный народ» подняться на защиту революции.
  • 2 июня — 80 тыс. национальных гвардейцев и граждан окружили здание Конвента, на которое по приказу Анрио направлены пушки. Конвент принял декрет о исключении 29 депутатов-жирондистов.
  • 2 июня — начало якобинской диктатуры во Франции.
  • 1793, 2 июня — 1794, 27 июля — Якобинская диктатура во Франции.
  • 3 июня — Декрет Конвента о льготном порядке продажи конфискованных земель эмигрантов малоимущим крестьянам.
  • 10 июня — Декрет Конвента о возвращении крестьянам всех отнятых помещиками общинных земель и раздела общинных земель поровну на душу населения по требованию трети жителей[4].
  • июнь — Английский флот блокировал побережье Франции.
  • 24 июня — французский Конвент принял первую демократическую конституцию (1793 года) (которая так и не была приведена в действие). Высшая исполнительная власть предоставлялась Исполнительному совету из 24 человек (половина его членов ежегодно обновлялась). Конституция поставлена на утверждение первичных собраний избирателей и одобрена.
  • июнь — Монархический мятеж разрастался в Вандее, Бретани, Нормандии. Жирондисты подняли восстание на Ю и ЮЗ Франции.
  • 13 июля — Убийство Марата Шарлоттой Корде.
  • 17 июля — Декрет о полной и безвозмездной отмене феодальных прав, привилегий и повинностей во Франции. Феодальные акты и документы подлежали сожжению[4].
  • июль — Конвент обновил Комитет общественного спасения. Дантон отстранён. В состав КОС избраны Сен-Жюст, Кутон, Лазар Карно. Реорганизован Комитет общественной безопасности.
  • 27 июля — Избрание Максимилиана Робеспьера членом КОС[3].
  • 13 августа — начало проведении «амальгамы» — объединения регулярных частей армии с волонтёрскими формированиями[2].
  • 23 августа — Декрет Конвента о всенародном ополчении и всеобщей мобилизации во Франции[2]. .
  • 30 августа — Австрия и Великобритания заключают союзный договор против Франции[5].
  • начало сентября — Жак Ру и другие вожди «бешеных» арестованы.
  • 4-5 сентября — Крупные уличные выступления в Париже.
  • 8 сентября — сражение при Гондсхоте. Французский генерал Лазар Гош заставляет англо-австрийские войска герцога Йоркского снять осаду Дюнкерка
  • 5-9 сентября — Декреты об организации Революционной армии во Франции.
  • 17 сентября — Закон Конвента о «подозрительных».
  • 29 сентября — Декрет о всеобщем максимуме во Франции.
  • октябрь — Конвентом принят революционный календарь.
  • осень — Среди якобинцев оформились две оппозиционные группировки:
  1. Дантон, Демулен (редактор газеты «Старый кордельер»), Фабр д’Эглантин,
  2. левые якобинцы (эбертисты) (Шометт, Эбер (редактор газеты «Отец Дюшен»)).
  • осень — Преданы суду Революционного трибунала и казнены Мария-Антуанетта, многие контрреволюционеры. Прокурором Коммуны стал Шометт, его заместителем — Эбер.
  • осень — Эбертисты стали проводить в Париже и кое-где в провинции политику «дехристианизации». По настоянию Робеспьера она прекращена.
  • осень — Подавлен жирондистский мятеж на юге. Поражение вандейских мятежников.
  • осень — Французские армии остановили и отбросили войска коалиции.
  • конец октября — Создание Центральной продовольственной комиссии во Франции.
  • 18 декабря — французскими войсками взят Тулон (ранее сданный контрреволюционерами англичанам).
  • 22 декабря — объединённые Рейнская и Мозельская армии нанесли поражение австрийцам на высотах Рейсхофена, после чего войска генерала Гоша вошли в Вёрт и Флешвиллер.
  • 26 декабря — армия генерала Гоша разбивает австрийские войска генерала Вурмзера на высотах Гейсберг и вступает в долину реки Лаутер
  • 28 декабря — после того как австрийская армия оставила Висамбург французские войска генерала Гоша вступают в Ландау и завершают кампанию в Эльзасе
  • Лазар Гош стал дивизионным генералом и командующим армией. Во главе военного министерства стоял полковник Бушотт. Генералы Марсо, Клебер, Ланн, Россиньоль.
  • Присоединение к Франции Монако.

Другие страны

Наука

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1793 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1793 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1793 год"

Примечания

  1. БСЭ 3-е изд. т.14 — С.344.
  2. 1 2 3 СИЭ т.1 — С.443.
  3. 1 2 БСЭ 3-е изд. т.12 — С.513.
  4. 1 2 СИЭ т.1 — С.188.
  5. СИЭ т.1 — С.129.
  6. 1 2 Альперович М. С., Слёзкин Л. Ю. История Латинской Америки/М.1981 — С.39.



Отрывок, характеризующий 1793 год


Человеком Аксель и в правду был, как говорится, «и внутри, и снаружи» очень привлекательным. Он был высоким и изящным, с огромными серьёзными серыми глазами, всегда любезным, сдержанным и скромным, чем одинаково привлекал, как женщин, так и мужчин. Его правильное, серьёзное лицо редко озарялось улыбкой, но если уж это случалось, то в такой момент Аксель становился просто неотразим... Поэтому, было совершенно естественным усиленное к нему внимание очаровательной женской половины, но, к их общему сожалению, Акселя интересовало только лишь одно на всём белом свете существо – его неотразимая, прекрасная королева...
– А они будут вместе? – не выдержала я. – Они оба такие красивые!..
Стелла только грустно улыбнулась, и сразу же «окунула» нас в следующий «эпизод» этой необычной, и чем-то очень трогательной истории...
Мы очутились в очень уютном, благоухающем цветами, маленьком летнем саду. Вокруг, сколько охватывал взгляд, зеленел великолепно ухоженный, украшенный множеством статуй, роскошный парк, а вдалеке виднелся ошеломляюще огромный, похожий на маленький город, каменный дворец. И среди всего этого «грандиозного», немного давящего, окружающего величия, лишь этот, полностью защищённый от постороннего взгляда сад, создавал ощущение настоящего уюта и какой-то тёплой, «домашней» красоты...
Усиленные теплом летнего вечера, в воздухе витали головокружительно-сладкие запахи цветущих акаций, роз и чего-то ещё, что я никак не могла определить. Над чистой поверхностью маленького пруда, как в зеркале, отражались огромные чашечки нежно-розовых водяных лилий, и снежно-белые «шубы» ленивых, уже готовых ко сну, царственных лебедей. По маленькой, узенькой тропинке, вокруг пруда гуляла красивая молодая пара. Где-то вдали слышалась музыка, колокольчиками переливался весёлый женский смех, звучали радостные голоса множества людей, и только для этих двоих мир остановился именно здесь, в этом маленьком уголке земли, где в этот миг только для них звучали нежные голоса птиц; только для них шелестел в лепестках роз шаловливый, лёгкий ветерок; и только для них на какой-то миг услужливо остановилось время, давая возможность им побыть вдвоём – просто мужчиной и женщиной, которые пришли сюда, чтобы проститься, даже не зная, не будет ли это навсегда...
Дама была прелестной и какой-то «воздушной» в своём скромном, белом, вышитом мелкими зелёными цветочками, летнем платье. Её чудесные пепельные волосы были схвачены сзади зелёной лентой, что делало её похожей на прелестную лесную фею. Она выглядела настолько юной, чистой и скромной, что я не сразу узнала в ней ту величественную и блистательную красавицу королеву, которую видела всего лишь несколько минут назад во всей её великолепной «парадной» красоте.

Французская королева Мария-Антуанетта

Рядом с ней, не сводя с неё глаз и ловя каждое её движение, шёл «наш знакомый» Аксель. Он казался очень счастливым и, в то же время, почему-то глубоко грустным... Королева лёгким движением взяла его под руку и нежно спросила:
– Но, как же я, ведь я буду так скучать без Вас, мой милый друг? Время течёт слишком медленно, когда Вы так далеко...
– Ваше Величество, зачем же мучить меня?.. Вы ведь знаете, зачем всё это... И знаете, как мне тяжело покидать Вас! Я сумел избежать нежелательных мне браков уже дважды, но отец не теряет надежду всё же женить меня... Ему не нравятся слухи о моей любви к Вам. Да и мне они не по душе, я не могу, не имею права вредить Вам. О, если бы только я мог быть вблизи от Вас!.. Видеть Вас, касаться Вас... Как же тяжело уезжать мне!.. И я так боюсь за Вас...
– Поезжайте в Италию, мой друг, там Вас будут ждать. Только будьте не долго! Я ведь тоже Вас буду ждать... – ласково улыбаясь, сказала королева.
Аксель припал долгим поцелуем к её изящной руке, а когда поднял глаза, в них было столько любви и тревоги, что бедная королева, не выдержав, воскликнула:
– О, не беспокойтесь, мой друг! Меня так хорошо здесь защищают, что если я даже захотела бы, ничего не могло бы со мной случиться! Езжайте с Богом и возвращайтесь скорей...
Аксель долго не отрываясь смотрел на её прекрасное и такое дорогое ему лицо, как бы впитывая каждую чёрточку и стараясь сохранить это мгновение в своём сердце навсегда, а потом низко ей поклонился и быстро пошёл по тропинке к выходу, не оборачиваясь и не останавливаясь, как бы боясь, что если обернётся, ему уже попросту не хватит сил, чтобы уйти...
А она провожала его вдруг повлажневшим взглядом своих огромных голубых глаз, в котором таилась глубочайшая печаль... Она была королевой и не имела права его любить. Но она ещё была и просто женщиной, сердце которой всецело принадлежало этому чистейшему, смелому человеку навсегда... не спрашивая ни у кого на это разрешения...
– Ой, как это грустно, правда? – тихо прошептала Стелла. – Как мне хотелось бы им помочь!..
– А разве им нужна чья-то помощь? – удивилась я.
Стелла только кивнула своей кудрявой головкой, не говоря ни слова, и опять стала показывать новый эпизод... Меня очень удивило её глубокое участие к этой очаровательной истории, которая пока что казалась мне просто очень милой историей чьей-то любви. Но так как я уже неплохо знала отзывчивость и доброту большого Стеллиного сердечка, то где-то в глубине души я почти что была уверенна, что всё будет наверняка не так-то просто, как это кажется вначале, и мне оставалось только ждать...
Мы увидели тот же самый парк, но я ни малейшего представления не имела, сколько времени там прошло с тех пор, как мы видели их в прошлом «эпизоде».
В этот вечер весь парк буквально сиял и переливался тысячами цветных огней, которые, сливаясь с мерцающим ночным небом, образовывали великолепный сплошной сверкающий фейерверк. По пышности подготовки наверняка это был какой-то грандиозный званый вечер, во время которого все гости, по причудливому желанию королевы, были одеты исключительно в белые одежды и, чем-то напоминая древних жрецов, «организованно» шли по дивно освещённому, сверкающему парку, направляясь к красивому каменному газебо, называемому всеми – Храмом Любви.

Храм Любви, старинная гравюра

И тут внезапно за тем же храмом, вспыхнул огонь... Слепящие искры взвились к самим вершинам деревьев, обагряя кровавым светом тёмные ночные облака. Восхищённые гости дружно ахнули, одобряя красоту происходящего... Но никто из них не знал, что, по замыслу королевы, этот бушующий огонь выражал всю силу её любви... И настоящее значение этого символа понимал только один человек, присутствующий в тот вечер на празднике...
Взволнованный Аксель, прислонившись к дереву, закрыл глаза. Он всё ещё не мог поверить, что вся эта ошеломляющая красота предназначалось именно ему.
– Вы довольны, мой друг? – тихо прошептал за его спиной нежный голос.
– Я восхищён... – ответил Аксель и обернулся: это, конечно же, была она.
Лишь мгновение они с упоением смотрели друг на друга, затем королева нежно сжала Акселю руку и исчезла в ночи...
– Ну почему во всех своих «жизнях» он всегда был таким несчастным? – всё ещё грустила по нашему «бедному мальчику» Стелла.
По-правде говоря, я пока что не видела никакого «несчастья» и поэтому удивлённо посмотрела на её печальное личико. Но малышка почему-то и дальше упорно не хотела ничего объяснять...
Картинка резко поменялась.
По тёмной ночной дороге вовсю неслась роскошная, очень большая зелёная карета. Аксель сидел на месте кучера и, довольно мастерски управляя этим огромным экипажем, с явной тревогой время от времени оглядываясь и посматривая по сторонам. Создавалось впечатление, что он куда-то дико спешил или от кого-то убегал...
Внутри кареты сидели нам уже знакомые король и королева, и ещё миловидная девочка лет восьми, а также две до сих пор незнакомые нам дамы. Все выглядели хмурыми и взволнованными, и даже малышка была притихшая, как будто чувствовала общее настроение взрослых. Король был одет на удивление скромно – в простой серый сюртук, с такой же серой круглой шляпой на голове, а королева прятала лицо под вуалью, и было видно, что она явно чего-то боится. Опять же, вся эта сценка очень сильно напоминала побег...
Я на всякий случай снова глянула в сторону Стеллы, надеясь на объяснения, но никакого объяснения не последовало – малышка очень сосредоточенно наблюдала за происходящим, а в её огромных кукольных глазах таилась совсем не детская, глубокая печаль.
– Ну почему?.. Почему они его не послушались?!.. Это же было так просто!..– неожиданно возмутилась она.
Карета неслась всё это время с почти сумасшедшей скоростью. Пассажиры выглядели уставшими и какими-то потерянными... Наконец, они въехали в какой-то большой неосвещённый двор, с чёрной тенью каменной постройки посередине, и карета резко остановилась. Место напоминало постоялый двор или большую ферму.
Аксель соскочил наземь и, приблизившись к окошку, уже собирался что-то сказать, как вдруг изнутри кареты послышался властный мужской голос:
– Здесь мы будем прощаться, граф. Недостойно мне подвергать вас опасности далее.
Аксель, конечно же, не посмевший возразить королю, успел лишь, на прощание, мимолётно коснуться руки королевы... Карета рванула... и буквально через секунду исчезла в темноте. А он остался стоять один посередине тёмной дороги, всем своим сердцем желая кинуться им вдогонку... Аксель «нутром» чувствовал, что не мог, не имел права оставлять всё на произвол судьбы! Он просто знал, что без него что-то обязательно пойдёт наперекосяк, и всё, что он так долго и тщательно организовал, полностью провалится из-за какой-то нелепой случайности...
Кареты давно уже не было видно, а бедный Аксель всё ещё стоял и смотрел им вслед, от безысходности изо всех сил сжимая кулаки. По его мертвенно-бледному лицу скупо катились злые мужские слёзы...
– Это конец уже... знаю, это конец уже...– тихо произнёс он.
– А с ними что-то случится? Почему они убегают? – не понимая происходящего, спросила я.
– О, да!.. Их сейчас поймают очень плохие люди и посадят в тюрьму... даже мальчика.
– А где ты видишь здесь мальчика? – удивилась я.
– Так он же просто переодетый в девочку! Разве ты не поняла?..
Я отрицательно покачала головой. Пока я ещё вообще почти что ничего здесь не понимала – ни про королевский побег, ни про «плохих людей», но решила просто смотреть дальше, ничего больше не спрашивая.
– Эти плохие люди обижали короля и королеву, и хотели их захватить. Вот они и пытались бежать. Аксель им всё устроил... Но когда ему было приказано их оставить, карета поехала медленнее, потому что король устал. Он даже вышел из кареты «подышать воздухом»... вот тут его и узнали. Ну и схватили, конечно же...

Погром в Версале Арест королевской семьи

Страх перед происходящим... Проводы Марии-Антуанетты в Темпль

Стелла вздохнула... и опять перебросила нас в очередной «новый эпизод» этой, уже не такой счастливой, но всё ещё красивой истории...
На этот раз всё выглядело зловещим и даже пугающим.
Мы оказались в каком-то тёмном, неприятном помещении, как будто это была самая настоящая злая тюрьма. В малюсенькой, грязной, сырой и зловонной комнатке, на деревянной лежанке с соломенным тюфяком, сидела измученная страданием, одетая в чёрное, худенькая седовласая женщина, в которой было совершенно невозможно узнать ту сказочно красивую, всегда улыбающуюся чудо-королеву, которую молодой Аксель больше всего на свете любил...