9-й механизированный корпус (2-го формирования)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Всего 9-й механизированный корпус (СССР) формировался 2 раза. См. список других формирований
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; color: #000000; background-color: #808000" colspan="2"> Командиры </td></tr> <tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; color: #000000; background-color: #808000" colspan="2"> Боевые операции </td></tr>
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; color: #000000; background-color: #808000" colspan="2"> 25px 9-й механизированный корпус (2-го формирования)
9 мк (II)
</td></tr>
Награды: Орден Красного Знамени
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
Орден Кутузова II степени
Почётные наименования: Киевско-Житомирский
Тип: механизированный
Род войск: бронетанковые
Количество формирований: 2
В составе армий: 3-я гвардейская танковая армия
генерал-майор танковых войск К. А. Малыгин
генерал-лейтенант танковых войск И. П. Сухов
Великая Отечественная война:
Черниговско-Полтавская стратегическая наступательная операция
Сумско-Прилукская фронтовая наступательная операция
Киевская стратегическая наступательная операция
Киевская оборонительная операция
Днепровско-Карпатская стратегическая наступательная операция (Освобождение Правобережной Украины)
Житомирско-Бердичевская фронтовая наступательная операция
Проскуровско-Черновицкая фронтовая наступательная операция
Львовско-Сандомирская стратегическая наступательная операция
Берлинская стратегическая наступательная операция
Пражская наступательная операция

9-й механизированный корпус РККА (9 мк) — общевойсковое оперативно-тактическое соединение (механизированный корпус) РККА СССР во время Великой Отечественной войны.







История

Формирование

9-й механизированный Киевско-Житомирский Краснознамённый орденов Суворова и Кутузова корпус сформирован к сентябрю 1943 года в Тульской области (69-я механизированная бригада[1] в Тамбовской области). Состав корпуса:

  • Управление корпуса
  • 69-я механизированная бригада и её 53-й танковый полк[2]
  • 70-я механизированная бригада[3] и её 229-й отдельный танковый полк[4]
  • 71-я механизированная бригада[5] и её 74-й танковый полк[6]
  • 91-я танковая бригада[7]
  • 47-й отдельный гвардейский тяжёлый танковый Житомирский Краснознамённый полк прорыва[8]

(6 сентября 1944 — переформирован в 383-й гвардейский самоходно-артиллерийский полк)[9]

  • 59-й отдельный гвардейский тяжёлый танковый полк[10],(6 сентября 1944 г. переформирован в 384-й гвардейский самоходно-артиллерийский полк).
  • с 1944 года 57-й отдельный Гвардейский тяжёлый танковый Полтавский Краснознамённый, орденов Суворова, Богдана Хмельницкого полк[11]
  • 1823-й самоходно-артиллерийский Молодечненский Краснознамённый полк[12],
  • с июня 1944 1507-й самоходно-артиллерийский Львовский орденов Кутузова и Красной Звезды полк[13]
  • с 1.10.1944 1295-й самоходно-артиллерийский Ковельский Краснознамённый полк[14]
  • с 1.4.1945 1978-й самоходно-артиллерийский Минский орденов Кутузова и Красной звезды полк[15]
  • с 1.12.1943 1454-й самоходно-артиллерийский Перемышльско-Лодзинский Краснознамённый орденов Суворова и Кутузоваполк[16]
  • 616-й миномётный артиллерийский полк,
  • 386-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк

Корпусные части:

  • 999-й отдельный батальон связи, с 13.09.1943
  • 82-й отдельный сапёрный батальона, с 13.09.1943
  • 148-й ремонтно-восстановительный батальон, с 13.09.1943; 05.12.1944 переформирован в 543-ю ПТРБ и 544-ю ПАРБ
  • 543-я полевая танкоремонтная база, с 05.12.1944
  • 544-я полевая авторемонтная база, с 05.12.1944
  • 183-я отдельная рота химзащиты, с 13.09.1943
  • 614-я отдельная автотранспортная рота подвоза ГСМ, с 13.09.1943
  • Авиазвено связи, с 13.09.1943
  • 20-й полевой автохлебозавод, с 13.09.1943
  • 913-я полевая касса Госбанка, с 13.09.1943
  • 2662-я военно-почтовая станция, с 13.09.1943

Боевой путь

В сентябре 1943 года корпус был включён в состав 3-ю гвардейскую танковую армию Воронежского фронта, в которой с небольшим перерывом действовал до конца войны.

Стремительно развивая наступление на Левобережье Украины, соединения корпуса 22—29 сентября форсировали реку Днепр и вели ожесточённые бои за букринский плацдарм. Одним из первых в районе Зарубенцы (15 км юго-западнее города Переяслав-Хмельницкий) реку форсировал мотострелковый батальон 69-й механизированной бригады под командованием капитана Г. Ш. Балаяна. Преодолевая упорное сопротивление противника, батальон продвинулся на 4 км и захватил высоты, господствующие над переправой, обеспечив форсирование реки главными силами бригады. В ходе боя за плацдарм Г. Ш. Балаян погиб. За успешное форсирование Днепра, самоотверженность и героизм, проявленные в боях за букринский плацдарм, 32 воинам корпуса, в том числе посмертно Г. Ш. Балаяну, было присвоено звание Героя Советского Союза.

Во 2-й половине октября корпус вместе с другими соединениями З Гв. ТА был скрытно переброшен с букринского на лютежский плацдарм. Введённый в прорыв 4 ноября в полосе наступления З8 А, корпус во взаимодействии с другими соединениями З-й гв. танковой и 38-й армий участвовал в освобожедении Киева (6 ноября 1943). За отличие в боях при освобождении столицы Украины удостоен почётного наименования «Киевский»[17] (10 марта 1944). В ноябре 1943 — январе 1944 года участвовал в отражении войсками 1-го Украинского фронта контрнаступления немецко-фашистской группировки юго-западнее Киева и затем в Житомирско-Бердичевской наступательной операции. За умелый обходный манёвр, в результате которого войсками 1-й гвардейской и 18-й армий был освобождён город Житомир, корпусу было присвоено почётное наименование «Житомирский»[18] (1 янв. 1944). Смело и решительно действовали танкисты корпуса в Проскуровско-Черновицкой наступательной операции. За образцовое выполнение заданий командования в этой операции корпус был награждён орденом Красного Знамени[19] (3 апреля 1944), а его механизированные бригады удостоены почётного наименования «Проскуровских» (3 апреля 1944). Летом 1944 корпус участвовал в Львовско-Сандомирской наступательной операции, в ходе которой в составе З Гв. ТА совершил стремительный манёвр в обход города Львов с севера и отрезал пути отхода львовской группировке противника на запад, а его 71-я механизированная бригада участвовала в освобождении Львова. Родина высоко оценила подвиги воинов соединения: корпус был награждён орденом Суворова 2-й степени,[20] а три его механизированные бригады орденом Красного Знамени (10 августа 1944 года). В ходе наступательных и оборонительных операций с сентября 1943 года по июль 1944 года соединения корпуса уничтожили и вывели из строя свыше 30 тысяч солдат и офицеров, около 500 танков и штурмовых орудий, свыше 450 орудий и миномётов, более 50 самолётов и много другой техники и оружия противника. В высоких темпах наступали соединения корпуса в Сандомирско-Силезской операции 1945 года. Нанося, удар в направлении Хмельник, Радомско, они стремительно преодолевали или обходили очаги сопротивления противника, захватывали подготовленные в глубине оборонительные рубежи, срывая попытки вражеских частей задержать наступление совеиских войск. 23 января 1945 года части корпуса форсировали реку Одер (Одра) юго-восточнее города Оппельн (Ополе). В дальнейшем корпус участвовал в Нижне-Силезской наступательной операции. За успешные боевые действии при овладении домбровским угольным бассейном и южной частью Силезского промышленного района бригады, входившие в состав корпуса, были награждены орденом Суворова II степени (5 апреля 1945 года). С большим воинским мастерством, отвагой и доблестью действовал личный состав корпуса в Берлинской операции. Наступая на правом фланге армии, части корпуса юго-восточнее Берлина, в районе Бонсдорфа, соединились с войсками 1-й гв. танковой и 8-й гв. армий 1-го Белорусского фронта, завершив окружение франкфуртско-губенской группировки немецко-фашистских войск. За образцовое выполнение заданий командования при овладении Берлином и проявленные при этом доблесть и мужество корпус и все его механизированные бригады были награждены орденом Кутузова 2-й степени[21], а 91-я танковая бригада — орденом Ленина (4 июня 1945)- 91-я танковая Фастовская ордена Ленина Краснознамённая орденов Суворова, Богдана Хмельницкого бригада. Завершающим этапом боевого пути корпуса было его участие в Пражской наступательной операции.

В послевоенный период

После войны в июне 1945 года на основании Приказов НКО СССР от 10.06.1945 года, ГК от 14.06.1945 года и Командующего 3 Гв. ТА от 16.06.1945 г. 9-й механизированный корпус 3-й гвардейской танковой армии становится 9-й механизированной дивизией. Дивизия передислоцирована из Чехословакии в Австрию в район города Холлабрун.

В ноябре 1946 года в связи с сокращением личного состава Вооружённых сил СССР на основании директивы Начальника Генерального штаба ВС СССР от 06.11.1946 года, Приказа Командующего 3-й гвардейской отдельной кадровой танковой дивизией от 14.11.1946 г. 9-я механизированная дивизия переформирована в 9-й отдельный кадровый механизированный полк. Передислоцирован в ГСВГ.

В августе 1949 года на основании директивы штаба 3 гв. ОК ТД от 2.08.1949 г. из кадрового полка была вновь развёрнута 9-я механизированная дивизия. В 1957 году дивизия стала именоваться — 82-я мотострелковая дивизия (1957 года).

69-й мотострелковый полк выведен из 82 мсд и включен в состав 14-й гвардейской мотострелковой Полтавской Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова дивизии (штаб в Ютербоге).

Расформирование

В 1958 году 9-й механизированный Киевско-Житомирский Краснознамённый орденов Суворова и Кутузова корпус (82-я мотострелковая дивизия) выведен в Советский Союз и расформирован. Наследник боевой славы корпуса 69-й мотострелковый полк, бывшая 69-я механизированная бригада в конце 1994 года переформирован в танковый полк, стал именоваться
169-й танковый Проскуровский Краснознамённый орденов Суворова и Кутузова полк 90-й гвардейской танковой дивизии (2-го формирования).

В 1997 году 90-я гвардейская танковая дивизия была преобразована в 5968 базу хранения вооружения и техники (5968 БХВТ), а полк соответственно в отдел. База была расформирована в 2005 году, вместе расформировали и прославленный 69-й (169-й) мотострелковый (танковый) Проскуровский Краснознамённый орденов Суворова и Кутузова полк.

Награды и наименования

  • За отличие в боях при освобождении столицы Украины удостоен почётного наименования «Киевский» (10 марта 1944).
  • За умелый обходный манёвр, в результате которого войсками 1-й гвардейской и 18-й армий был освобождён город Житомир, корпусу было присвоено почётное наименование «Житомирский» (1 янв. 1944).
  • Орден Красного Знамени Корпус награждён орденом Красного Знамени (3.4.1944 года). За образцовое выполнение заданий командования в боях за освобождение городов Проскурова, Каменец-Подольска, Черткова, Гусятина, Залещикм и проявленные при этом доблесть и мужество.
  • Ошибка создания миниатюры: Файл не найден
    (10.8.1944).За образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками, за овладение городом Львов и проявленные при этом доблесть и мужество.
  • Орден Кутузова II степени.За штурм Берлина корпус был награждён орденом Кутузова II-й степени(4.6.1945)

Командование

Командиры корпуса

Начальники штаба корпуса

Заместитель командира корпуса по строевой части

  • полковник Антонов Петр Сафонович
  • полковник АЛЕКСАНДРОВ Павел Николаевич [на январь 1944]
  • генерал-майор т/в ЕРМАЧЕК Матвей Лукьянович [на май 1945]
  • генерал-майор т/в БАРЫШНИКОВ Иван Николаевич [на май 1945]

Заместитель командира по политической части

  • полковник Ушаков Григорий Васильевич [с 16.02.1943 по 19.06.1943]

Начальники политотдела

  • полковник Ушаков Григорий Васильевич [с 16.02.1943 по 19.06.1943]
  • подполковник Разин Андрей Иванович [с 19.06.1943 по 15.01.1946]

Заместители командира корпуса по технической части

  • инженер-полковник БАБАНОВ Александр Иванович [на фев.-май 1945]

Заместитель командира корпуса по тыловым службам

  • полковник ШАРОВ Иван Дмитриевич [на апр. 1945]

Начальник артиллерии

Отличившиеся воины

23 тысячи воинов корпуса награждены орденами и медалями, а 60 удостоены звания Героя Советского Союза[22]:


Управление корпуса: 69 механизированная Проскуровская Краснознамённая орденов Суворова и Кутузова бригада: 70 механизированная Проскуровская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова бригада: 71 механизированная Проскуровская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова бригада: 91 танковая Фастовская ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова и Богдана Хмельницкого бригада: 82 отдельный сапёрный батальон: 57 отдельный гвардейский тяжелый танковый Полтавский Краснознамённый орденов Суворова Кутузова и Богдана Хмельницкого полк: 386 истребительно-противотанковый полк: 383 гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский Житомирский Краснознаменный ордена Суворова полк: 1454 самоходно-артиллерийский Перемышльско-Лодзинский Краснознамённый орденов Суворова и Кутузова полк: 616 миномётный полк:

В состав 1 мср (69-й мсп) навечно зачислен Герой Советского Союза капитан Балаян Г. Ш. , 4-й мср (69-й мсп) — Герой Советского Союза младший сержант Левин В. А.

Снайперы-танкисты

Напишите отзыв о статье "9-й механизированный корпус (2-го формирования)"

Примечания

  1. [http://tankfront.ru/ussr/mbr/mbr69.html 69-я механизированная бригада]. Проверено 11 марта 2013. [http://www.webcitation.org/6FhcSCUHX Архивировано из первоисточника 7 апреля 2013].
  2. http://tankfront.ru/ussr/tp/tp053.html 53 отп
  3. http://tankfront.ru/ussr/mbr/mbr70.html 70-я мехбр
  4. http://tankfront.ru/ussr/tp/tp229.html 229 отп
  5. http://tankfront.ru/ussr/mbr/mbr70.html 71-я мехбр
  6. http://tankfront.ru/ussr/tp/tp074.html 74 отп
  7. http://tankfront.ru/ussr/tbr/tbr091.html 91-я тбр
  8. http://tankfront.ru/ussr/tp/gvtp047t.html 47-й гв. ттп
  9. [http://tankfront.ru/ussr/sap/gvsap383t.html 383-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк]. Проверено 11 марта 2013. [http://www.webcitation.org/6FhcT3GEJ Архивировано из первоисточника 7 апреля 2013].
  10. http://tankfront.ru/ussr/tp/gvtp059t.html 59-й гв. ттп
  11. http://tankfront.ru/ussr/tp/gvtp057t.html 57-й гв. ттп
  12. http://tankfront.ru/ussr/sap/sap1823.html 1823 сап
  13. [http://tankfront.ru/ussr/sap/sap1507.html 1507-й самоходно-артиллерийский полк]. Проверено 11 марта 2013. [http://www.webcitation.org/6FhcU91tQ Архивировано из первоисточника 7 апреля 2013].
  14. http://tankfront.ru/ussr/sap/sap1295.html 1295 сап
  15. http://tankfront.ru/ussr/sap/sap1978.html 1978 сап
  16. http://tankfront.ru/ussr/sap/sap1454.html 1454 сап
  17. Приказ ВГК от 10.03.1943
  18. Приказ ВГК от 01.01.1944
  19. Указ ПВС СССР от 03.04.1944
  20. Указ ПВС СССР от 10.08.1944
  21. Указ ПВС СССР от 04.06.1945
  22. Герои Советского Союза. Краткий биографический словарь в двух томах — М.: Воениздат, 1987.

Литература

  • Советская Военная Энциклопедия: [В 8 томах] / Пред. Гл. комиссии Н. В. Огарков.- М.: Воениздат, 1978. Т. 4. К-22 — Линейный. 1977—656 с., ил. «Киевско-Житомирский механизированный корпус» стр 170—171
  • Руководящий политический состав управлений фронтов, флотов, армий, флотилий, корпусов, дивизий, соединений военно-морского флота, танковых бригад периода Великой Отечественной войны 1941—1945. М., 1968.
  • Краснознамённый Киевский. Очерки истории Краснознамённого Киевского военного округа (1919—1979). Издание второе, исправленное и дополненное. Киев, издательство политической литературы Украины, 1979. С. 249—253 «Освобождение Киева».

Ссылки

  • [http://tankfront.ru/ussr/mk/mk09.html 9-й мк]
  • [http://soldat.ru/doc/perechen/ Приложение к директиве Генерального штаба от 18 января 1960 г. № 170023 «ПЕРЕЧЕНЬ № 14. ТАНКОВЫХ, САМОХОДНО-АРТИЛЛЕРИЙСКИХ И МОТОЦИКЛЕТНЫХ ПОЛКОВ, ВХОДЯЩИХ В СОСТАВ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941—1945 гг.» ЦА МО]
  • [http://militera.lib.ru/h/sovtankv/index.html Советские танковые войска 1941—1945. — М.: Воениздат, 1973.]
  • В. И. Феськов К. А. Калашников В. И. Голиков «Красная Армия в победах и поражениях 1941-45 гг» Часть I.
  • [http://soldat.ru/files/3/22/35/189/ "Боевой состав Советской Армии. Часть III. (январь — декабрь 1943 г)., Москва, Военное изд. Мин. Обороны, 1972 г.],
  • [http://www.soldat.ru/files/4/6/15/111/ Ставка ВГК. Документы и материалы. 1944-45 гг.]
  • [http://polk69wunsdorf.narod.ru/simple5.html Сайт 69 мотострелкового полка]
  • [http://tankfront.ru/ussr/mbr/mbr69.html 69-я мехбр]
  • [http://tankfront.ru/ussr/mbr/mbr70.html 70-я мехбр]
  • [http://tankfront.ru/ussr/mbr/mbr70.html 71-я мехбр]
  • [http://tankfront.ru/ussr/tbr/tbr091.html 91-я тбр]


Отрывок, характеризующий 9-й механизированный корпус (2-го формирования)

– Но ты ведь живая? – не мог успокоиться спаситель.
– Да, но я уже не раз здесь была. – Спокойно ответила я.
– Ой, только не здесь, а «наверху»! – смеясь, поправила меня моя подружка. – Сюда мы бы точно не возвращались, правда же?
– Да уж, я думаю, этого хватит надолго... Во всяком случае – мне... – меня аж передёрнуло от недавних воспоминаний.
– Вы должны отсюда уйти. – Опять мягко, но уже более настойчиво сказал юноша. – Сейчас.
От него протянулась сверкающая «дорожка» и убежала прямо в светящийся туннель. Нас буквально втянуло, даже не успев сделать ни шагу, и через какое-то мгновение мы оказались в том же прозрачном мире, в котором мы нашли нашу кругленькую Лию и её маму.
– Мама, мамочка, папа вернулся! И Велик тоже!.. – маленькая Лия кубарем выкатилась к нам навстречу, крепко прижимая к груди красного дракончика.. Её кругленькая мордашка сияла солнышком, а сама она, не в силах удержать своего бурного счастья, кинулась к папе и, повиснув у него на шее, пищала от восторга.
Мне было радостно за эту, нашедшую друг друга, семью, и чуточку грустно за всех моих, приходящих на земле за помощью, умерших «гостей», которые уже не могли друг друга так же радостно обнять, так как не принадлежали тем же мирам...
– Ой, папулечка, вот ты и нашёлся! А я думала, ты пропал! А ты взял и нашёлся! Вот хорошо-то как! – аж попискивала от счастья сияющая девчушка.
Вдруг на её счастливое личико налетела тучка, и оно сильно погрустнело... И уже совсем другим голосом малышка обратилась к Стелле:
– Милые девочки, спасибо вам за папу! И за братика, конечно же! А вы теперь уже уходить будете? А ещё когда-то вернётесь? Вот ваш дракончик, пожалуйста! Он был очень хороший, и он меня очень, очень полюбил... – казалось, что прямо сейчас бедная Лия разревётся навзрыд, так сильно ей хотелось подержать ещё хоть чуть-чуть этого милого диво-дракончика!.. А его вот-вот увезут и уже больше не будет...
– Хочешь, он ещё побудет у тебя? А когда мы вернёмся, ты его нам отдашь обратно? – сжалилась над малышкой Стелла.
Лия сначала ошалела от неожиданно свалившегося на неё счастья, а потом, не в состоянии ничего сказать, так сильно закивала головкой, что та чуть ли не грозилась отвалиться...
Простившись с радостным семейством, мы двинулись дальше.
Было несказанно приятно опять ощущать себя в безопасности, видеть тот же, заливающий всё вокруг радостный свет, и не бояться быть неожиданно схваченной каким-то страшно-кошмарным ужастиком...
– Хочешь ещё погулять? – совершенно свежим голоском спросила Стелла.
Соблазн, конечно же, был велик, но я уже настолько устала, что даже покажись мне сейчас самое что ни есть большое на земле чудо, я наверное не смогла бы этим по-настоящему насладиться...
– Ну ладно, в другой раз! – засмеялась Стелла. – Я тоже устала.
И тут же, каким-то образом, опять появилось наше кладбище, где, на той же скамеечке, дружно рядышком сидели наши бабушки...
– Хочешь покажу что-то?... – тихо спросила Стелла.
И вдруг, вместо бабушек появились невероятно красивые, ярко сияющие сущности... У обоих на груди сверкали потрясающие звёзды, а у Стеллиной бабушки на голове блистала и переливалась изумительная чудо-корона...
– Это они... Ты же хотела их увидеть, правда? – я ошалело кивнула. – Только не говори, что я тебе показывала, пусть сами это сделают.
– Ну, а теперь мне пора... – грустно прошептала малышка. – Я не могу идти с тобой... Мне уже туда нельзя...
– Я обязательно приду к тебе! Ещё много, много раз! – пообещала от всего сердца я.
А малышка смотрела мне вслед своими тёплыми грустными глазами, и казалось, всё понимала... Всё, что я не сумела нашими простыми словами ей сказать.

Всю дорогу с кладбища домой я безо всякой причины дулась на бабушку, притом злясь за это на саму себя... Я была сильно похожа на нахохлившегося воробья, и бабушка прекрасно это видела, что, естественно, меня ещё больше раздражало и заставляло глубже залезть в свою «безопасную скорлупу».... Скорее всего, это просто бушевала моя детская обида за то, что она, как оказалось, многое от меня скрывала, и ни чему пока не учила, видимо считая меня недостойной или не способной на большее. И хотя мой внутренний голос мне говорил, что я тут кругом и полностью не права, но я никак не могла успокоиться и взглянуть на всё со стороны, как делала это раньше, когда считала, что могу ошибаться...
Наконец, моя нетерпеливая душа дольше выдержать молчание была не в состоянии...
– Ну и о чём вы так долго беседовали? Если, конечно, мне можно это знать... – обиженно буркнула я.
– А мы не беседовали – мы думали, – спокойно улыбаясь ответила бабушка.
Казалось, она меня просто дразнит, чтобы спровоцировать на какие-то, ей одной понятные, действия...
– Ну, тогда, о чём же вы там вместе «думали»? – и тут же, не выдержав, выпалила: – А почему бабушка Стеллу учит, а ты меня – нет?!.. Или ты считаешь, что я ни на что больше не способна?
– Ну, во-первых, брось кипятиться, а то вон уже скоро пар пойдёт... – опять спокойно сказала бабушка. – А, во-вторых, – Стелле ещё долго идти, чтобы до тебя дотянуться. И чему же ты хочешь, чтобы я учила тебя, если даже в том, что у тебя есть, ты пока ещё совсем не разобралась?.. Вот разберись – тогда и потолкуем.
Я ошалело уставилась на бабушку, как будто видела её впервые... Как это Стелле далеко до меня идти?!. Она ведь такое делает!.. Столько знает!.. А что – я? Если что-то и делала, то всего лишь кому-то помогала. А больше и не знаю ничего.
Бабушка видела моё полное смятение, но ни чуточки не помогала, видимо считая, что я должна сама через это пройти, а у меня от неожиданного «положительного» шока все мысли, кувыркаясь, пошли наперекосяк, и, не в состоянии думать трезво, я лишь смотрела на неё большими глазами и не могла оправиться от свалившихся на меня «убийственных» новостей...
– А как же «этажи»?.. Я ведь никак не могла сама туда попасть?.. Это ведь Стеллина бабушка мне их показала! – всё ещё упорно не сдавалась я.
– Ну, так ведь для того и показала, чтобы сама попробовала, – констатировала «неоспоримый» факт бабушка.
– А разве я могу сама туда пойти?!.. – ошарашено спросила я.
– Ну, конечно же! Это самое простое из того, что ты можешь делать. Ты просто не веришь в себя, потому и не пробуешь...
– Это я не пробую?!.. – аж задохнулась от такой жуткой несправедливости я... – Я только и делаю, что пробую! Только может не то...
Вдруг я вспомнила, как Стелла много, много раз повторяла, что я могу намного больше... Но могу – что?!.. Я понятия не имела, о чём они все говорили, но теперь уже чувствовала, что начинаю понемножку успокаиваться и думать, что в любых трудных обстоятельствах мне всегда помогало. Жизнь вдруг показалась совсем не такой уж несправедливой, и я понемногу стала оживать...
Окрылённая положительными новостями, все последующие дни я, конечно же, «пробовала»... Совершенно себя не жалея, и вдребезги истязая своё, и так уже измождённое, физическое тело, я десятки раз шла на «этажи», пока ещё не показываясь Стелле, так как желала сделать ей приятный сюрприз, но при этом не ударить лицом в грязь, сделав какую-нибудь глупую ошибку.
Но вот, наконец-то, решила – хватит прятаться и решила навестить свою маленькую подружку.
– Ой, это ты?!.. – сразу же зазвучал счастливыми колокольчиками знакомый голосок. – Неужели это правда ты?! А как же ты сюда пришла?.. Ты что – сама пришла?
Вопросы, как всегда, сыпались из неё градом, весёлая мордашка сияла, и для меня было искренним удовольствием видеть эту её светлую, бьющую фонтаном, радость.
– Ну что, пойдём гулять? – улыбаясь, спросила я.
А Стелла всё никак не могла успокоиться от счастья, что я сумела придти сама, и что теперь мы уже сможем встречаться, когда пожелаем и даже без посторонней помощи!
– Вот видишь, я же тебе говорила, что ты можешь больше!.. – счастливо щебетала малышка. – Ну, теперь всё хорошо, теперь уже нам никто не нужен! Ой, а это как раз-то очень хорошо, что ты пришла, я тебе хотела что-то показать и очень тебя ждала. Но для этого нам придётся прогуляться туда, где не очень приятно...
– Ты имеешь в виду «нижний этаж»? – поняв, о чём она говорит, тут же спросила я.
Стелла кивнула.
– А что ты там потеряла?
– О, я не потеряла, я нашла!.. – победоносно воскликнула малышка. – Помнишь, я говорила тебе, что там бывают и хорошие сущности, а ты мне тогда не поверила?
Откровенно говоря, я не очень-то верила и сейчас, но, не желая обижать свою счастливую подружку, согласно кивнула.
– Ну вот, теперь ты поверишь!.. – довольно сказала Стелла. – Пошли?
На этот раз, видимо уже приобретя кое-какой опыт, мы легко «проскользнули» вниз по «этажам», и я снова увидела, очень похожую на виденные раньше, гнетущую картину...
Под ногами чавкала какая-то чёрная, вонючая жижа, а из неё струились ручейки мутной, красноватой воды... Алое небо темнело, полыхая кровавыми бликами зарева, и, нависая по-прежнему очень низко, гнало куда-то багровую громаду неподъёмных туч... А те, не поддаваясь, висели тяжёлые, набухшие, беременные, грозясь разродиться жутким, всё сметающим водопадом... Время от времени из них с гулким рёвом прорывалась стена буро-красной, непрозрачной воды, ударяя о землю так сильно, что казалось – рушится небо...
Деревья стояли голые и безликие, лениво шевеля обвисшими, шипастыми ветвями. Дальше за ними простиралась безрадостная, выгоревшая степь, теряясь вдали за стеной грязного, серого тумана... Множество хмурых, поникших людских сущностей неприкаянно бродили туда-сюда, бессмысленно ища чего-то, не обращая никакого внимания на окружающий их мир, который, и правда, не вызывал ни малейшего удовольствия, чтобы на него хотелось смотреть... Весь пейзаж навевал жуть и тоску, приправленную безысходностью...
– Ой, как же здесь страшно... – ёжась, прошептала Стелла. – Сколько бы раз сюда не приходила – никак не могу привыкнуть... Как же эти бедняжки здесь живут?!.
– Ну, наверное, эти «бедняжки» слишком сильно провинились когда-то, если оказались здесь. Их ведь никто сюда не посылал – они всего лишь получили то, чего заслуживали, правда же? – всё ещё не сдаваясь, сказала я.
– А вот сейчас посмотришь... – загадочно прошептала Стелла.
Перед нами неожиданно появилась заросшая сероватой зеленью пещера. А из неё, щурясь, вышел высокий, статный человек, который никоим образом не вписывался в этот убогий, леденящий душу пейзаж...
– Здравствуй, Печальный! – ласково приветствовала незнакомца Стелла. – Вот я подругу привела! Она не верит, что здесь можно найти хороших людей. А я хотела ей тебя показать... Ты ведь не против?
– Здравствуй милая... – грустно ответил человек, – Да не такой я хороший, чтобы меня кому-то показывать. Напрасно ты это...
Как ни странно, но этот печальный человек мне и в правду сразу чем-то понравился. От него веяло силой и теплом, и было очень приятно рядом с ним находиться. Уж, во всяком случае, он никак не был похож на тех безвольных, убитых горем, сдавшихся на милость судьбы людей, которыми был битком набит этот «этаж».
– Расскажи нам свою историю, печальный человек... – светло улыбнувшись, попросила Стелла.
– Да нечего там рассказывать, и гордиться особо нечем... – покачал головой незнакомец. – И на что вам это?
Мне почему-то стало его очень жаль... Ещё ничего о нём не зная, я уже была почти что уверенна, что этот человек никак не мог сделать что-то по-настоящему плохое. Ну, просто не мог!.. Стела, улыбаясь, следила за моими мыслями, которые ей видимо очень нравились...
– Ну, хорошо, согласна – ты права!.. – видя её довольную мордашку, наконец-то честно признала я.
– Но ты ведь ещё ничего о нём не знаешь, а ведь с ним всё не так просто, – лукаво улыбаясь, довольно произнесла Стелла. – Ну, пожалуйста, расскажи ей, Печальный...
Человек грустно нам улыбнулся, и тихо произнёс:
– Я здесь потому, что убивал... Многих убивал. Но не по желанию, а по нужде это было...
Я тут же жутко расстроилась – убивал!.. А я, глупая, поверила!.. Но почему-то у меня упорно не появлялось ни малейшего чувства отторжения или неприязни. Человек явно мне нравился, и, как бы я не старалась, я ничего с этим поделать не могла...
– А разве это одинаковая вина – убивать по желанию или по необходимости? – спросила я. – Иногда люди не имеют выбора, не так ли? Например: когда им приходится защищаться или защищать других. Я всегда восхищалась героями – воинами, рыцарями. Последних я вообще всегда обожала... Разве можно сравнивать с ними простых убийц?
Он долго и грустно на меня смотрел, а потом также тихо ответил:
– Не знаю, милая... То, что я нахожусь здесь, говорит, что вина одинаковая... Но по тому, как я эту вину чувствую в моём сердце, то – нет... Я никогда не желал убивать, я просто защищал свою землю, я был там героем... А здесь оказалось, что я просто убивал... Разве это правильно? Думаю – нет...
– Значит, вы были воином? – с надеждой спросила я. – Но тогда, это ведь большая разница – вы защищали свой дом, свою семью, своих детей! Да и не похожи вы на убийцу!..
– Ну, мы все не похожи на тех, какими нас видят другие... Потому, что они видят лишь то, что хотят видеть... или лишь то, что мы хотим им показать... А насчёт войны – я тоже сперва так же, как ты думал, гордился даже... А здесь оказалось, что гордиться-то нечем было. Убийство – оно убийство и есть, и совсем не важно, как оно совершилось.
– Но это не правильно!.. – возмутилась я. – Что же тогда получается – маньяк-убийца получается таким же, как герой?!.. Этого просто не может быть, такого быть не должно!
Во мне всё бушевало от возмущения! А человек грустно смотрел на меня своими печальными, серыми глазами, в которых читалось понимание...
– Герой и убийца точно так же отнимают жизнь. Только, наверное, существуют «смягчающие вину обстоятельства», так как защищающий кого-то человек, даже если и отнимает жизнь, то по светлой и праведной причине. Но, так или иначе, им обоим приходится за это платить... И платить очень горько, ты уж поверь мне...
– А можно вас спросить – как давно вы жили? – немного смутившись, спросила я.
– О, достаточно давно... Это уже второй раз я здесь... Почему-то две мои жизни были похожими – в обоих я за кого-то воевал... Ну, а потом платил... И всегда так же горько... – незнакомец надолго умолк, как будто не желая больше об этом говорить, но потом всё же тихо продолжил. – Есть люди, которые любят воевать. Я же всегда это ненавидел. Но почему-то жизнь второй уже раз возвращает меня на тот же самый круг, как будто меня замкнули на этом, не позволяя освободиться... Когда я жил, все народы у нас воевали между собой... Одни захватывали чужие земли – другие те же земли защищали. Сыновья свергали отцов, братья убивали братьев... Всякое было. Кто-то свершал немыслимые подвиги, кто-то кого-то предавал, а кто-то оказывался просто трусом. Но никто из них даже не подозревал, какой горькой окажется плата за всё содеянное ими в той жизни...
– А у вас там была семья? – чтобы изменить тему, спросила я. – Были дети?
– Конечно! Но это уже было так давно!.. Они когда-то стали прадедами, потом умерли... А некоторые уже опять живут. Давно это было...
– И вы всё ещё здесь?!.. – в ужасе оглядываясь вокруг, прошептала я.
Я даже представить себе не могла, что вот так он существует здесь уже много, много лет, страдая и «выплачивая» свою вину, без какой-либо надежды уйти с этого ужасающего «этажа» ещё до того, как придёт его час возвращения на физическую Землю!.. И там он опять должен будет начать всё сначала, чтобы после, когда закончится его очередная «физическая» жизнь, вернуться (возможно сюда же!) с целым новым «багажом», плохим или хорошим, в зависимости от того, как он проживёт свою «очередную» земную жизнь... И освободиться из этого замкнутого круга (будь он хорошим или плохим) никакой надежды у него быть не могло, так как, начав свою земную жизнь, каждый человек «обрекает» себя на это нескончаемое, вечное круговое «путешествие»... И, в зависимости от его действий, возвращение на «этажи» может быть очень приятным, или же – очень страшным...
– А если вы не будете убивать в своей новой жизни, вы ведь не вернётесь больше на этот «этаж», правда же?– с надеждой спросила я.
– Так я ведь не помню ничего, милая, когда возвращаюсь туда... Это после смерти мы помним свои жизни и свои ошибки. А, как только возвращаемся жить обратно – то память сразу же закрывается. Потому, видно, и повторяются все старые «деяния», что мы не помним своих старых ошибок... Но, говоря по-честному, даже если бы я знал, что буду снова за это «наказан», я всё равно никогда бы не оставался в стороне, если б страдала моя семья... или моя страна. Странно всё это... Если вдуматься, то тот, кто «распределяет» нашу вину и плату, как будто желает, чтобы на земле росли одни трусы и предатели... Иначе, не наказывал бы одинаково мерзавцев и героев. Или всё-таки есть какая-то разница в наказании?.. По справедливости – должна была бы быть. Ведь есть герои, совершившие нечеловеческие подвиги... О них потом столетиями слагают песни, о них живут легенды... Уж их-то точно нельзя «поселять» среди простых убийц!.. Жаль, не у кого спросить...
– Я тоже думаю, не может такого быть! Ведь есть люди, которые совершали чудеса человеческой смелости, и они, даже после смерти, как солнца, столетиями освещают путь всем оставшимся в живых. Я очень люблю про них читать, и стараюсь найти как можно больше книг, в которых рассказывается о человеческих подвигах. Они помогают мне жить, помогают справляться с одиночеством, когда уже становится слишком тяжело... Единственное, что я не могу понять, это: почему на Земле герои всегда должны погибнуть, чтобы люди могли увидеть их правоту?.. И когда того же самого героя уже нельзя воскресить, тут уж все, наконец, возмущаются, поднимается долго спавшая человеческая гордость, и, горящая праведным гневом толпа, сносит «врагов», как пылинки, попавшиеся на их «верном» пути... – во мне бушевало искреннее возмущение, и я говорила наверняка слишком быстро и слишком много, но у меня редко появлялась возможность выговориться о том, что «болит»... и я продолжала.
– Ведь даже своего бедного Бога люди сперва убили, а только потом уже стали ему молиться. Неужели нельзя настоящую правду увидеть ещё до того, когда уже бывает поздно?.. Неужели не лучше сберечь тех же самых героев, равняться на них и учиться у них?.. Неужели людям всегда нужен шоковый пример чужого мужества, чтобы они могли поверить в своё?.. Почему надо обязательно убить, чтобы потом можно было поставить памятник и славить? Честное слово, я бы предпочитала ставить памятники живым, если они этого стоят...
А что вы имеете в виду, говоря, что кто-то «распределяет вину»? Это – Бог что ли?.. Но ведь, не Бог наказывает... Мы сами наказываем себя. И сами за всё отвечаем.
– Ты не веришь в Бога, милая?.. – удивился, внимательно слушавший мою «эмоционально-возмущённую» речь, печальный человек.
– Я его не нашла пока... Но если он и вправду существует, то он должен быть добрым. А многие почему-то им пугают, его боятся... У нас в школе говорят: «Человек – звучит гордо!». Как же человек может быть гордым, если над ним будет всё время висеть страх?!.. Да и богов что-то слишком много разных – в каждой стране свой. И все стараются доказать, что их и есть самый лучший... Нет, мне ещё очень многое непонятно... А как же можно во что-то верить, не поняв?.. У нас в школе учат, что после смерти ничего нет... А как же я могу верить этому, если вижу совсем другое?.. Думаю, слепая вера просто убивает в людях надежду и увеличивает страх. Если бы они знали, что происходит по-настоящему, они вели бы себя намного осмотрительнее... Им не было бы всё равно, что будет дальше, после их смерти. Они бы знали, что опять будут жить, и за то, как они жили – им придётся ответить. Только не перед «грозным Богом», конечно же... А перед собой. И не придёт никто искупать их грехи, а придётся им искупать свои грехи самим... Я хотела об этом кому-то рассказать, но никто не хотел меня слушать. Наверное, так жить всем намного удобнее... Да и проще, наверное, тоже, – наконец-то закончила свою «убийственно-длинную» речь я.
Мне вдруг стало очень грустно. Каким-то образом этот человек сумел заставить меня говорить о том, что меня «грызло» внутри с того дня, когда я первый раз «прикоснулась» к миру мёртвых, и по своей наивности думала, что людям нужно «только лишь рассказать, и они сразу же поверят и даже обрадуются!... И, конечно, сразу же захотят творить только хорошее...». Каким же наивным надо быть ребёнком, чтобы в сердце родилась такая глупая и неосуществимая мечта?!! Людям не нравится знать, что «там» – после смерти – есть что-то ещё. Потому, что если это признать, то значит, что им за всё содеянное придётся отвечать. А вот именно этого-то никому и не хочется... Люди, как дети, они почему-то уверены, что если закрыть глаза и ничего не видеть, то ничего плохого с ними и не произойдёт... Или же свалить всё на сильные плечи этому же своему Богу, который все их грехи за них «искупит», и тут же всё будет хорошо... Но разве же это правильно?.. Я была всего лишь десятилетней девочкой, но многое уже тогда никак не помещалось у меня в мои простые, «детские» логические рамки. В книге про Бога (Библии), например, говорилось, что гордыня это большущий грех, а тот же Христос (сын человеческий!!!) говорит, что своей смертью он искупит «все грехи человеческие»... Какой же Гордыней нужно было обладать, чтобы приравнять себя ко всему роду людскому, вместе взятому?!. И какой человек посмел бы о себе такое подумать?.. Сын божий? Или сын Человеческий?.. А церкви?!.. Все красивее одна другой. Как будто древние зодчие сильно постарались друг друга «переплюнуть», строя Божий дом... Да, церкви и правда необыкновенно красивые, как музеи. Каждая из них являет собой настоящее произведение искусства... Но, если я правильно понимала, в церковь человек шёл разговаривать с богом, так ведь? В таком случае, как же он мог его найти во всей той потрясающей, бьющей в глаза золотом, роскоши, которая, меня например, не только не располагала открыть моё сердце, а наоборот – закрыть его, как можно скорее, чтобы не видеть того же самого, истекающего кровью, почти что обнажённого, зверски замученного Бога, распятого по середине всего того блестящего, сверкающего, давящего золота, как будто люди праздновали его смерть, а не верили и не радовались его жизни... Даже на кладбищах все мы сажаем живые цветы, чтобы они напоминали нам жизнь тех же умерших. Так почему же ни в одной церкви я не видела статую живого Христа, которому можно было бы молиться, говорить с ним, открыть свою душу?.. И разве Дом Бога – обозначает только лишь его смерть?.. Один раз я спросила у священника, почему мы не молимся живому Богу? Он посмотрел на меня, как на назойливую муху, и сказал, что «это для того, чтобы мы не забывали, что он (Бог) отдал свою жизнь за нас, искупая наши грехи, и теперь мы всегда должны помнить, что мы его не достойны (?!), и каяться в своих грехах, как можно больше»... Но если он их уже искупил, то в чём же нам тогда каяться?.. А если мы должны каяться – значит, всё это искупление – ложь? Священник очень рассердился, и сказал, что у меня еретические мысли и что я должна их искупить, читая двадцать раз вечером «отче наш» (!)... Комментарии, думаю, излишни...