9-я армия (СССР)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; color: #000000; background-color: #808000" colspan="2"> Командующие </td></tr> <tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; color: #000000; background-color: #808000" colspan="2"> Боевые операции </td></tr>
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; color: #000000; background-color: #808000" colspan="2"> 25px 9-я армия (9А) </td></tr>
Тип: армия
Род войск: сухопутные
Количество формирований: Четыре
В составе фронтов: Южный фронт 1940 ;

Южный фронт
Юго-Западный фронт
Северо-Кавказский фронт
Закавказский фронт

генерал-лейтенант Болдин И. В.;

генерал-полковник Черевиченко Я. Т.
генерал-майор Харитонов Ф. М.
генерал-майор Козлов П. М.
генерал-лейтенант Лопатин А. И.
генерал-майор Пархоменко Ф. А.
генерал-майор (с апреля 1943 года — генерал-лейтенант) Коротеев К. А.
генерал-майор Глаголев В. В.
генерал-майор (с октября 1943 — генерал-лейтенант) Гречкин А. А.

Великая Отечественная война
1941: Приграничные сражения в Молдавии
Тираспольско-Мелитопольская оборонительная
Донбасская оборонительная 1941 года

Ростовская оборонительная
Ростовская наступательная
1942: Барвенково-Лозовская наступательная
Харьковское сражение 1942 года
Ворошиловградско-Шахтинская оборонительная
Моздок-Малгобекская оборонительная
Нальчикско-Орджоникидзевская оборонительная
1943: Моздок-Ставропольская наступательная
Тихорецко-Ейская наступательная
Краснодарская наступательная
Новороссийско-Таманская наступательная

9-я армия (9А) — оперативное войсковое объединение (общевойсковая армия) в составе Вооружённых Сил СССР во время советско-финской войны (ноябрь 1939—март 1940), присоединения Бессарабии (июнь-июль 1940), Великой Отечественной войны (1941—1945) и в послевоенные годы (1966—1989).

9-я армия в составе РККА во время Гражданской войны -







1-е формирование

Сформирована в составе 47-го и особого стрелкового корпусов под командованием комкора М. П. Духанова[1].

В составе Ленинградского военного округа начиная с 30 ноября 1939 года принимала участие в советско-финской войне (1939—1940)[1] на Кандалакшском и Ребольском направлениях. В битве при Суомуссалми (7 декабря 1939 — 8 января 1940) 44-я[2][3] (комбриг А. И. Виноградов) и 163-я (комбриг А. И. Зеленцов) стрелковые дивизии были разбиты финскими войсками. Командиры РККА, признанные виновными в поражении, были наказаны. Так, командир 44-й дивизии А. И. Виноградов и начальник штаба 44-й дивизии полковник О. И. Волков по приговору военного трибунала 9-й армии[4] были расстреляны.

Командование

Командующие армией

Начальники штаба армии

Главный хирург

Главным армейским хирургом армии являлся Вишневский Александр Александрович[7].

2-е формирование

Сформирована для военного освободительного похода с задачей возвращения Бессарабской губернии в состав советской страны — СССР. В связи с решением спорного вопроса мирным путём произошло Присоединение Бессарабии и Северной Буковины к СССР в июне — июле 1940 года.

Подчинение

Южный фронт (1940 года)

Командование

Военный Совет армии:

Состав

На 20 июня 1940:

На 22 июня 1940:

На 27 июня 1940:

  • 7-й стрелковый корпус,
  • 35-й стрелковый корпус,
  • 4-я легкотанковая бригада,
  • 37-й стрелковый корпус,
  • 522, 110, 320, 124, 430,439-й артполки и 317-й артдивизион РГК ,
  • 55-й стрелковый корпус,
  • 5-й кавалерийский корпус,
  • Северо-западный укреплённый район (с 22.06.1940),
  • Днепровская военная флотилия (передана в состав Северо-Западного УР),
  • 14-я тяжёлая танковая бригада,
  • Рыбницкий укреплённый район,
  • Тираспольский укреплённый район,
  • Авиация армии — один полк ДБ, пять полков СБ, один легкобомбардировочный полк и шесть истребительных полков.

Боевая деятельность

1940 год

20 июня

В 21.40 командиры Генерального штаба Красной Армии подполковник Шикин и майор Рыжаев, прибывшие из Москвы в Киев, вручили командующему войсками КиевОВО генералу армии Г. К. Жукову директиву наркома обороны СССР и начальника Генштаба № 101396/СС. Командование Красной Армии приказывало приступить к сосредоточению войск и быть готовым к 22 часам 24 июня к решительному наступлению с целью разгромить румынскую армию и занять Бессарабию.[8]

Для управления войсками из состава Управления Киевского Особого Военного Округа выделяется управление Южного фронта. Командующим войсками фронта назначается командующий войсками КиевОВО генерал армии Жуков, Георгий Константинович, штаб фронта в г. Проскуров.[8]

Из войск Одесского ВО, Киевского ОВО, Харьковского ВО Северо-Кавказского ВО формировалась 9-я армия (командующий войсками армии генерал-лейтенант Болдин, Иван Васильевич, заместитель командующего войсками армии генерал-лейтенант Козлов, Дмитрий Тимофеевич), штаб армии в Гросулово 35 км к северо-востоку от г. Тирасполь (ныне Великая Михайловка).[8]

Управления 35-го ск, 37-го ск и 7-го ск, 173-я, 176-я, 30-я, 164-я, 51-я, 95-я, 147-я, 150-я стрелковые дивизии и 15-я моторизованная дивизия; 21-я танковая бригада, 522-й, 110-й, 320-й, 124-й, 430-й, 439-й артполки и 317-й артдивизион РГК сосредотачивались в районе — г. Дубоссары, г. Тирасполь, Плоское, Шибка.[8]

27 июня

Вечером почти все войска Южного фронта (командующий — генерал армии Г. К. Жуков, член Военного совета — корпусной комиссар В. Н. Борисов, начальник штаба — генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин) были сосредоточены и развёрнуты в соответствии с планом командования.[8]

9-я армия развёрнута на фронте Б.Молокиш на севере — Овидиополь на юге. Штаб армии — в Гросулово 35 км к северо-востоку от г. Тирасполь (ныне — Великая Михайловка).[8]

Состав армии:

28 июня

В 11.00 после согласия румынского правительства советские войска получили новую задачу — без объявления войны занять территории Бессарабии и Северной Буковины.[8]

Командование Южного фронта отдало войскам директиву на выполнение задачи.[8]

Командующий войсками армии получил задачи:

  • 140-й сд одним стрелковым полком на машинах достичь р. Прут и закрепиться на рубеже Калинешти, Скулени (Скуляны), остальными силами дивизии выйти в район Бокша. С выходом дивизии в район Бокша передать её в распоряжение командира 36-го ск 5-й армии.
  • 35-му ск подвижным эшелоном в составе 15-й мд, 21-й лтбр и одного стрелкового полка 95-й сд на машинах достичь р. Прут с задачей: прочно удерживать рубеж: 15-й мд на участке г. Унгены, Кастулени, стрелковому полку 95-й сд Немцени, Радюканьи и 21-й лтбр с. Леово, с. Цыганка, остальными силами 35-го ск занять — 173-й сд с 4-й тбр г. Кишинёв; главными силами 95-й сд — район Карпинени. Штаб дививзии-95 — Карпинени. Штаб корпуса-35 — Кишинёв.

Граница слева — Тирасполь, Селемет, Цыганка.

  • гор. Бендеры занять стрелковым полком 51-й сд и г. Оргей (Оргеев) — усиленным стрелково-пулемётным батальоном УРа.[8]

В 13.15 командующий войсками армии издал боевой приказ № 2: Задача армии — быстрым выдвижением к р. Прут на фронте Яссы, Галац закрепить за СССР среднюю и южную часть Бессарабии.[8]

В 14.00 войска фронта начали операцию по занятию территории Северной Буковины и Бессарабии.[8]

В 14.30 штаб фронта доложил в Москву о том, что с переправой войск через реку Днестр и Днестровский лиман 9-й армии возникли проблемы.[8]

В 23.00 армии фронта заняли Черновицы, Хотин, район Сторожинец, Сороки, Кишинёв, Аккерман и район Бельцы. Румынские войска продолжали отход за р. Прут.[8]

В 23.00 командование фронта отдало своим войскам директиву с задачами:

  • Армиям фронта к исходу 30.6 выйти к новой государственной границе.
  • 9-й армии — выйти 29.6 на рубеж Пырлица, Ганчешты, Дезгинже. Основные силы действующих войск иметь: 15-ю мд в районе Пырлица, 95-ю сд — Ганчешты, 21-ю тбр — Дезгинже и 173-ю сд — Кишинев. Все эти соединения объединить в составе 35-го ск.[8]

В течение ночи в г. Кишинёв подтянулись главные силы 15-й мд, 4-й лтбр, передовой отряд 95-й сд и подвижной отряд 51-й сд.[8]

29 июня

На основании директивы командования фронта, штаб 9-й армии в 5.10 издал боевой приказ № 3: в частности — 9-я армия 29.6 подвижными частями выходит на рубеж Пырлица, Ганчешты, Дезгинже.[8]

Войска армии с утра возобновили продвижение вперёд.

На фронте армии 15-я мд 35-го ск в 6.00 выступила из Кишинёва и к 19.00 передовыми танковым и 321-м моторизованным полками достигла района Корнешты, Пырлица. Управление 35-го ск, 173-я сд и 4-я лтбр полностью сосредоточились в Кишинёве. Из состава танковой бригады через с. Ганчешты к переправе у с. Фэлчиу был направлен 46-й танковый батальон, который к исходу дня сосредоточился в Кании, где контролировал отход румынских войск. 95-я сд к исходу дня достигла района с. Милешты, с. Костешты.[8]

В течение дня штаб армии передислоцировался в г.Тирасполь.

30 июня

В 0.15 начальник Генштаба Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников сообщил находящемуся в г. Тирасполе народному комиссару обороны СССР Маршалу Советского Союза Тимошенко С. К. и командующему войсками Южного фронта генералу армии Жукову Г. К. о продлении срока эвакуации румынских войск до 14.00 3 июля. На основании полученной информации командование Южного фронта отдало приказ № 00151, в котором было сказано, армии фронта, продолжая выдвижение к новой границе, к исходу 29.06 заняли северную Буковину и заканчивают занятие Бессарабии. Далее командующий приказывал:

  • 9-й армии передовыми частями 35-го ск к исходу 30.06 занять и закрепиться по р. Прут на участке (иск.) с. Скулени, с. Цыганка, имея основные силы 15-й мд в с. Пырлица, 95-й сд в с. Ганчешты.
  • Разъяснить всему личному составу, что Советское правительство разрешило румынской армии производить эвакуацию до 14.00 3.07.40 г., поэтому все вопросы решать только мирным путём, допуская где нужно возможность нормального отхода. При отходе румынских частей не допускать производства румынскими солдатами грабежей, увода скота, подвижного состава и подвод, взятых у местного населения Бессарабии и Буковины, для чего выделить на переправы через р. Прут: от 9-й армии в с. Леушени танковый батальон с десантом; в г. Кагул один танковый полк от кд, в г. Рени танковый батальон с десантом пехоты; на переправу через р. Дунай в Измаил — один танковый полк от кд. Танковым полкам и батальонам выступить на указанные переправы в 5.00 30.6.1940 г.[8]

2 июля

5.00. Главные силы 95-й сд 35-го ск к 5.00 сосредоточились в районе с. Карпинен, а передовой отряд продолжал контролировать берег Прута от с. Леушени до с. Леово.[8]

15.00. 15-я мд 35-го ск оставалась в районе с. Пырлица, с. Корнешты, (с. Петрешты находится рядом на границе). Передовой отряд дивизии контролировал переправу в г. Унгены, на которой румыны заминировали мост.[8]

Штаб Южного фронта издал приказ № 017/сс в котором поставил задачу штабам 12-й, 5-й и 9-й армий организовать оборону границы и "разработать план использования войск на случай перехода Румынии к активным действиям. Этот план надо было представить на утверждение к 20.00 4.07.40 г.[8]

3 июля

В 14.00 советско-румынская граница была закрыта и следовательно войска Южного фронта выполнили поставленную перед ними задачу. Главные силы приступили к изучению новых дислокации и плановой боевой и политической подготовке в занимаемых ими районах.[8]

35-й ск в составе 15-й мд, 95-й сд, 173-й сд, 4-й лтбр находился на территории Бессарабии, 15-я мд и 95-я сд с 3 июля охраняли участок границы.[8]

В 14.00 — 16.00 на Соборной площади г. Кишинёва (в советское время — площадь Победы) состоялся парад советских войск, в котором участвовали части 35-го ск, 173-й сд и 4-й лтбр. Парадом командовал командующий войсками 9-й армии генерал-лейтенант В. И. Болдин, а принимал его командующий Южным фронтом генерал армии Г. К. Жуков.[8]

6 июля

СНК СССР принял постановление № 1193 — 464сс по которому территория Северной Буковины была включена в состав КОВО, а Бессарабии — в состав ОдВО и предусматривалось проведение организационных мероприятий в Красной Армии.[8]

Нарком обороны СССР издал директивы Военным советам КОВО и ОдВО о новом составе и дислокации войск округов. В директивах предусматривалось начать новые формирования соединений, утверждённые правительством, перевести войска в новые места постоянной дислокации, расформировать части и учреждения, созданные для проведения освободительного похода и начать увольнение задержанных запасников после советско-финляндской войны.[8]

7 июля на основании директивы наркома обороны № 0/1/104584 командующий Южным фронтом генерал армии Г. К. Жуков издал директивы № 050—052, согласно которым временно оставались в Северной Буковине и на севере Бессарабии 192-я гсд, 58-я, 60-я и 169-я сд, а остальные соединения, части и учреждения направлялись в пункты постоянной дислокации. Для постоянной дислокации в Бессарабии оставались 176-я сд в районе Сороки, Флорешты, Бельцы, 15-я мд в районе Бендеры, Тирасполь, 9-я кд в районе Леово, Комрат, 25-я сд в районе Кагул, Болград, 51-я сд в районе Килия, Старая Сарата, Аккерман и управления 14-гои 35-го соответственно в Болграде и Кишинёве.[8]

8 июля в 20.00 граница была передана Красной Армией под охрану пограничным войскам НКВД. На новой границе и по рекам Прут и Дунай были развернуты с севера на юг 97-й (Черновицкий), 23-й (Липканский), 24-й (Бельцкий), 2-й (Каларашский), 25-й (Кагульский) и 79-й (Измаильский) погранотряды Украинского и Молдавского округов пограничных войск НКВД. Часть войск Южного фронта начала выдвижение к новым местам постоянной дислокации.[8]

9 июля все войска Южного фронта выдвигались к местам постоянной дислокации. Управление Южного фронта расформировано.[8]

10 июля управление 9-й армии было расформировано.[8]

3-е формирование

Великая Отечественная война

Сформирована 22 июня 1941 года на базе Одесского военного округа. Первоначально именовалась 9-я Отдельная армия. В её состав вошли 14-й, 35-й и 48-й стрелковые, 2-й и 18-й механизированные корпуса, 2-й кавалерийский корпус, а также 80-й Рыбницкий укреплённый район, 81-й Дунайский укреплённый район, 82-й Тирасполький укреплённый район, 83-й Одесский укреплённый район, 84-й Верхнепрутский укреплённый район и 86-й Нижнепрутский укреплённый район укреплённые районы и нескольких различных отдельных частей[9], а также Военно-воздушные силы 9-й армии.

Боевой путь

22 июня 1941 года около 2.00 по приказу начальника штаба армии войска армии были подняты по боевой тревоге.

На рассвете пограничные войска НКВД начали отражение германо-румынской агрессии. В течение дня войска 9-й отдельной армии подходили к границе и вступали в бои.

25 июня 1941 года армия была передана Южному фронту. Участвовала в приграничном сражении, отражая наступление противника в Молдавии, северо-западнее города Кишинёва. Затем обороняла рубежи по рекам Днестр и Южный Буг[9].

В начале июля 1941 года из войск южного левого фланга 9-й отдельной армии создаётся Приморская группа войск.

13 августа оказались в окружении у Николаева.
15-21 августа с боями и большими потерями вышла из окружения и отошла на восточный берег реки р. Ингулец и далее на левый берег Днепра, заняв оборону на левом берегу р. Днепр от Горностаевки до устья.

В сентябре вела оборонительные бои в районе Каховки и наступательные в районе Весёлое.
В начале октября обороняла рубеж по реке Молочная.

7 октября 1941 года в ходе Донбасской оборонительной операции войска 9-й, а также 18-й, армий в районе Черниговки попали в окружение и вышли из него с большими потерями.

5-16 ноября армия принимала участие в Ростовской оборонительной операции, а с 17 ноября по 2 декабря — в Ростовской наступательной операции. В результате контрудара под Ростовом 9-я, 37-я отдельная и 56-й отдельная армии нанесли поражение 1-й танковой армии противника, 29 ноября освободили Ростов-на-Дону и вышли на реку Миус[9].

1 января 1942 года выведена в резерв и к 17 января переброшена на правый фланг Южного фронта — на южный фас Барвенковского выступа.

С 18 по 31 января 1942 года участвовала в Барвенково-Лозовской наступательной операции, затем до 5 апреля вела упорные наступательные бои за освобождение Славянска и Краматорска, однако освободить эти города в этот период не удалось.

7-15 мая проводила частную операцию по овладению районом поселка Маяки (ныне — Славянского района Донецкой области). Значительного успеха эта операция не имела и была прекращена.

17-18 мая отражала контрнаступление немцев из района Славянска на Изюм.
19-20 мая отошла на левый берег реки Северский Донец и закрепилась на нём.

С 4 июня в составе Юго-Западного, затем (с 12 июля) Южного фронтов участвовала в отражении наступления войск противника в Донбассе и в большой излучине Дона[9].

14-16 июля попала в окружение в районе Миллерово. С боями и большими потерями выходила из окружения в южном направлении. К концу июля остатки войск 9-й армии переправились через Дон и сосредоточились в районе Сальска.

С началом битвы за Кавказ (с 29 июля) выведена в резерв Северо-Кавказского фронта.

В начале августа 1942 года остатки войск 9-й армии были переданы 37-й армии, а полевое управление приняло в своё подчинение в районе Орджоникидзе (ныне: Владикавказ) 11-й гвардейский стрелковый корпус, 151-ю, 176-ю и 384-ю стрелковые дивизии, 62-ю морскую стрелковую бригаду и другие части. В этом составе армия 6 августа вошла в Закавказский фронт и с 9 августа действовала в его Северной группе войск[9].

С 1 по 28 сентября 1942 года армия участвовала в Моздок-Малгобекской, затем (25 октября — 12 ноября) в Нальчикско-Орджоникидзевской оборонительных операциях, в результате которых продвижение противника на Кавказе было остановлено[9].

В январе 1943 года войска армии, перейдя в наступление, освободили города Прохладный (5 января), Минеральные Воды (12 января) и во взаимодействии с 37-й армией — Армавир (24 января). Войска армии в ходе преследования противника, находясь с 24 января в составе Северо-Кавказского фронта 2-го формиро­вания, овладела городом Кропоткин (28 января), а в начале февраля вышла на правый берег реки Бейсуг в районе станицы Брюховецкой[9].

С 9 февраля по 16 марта 1943 года войска армии, находясь в составе главной группировки Северо-Кавказского фронта, приняли участие в Краснодарской операции. В течение весны и лета войска 9-й армии вели бои за улучшение своих позиций и готовились к новому наступлению, а с 9 сентября по 9 октября — участвовали в Новороссийско-Таманской операции. После завершения операции армия была выведена в резерв Северо-Кавказского фронта[9].

6 ноября 1943 года на основании директивы Ставки ВГК от 29 октября 1943 года соединения и части армии были переданы в состав других объединений, а полевое управление расформировано[9].

Командование

Командующие армией

Члены Военного совета армии

Начальники штаба армии

4-е формирование

С 1966 года 9-я армия (общевойсковая) входила в состав Закавказского военного округа (дислокация — город Кутаиси, где ранее дислоцировался 76-й стрелковый корпус, ставший в 1955 году 31-м армейским корпусом). В состав армии входили 4 стрелковые дивизии: 10-я гвардейская (Ахалцихе), 145-я (Батуми), 147-я (Ахалкалаки) и 152-я. В 1989 году соединения и части армии были переданы в 31-й армейский корпус.
К концу июля 1993 года армия покинула Кутаиси[10].

Напишите отзыв о статье "9-я армия (СССР)"

Примечания

  1. 1 2 3 [http://orbat.com/site/ww2/drleo/012_ussr/39_oob/army/army_09.html 9th Army.]  (англ.)
  2. [http://heninen.net/raatteentie/dokumentit/44.htm 44-я Киевская Краснознаменная горнострелковая дивизия им. Н. А. Щорса]
  3. [http://www.istpravda.com.ua/articles/2010/11/30/6773/ Как в карельских снегах погибла советская мотострелковая дивизия.]
  4. [http://rkka.ru/handbook/personal/repress/kombrig.htm Список репрессированных комбригов на сайте rkka.ru (№ 40)]
  5. [http://www.knowbysight.info/RRR/04406.asp Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898—1991]
  6. Вещезерский, Г. А. [http://militera.lib.ru/memo/russian/veschezersky_ga/index.html У хладных скал].
  7. [http://www.ahleague.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=527%3A-1939-1940-&catid=70%3A-65-&Itemid=205&lang=ru Журавлёв Д. А., Медицинская служба Красной армии в период Советско-финляндской войны 1939—1940 гг.: успехи и недостатки]
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 Мельтюхов М. И. Освободительный поход Сталина.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [https://archive.is/20121222050215/victory.mil.ru/rkka/units/03/23.html 9-я армия (9-я Отдельная армия)]
  10. Richard Woff, 'The Armed Forces of Georgia', Jane’s Intelligence Review, July 1993, p.309

Литература

  • Н. В. Огарков. Девятая армия // Советская Военная Энциклопедия. — Москва: Воениздат, 1977. — Т. 3. — С. 121—122. — 672 с. — 105 000 экз.
  • Гречко А. А. Битва за Кавказ, 2-е изд., Москва, 1973.
  • Орешкин А. К. Оборонительная операция 9-й армии (октябрь — ноябрь 1941), Москва, 1960
  • Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В трёх томах. Десятое издание, дополненное по рукописи автора. Издательство «Новости». Москва, 1990. С.274-277.
  • Мельтюхов, Михаил Иванович. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. — М.: Вече, 2000. Книга на сайте http://militera.lib.ru/research/meltyukhov/index.html
  • Мельтюхов М. И. Освободительный поход Сталина. М., Яуза, Эксмо, 2006. ISBN 5-699-17275-0 (см lib.rus.ec/b/300044/read)
  • Газета «Правда» от 4 июля 1940 г.
  • Образование Молдавской ССР и создание Коммунистической партии Молдавии. С. 177—179.
  • РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 684. Л. 219,232; Д. 687. Л. 125. О расформировании управлений ЮФ и 9-й армии.
  • канд. воен. н., подполковник С. Петров. Мелитопольский контрудар // "Военно-исторический журнал", № 2, 1972. стр.84-87

Ссылки

  • [https://archive.is/20121222050215/victory.mil.ru/rkka/units/03/23.html 9-я армия (9-я Отдельная армия)]
  • [http://samsv.narod.ru/Arm/a09/arm.html 9-я армия]
  • [http://www.soldat.ru/doc/perechen Перечень № 2 управлений всех армий, округов и флотилий входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны]
  • [http://www.soldat.ru/doc/ Боевой состав Советской армии части 1-5, 1941—1945]
  • [http://www.soldat.ru/kom.html Командный состав РККА и РКВМФ в 1941—1945 годах]
  • [http://winterwar.karelia.ru/site/battle/karelia/9/ Зимняя война. Боевые действия на участке 9-й армии]


Отрывок, характеризующий 9-я армия (СССР)

– Ну вот, – довольно произнесла Вэя, – теперь ты сможешь это смотреть когда захочешь!
– А почему этот кристалл у меня на груди, если ты поставила его в лоб? – наконец-то я решилась задать мучивший меня несколько дней вопрос.
Девочка очень удивилась, и чуть подумав, ответила:
– Я не знаю почему ты спрашиваешь, тебе ведь известен ответ. Но, если тебе хочется услышать его от меня – пожалуйста: я тебе просто дала его через твой мозг, но открыть его надо там, где должно быть его настоящее место.
– А откуда же мне было знать? – удивилась я.
Фиолетовые глаза очень внимательно несколько секунд меня изучали, а потом прозвучал неожиданный ответ:
– Я так и думала – ты ещё спишь... Но я не могу тебя разбудить – тебя разбудят другие. И это будет не сейчас.
– А когда? И кто будут эти – другие?..
– Твои друзья... Но ты не знаешь их сейчас.
– А как же я буду знать, что они друзья, и что это именно они? – озадаченно спросила я.
– Ты вспомнишь, – улыбнулась Вэя.
– Вспомню?! Как же я могу вспомнить то, чего ещё нет?..– ошарашено уставилась на неё я.
– Оно есть, только не здесь.
У неё была очень тёплая улыбка, которая её необыкновенно красила. Казалось, будто майское солнышко выглянуло из-за тучки и осветило всё вокруг.
– А ты здесь совсем одна, на Земле? – никак не могла поверить я.
– Конечно же – нет. Нас много, только разных. И мы живём здесь очень давно, если ты это хотела спросить.
– А что вы здесь делаете? И почему вы сюда пришли? – не могла остановиться я.
– Мы помогаем, когда это нужно. А откуда пришли – я не помню, я там не была. Только смотрела, как ты сейчас... Это мой дом.
Девчушка вдруг стала очень печальной. И мне захотелось хоть как-то ей помочь, но, к моему большому сожалению, пока это было ещё не в моих маленьких силах...
– Тебе очень хочется домой, правда же? – осторожно спросила я.
Вэя кивнула. Вдруг её хрупкая фигурка ярко вспыхнула... и я осталась одна – «звёздная» девочка исчезла. Это было очень и очень нечестно!.. Она не могла так просто взять и уйти!!! Такого никак не должно было произойти!.. Во мне бушевала самая настоящая обида ребёнка, у которого вдруг отняли самую любимую игрушку... Но Вэя не была игрушкой, и, если честно, то я должна была быть ей благодарна уже за то, что она вообще ко мне пришла. Но в моей «исстрадавшейся» душе в тот момент крушил оставшиеся крупицы логики настоящий «эмоциональный шторм», а в голове царил полный сумбур... Поэтому ни о каком «логическом» мышлении в данный момент речи идти не могло, и я, «убитая горем» своей страшной потери, полностью «окунулась» в океан «чёрного отчаяния», думая, что моя «звёздная» гостья больше уже никогда ко мне не вернётся... Мне о скольком ещё хотелось её спросить! А она так неожиданно взяла и исчезла... И тут вдруг мне стало очень стыдно... Если бы все желающие спрашивали её столько же, сколько хотела спросить я, у неё, чего доброго, не оставалось бы время жить!.. Эта мысль как-то сразу меня успокоила. Надо было просто с благодарностью принимать всё то чудесное, что она успела мне показать (даже если я ещё и не всё поняла), а не роптать на судьбу за недостаточность желаемого «готовенького», вместо того, чтобы просто пошевелить своими обленившимися «извилинами» и самой найти ответы на мучившие меня вопросы. Я вспомнила бабушку Стеллы и подумала, что она была абсолютно права, говоря о вреде получения чего-то даром, потому что ничего не может быть хуже, чем привыкший всё время только брать человек. К тому же, сколько бы он ни брал, он никогда не получит радости того, что он сам чего то достиг, и никогда не испытает чувства неповторимого удовлетворения оттого, что сам что-либо создал.
Я ещё долго сидела одна, медленно «пережёвывая» данную мне пищу для размышлений, с благодарностью думая об удивительной фиолетовоглазой «звёздной» девчушке. И улыбалась, зная, что теперь уже точно ни за что не остановлюсь, пока не узнаю, что же это за друзья, которых я не знаю, и от какого такого сна они должны меня разбудить... Тогда я не могла ещё даже представить, что, как бы я не старалась, и как бы упорно не пробовала, это произойдёт только лишь через много, много лет, и меня правда разбудят мои «друзья»... Только это будет совсем не то, о чём я могла когда-либо даже предположить...
Но тогда всё казалось мне по-детски возможным, и я со всем своим не сгорающим пылом и «железным» упорством решила пробовать...
Как бы мне ни хотелось прислушаться к разумному голосу логики, мой непослушный мозг верил, что, несмотря на то, что Вэя видимо совершенно точно знала, о чём говорила, я всё же добьюсь своего, и найду раньше, чем мне было обещано, тех людей (или существ), которые должны были мне помочь избавиться от какой-то там моей непонятной «медвежьей спячки». Сперва я решила опять попробовать выйти за пределы Земли, и посмотреть, кто там ко мне придёт... Ничего глупее, естественно, невозможно было придумать, но так как я упорно верила, что чего-то всё-таки добьюсь – приходилось снова с головой окунаться в новые, возможно даже очень опасные «эксперименты»...
Моя добрая Стелла в то время почему-то «гулять» почти перестала, и, непонятно почему, «хандрила» в своём красочном мире, не желая открыть мне настоящую причину своей грусти. Но мне всё-таки как-то удалось уговорить её на этот раз пойти со мной «прогуляться», заинтересовав опасностью планируемого мною приключения, и ещё тем, что одна я всё же ещё чуточку боялась пробовать такие, «далеко идущие», эксперименты.
Я предупредила бабушку, что иду пробовать что-то «очень серьёзное», на что она лишь спокойно кивнула головой и пожелала удачи (!)... Конечно же, это меня «до косточек» возмутило, но решив не показывать ей своей обиды, и надувшись, как рождественский индюк, я поклялась себе, что, чего бы мне это не стоило, а сегодня что-то да произойдёт!... Ну и конечно же – оно произошло... только не совсем то, чего я ожидала.
Стелла уже ждала меня, готовая на «самые страшные подвиги», и мы, дружно и собранно устремились «за предел»...
На этот раз у меня получилось намного проще, может быть потому, что это был уже не первый раз, а может ещё и потому, что был «открыт» тот же самый фиолетовый кристалл... Меня пулей вынесло за предел ментального уровня Земли, и вот тут-то я поняла, что чуточку перестаралась... Стелла, по общему договору, ждала на «рубеже», чтобы меня подстраховать, если увидит, что что-то пошло не так... Но «не так» пошло уже с самого начала, и там, где я в данный момент находилась, она, к моему великому сожалению, уже не могла меня достать.
Вокруг холодом ночи дышал чёрный, зловещий космос, о котором я мечтала столько лет, и который пугал теперь своей дикой, неповторимой тишиной... Я была совсем одна, без надёжной защиты своих «звёздных друзей», и без тёплой поддержки своей верной подружки Стеллы... И, несмотря на то, что я видела всё это уже не в первый раз, я вдруг почувствовала себя совсем маленькой и одинокой в этом незнакомом, окружающем меня мире далёких звёзд, которые здесь выглядели совсем не такими же дружелюбными и знакомыми, как с Земли, и меня понемногу стала предательски охватывать подленькая, трусливо пищащая от неприкрытого ужаса, паника... Но так как человечком я всё ещё была весьма и весьма упёртым, то решила, что нечего раскисать, и начала осматриваться, куда же это всё-таки меня занесло...
Я висела в чёрной, почти физически ощутимой пустоте, а вокруг лишь иногда мелькали какие-то «падающие звёзды», оставляя на миг ослепительные хвосты. И тут же, вроде бы, совсем рядом, мерцала голубым сиянием такая родная и знакомая Земля. Но она, к моему великому сожалению, только казалась близкой, а на самом деле была очень и очень далеко... И мне вдруг дико захотелось обратно!!!.. Уже не хотелось больше «геройски преодолевать» незнакомые препятствия, а просто очень захотелось вернуться домой, где всё было таким родным и привычным (к тёплым бабушкиным пирогам и любимым книгам!), а не висеть замороженной в каком то чёрном, холодном «безмирье», не зная, как из всего этого выбраться, да притом, желательно без каких-либо «ужасающих и непоправимых» последствий... Я попробовала представить единственное, что первое пришло в голову – фиолетовоглазую девочку Вэю. Почему-то не срабатывало – она не появлялась. Тогда попыталась развернуть её кристалл... И тут же, всё вокруг засверкало, засияло и закружилось в бешеном водовороте каких-то невиданных материй, я почувствовала будто меня резко, как большим пылесосом, куда-то втянуло, и тут же передо мной «развернулся» во всей красе уже знакомый, загадочный и прекрасный Вэйин мир.... Как я слишком поздно поняла – ключом в который и являлся мой открытый фиолетовый кристалл...
Я не знала, как далеко был этот незнакомый мир... Был ли он на этот раз реальным? И уж совершенно не знала, как из него вернуться домой... И не было никого вокруг, у кого я могла бы хоть что-либо спросить...
Передо мной простиралась дивная изумрудная долина, залитая очень ярким, золотисто-фиолетовым светом. По чужому розоватому небу, искрясь и сверкая, медленно плыли золотистые, облака, почти закрывая одно из солнц. Вдалеке виднелись очень высокие, остроконечные, блестящие тяжёлым золотом, чужие горы... А прямо у моих ног, почти по-земному, журчал маленький, весёлый ручеек, только вода в нём была совсем не земная – «густая» и фиолетовая, и ни чуточки не прозрачная... Я осторожно окунула руку – ощущение было потрясающим и очень неожиданным – будто коснулась мягкого плюшевого мишки... Тёплое и приятное, но уж никак не «свежее и влажное», как мы привыкли ощущать на Земле. Я даже усомнилась, было ли это тем, что на Земле называлось – «вода»?..
Дальше «плюшевый» ручеек убегал прямо в зелёный туннель, который образовывали, сплетаясь между собой, «пушистые» и прозрачные, серебристо-зелёные «лианы», тысячами висевшие над фиолетовой «водой». Они «вязали» над ней причудливый рисунок, который украшали малюсенькие «звёздочки» белых, сильно пахнувших, невиданных цветов.
Да, этот мир был необычайно красив... Но в тот момент я бы многое отдала, чтобы оказаться в своём, может и не таком красивом, но за то таком знакомом и родном, земном мире!.. Мне впервые было так страшно, и я не боялась себе честно это признать... Я была совершенно одна, и некому было дружески посоветовать, что же делать дальше. Поэтому, не имея другого выбора, и как-то собрав всю свою «дрожавшую» волю в кулак, я решилась двинуться куда-нибудь дальше, чтобы только не стоять на месте и не ждать, когда что-то жуткое (хотя и в таком красивом мире!) произойдёт.
– Как ты сюда попала? – послышался, в моём измученном страхом мозгу, ласковый голосок.
Я резко обернулась... и опять столкнулась с прекрасными фиолетовыми глазами – позади меня стояла Вэя...
– Ой, неужели это ты?!!.. – от неожиданного счастья, чуть ли не завизжала я.
– Я видела, что ты развернула кристалл, я пришла помочь, – совершенно спокойно ответила девочка.
Только её большие глаза опять очень внимательно всматривались в моё перепуганное лицо, и в них теплилось глубокое, «взрослое» понимание.
– Ты должна верить мне, – тихо прошептала «звёздная» девочка.
И мне очень захотелось ей сказать, что, конечно же – я верю!.. И что это просто мой дурной характер, который всю жизнь заставляет меня «биться головой об стенку», и этими же, собственноручно набитыми шишками, постигать окружающий мир... Но Вэя видимо всё прекрасно поняла, и, улыбнувшись своей удивительной улыбкой, приветливо сказала:
– Хочешь, покажу тебе свой мир, раз ты уже здесь?..
Я только радостно закивала головой, уже снова полностью воспрянув духом и готовая на любые «подвиги», только лишь потому, что я уже была не одна, и этого было достаточно, чтобы всё плохое мгновенно забылось и мир опять казался увлекательным и прекрасным.
– Но ты ведь говорила, что никогда здесь не была? – расхрабрившись, спросила я.
– А я и сейчас не здесь, – спокойно ответила девочка. – С тобой моя сущность, но моё тело никогда не жило там. Я никогда не знала свой настоящий дом... – её огромные глаза наполнились глубокой, совсем не детской печалью.
– А можно тебя спросить – сколько тебе лет?.. Конечно, если не хочешь – не отвечай, – чуть смутившись, спросила я.
– По земному исчислению, наверное это будет около двух миллионов лет, – задумчиво ответила «малышка».
У меня от этого ответа ноги почему-то вдруг стали абсолютно ватными... Этого просто не могло быть!.. Никакое существо не в состоянии жить так долго! Или, смотря какое существо?..
– А почему же тогда ты выглядишь такой маленькой?! У нас такими бывают только дети... Но ты это знаешь, конечно же.
– Такой я себя помню. И чувствую – это правильно. Значит так и должно быть. У нас живут очень долго. Я, наверное, и есть маленькая...
У меня от всех этих новостей закружилась голова... Но Вея, как обычно, была удивительно спокойна, и это придало мне сил спрашивать дальше.
– А кто же у вас зовётся взрослым?.. Если такие есть, конечно же.
– Ну, разумеется! – искренне рассмеялась девочка. – Хочешь увидеть?
Я только кивнула, так как у меня вдруг с перепугу полностью перехватило горло, и куда-то потерялся мои «трепыхавшийся» разговорный дар... Я прекрасно понимала, что вот прямо сейчас увижу настоящее «звёздное» существо!.. И, несмотря на то, что, сколько я себя помнила, я всю свою сознательную жизнь этого ждала, теперь вдруг вся моя храбрость почему-то быстренько «ушла в пятки»...
Вея махнула ладошкой – местность изменилась. Вместо золотых гор и ручья, мы оказались в дивном, движущемся, прозрачном «городе» (во всяком случае, это было похоже на город). А прямо к нам, по широкой, мокро-блестящей серебром «дороге», медленно шёл потрясающий человек... Это был высокий гордый старец, которого нельзя было по-другому назвать, кроме как – величественный!.. Всё в нём было каким-то очень правильным и мудрым – и чистые, как хрусталь, мысли (которые я почему-то очень чётко слышала); и длинные, покрывающие его мерцающим плащом, серебристые волосы; и те же, удивительно добрые, огромные фиолетовые «Вэины» глаза... И на его высоком лбу сиявшая, дивно сверкающая золотом, бриллиантовая «звезда».
– Покоя тебе, Отец, – коснувшись пальчиками своего лба, тихо произнесла Вея.
– И тебе, ушедшая, – печально ответил старец.
От него веяло бесконечным добром и лаской. И мне вдруг очень захотелось, как маленькому ребёнку, уткнуться ему в колени и, спрятаться от всего хотя бы на несколько секунд, вдыхая исходящий от него глубокий покой, и не думать о том, что мне страшно... что я не знаю, где мой дом... и, что я вообще не знаю – где я, и что со мной в данный момент по-настоящему происходит...
– Кто ты, создание?.. – мысленно услышала я его ласковый голос.
– Я человек, – ответила я. – Простите, что потревожила ваш покой. Меня зовут Светлана.
Старец тепло и внимательно смотрел на меня своими мудрыми глазами, и в них почему-то светилось одобрение.
– Ты хотела увидеть Мудрого – ты его видишь, – тихо произнесла Вея. – Ты хочешь что-то спросить?
– Скажите пожалуйста, в вашем чудесном мире существует зло? – хотя и стыдясь своего вопроса, всё же решилась спросить я.
– Что ты называешь «злом», Человек-Светлана? – спросил мудрец.
– Ложь, убийство, предательство... Разве нет у вас таких слов?..
– Это было давно... уже никто не помнит. Только я. Но мы знаем, что это было. Это заложено в нашу «древнюю память», чтобы никогда не забыть. Ты пришла оттуда, где живёт зло?
Я грустно кивнула. Мне было очень обидно за свою родную Землю, и за то, что жизнь на ней была так дико несовершенна, что заставляла спрашивать подобные вопросы... Но, в то же время, мне очень хотелось, чтобы Зло ушло из нашего Дома навсегда, потому что я этот дом всем своим сердцем любила, и очень часто мечтала о том, что когда-нибудь всё-таки придёт такой чудесный день, когда:
человек будет с радостью улыбаться, зная, что люди могут принести ему только добро...
когда одинокой девушке не страшно будет вечером проходить самую тёмную улицу, не боясь, что кто-то её обидит...
когда можно будет с радостью открыть своё сердце, не боясь, что предаст самый лучший друг...
когда можно будет оставить что-то очень дорогое прямо на улице, не боясь, что стоит тебе отвернуться – и это сразу же украдут...
И я искренне, всем сердцем верила, что где-то и вправду существует такой чудесный мир, где нет зла и страха, а есть простая радость жизни и красоты... Именно поэтому, следуя своей наивной мечте, я и пользовалась малейшей возможностью, чтобы хоть что-то узнать о том, как же возможно уничтожить это же самое, такое живучее и такое неистребимое, наше земное Зло... И ещё – чтобы уже никогда не было стыдно кому-то где-то сказать, что я – Человек...
Конечно же, это были наивные детские мечты... Но ведь и я тогда была ещё всего лишь ребёнком.
– Меня зовут Атис, Человек-Светлана. Я живу здесь с самого начала, я видел Зло... Много зла...
– А как же вы от него избавились, мудрый Атис?! Вам кто-то помог?.. – с надеждой спросила я. – Можете ли вы помочь нам?.. Дать хотя бы совет?
– Мы нашли причину... И убили её. Но ваше зло неподвластно нам. Оно другое... Так же, как другие и вы. И не всегда чужое добро может оказаться добром для вас. Вы должны найти сами свою причину. И уничтожить её, – он мягко положил руку мне на голову и в меня заструился чудесный покой... – Прощай, Человек-Светлана... Ты найдёшь ответ на свой вопрос. Покоя тебе...
Я стояла глубоко задумавшись, и не обратила внимания, что реальность меня окружавшая, уже давно изменилась, и вместо странного, прозрачного города, мы теперь «плыли» по плотной фиолетовой «воде» на каком-то необычном, плоском и прозрачном приспособлении, у которого не было ни ручек, ни вёсел – вообще ничего, как если бы мы стояли на большом, тонком, движущемся прозрачном стекле. Хотя никакого движения или качки совершенно не чувствовалось. Оно скользило по поверхности на удивление плавно и спокойно, заставляя забыть, что двигалось вообще...
– Что это?.. Куда мы плывём? – удивлённо спросила я.
– Забрать твою маленькую подружку, – спокойно ответила Вэя.
– Но – как?!. Она ведь не сможет?..
– Сможет. У неё такой же кристалл, как у тебя, – был ответ. – Мы её встретим у «моста», – и ничего более не объяснив, она вскоре остановила нашу странную «лодку».
Теперь мы уже находились у подножья какой-то блестящей «отполированной» чёрной, как ночь, стены, которая резко отличалась от всего светлого и сверкающего вокруг, и казалась искусственно созданной и чужеродной. Неожиданно стена «расступилась», как будто в том месте состояла из плотного тумана, и в золотистом «коконе» появилась... Стелла. Свеженькая и здоровенькая, будто только что вышла на приятную прогулку... И, конечно же – дико довольная происходящим... Увидев меня, её милая мордашка счастливо засияла и по-привычке она сразу же затараторила:
– А ты тоже здесь?!... Ой, как хорошо!!! А я так волновалась!.. Так волновалась!.. Я думала, с тобой обязательно что-то случилось. А как же ты сюда попала?.. – ошарашено уставилась на меня малышка.
– Думаю так же, как и ты, – улыбнулась я.
– А я, как увидела, что тебя унесло, сразу попробовала тебя догнать! Но я пробовала, пробовала и ничего не получалось... пока вот не пришла она. – Стелла показала ручкой на Вэю. – Я тебе очень за это благодарна, девочка Вэя! – по своей забавной привычке обращаться сразу к двоим, мило поблагодарила она.
– Этой «девочке» два миллиона лет... – прошептала своей подружке на ушко я.
Стеллины глаза округлились от неожиданности, а сама она так и осталась стоять в тихом столбняке, медленно переваривая ошеломляющую новость...
– Ка-а-ак – два миллиона?.. А что же она такая маленькая?.. – выдохнула обалдевшая Стелла.
– Да вот она говорит, что у них долго живут... Может и твоя сущность оттуда же? – пошутила я. Но Стелле моя шутка, видимо, совсем не понравилась, потому, что она тут же возмутилась:
– Как же ты можешь?!.. Я ведь такая же, как ты! Я же совсем не «фиолетовая»!..
Мне стало смешно, и чуточку совестно – малышка была настоящим патриотом...
Как только Стелла здесь появилась, я сразу же почувствовала себя счастливой и сильной. Видимо наши общие, иногда опасные, «этажные прогулки» положительно сказывались на моём настроении, и это сразу же ставило всё на свои места.
Стелла в восторге озиралась по сторонам, и было видно, что ей не терпится завалить нашего «гида» тысячей вопросов. Но малышка геройски сдерживалась, стараясь казаться более серьёзной и взрослой, чем она на самом деле была...
– Скажи пожалуйста, девочка Вэя, а куда нам можно пойти? – очень вежливо спросила Стелла. По всей видимости, она так и не смогла «уложить» в своей головке мысль о том, что Вэя может быть такой «старой»...
– Куда желаете, раз уж вы здесь, – спокойно ответила «звёздная» девочка.
Мы огляделись вокруг – нас тянуло во все стороны сразу!.. Было невероятно интересно и хотелось посмотреть всё, но мы прекрасно понимали, что не можем находиться здесь вечно. Поэтому, видя, как Стелла ёрзает на месте от нетерпения, я предложила ей выбирать, куда бы нам пойти.
– Ой, пожалуйста, а можно нам посмотреть, какая у вас здесь «живность»? – неожиданно для меня, спросила Стелла.
Конечно же, я бы хотела посмотреть что-то другое, но деваться было некуда – сама предложила ей выбирать...
Мы очутились в подобии очень яркого, бушующего красками леса. Это было совершенно потрясающе!.. Но я вдруг почему-то подумала, что долго я в таком лесу оставаться не пожелала бы... Он был, опять же, слишком красивым и ярким, немного давящим, совсем не таким, как наш успокаивающий и свежий, зелёный и светлый земной лес.
Наверное, это правда, что каждый должен находиться там, чему он по-настоящему принадлежит. И я тут же подумала о нашей милой «звёздной» малышке... Как же ей должно было не хватать своего дома и своей родной и знакомой среды!.. Только теперь я смогла хотя бы чуточку понять, как одиноко ей должно было быть на нашей несовершенной и временами опасной Земле...
– Скажи пожалуйста, Вэя, а почему Атис назвал тебя ушедшей? – наконец-то спросила назойливо кружившейся в голове вопрос я.
– О, это потому, что когда-то очень давно, моя семья добровольно ушла помогать другим существам, которым нужна была наша помощь. Это у нас происходит часто. А ушедшие уже не возвращаются в свой дом никогда... Это право свободного выбора, поэтому они знают, на что идут. Вот потому Атис меня и пожалел...
– А кто же уходит, если нельзя вернуться обратно? – удивилась Стелла.
– Очень многие... Иногда даже больше чем нужно, – погрустнела Вэя. – Однажды наши «мудрые» даже испугались, что у нас недостаточно останется виилисов, чтобы нормально обживать нашу планету...
– А что такое – виилис? – заинтересовалась Стелла.
– Это мы. Так же, как вы – люди, мы – виилисы. А наша планета зовётся – Виилис. – ответила Вэя.
И тут только я вдруг поняла, что мы почему-то даже не додумались спросить об этом раньше!.. А ведь это первое, о чём мы должны были спросить!
– А вы менялись, или были такими всегда? – опять спросила я.
– Менялись, но только внутри, если ты это имела в виду, – ответила Вэя.
Над нашими головами пролетела огромная, сумасшедше яркая, разноцветная птица... На её голове сверкала корона из блестящих оранжевых «перьев», а крылья были длинные и пушистые, как будто она носила на себе разноцветное облако. Птица села на камень и очень серьёзно уставилась в нашу сторону...
– А что это она нас так внимательно рассматривает? – поёжившись, спросила Стелла, и мне показалось, что у неё в голове сидел другой вопрос – «обедала ли уже эта «птичка» сегодня?»...
Птица осторожно прыгнула ближе. Стелла пискнула и отскочила. Птица сделала ещё шаг... Она была раза в три крупнее Стеллы, но не казалась агрессивной, а скорее уж любопытной.
– Я что, ей понравилась, что ли? – надула губки Стелла. – Почему она не идёт к вам? Что она от меня хочет?..
Было смешно наблюдать, как малышка еле сдерживается, чтобы не пуститься пулей отсюда подальше. Видимо красивая птица не вызывала у неё особых симпатий...
Вдруг птица развернула крылья и от них пошло слепящее сияние. Медленно-медленно над крыльями начал клубиться туман, похожий на тот, который развевался над Вэйей, когда мы увидели её первый раз. Туман всё больше клубился и сгущался, становясь похожим на плотный занавес, а из этого занавеса на нас смотрели огромные, почти человеческие глаза...
– Ой, она что – в кого-то превращается?!.. – взвизгнула Стелла. – Смотрите, смотрите!..
Смотреть и правда было на что, так как «птица» вдруг стала «деформироваться», превращаясь то ли в зверя, с человеческими глазами, то ли в человека, со звериным телом...
– Что-о это? – удивлённо выпучила свои карие глазки моя подружка. – Что это с ней происходит?..
А «птица» уже выскользнула из своих крыльев, и перед нами стояло очень необычное существо. Оно было похоже на полуптицу-получеловека, с крупным клювом и треугольным человеческим лицом, очень гибким, как у гепарда, телом и хищными, дикими движениями... Она была очень красивой и, в то же время, очень страшной.
– Это Миард. – представила существо Вэя. – Если хотите, он покажет вам «живность», как вы говорите.
У существа, по имени Миард, снова начали появляться сказочные крылья. И он ими приглашающе махнул в нашу сторону.
– А почему именно он? Разве ты очень занята, «звёздная» Вэя?
У Стеллы было очень несчастное лицо, потому что она явно боялась это странное «красивое страшилище», но признаться в этом ей, по-видимому, не хватало духу. Думаю, она скорее бы пошла с ним, чем смогла бы признаться, что ей было просто-напросто страшно... Вэя, явно прочитав Стеллины мысли, тут же успокоила:
– Он очень ласковый и добрый, он понравится вам. Вы ведь хотели посмотреть живое, а именно он и знает это лучше всех.
Миард осторожно приблизился, как будто чувствуя, что Стелла его боится... А мне на этот раз почему-то совершенно не было страшно, скорее наоборот – он меня дико заинтересовал.
Он подошёл в плотную к Стелле, в тот момент уже почти пищавшей внутри от ужаса, и осторожно коснулся её щеки своим мягким, пушистым крылом... Над рыжей Стеллиной головкой заклубился фиолетовый туман.
– Ой, смотри – у меня так же, как у Вэйи!.. – восторженно воскликнула удивлённая малышка. – А как же это получилось?.. О-о-ой, как красиво!.. – это уже относилось к появившейся перед нашим взором новой местности с совершенно невероятными животными.
Мы стояли на холмистом берегу широкой, зеркальной реки, вода в которой была странно «застывшей» и, казалось, по ней можно было спокойно ходить – она совершенно не двигалась. Над речной поверхностью, как нежный прозрачный дымок, клубился искрящийся туман.
Как я наконец-то догадалась, этот «туман, который мы здесь видели повсюду, каким-то образом усиливал любые действия живущих здесь существ: открывал для них яркость видения, служил надёжным средством телепортации, вообще – помогал во всём, чем бы в тот момент эти существа не занимались. И думаю, что использовался для чего-то ещё, намного, намного большего, чего мы пока ещё не могли понять...
Река извивалась красивой широкой «змеёй» и, плавно уходя в даль, пропадала где-то между сочно-зелёными холмами. А по обоим её берегам гуляли, лежали и летали удивительные звери... Это было настолько красиво, что мы буквально застыли, поражённые этим потрясающим зрелищем...
Животные были очень похожи на невиданных царственных драконов, очень ярких и гордых, как будто знающих, насколько они были красивыми... Их длиннющие, изогнутые шеи сверкали оранжевым золотом, а на головах красными зубцами алели шипастые короны. Царские звери двигались медленно и величественно, при каждом движении блистая своими чешуйчатыми, перламутрово-голубыми телами, которые буквально вспыхивали пламенем, попадая под золотисто-голубые солнечные лучи.