Led Zeppelin

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Led Zeppelin
300px
Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

Led Zeppelin, 1968 год
Слева направо: Джон Бонэм, Роберт Плант, Джимми Пейдж, Джон Пол Джонс
Основная информация
Жанры

хард-рок
хеви-метал[1]
блюз-рок
фолк-рок

Годы

19681980
(Воссоединения: 1985, 1988, 1995, 2007)[~ 1]

Страна

Великобритания22x20px Великобритания

Город

Лондон, Англия

Откуда

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Другие названия

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Язык песен

английский

Лейблы

Atlantic Records
Swan Song Records

Состав

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Актёры

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Бывшие
участники

Роберт Плант
Джимми Пейдж
Джон Пол Джонс
Джон Бонэм

Другие
проекты

Band of Joy
The Yardbirds
The Firm
The Honeydrippers
Page and Plant
Them Crooked Vultures

Связанные проекты

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

[http://www.ledzeppelin.com/ Официальный сайт]
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Led Zeppelin (МФА: [lɛd ˈzɛpəlɪn]) — британская рок-группа, образовавшаяся в сентябре 1968 года в Лондоне, Англия, и признанная одной из самых успешных, новаторских и влиятельных в современной истории[2]. Создав собственное звучание (для которого были характерны утяжелённый гитарный драйв, оглушающее звучание ритм-секции и пронзительный вокал), Led Zeppelin стали одной из ведущих групп хард-рока[3], сыграли основополагающую роль в становлении хэви метал[1][4][5], свободно интерпретируя фолк- и блюз-классику и обогащая стиль элементами других музыкальных жанров (рокабилли, рэгги, соул, фанка, кантри)[6]. Именно Led Zeppelin (согласно Allmusic), отказавшись от выпуска синглов, заложили основу понятия «альбомный рок»[3].

Led Zeppelin остаются одной из наиболее успешных групп в рок-музыке: общемировой тираж их альбомов превышает 300 миллионов[7][8][9], 112 миллионов было продано в США (четвёртое место)[10]. Семь альбомов Led Zeppelin поднимались на вершину Billboard 200.

Led Zeppelin занимают первое место в списке VH1 «100 Величайших артистов хард-рока»[11]. Журнал Rolling Stone признал их «самой тяжёлой группой» и «лучшей группой 70-х»[12]. В 1995 году Led Zeppelin были введены в Зал славы рок-н-ролла, в 2005 году получили Грэмми за выдающийся вклад в музыкальное развитие (англ. Grammy Lifetime Achievement Award)[2], в мае 2006 года — Polar Music Prize, музыкальный аналог Нобелевской премии[7].







История группы

7 июля 1968 года, спустя восемь месяцев после ухода Джеффа Бека, окончательно распалась группа The Yardbirds. Джимми Пейдж, у которого остались как права на название коллектива, так и концертные обязательства, начал при поддержке менеджера Питера Гранта, до этого также работавшего с Yardbirds, подбирать новый состав музыкантов[13]. Первым приглашённым стал Джон Пол Джонс, бас-гитарист, клавишник и аранжировщик, к тому времени уже имевший богатый опыт студийного сотрудничества со многими известными исполнителями (включая The Yardbirds)[3]. Он прочёл статью в журнале Disc и по совету жены тут же позвонил Пейджу[14][15].

Первый кандидат на роль вокалиста, Терри Рид (как выяснилось, уже связанный контрактом с менеджером Микки Мо́стом), порекомендовал Пейджу обратить внимание на Роберта Планта, бирмингемского вокалиста, известного по участию в группах Band of Joy и Obs-Tweedle[3]. Побывав на концерте последних в Уолсолле, Грант и Пейдж немедленно направили певцу приглашение присоединиться к новому составу и получили от него согласие[16]. Гитариста особенно потрясло на этом концерте исполнение Плантом «Somebody to Love», песни Jefferson Airplane[17]. «От этих первобытных завываний мне стало жутковато. Это был тот самый голос, который я искал. Он пел уже несколько лет и при этом оставался практически неизвестен. Как такое могло случиться, до сих пор понять не могу»[18], — вспоминал он.

Пейдж пригласил Планта на борт собственного небольшого катера, и на просторах Темзы музыканты рассказали друг другу каждый о своих пристрастиях[17]. Выяснилось, что Плант глубоко знает американский кантри-блюз (его любимыми исполнителями были Скип Джеймс, Букка Уайт, Мемфис Минни) и мифологию «Властелина колец» (отсюда и Obs-Tweedle — название группы). На Пейджа это произвело впечатление. Он сыграл на гитаре «Babe I’m Gonna Leave You», песню из репертуара Джоан Баэз, и рассказал, что хотел бы в этой вещи выявить светлые и тёмные стороны — предельно контрастно, в совершенно новом контексте[19].

Мы словно бы пользовались одной колодой карт. Сразу ведь чувствуется, когда перед тобой человек, самые заветные двери приоткрывший чуть шире остальных. Таким человеком был Джимми. Как он впитывал в себя идеи, как при этом держался, — всё это было несравненно выше всего, с чем мне до тех пор доводилось сталкиваться. На меня он произвёл сильнейшее впечатление[18].

Роберт Плант, интервью Rolling Stone, 2006

После этого дома у Пейджа они в течение некоторого времени изучали музыкальные пристрастия друг друга, прослушивая любимые записи (Бадди Гай, The Incredible String Band, Мадди Уотерс)[14].

В числе кандидатов на оставшееся вакантное место ударника Пейджем рассматривались сессионные музыканты Клем Каттини (Clem Cattini) и Эйнсли Данбар (Aynsley Dunbar), Би Джей Уилсон из Procol Harum[13], Джинджер Бэйкер из Cream[20], а также некто Пол Фрэнсис (англ. Paul Francis)[21]. По рекомендации Роберта Планта в список кандидатов был включён ударник из Реддича Джон Бонэм[3]. В июле 1968 года Пейдж и Грант, под впечатлением выступления Бонэма в составе группы Тима Роуза на концерте в Хэмпстеде, предложили тому войти в состав новой группы. Ударник, считая The Yardbirds «группой из прошлого, не имеющей будущего», поначалу отреагировал скептически; кроме того, у него уже имелись заманчивые предложения от Джо Кокера и Криса Фарлоу. Планту пришлось отправить 8 телеграмм в уолсоллский паб «Three Men in a Boat», где Бонэм был завсегдатаем; 40 телеграмм туда же отправил и Грант. В конечном итоге барабанщик принял предложение, решив, что музыка новой группы намного интереснее всего, что исполняли в то время Кокер и Фарлоу[17].

Свою первую репетицию квартет провел в небольшой комнатке квартиры, располагавшейся под музыкальным магазином на Джерард-стрит в Сохо[14]. Пейдж предложил для начала сыграть «Train Kept A-Rollin'», — трек из репертуара Yardbirds, популярный в рокабилли-версии Джонни Бёрнетта. «Едва только заиграл Джон Бонэм, как мы поняли: грядёт нечто выдающееся. С ним мы немедленно сомкнулись в единое целое»[18], — вспоминал Джон Пол Джонс. Журнал Kerrang! так описывал эту первую репетицию группы:

…И вот четверо стоят лицом к лицу: волнением и предчувствиями пропитан воздух. 24-летний гитарист Джимми Пейдж и 22-летний бас-гитарист Джон Пол Джонс — уже опытные сессионные музыканты… Но оба впервые оказываются в одной репетиционной комнате с 19-летними Робертом Плантом и Джоном Бонэмом. Комнатка совсем маленькая: ме́ста в ней ровно столько, <сколько требуется>, чтобы вместить их четверых со своим оборудованием, и совсем уж крошечная, чтобы можно было скрыть некомпетентность, если она вдруг проявится. Выдав рифф, просто чтобы удостовериться в том, что звук из его динамика идёт «оглушающий», Пейдж бросает взгляд на Джонса и предлагает для начала пройтись по рок-н-ролльной классике: «Train Kept A Rollin’». Басист не очень-то с ней знаком, но — следует краткая инструкция, и старт взят. Бонэм за своей установкой — настоящий монстр; играет с мощью и самозабвением, каковых ни Пейдж, ни Джонс прежде не видывали. Вокалист — есть на что посмотреть: высокий, стройный, вьющаяся грива сотрясается в такт бою Бонэма; пронзительный вокал, подобный завыванию банши, разносится над всеобщим грохотом. Сочетание четырёх элементов столь мощное, что, закончив песню все четверо замирают и… разражаются смехом. Отчасти — от облегчения, отчасти — потому что понимают: только что с ними произошло что-то очень важное. Позже Пейдж не сможет вспомнить, какие ещё песни они вместе играли в тот вечер, — настолько потряс его тот изначальный звуковой штурм. И не раз ещё эти четверо музыкантов произведут тот же эффект[22].

Kerrang! # 1244, 2009. Род Йейтс

The New Yardbirds

Через три недели после этой самой первой репетиции 7 сентября 1968 года[23] квартет под названием The New Yardbirds дал свой первый концерт в копенгагенском клубе Gladsaxe Teen. Питер Грант подписался на 8-концертный скандинавский тур ещё до того, как The Yardbirds распались, и теперь он и Джимми Пейдж решили, вместо того, чтобы отменять выступления, использовать их в тренировочных целях. Тем не менее, гитарист впоследствии признавался, что очень нервничал: «Мы действительно находились в смятении, за спиной имея лишь около 15 часов совместных репетиций»[22], — говорил он.
…Нервозность рассеялась, едва только квартет вышел на сцену, где, помимо «Train Kept A Rollin’», исполнил песни, которые вскоре вошли в дебютный альбом, — «Communication Breakdown», «I Can’t Quit You Baby» и эпический джэм «Dazed and Confused». Позже тем же вечером The New Yardbirds выступили в «Pop-Club», Брондбю. Местный обозреватель писал об этом концерте: «Джимми Пейдж собрал новую группу. Музыка точно такая же, только лучше, чем когда бы то ни было». Планту, однако, досталось: «Несомненно, певец он хороший. Но ему ведь совсем не обязательно извиваться всем телом, как если бы у него только что лопнул аппендикс, верно?» Вскоре станет ясно: пресса так никогда до конца и не сможет принять Led Zeppelin[22].

Kerrang! # 1244, 2009. «In the Beginning». Род Йейтс

По возвращении квартет сыграл в студии с Пи Джей Проби: это был последний студийный день работы над его альбомом. «Я просто попросил их сыграть что-нибудь, пока не придумаю текст. Тогда они не были ещё Led Zeppelin. Они назывались The New Yardbirds и собирались стать моей группой»[24], — вспоминал Проби. Действительно, в альбоме последнего Three Week Hero (1969) есть попурри «Jim’s Blues/George Wallace Is Rollin' In This Mornin'», где ему аккомпанируют все участники Led Zeppelin, включая Планта на губной гармошке[25]. Уже через 12 дней после завершения скандинавского тура квартет в лондонской Olympic Studios приступил к записи дебютного альбома.[22].

Led Zeppelin

Файл:Hindenburg burning.jpg
Горящий Hindenburg. Нью-Джерси, 1937. Фотоснимок, использованный для оформления обложки альбома Led Zeppelin

Принято считать, что ударник The Who Кит Мун является невольным автором названия группы: именно он предположил, что они провалятся с таким составом как «свинцовый (цеппелин)» (англ. Lead Zeppelin)[26][27][28]), после чего Пейдж сменил название на Led Zeppelin[15]. Букву «а» в слове Lead опустили по предложению Питера Гранта: чтобы (как он заявил) «тупые американцы» (англ. thick Americans) не произносили название группы «Лид Зеппелин»[~ 2][20][26][29]. Однако позже Джон Энтвисл, басист The Who, утверждал, что эта история — не более, чем легенда: идея в действительности принадлежала ему, причём так (Led Zeppelin) он собирался назвать свой собственный сольный проект, о чём рассказал Ричарду Коулу, гастрольному менеджеру (сначала The Who, потом Yardbirds), который, в свою очередь, передал это Пейджу[30].

Журнал Kerrang!, уточняя хронологию событий и имена участников, Энтвистла упоминал вскользь, никак не подтверждая его версию:
Май 1966 года, IBC Studios, Лондон. Джимми Пейдж руководит студийной сессией: записывается «Bolero» Джеффа Бэка. В контрольном зале он присаживается покурить с Кейтом Муном, ударником The Who, который — наряду с бас-гитаристом Джоном Полом Джонсом и пианистом Ники Хопкинсом — также принимает участие в записи. Имея в виду калибр окружающих его музыкантов, Пейдж в шутку предлагает собрать новую группу, но с Джоном Энтвистлом из The Who вместо Джонса. Мун в восторге от идеи, но шутя говорит: группа рухнет как «свинцовый дирижабль» («lead zeppelin»). Два года спустя, раздумывая о названии группы, Пейдж вспоминает о реплике Муна. Проходя в спешке мимо менеджера Питера Гранта, он упоминает об этом: тот улыбается и кивает в знак одобрения. Позже Грант предложит писать название «Led Zeppelin», чтобы не возникло путаницы с произношением.[22]

Kerrang! # 1244, 2009. «In the Beginning». Род Йейтс

Сам Пейдж на вопрос Дэйва Шулпса из Trouser Press о том, кто же из двоих всё-таки предложил название, отвечал: «Мун, вне всяких сомнений, что бы ни говорил по этому поводу Энтвистл… Более того, я совершенно убеждён в том, что Ричард Коул и спросил <у Муна> разрешение на использование названия. Просто Энтвистл был расстроен тем, что те, первые Led Zeppelin[~ 3] так и не взлетели»[31].

Контракт с Atlantic

25 октября 1968 года Led Zeppelin дали свой первый концерт в Университете графства Суррей, находящемся тогда в Баттерси,[32] получив за это выступление 150 фунтов стерлингов.[33] В организацию первого британского турне группы Пейдж вложил собственные сбережения (весьма скромные), заработанные в Yardbirds, а обслуживающий персонал, как вспоминал Плант, состоял из одного человека[14]. Концерт группы в лондонском клубе «The Roundhouse» 9 ноября стал праздничным: он был приурочен к свадьбе Роберта Планта[21].

В ноябре 1968 года в Нью-Йорке, Питер Грант выбил у Atlantic Records гигантский аванс в $200,000: подобных сумм от записывающих компаний никогда прежде только что образовавшиеся группы не получали[18]. Atlantic отдавал до тех пор предпочтение блюз- и джаз-року, а также исполнителям музыки соул, но в конце 1960-х годов его руководство заинтересовалось британскими группами прогрессивного рока. Распространено мнение, что с Led Zeppelin компания заключила контракт заочно, всего лишь по рекомендации Дасти Спрингфилд[20]. Однако, Джимми Пейдж утверждал, что Atlantic давно мечтали переманить к себе.
Они следили за моими работами в Yardbirds… так что, сразу нами заинтересовались. Я дал им понять, что предпочел бы непосредственно лейбл Atlantic, а не их рок-филиал Atco Records, где записывались Sonny and Cher и Cream, потому что не хотел находиться в такой компании, мечтал ассоциироваться с чем-то более классическим…[34]

Джимми Пейдж. Интервью журналу Guitar World, 1993

Первое американское турне

Питер Грант решил, что группе необходимо выступить в Америке. Он воспользовался тем, что Jeff Beck Group отменили тур в поддержку Vanilla Fudge (группы, также записывавшейся на Atlantic Records), позвонил организаторам концертов и предложил им взамен новую группу, а заручившись согласием, поручил Ричарду Коулу провести это мини-турне[14]. 23 декабря Коул встретил группу в Лос-Анджелесе, разместил музыкантов в гостиничном номере «Шато-Мормон» на Сансет-Стрип и тут же организовал концерты в нескольких популярных клубах, в частности, «Whiskey A Go Go»[18]. 26 декабря Led Zeppelin официально дебютировали на американской сцене в Денвере, штат Колорадо, куда их пригласил промоутер Барри Фей, сыграв с Vanilla Fudge, Taj Mahal в качестве открывающей группы[35]. На местную прессу это выступление впечатления не произвело[20]; негативной была и реакция журнала Rolling Stone[14].

Группа вылетела в Калифорнию и здесь произвела фурор концертами в сан-францисском зале Filmore Auditorium, где, выступив в первом отделении, затмила признанных звезд, Taj Mahal и Country Joe and the Fish[36]. На заключительном концерте тура в зале Filmore East 31 января Iron Butterfly даже отказались после Led Zeppelin выходить на сцену[37][38]. Пейдж вспоминал, как «…со сцены чувствовал, что с публикой происходит что-то необыкновенное… Словно в зале прежде был вакуум, и мы явились, чтобы его заполнить»[14].

1969—1980

Работа над дебютным альбомом началась осенью 1968 года в лондонской Olympic Studios, когда группа называлась ещё The New Yardbirds. Для Планта это был первый опыт работы в профессиональной студии звукозаписи. «Звук был необычайно тяжёлым и мощным… Мой голос тогда оставлял желать лучшего, но наш энтузиазм в сочетании с отлично звучащей гитарой Джимми… это было просто убойно»[14], — вспоминал вокалист.

Из репертуара The Yardbirds в альбом были включены две композиции: «Dazed and Confused» и «How Many More Times»; «Babe I’m Gonna Leave You» (в аранжировке, заимствованной у Джоан Баэз) предложил Роберт Плант. Пейдж говорил впоследствии, что намеренно составил дебютный альбом из материала, хорошо обыгранного в ходе скандинавских гастролей.[~ 4] В песенные аранжировки были включены некоторые студийные импровизации, но масштабы их было сознательно решено свести к минимуму[31].

Альбом, названный просто Led Zeppelin, вышел 17 января 1969 года в США и 28 марта в Великобритании.

Никто в роке ни до ни после не мог сравниться с Пэйджем в его умении драматизировать звук. Это он заставил барабаны Джона Бонэма звучать как вулканические извержения; помог вокалу Роберта Планта вибрировать так, словно бы он снисходил с Олимпа. Даже изящные басовые партии Джона Пола Джонса были улучшены в студии, зазвучав с прежде неслыханной чистотой. Но главное, Пейдж виртуозно манипулировал звуком собственной гитары — так, что тот постоянно менял цвета и оттенки подобно блюз-роковому хамелеону.

— Guitar World, 1993[34]

В отличие от The Beatles или The Rolling Stones, Led Zeppelin не имели студийного ментора (вроде Джорджа Мартина или Джимми Миллера). Музыкальным мозгом группы стал Джимми Пейдж, у которого накопилось множество новых идей ещё со времён Yardbirds. «Там мне позволялось много импровизировать на сцене, и я начал постепенно создавать 'дневник новых идей', который затем использовал в Zeppelin. Но помимо старых идей возникла новая: на основе акустических звуковых полотен создать звучание, в котором соединились бы блюз, хард-рок и акустика — с мощными рефренами, все это венчающими. Музыка, в которой было бы множество цветов и оттенков»[34], — позже вспоминал он. Пейдж, постоянно экспериментировавший со звуком, проявил себя как продюсер-новатор, самостоятельно выстроив уникальное звучание Led Zeppelin, создав и воплотив в жизнь новые студийные эффекты (в частности, «опережающее эхо»)[34].

Утяжелённый блюз-рок (который уже играли до этого The Yardbirds, Cream, The Jimi Hendrix Experience), получил в этих экспериментах качественно новое развитие: Led Zeppelin I был признан впоследствии поворотным пунктом в развитии хард-рока и хэви метал[39].

Успешное американское турне сделало своё дело: заказы на дебютный альбом Led Zeppelin составили около 50 тысяч экземпляров. Записанный за 30 часов и обошедшийся группе (по свидетельству менеджера Питера Гранта) в 1750 фунтов, Led Zeppelin I к 1975 году собрал 7 миллионов долларов. Альбом поднялся до #10 в Billboard 200 и до #6 в UK Albums Chart[40][41], став впоследствии мультиплатиновым[3].

Дебютный альбом группы был в целом благоприятно встречен критикой, но некоторые издания, в частности, еженедельник Rolling Stone, обвинили группу в излишне свободном обращении с классикой блюза (граничившем с плагиатом), что положило начало многолетней негласной войне Led Zeppelin с прессой, усугублявшейся агрессивной тактикой Питера Гранта. Тем не менее, к моменту начала работы над вторым альбомом и прежде благоволившее к Led Zeppelin руководство Atlantic Records, по словам Пейджа, от группы «окончательно впало в экстаз»[34].

Led Zeppelin II

Завершив в феврале европейский тур, Led Zeppelin 21 марта дали единственный концерт для британского телевидения, исполнив «Communication Breakdown» в программе BBC2 How Late It Is. Два дня спустя квартет записался на радио в программе Джона Пила Top Gear[21]. После короткого отдыха в апреле группа отправилась во второе американское турне. Если первая поездка оказалась убыточной, то вторая принесла группе (после подсчёта всех расходов) прибыль в сумме 150 тысяч долларов[42].

По возвращении группу 27 июня пригласили выступить на BBC 1 в лондонском зале Playhouse Theatre для телепрограммы In Concert[21]. Сыграв на фестивале блюза и прогрессивного рока в Бате, Led Zeppelin дали успешный концерт в лондонском Ройал Алберт-холле, после которого отношение к ним на родине впервые резко переменилось к лучшему. Пробыв июнь дома, группа 5 июля начала третьи американские гастроли выступлением на поп-фестивале в Атланте, Джорджия[42].

Всего за 1969 год Led Zeppelin провели 4 американских и 4 британских концертных турне (из 139 концертов лишь 33 были проведены в Британии)[18], из крупных мероприятий (в силу объективных причин) пропустив лишь Вудсток. 17 октября, открыв четвёртый американский тур, квартет стал первой рок-группой в истории, приглашённой выступить в нью-йоркском Карнеги-холле[21]. Повсеместно не только на зрителей, но и на музыкальных критиков произвела впечатление свобода творчества, царившая на сцене. Ни одно из выступлений группы не походило на другое, композиции постоянно видоизменялись в ходе импровизаций. Роберт Плант вспоминал:
«How Many More Times» непременно включала в себя «As Long As I Have You» Мемфис Минни или «Fresh Garbage» Spirit, плюс ещё миллион песенных кусочков выползали откуда-то из дебрей. В этом и состояла для меня красота Led Zeppelin. «Whole Lotta Love» становилась постепенно эквивалентом «How Many More Times» благодаря пространным мидл-секциям. Есть бутлеги, которые просто радостно слушать — как «Smokestack Lightning» переходит в «Hello Mary Lou», а мы подбрасываем один кусок за другим из вещей, которые никогда не репетировали. На некоторых концертах я начинал петь что-нибудь — просто чтобы узнать, известны ли остальным <музыкантам> аккорды. Это была своего рода живая энциклопедия: типа — я знаю вот эту песню, старый би-сайд Ларри Уильямса, а вы? И начиналось! Временами мы играли очень странные вещи: «Dazed & Confused» менялась постоянно в каждой из своих частей… Стоя сбоку за кулисами с сигаретой, я думал: бог мой, это же замечательно![43]

Алан Фриман. «The Mighty Arms of Atlas 2». BBC Radio 2

При этом концерты группы в США практически не рекламировались; информация о группе распространялась, как писал позже К. Кроу, «не через печатные издания, а через разговоры на задних сиденьях автомобилей, по телефону или по радио»[14].

Альбом Led Zeppelin II записывался в нескольких американских студиях — по мере продвижения группы по стране. Испытывая острый недостаток оригинального материала, квартет как минимум три трека («Whole Lotta Love», «The Lemon Song», «Bring It On Home») выстроил на основе блюзовых стандартов, входивших в его тогдашний концертный репертуар[44][45].

Между тем, именно во втором альбоме Роберт Плант впервые заявил о себе как интересный автор текстов («What Is and What Should Never Be», «Thank You»). Здесь же появились первые указания («Ramble On») на интерес Пейджа и Планта к мистицизму вообще и творчеству Толкина в частности. Спонтанно созданный, импровизированный альбом вышел 22 октября 1969 года и уже на следующий день (только по числу почтовых заявок) разошёлся полумиллионным тиражом, став золотым. Спустя три недели он оказался в на 2-м месте в списках Billboard 200[41], а затем вышел на вершину (оттеснив битловский Abbey Road) где оставался 7 недель; альбом возглавил также британские списки[40]. Led Zeppelin II до сих пор присутствует в сотне лучших рок-пластинок «Биллборда» и является в США одним из трёх самых продаваемых альбомов всех времён[46].

Вопреки желанию участников группы, считавших свои альбомы «неделимыми», Atlantic Records выпустили сорокапяткой укороченную (до 3:10) «радиоверсию» «Whole Lotta Love», поднявшуюся до #4 в США[47]. Питер Грант и участники Led Zeppelin впоследствии не раз заявляли, что этот сингл официальным релизом не считают. С «Whole Lotta Love» был связан и другой скандал: она являлась обработкой старой песни Вилли Диксона, имя которого в связи с авторством нигде упомянуто не было. Компания Chess Records 15 лет спустя подала на группу в суд и выиграла дело[48].

Led Zeppelin III

1970 год Led Zeppelin открыли британскими гастролями, в ходе которых дали концерт в лондонском Ройал Алберт-холле, знаменательный ещё и тем, что именно здесь Пейдж познакомился с французской моделью Шарлоттой Мартен, с которой имел долгий и бурный роман. В феврале Роберт Плант по пути на концерт группы Spirit попал в автомобильную катастрофу, но успел поправиться к началу европейских гастролей[49]. Первый же концерт в Копенгагене 28 февраля 1970 года ознаменовался курьёзным инцидентом, когда Ева фон Цеппелин, дальняя родственница создателя первого дирижабля фон Цеппелина, пригрозила через суд отнять у группы право на название[20]. Чтобы не искушать судьбу, Led Zeppelin выступили в Дании под названием The Nobs, обыграв таким образом имя своего европейского промоутера Клода Нобса[50][51].

В апреле 1970 года Led Zeppelin начали пятое американское турне, в ходе которого заработали (по подсчётам The Daily Mirror) 800 тысяч долларов. Программу пришлось сократить (вместо 29 концертов был проведён 21), чтобы успеть на фестиваль в Бате (англ. Bath Festival of Blues and Progressive Music), где группа выступила вместе с Jefferson Airplane, Frank Zappa and the Mothers of Invention, The Byrds, Santana и другими известными исполнителями[52].

После практически непрерывных гастролей, длившихся 2,5 года, Led Zeppelin решили взять отпуск: Плант предложил Пейджу отправиться с ним в коттедж, расположенный в горах Уэльса, и там использовать отдых для создания новых песен. «Я подумал: написать несколько калифорнийских, сан-францисских блюзов мы сможем находясь лишь в совершенно особом месте»[14], — говорил Плант. Led Zeppelin удалились на север Уэльса и поселились в уединённом коттедже Брон-эр-айр[~ 5][13]), где даже не было электричества[26][53]. Начавшаяся здесь (в мобильной студии Rolling Stones) работа над третьим альбомом была продолжена в поместье Хедли Грэйндж и завершилась в октябре 1970 года. Джимми Пейдж говорил об атмосфере, в которой записывался альбом:

« Умиротворённость местности, собственно, и задала тональность всему альбому. Естественно, мы не стали бы здесь грохотать своими стоваттными «Маршалами». Я… интересовался и прежде классической гитарой, так что — в коттедже, где не было электричества, — пришло время акустики. Нам и мысли в голову не пришло от неё отказаться, ведь это совпало с изменениями <в стиле> группы. Меньше всего мы могли ожидать, что за это нас разгромят в прессе.
Джимми Пейдж, Trouser Press, 1975[31]
»

Возглавивший английский и американский хит-парады[40] Led Zeppelin III был во многом акустическим и по настроению пасторальным, но содержал мощный хард-роковый трек «Immigrant Song», а также блюз-роковую «Since I’ve Been Loving You». В числе лучших песен Пейдж отмечал также «That’s the Way»: он считал, что именно в этой истории детской дружбы двух мальчиков (и одновременно — аллегории первых впечатлений участников группы от Америки) Плант впервые проявил себя выдающимся автором текстов[18][54].

В июле Led Zeppelin дали навсегда запомнившийся им концерт в Милане (на велотреке Вигорелли), где после столкновений толпы и полиции (использовавшей слезоточивый газ) вся их аппаратура оказалась разгромлена. После этого группа отправилась на гастроли в Японию (к этому времени «Immigrant Song» возглавила местный хит-парад[49]), Канаду и США[55]. 19 сентября, завершив американский тур концертом в Madison Square Garden, группа вернулась в Британию. Неделю спустя еженедельник Melody Maker объявил Led Zeppelin победителями в категории «Лучшая группа мира» (где до этого в течение шести лет первое место занимали The Beatles)[56], Роберт Плант стал лучшим в категории «Вокалист года»[57]. В октябре золотые диски участникам группы преподнёс секретарь Государственного совета Энтони Грант, поблагодаривший музыкантов за «Существенный вклад в оздоровление экспортного баланса страны»[21]. Однако в ноябре 1970 года Atlantic Records преподнесла группе неприятный сюрприз, выпустив без её согласия сингл «Immigrant Song» («Hey Hey What Can I Do» стала единственным в истории Led Zeppelin b-сайдом)[26].

По мере роста популярности группы вокруг неё продолжала сгущаться атмосфера слухов и домыслов. В 1971 году Джимми Пейдж приобрел особняк Болскин-хаус (англ. Boleskine House), где до 1913 года жил скандально знаменитый Алистер Кроули[58]. К этому времени гитарист уже имел в Лондоне собственный книжный магазин, специализировавшийся на оккультной литературе, и владел второй в мире по значимости коллекцией публикаций Кроули[59]. Существует мнение, что Пейдж был последователем и практиком техники, известной как Sex magick, и каким-то образом применял её в своей музыке[59][60]. Позже, когда участникам группы пришлось пережить ряд личных трагедий, поползли слухи о том, что таким образом пострадавшим пришлось расплачиваться с «тёмными силами» за некие мистические эксперименты гитариста, позволявшего себе с этими силами заигрывать[61].

Led Zeppelin IV

Файл:Zoso.svg
Именно такая последовательность пиктограмм стояла на пластинке вместо названия

К моменту выхода четвёртого альбома имидж группы заметно изменился: участники группы стали появляться на сцене в роскошных кафтанах и c украшениями, а гастрольные фургоны сменили на собственный самолет («The Starship»)[20]. Группа стала снимать не отдельные номера, а целые секции в отелях (в частности, в лос-анжелесском «Континентал Хайатт Хаус»), где под предводительством гастрольного менеджера Ричарда Коула проходили оргии, создавшие почву для целой отрасли цеппелиновской мифологии[62]. Возможно, самый скандальный эпизод (с участием рыжеволосой групи и только что выловленной из реки рыбки-луциана) произошёл в сиэтлской гостинице «Эджуотер Инн» и вошёл в историю под названием «Red snapper incident»[20][42].

Гастрольные триумфы не способствовали рассеянию недоброжелательной атмосферы, сгустившейся вокруг группы.
Гастроли Led Zeppelin производили странное впечатление: с одной стороны — многотысячные толпы, сияющие лимузины, лучшие отели; с другой — атмосфера подозрительности, недомолвок, вечное ощущение какой-то отверженности. С некоторых пор на группу навесили клеймо паршивой овцы английского хард-рока. Стоило Led Zeppelin выйти в турне, как тут же наперерез им выпускали Rolling Stones. Первые имели над вторыми явное преимущество и в любой момент способны были его доказать, но… из газетных репортажей догадаться об этом было не так-то просто! В те годы группу искусственно придерживали в тени.[63]

Кэмерон Кроу, Rolling Stone, 13 марта 1975 года

Работу над четвёртым альбомом группа начала в лондонской Island Studios, продолжила в Брон-эр-Айр (где пробыла недолго) и завершила в Хэдли Грэйндж, снова заимствовав Mobile Studio у Rolling Stones. Led Zeppelin IV (другие варианты заголовка: The Fourth Album, Four Symbols, Zoso, Runes, Sticks, Man With Sticks) вышел 8 ноября 1971 года — именно в том оформлении, за которое в течение девяти месяцев Грант вёл борьбу с Atlantic Records. Вместо названия группы и заголовка он нёс на обложке четыре символа (рунических — у Бонэма и Джона Пола Джонса; Плант и Пейдж свои разработали самостоятельно и смысл их остается загадкой до сих пор)[64]. На принадлежность пластинки указывало лишь имя её продюсера — Джимми Пейджа. Со стороны Led Zeppelin это был вызывающий жест в адрес средств массовой информации[34], которые к этому времени сформировали крайне негативное отношение к группе и считали её репутацию раздутой искусственно[57].

Увлечённость группы фолк-музыкой и мистицизмом проявилась в этом альбоме особенно ярко; характерной в этом смысле была песня «The Battle of Evermore», имевшая толкиновский подтекст[65] и записанная с участием приглашённой вокалистки Сэнди Денни. Развитие получили также метал-тенденции: в «Black Dog», «Rock and Roll», «When the Levee Breaks»[26]. Первые две из них были выпущены в США синглами и поднялись до 14 и 47 мест соответственно[47].

Обе линии идеально соединились в «Stairway to Heaven (недоступная ссылка с 12-08-2013 (1990 дней) — [//web.archive.org/web/*/http://upload.wikimedia.org/wikipedia/en/f/f9/Led_Zeppelin_Stairway_to_Heaven.ogg история], [//web.archive.org/web/20070327/http://upload.wikimedia.org/wikipedia/en/f/f9/Led_Zeppelin_Stairway_to_Heaven.ogg копия])» — песне, которая, не будучи выпущена синглом, стала негласным чарттоппером англоязычного музыкального радио[3][66][67][68]. Сами музыканты оценивали её по-разному. Плант, написавший текст, как он сам говорил, по мотивам книги Льюиса Спенса «Искусство магии в кельтской Британии»[53], относился к популярности «Stairway to Heaven» иронически, считая, что место в истории ей обеспечила прежде всего двусмысленность, позволившая всем желающим трактовать текст по-своему[36]. Пейдж, напротив, считал композицию «квинтэссенцией Led Zeppelin» и своим величайшим творческим достижением («…Ну, а текст Бобби — это вообще вещь в себе. Фантастика!»)[36]. Под сильным впечатлением от композиции находился и Джон Пол Джонс.

Файл:LedZeppelinChicago75.jpg
…Мы все собрались в сельском хемпширском особняке под названием Хэдли Грейндж. <Плант и Пейдж> только что спустились с валлийских холмов: принесли с собой эту последовательность аккордов, гитарное вступление и, кажется, один куплет, ну, может, чуть больше. Я впервые услышал <песню> под оглушающий аккомпанемент каминного пламени. Впечатление она на меня произвела — ну вот, как раз такое, какое и можно себе представить. Я взял блокфлейту и исполнил эту мелодию: так появилось вступление. Потом перешёл за фортепиано: мы сделали вторую часть. Так мы постепенно записали одну секцию за другой, а потом наложили «гитарную армию», как называл её Пейдж…
Джон Пол Джонс об истории создания «Stairway to Heaven». BBC 2, 1990[36]

Led Zeppelin IV остался в истории как самый продаваемый хард-рок-альбом; он занимает 4-е место в общем списке альбомов-бестселлеров в истории — на сегодняшний день только американский тираж пластинки составляет 23 миллиона[19][69].

Выпуск альбома квартет предварил американскими гастролями, начавшимися в августе 1971 года. После краткого отдыха на Гавайах группа дала в сентябре пять концертов в Японии, и вернулась в Великобританию, откуда Плант и Пейдж вылетели в туристический вояж по странам Азии (Таиланд, Индия, Гонконг)[21]. В конце 1971 года Питер Грант организовал гастроли группы по небольшим английским клубам в надежде отблагодарить таким образом самых верных фанатов, однако идея эта воплотилась лишь отчасти: группа повсюду оказывалась в центре массовой истерии, нередко переходившей в беспорядки[54].

Houses of the Holy

По завершении южноазиатского и австралийского турне (в ходе которого Пейдж и Плант сделали несколько экспериментальных записей с Бомбейским симфоническим оркестром)[21] в апреле 1972 года группа приступила к работе над пятым альбомом, выбрав в качестве студийной базы поместье Старгроув, принадлежавшее Мику Джаггеру. Общее легкомысленное настроение (о котором вспоминал, в частности, звукорежиссёр Эдди Крамер)[70] сказалось на качестве первых записей и их пришлось перерабатывать в студиях Лондона и Нью-Йорка[71].[~ 6] В июне Led Zeppelin вышли в восьмое американское турне, которое завершили в августе. К этому времени менеджер Питер Грант сумел добиться, чтобы антрепренёры отчисляли Led Zeppelin 90 % доходов от продажи билетов: эта «формула», до тех пор неслыханная, была впоследствии взята на вооружение многими известными группами[70][71].

Работа над альбомом Houses of the Holy была завершена летом 1972 года, но, как и в предыдущем случае, борьбу с руководством лейбла за право оформить пластинку по своему вкусу группа продолжала около девяти месяцев[71]. Обложка пластинки, созданная арт-коллективом Hipgnosis, на которой обнажённые дети пробираются к невидимому идолу на вершину базальтового Моста Гиганта (англ. Giant’s Causeway, в ирландском графстве Антрим), вызвала предсказуемый скандал: из-за неё альбом был запрещен в американских штатах, принадлежащих к «библейскому поясу», а также в Испании[72].

Houses of the Holy вышел в марте 1973 года. Одноименный трек, записанный вместе с другими песнями пластинки на тех же студийных сессиях, в альбом включен не был и появился позже (в альбоме Physical Graffiti). Эксперименты по смешению стилей здесь были продолжены: к базовым элементам (хард, хэви, блюз, фолк) добавились регги («D’yer Mak’er», #20 США) и фанк[47]. Текст «No Quarter» вновь дал прессе повод для инсинуаций, однако (несмотря на упоминание Тора) речь в песне шла всего лишь об ощущениях участников группы, которые каждые свои гастроли воспринимали как выход на «тропу войны»[73]. Альбом, сдержанно встреченный большинством рок-критиков[74], тем не менее, возглавил британский и американский хит-парады[40][41].

Уже в самом начале последовавшего затем (восьмого по счёту) американского турне Led Zeppelin установили абсолютный мировой рекорд по кассовым сборам (ранее принадлежавший The Beatles)[3]. В Тампа, Флорида, за концерт (перед 56,8 тысячами зрителей)[26] они получили 309 тысяч долларов[20], в Атланте, Джорджия — 250 тысяч. Общая сумма заработков группы за 35 американских концертов превысила 2 миллиона долларов. Уже через 5 недель после выхода Houses of the Holy разошёлся 1,2-миллионным тиражом[75].

The Song Remains the Same

Центральными эпизодами второй части этих гастролей стали концерт в Балтиморе, где все 25 тысяч зрителей в моменты выхода музыкантов на сцену поднялись и в тишине подняли вверх горящие свечи и зажигалки (Пейдж назвал это впоследствии «поистине волшебным моментом»), а также три июльских концерта в Мэдисон Сквер-гарден, которые легли в основу фильма «Песня остаётся всё такой же», выпущенного три года спустя[74].

Как отмечал в своей биографии Кэмерон Кроу, Led Zeppelin были «… не в восторге от своего единственного концертного альбома. После долгих лет блестящих шоу, которые они показывали на гастролях, концерт, запечатлённый для потомков был очень средненьким». Пейдж отмечал, что на концертах группа всегда старалась сыграть песни лучше, чем они звучали до этого. «Но на альбоме The Song Remains The Same вы услышите лишь спешку и ничего более»[14], — сетовал он.

Нью-йоркский финал гастролей был омрачён загадочным происшествием: из гостиничного сейфа были похищены 205 тысяч долларов, принадлежавшие группе. Подозрения пали на гастрольного менеджера Ричарда Коула, который последним держал деньги в руках и был единственным, кто имел ключ от сейфа, но он успешно прошёл допрос на детекторе лжи[74] и обвинения остались недоказанными. Кража (крупнейшая в истории Манхэттена) так и осталась нераскрытой[71][76] Впоследствии группа подала на Drake Hotel в суд[77].

Завершив турне, Led Zeppelin весь 1974 год отдыхали от музыки, отчасти посвятив это время обустройству записывающего лейбла Swan Song Records (названного так по неизданной инструментальной композиции Джимми Пейджа, которая под новым заголовком «Midnight Moonlight» была впоследствии записана The Firm), на котором впоследствии выходили все её пластинки, а также альбомы Дэйва Эдмундса, Мэгги Белл, Detective, Midnight Flyer, Bad Company, The Pretty Things[26].

Physical Graffiti

К работе над шестым студийным альбомом Led Zeppelin приступил в ноябре 1973 года в Хэдли Грейндж, на передвижной студии Ронни Лейна, бывшего бас-гитариста The Faces. Здесь было записано 8 новых треков. Из-за болезни Джона Пола Джонса, однако, работу пришлось приостановить, после чего остальной материал был набран из записей, сделанных ранее и не вошедших в предыдущие релизы[78]. В процессе работы над альбомом Плант и Пэйдж (по предложению последнего) в джипе проехали по городам Марокко с целью «…открыть для себя уличную музыку и набраться новых ощущений»[14].

Вышедший 24 февраля 1975 года двойной альбом Physical Graffiti стал первым релизом группы на Swan Song. Предварительные заказы на эту пластинку только в США составили 2 миллиона долларов; впоследствии она стала четырежды «платиновой». Центральной композицией альбома считается «Kashmir»: композиция (основная идея которой возникла у Пейджа во время путешествия по Северу Африки) явилась новым воплощением цеппелиновской эклектики, соединив в себе хэви метал, тяжелый блюз и индо-арабские этнические влияния. В альбоме, присутствовали элементы фанка («Trampled Underfoot»), кантри («Down by the Seaside»), тяжелого блюза («In My Time of Dying») эстрады 1950-х годов («Houses of the Holy»); на второй пластинке были представлены, в числе прочего, фрагменты джэмов и другие образцы студийных экспериментов[79].

29 марта 1975 года в списках Billboard 200 оказались все шесть альбомов группы: это достижение до настоящего времени остаётся непревзойдённым[26][67]. Незадолго до выхода альбома Джимми Пейдж серьёзно повредил средний палец левой руки (прищемив его дверью выходя из поезда)[15]. Из-за этого в течение почти года ему приходилось воздерживаться от технически сложной гитарной работы[71].

В мае 1975 года Led Zeppelin дали пять аншлаговых концертов в лондонском Эрлс-корте, на которых побывало в общей сложности 85 тысяч зрителей[80][81]. В 2003 году эти плёнки вышли на DVD и считаются лучшими живыми выступлениями в карьере группы. В июле в редакции журнала «Crowdaddy» состоялась встреча Пейджа с Уильямом Берроузом, который взял у гитариста большое интервью[82].

Последовавшие европейские гастроли пришлось прервать после того, как Роберт Плант попал в серьёзную автокатастрофу на острове Родос, где проводил отпуск.[3] Сам вокалист сломал руку и разбил коленную чашечку; некоторое время врачи предупреждали, что он всю оставшуюся жизнь может остаться на костылях[14] [78]. Его жена Морин получила переломы черепа, ноги и таза: она долго находилась в критическом состоянии и выжила лишь благодаря своевременно проведенному переливанию крови, чему предшествовал почти авантюрный эпизод с похищением её Ричардом Коулом из греческой клиники и срочной транспортировкой в Лондон[14][83].

Presence

Лишь отчасти восстановившись в течение полугода, Плант присоединился к остальным участникам группы в работе над новым альбомом. В голливудской студии SIR вокалист вынужден был записываться, не поднимаясь с инвалидного кресла[26]; Пейдж (как позже рассказывал он в интервью журналу Guitar World) работал по 18-20 часов в сутки, а две ночи не спал вообще. Запись альбома удалось завершить в Мюнхене в течение трёх недель: спешка объяснялась тем, что нужно было успеть до прибытия сюда Rolling Stones, которые по просьбе Пэйджа уступили Led Zeppelin свою очередь, но уже готовились записывать здесь свой альбом Black and Blue[83].

Presence вышел 31 марта 1976 года и возглавил хит-парады многих стран мира. Критика отметила 10-минутную композицию «Achilles Last Stand» (с одной стороны — марокканское «воспоминание» Пейджа[80], с другой — рассказ Планта об автомобильной катастрофе) и «For Your Life» (о наркотиках и ужасах повседневной жизни внутри группы), — два трека, отмеченные выдающейся гитарной работой[18]. Джимми Пейдж вспоминал:
Presence являл собою сгусток чувств, прежде всего — чувства тревоги. Мы не были уверены в том, что сможем играть, как прежде. Случись с Робертом худшее, произошёл бы драматический поворот. С точки зрения цельности чувства Presence — наш лучший альбом.[18]

Микал Гилмор, «The Long Shadow of Led Zeppelin», Rolling Stone, 2006

«Это был своего рода крик о помощи. Альбома, подобного этому, не будет никогда. Он — вопль из бездны: единственное, на что мы <в тот момент> были способны»[18], — говорил Роберт Плант.

Пейдж называл Presence «самым важным» альбомом Led Zeppelin[14]. Плант считал, что в нём воплотилось «истинно цеппелиновское звучание»[20]. В целом Presence был встречен критикой сдержанно, так же как и вышедший 20 октября фильм «The Song Remains the Same», работу над которым начал Джо Массот и завершил Питер Клифтон.

Примерно к этому времени относится и конфликт Джимми Пейджа (к тому времени уже всерьёз подсевшего на героин) с культовым режиссёром (также последователем Алистера Кроули) Кеннетом Энгером. Последний заказал гитаристу Led Zeppelin саундтрек к своему очередному фильму «Lucifer Rising», но получил, по его словам, лишь 23 минуты чистой музыки[84].

11 апреля 1977 года Led Zeppelin концертом в Детройте начали своё одиннадцатое по счёту турне по Северной Америке[85]. К этому времени Плант окончательно оправился от травм: на концерте в Нью-Йорке он вышел на сцену вместе с Bad Company и доказал, что способен вновь передвигаться по сцене в своей прежней манере[14].

Файл:Jimmy Page with Robert Plant 2 - Led Zeppelin - 1977.jpg
Роберт Плант и Джимми Пэйдж, 1977

К своему новому американскому турне Led Zeppelin готовились тщательно, в течение трёх месяцев. Трёхчасовое шоу Led Zeppelin, как отмечали все критики, было практически безупречно. «Гитара Пейджа звучала потрясающе, Плант вкладывал всю свою душу, Джонс и Бонэм тоже были на высоте. Это был громкий прорыв после двух лет молчания… Реакция публики была просто ошеломляющей»[14], — писал Кэмерон Кроу. Концерт группы на стадионе Pontiac Silverdome 30 апреля 1977 года вошёл в Книгу рекордов Гиннесса, побив тогдашний рекорд посещаемости: 76,229 зрителей[86]. В перерыве между концертами Пейдж прилетел в Лондон, чтобы (вместе с Плантом и Джонсом) получить награду Ivor Novello «За выдающийся вклад в развитие музыки»[87].

В целом триумфальное американское турне Led Zeppelin 1977 года было омрачено несколькими инцидентами. 3 июня, после того, как концерт на Tampa Stadium был прерван из-за сильнейшего урагана, в толпе начались массовые беспорядки, приведшие к многочисленным травмам и арестам. В Окленде где 23 июля 1977 года Грант, Бонэм, Коул и координатор секьюрити Джон Биндон были арестованы за избиение служащего (из команды промоутера Билла Грэма), который (если верить версии барабанщика группы) грубо обошёлся с сыном Гранта, Уорреном. 16 февраля 1978 года суд вынес всем троим условные сроки и назначил штрафы на общую сумму в два миллиона долларов[86]. Билл Грээм официально уведомил Питера Гранта о том, что с этого момента отказывается сотрудничать с группой в организации гастролей[87].

После этого инцидента Джон Пол Джонс с семьей отправился на отдых по туристическим базам Калифорнии и занялся фермерским хозяйством[14]. Пейдж остался с Грантом в Сан-Франциско. Плант, Бонэм и Коул вылетели в Новый Орлеан, где остановились в своем привычном отеле «Ройал Орлинз». «В тот момент, когда я оформлял группе номера, раздался звонок. Звонила жена Роберта. Тот сказал: ладно, сейчас разберусь, и направился к себе в номер. Через два часа он позвонил мне и произнес: Мой сын мёртв»[86], — вспоминал Коул.

Шестилетний Карак скончался от вирусной кишечной инфекции. Гастроли Led Zeppelin были прерваны.[3] Плант впал в тяжелую депрессию и более года провел в «сельском заточении». Состояние его стало улучшаться лишь после рождения сына Логана Ромеро 21 января 1979 года. Чтобы набрать форму, вокалист группы провел короткое сольное турне по небольшим клубам Британии, в ходе которого исполнял блюзовые стандарты. Тем временем, в аварию попал и Бонэм: он перевернулся в автомобиле, сломав три ребра[88].

In Through the Out Door

20 мая 1978 года квартет после длительного перерыва начал репетиции в замке Клиаруэлл (неподалеку от валлийской границы)[88]. 6 ноября Led Zeppelin приступили к работе над восьмым студийным альбомом, которая была продолжена в январе 1979 года в стокгольмской студии Polar.[14] Все участники группы испытывали серьёзные проблемы со здоровьем, кроме Джона Пола Джонса: он-то и предоставил для альбома основной материал, приняв активное участие в его студийной реализации[13].

Пластинка, записанная за три недели, оказалась стилистически разнообразной, была отмечена присутствием нововолновых мотивов и содержала два трека, отдельно отмеченных рецензентами: «In the Evening» и «All My Love». Однако, как у критиков, так и у поклонников творчества группы эта пластинка вызвала неоднозначную реакцию: возобновились разговоры о том, что за спадом энергетического напряжения кроется наркотическая зависимость Пэйджа (который в те дни действительно вёл с героином ожесточённую борьбу) и что для группы наступают последние времена. Всё это не помешало альбому In Through the Out Door, вышедшему 20 августа 1979 года, стать всемирным хитом. В США альбом получил статус «платинового» в течение двух дней[87].

Билеты на гастроли 1979 года в Великобритании пользовались ажиотажным спросом. В числе музыкантов, исполнявших функции «разогревщиков», были Dire Straits, Fairport Convention, Джони Митчелл и другие известные музыканты. Триумфальным (что в прессе было воспринято как неожиданность) оказалось выступление Led Zeppelin на фестивале в Небуорте, где 290 тысяч билетов были раскуплены за день. Многие обозреватели отметили, прежде всего, перемены к лучшему в игре и внешнем облике Пейджа. Дальнейшему оздоровлению обстановки в группе способствовало решение Гранта уволить гастрольного менеджера Ричарда Коула (от которого с первых дней исходили все наркотические инициативы). Почти сразу же после увольнения Коул был арестован в Риме (как ни странно, по обвинению в терроризме) и провел за решеткой полгода, прежде чем был оправдан[87][88].

В мае 1980 года Led Zeppelin вышли в турне Led Zeppelin Over Europe 1980[89], которому суждено было оказаться последним. Центральными фигурами на сцене стали — окончательно восстановившийся Плант, а также Джон Пол Джонс, взявший на себя функции лидера группы. Пейдж продолжал выступать нестабильно, но хуже всего выглядел и чувствовал себя Джон Бонэм, несколько раз терявший сознание, в том числе в Нюрнберге 17 июня — прямо во время концерта. В прессе появились сообщения о том, что виной всему — злоупотребление алкоголем и наркотиками, но сам барабанщик заявил, что у него вре́менные проблемы с пищеварением, и продолжил турне, которое завершилось 7 июля[20].

Смерть Джона Бонэма

24 сентября 1980 года ассистент Рекс Кинг заехал домой к Джону Бонэму, и оба отправились в Bray Studios на репетицию в рамках подготовки к предстоящему американскому турне. По пути барабанщик позавтракал рулетом с ветчиной, выпив при этом около 700 мл водки[90]. Обильное возлияние продолжалось в студии, а затем вечером того же дня в особняке Пейджа The Old Mill House (Клюэр, Виндзор), куда участники группы отправились переночевать. После полуночи потерявшего сознание Бонэма унесли в спальню и уложили в постель. К середине следующего дня, когда Пейдж, Плант и Джонс собрались ехать на репетицию, барабанщик вниз не спустился. Джон Пол Джонс и Бен ЛеФевр (сменивший Коула на должности гастрольного менеджера) направились к нему в комнату: они-то и обнаружили Бонэма мёртвым[61]. Позже было установлено, что смерть наступила рано утром от удушья, вызванного попаданием в легкие рвотных масс, и что накануне тот выпил более двух литров водки.[~ 7][26]

Файл:Grave JohnBonham sept07.JPG
Могила Джона Бонэма

7 октября 1980 года следствие вынесло решение, что смерть Бонэма произошла в результате несчастного случая. Следов наркотиков в организме погибшего обнаружено не было[72][90]. Похороны прошли 10 октября 1980 года в приходской церкви Рашок (Дройтвич, Вустершир), неподалеку от фермы Бонзо. У надгробия была установлена тарелка от его ударной установки. Останки Джона Бонэма были кремированы. На церемонии, в числе прочих, присутствовали Пол Маккартни и Джефф Линн.

Возникшие было слухи о том, что Джона Бонэма в составе Led Zeppelin могут заменить Кози Пауэлл, Кармайн Эппис, Барримор Барлоу, Саймон Кирк или Бив Бивэн, оказались беспочвенными. Через два дня после прощальной церемонии участники группы собрались на острове Джерси, откуда вылетели в лондонский отель «Савой» к Питеру Гранту. Решение распустить группу было единодушным. «Потеряв общего друга, мы, в полном согласии и взаимопонимании, пришли к выводу, что не можем продолжать существование как группа»[61], — гласило официальное заявление.

После распада (1980—2006)

После распада группы все её участники начали выступать сольно. Джон Пол Джонс вернулся к продюсерской деятельности. Свой первый сольный альбом Zooma он выпустил лишь в 1999 году[3]. Джимми Пэйдж записал саундтрек к фильму Death Wish II, после чего собрал коллекцию ранее отвергнутых студийных треков и в 1982 году выпустил её под названием Coda. Сюда были включены два трека, записанных на концерте группы в Ройал Алберт-холле (1970), по одному — из сессий Led Zeppelin III и Houses of the Holy, три — не вошедших в альбом In Through the Out Door, а также инструментальная пьеса «Bonzo’s Montreux», где к барабанному соло Бонэма Пэйдж добавил электронные эффекты.

В том же году у Роберта Планта вышел первый (и тепло принятый критикой) сольный альбом Pictures at Eleven. В 1984 году Пейдж и Плант встретились вновь: в составе почти спонтанно созданной группы The Honeydrippers, записавшей один мини-альбом[3]. После этого Пейдж (вместе с Полом Роджерсом из Free, Bad Company) и Крисом Слэйдом (экс-Uriah Heep) образовал The Firm, супергруппу, выпустившую два альбома (The Firm, 1985 и Mean Business, 1986).

В 1985 году Пейдж, Плант и Джонс воссоединились для выступления на фестивале Live Aid в Филадельфии, на стадионе JFK. Для исполнения партии ударных были приглашены Тони Томпсон и Фил Коллинз. Бывшие участники Led Zeppelin оказались недовольны своим выступлением, и оно по их просьбе было исключено из (выпущенного лишь в 2004 году) DVD с материалами фестиваля. В 1986 году Пейдж, Плант и Джон Пол Джонс с Томпсоном собрались в Бате, Англия, чтобы записаться, но этому проекту не было суждено осуществиться из-за серьёзной аварии, в которую попал барабанщик[26].

Трое участников Led Zeppelin снова собрались вместе на 40-летнем юбилее Atlantic Records в 1988 году. Место покойного отца за ударными в этом концерте занял Джейсон Бонэм.

В 1994 году Пейдж и Плант дали полуторачасовой концерт в программе MTV Unplugged, выпустив затем альбом No Quarter: Jimmy Page and Robert Plant Unledded. Год спустя они вышли в мировое турне с басистом Чарли Джонсом (из группы Роберта Планта) и оркестром, составленным в основном из арабских инструменталистов. С этого момента отношения Пейджа и Планта с Джоном Полом Джонсом ухудшились: последнему даже не сообщили о проекте MTV[91]. Конфликт достиг апогея после того, как на вопрос одного из репортёров, где находится Джон Пол Джонс, Плант ответил: «Снаружи, паркует автомобиль»[92]. На церемонии посвящения в Зал славы рок-н-ролла 12 января 1995 года Джонс иронически заметил: «Спасибо, что вспомнили мой телефонный номер»[92].

В 1997 году состоялся первый за 15 лет новый релиз Led Zeppelin, BBC Sessions. В этот двойной альбом вошли записи всех радиосессий группы, кроме одной, 1969 года, где в частности, была записана «Sugar Mama», песня, так и оставшаяся неизданной. Примерно в это же время Atlantic перевыпустили на CD урезанную (трёхминутную) версию сингла «Whole Lotta Love»[26].

Дуэт Пейдж-Плант продолжил успешное сотрудничество в 1998 году, выпустив альбом Walking Into Clarksdale (трек из которого «Most High» получил «Грэмми» как «Best rock song»). В поддержку нового материала было организовано мировое турне Walking Into Everywhere. В 1990 году вышел (и стал мегахитом) бокс-сет из четырёх CD, подготовленный Пейджем, проведшим полный ремастеринг старых записей. Три года спустя за ним последовал The Complete Studio Recordings — десятитомный бокс-сет.

В октябре 2002 года британская пресса сообщила о том, что Роберт Плант и Джон Пол Джонс наконец-то пришли к примирению, оставив позади ссору, которая долгие годы мешала Led Zeppelin воссоединиться.

2003 год был отмечен новым всплеском интереса к Led Zeppelin: этому способствовали выпуск тройного концертного альбома How the West Was Won, вышедшего в комплекте с концертным DVD, охватывавшим всю гастрольную карьеру группы[93]. Альбом возглавил хит-парады США и Великобритании[40], а тираж DVD к концу 2003 года составил 520 тыс. экземпляров[26].

2007 —

Через два месяца после смерти Ахмета Эртегюна, одного из основателей Atlantic Records, вдова покойного обратилась к Роберту Планту с просьбой уговорить двух других участников Led Zeppelin выступить на благотворительном концерте в поддержку Ertegun’s Education Fund, занимающегося финансовой поддержкой студентов музыкальных учебных заведений в Британии, США и Турции. Идея до этого уже поднималась на заседании попечительского совета фонда, куда, кроме вдовы Эртигана, входят промоутер Харви Голдсмит и Билл Кёрбишли, менеджер Планта. Голдсмит признавал позже, что у него тут же возникла амбиция повторить успех Боба Гелдофа, сумевшего объединить Pink Floyd для участия в Live 8. Со своей стороны Кёрбишли знал о том, что вокалист Led Zeppelin не только всегда относился с огромным уважением к покойному, но называл его «другом и в каком-то смысле сообщником». Получив в мае 2007 года согласие Планта, его менеджер Кёрбишли связался с Питером Меншем и Ричардом Чедуиком, ведущими дела Джимми Пейджа и Джона Пола Джонса, после чего к работе были привлечены Джон Хадсон (юрист, ведущий все дела о наследстве Джона Бонэма) и Джордж Фирон, американский адвокат Led Zeppelin.

Файл:Led Zeppelin 2007.jpg
Группа на выступлении в 2007 году

Тем временем в марте 2007 года в Линкольновском Центре (Нью-Йорк) прошёл первый благотворительный концерт памяти Эртегюна: здесь в составе сводного ансамбля рок-звёзд выступил Джон Пол Джонс. Плант и Пейдж находились в зале, но на просьбу выйти на сцену ответили отказом и с Джонсом в тот вечер не общались. Однако уже три недели спустя все трое бывших участников Led Zeppelin встретились в лондонском отеле и договорились о первой репетиции. На роль барабанщика был единодушно предложен Джейсон Бонэм, который уже играл с Плантом и Пейджем, но главное, по утверждению последнего, знал не просто все вещи Led Zeppelin, но и все без исключения концертные версии каждой композиции. После двух серий репетиций в июне и в сентябре (место проведения каждый раз хранилось в тайне), идея о воссоединении Led Zeppelin получила окончательное и всеобщее одобрение[94].

Первоначально концерт был запланирован на 26 ноября 2007 года на площадке O2 Arena в Лондоне, но в связи с переломом пальца у Джимми Пейджа был перенесён на 10 декабря 2007 года[95][96]. Право покупки билетов разыгрывалось среди зарегистрированных пользователей сайта[97]. В ноябре было объявлено, что в концерте примут участие гитарист The Who Пит Таунсенд, бас-гитарист Билл Уаймен, входивший в состав The Rolling Stones с 1962 по 1993 год, Паоло Нутини и группа Foreigner.

Двухчасовое выступление группы 10 декабря, в числе зрителей которого были многие известные музыканты, получило наивысшие оценки музыкальных обозревателей. «То, что Led Zeppelin сделали этим вечером, доказывает, они способны по-прежнему выступать на том уровне, который изначально обеспечил им статус легенды. Нам остается лишь надеяться, что мы увидели их не в последний раз»[98], — написал NME. 17 октября 2012 в кинотеатрах Англии и других стран мира выходит концертный фильм «Celebration Day (видео) (англ.)» с записью выступления на O2 Арене[99].

23 августа 2008 года появились сообщения о том, что двое участников группы, Джимми Пейдж и Джон Пол Джонс, готовят новый материал для записи альбома, пригласив к участию Джейсона Бонэма. Отвечая на вопросы о возможном воссоединении, в конце сентября 2008 года Роберт Плант заявил, что считает идею смехотворной и участия в проекте не примет. Пейдж, Джонс и Бонэм некоторое время пытались найти на место Планта нового вокалиста (рассмотрев, в числе прочих, кандидатуры Майлза Кеннеди и Стивена Тайлера), однако 8 января 2009 года Питер Мэнш, менеджер Пейджа, заявил представителям прессы, что «Led Zeppelin больше нет и, видимо, никогда не будет». Однако в начале 2013 года Роберт Плант заявил, что не прочь снова собрать Led Zeppelin.[100]

Отзывы критиков

Led Zeppelin, группа, которая уже вскоре после распада приобрела статус «классической», новаторской и сверхвлиятельной[2][101], практически все десять лет своего существования находилась в состоянии конфронтации с музыкальной прессой, прежде всего, американской. Чем более массовый успех имели концерты и релизы квартета, тем более непримиримой становилась позиция его критиков в первой половине 1970-х годов.

Реакция рецензентов на первые гастроли квартета в США в целом была негативной. Так, после концерта группы 26 декабря 1968 года в Денвере, штат Колорадо, репортёр Томас Маккласки, отметив виртуозность Пейджа и основательность Джонса, счёл невыразительными вокал Планта и игру Бонэма[102]. Разгромную статью поместил журнал Rolling Stone, намекнувший на некий «зловещий ореол», сопровождающий гастроли Led Zeppelin по стране[14].

Первый альбом, рекламировавшийся на страницах ведущих еженедельников под шапкой: «Led Zeppelin — единственный способ летать», получил низкие оценки. Обозреватель Rolling Stone заявил, что группа «не может предложить ничего, что бы не сказали её двойники, Jeff Beck Group — три месяца назад, так же или ещё лучше». Плант был здесь назван «расфуфыренным как Род Стюарт, но только куда менее захватывающим»[101].

В Британии дебютный альбом был принят лучше, в частности, получил высокие оценки от Melody Maker. В обзоре под названием «Триумф Джимми Пейджа: Led Zeppelin — это высший класс» (англ. Jimmy Page triumphs — Led Zeppelin is a gas!): рецензент отметил, что группа не полагается на изъезженные блюзовые риффы и даже когда использует их, «звучит вовсе не так хило, как большинство британских так-называемых блюзовых групп»[103]. Год спустя в Великобритании Led Zeppelin уже были объявлены группой номер один; Melody Maker в итоговых списках поставил их на первое место в списке «Лучшая группа мира»[56], а Роберт Плант в том же списке стал лучшим в категории «Вокалист года»[57].

Однако в США и второй альбом был встречен враждебно: основной упор в своей аргументации рецензенты делали на осуждении «заимствований», пытаясь доказать, что группа неоригинальна и «обдирает» черных блюзменов. При том, что Led Zeppelin имели массовый успех, их концерты не рекламировались. «Быть поклонником Led Zeppelin означало быть членом эксклюзивного клуба. Информация о группе распространялась не через печатные издания, а через разговоры на задних сиденьях автомобилей, по телефону или по радио»[14], — писал в биографии группы Кэмерон Кроу.

Джимми Пейдж рассказывал, что группу не смутил разнос, устроеный ей в американской прессе:
Мы осознавали собственный потенциал и продолжали постоянно совершенствоваться. Кроме того, все свои песни мы постоянно наигрывали вживую, отмечали, как люди реагируют на то, что мы делаем. Это и есть решающий тест… <Отзывы прессы> не волновали меня — до тех пор, пока мы не записали третий альбом. Но и после достигнутого пресса продолжала называть нас мыльным пузырем. Поэтому четвёртый альбом вышел без заголовка. Это был, конечно, бессмысленный протест, но мы решили доказать, что наши пластинки люди покупают не за название.[34]

Джимми Пейдж. Интервью журналу Guitar Player. 1993

Лишь после распада Led Zeppelin новые поколения музыкальных критиков признали, что группа создала собственное звучание и крайне оригинальный, постоянный развивавшийся стиль, по-новому интерпретировав блюзовое наследие, чем лишь способствовали росту интереса к последнему[39]. Специалисты признали Led Zeppelin ведущей группой первой волны хард-рока, сыгравшей основополагающую роль в становлении жанра хэви метал[5], отмечают выдающееся инструментальное мастерство участников квартета, новаторский подход к студийной работе Джимми Пейджа, важность стилистических экспериментов, которыми были увлечены музыканты[3][6]. Музыкальная пресса оценила масштабность влияния группы на развитие рока. «Практически любая хард-рок или хэви-метал-группа, выходящая на сцену, хоть что-нибудь да заимствовала у них в звучании или стиле», — писал в Rolling Stone (1988) музыкальный критик Стив Понд[104].

Обвинения в плагиате

Сразу же после выхода альбома Led Zeppelin некоторые американские издания, в частности, еженедельник Rolling Stone, обвинили группу в плагиате, который заключался в излишне свободном, по их мнению, обращением группы с классикой блюза. Ранний репертуар Led Zeppelin действительно базировался на блюзовых стандартах, и три из них — «You Shook Me», «I Can’t Quit You Baby» (Вилли Диксона), а также «Babe I’m Gonna Leave You» — вошли в дебютный альбом[22].

Файл:Jimmy Page early.jpg
Когда мы в Хэдли Грэйндж, записывали Physical Graffiti, зашёл Иэн Стюарт, и мы начали импровизировать. Джэмминг превратился в «Boogie With Stu». Очевидно, что это была вариация на тему «Ooh My Head» покойного Ричи Валенса, которая в свою очередь являлась вариацией на тему «Ooh My Soul» Литтл Ричарда. Мы намеревались всего лишь помочь матери Ричи, потому что слышали, что она не получила денег от хитов своего сына, так что Роберт кое-что использовал из текста <Валенса>. И что же произошло потом? Нас попытались засудить за эту песню! Пришлось послать их подальше. (Смех)[105][106]

Джимми Пейдж о «Boogie with Stu»
В интервью 1975 года Пейдж говорил о первом альбоме:
В поисках материала мы, естественно, обратились к нашим блюзовым корням. У меня оставалось множество риффов со времен Yardbirds. Эрик Клэптон оставил нелёгкое наследие — сначала для Бэка, потом для меня, причем мне было ещё труднее, потому что второй гитарист стал вдруг основным. Необходимость придумывать собственные риффы довлела надо мной, и в первом альбоме я был ещё под сильным влиянием прошлого. Думаю, это заметно, но… было очевидно, что кому-то нужно было взять бразды правления в свои руки, иначе мы сидели бы и джемили полгода. Ну а после этого, на втором альбоме, уже заметно, как проявляется общее лицо группы.[22]

Kerrang! # 1244, 2009. «In the Beginning». Род Йейтс

«Babe I’m Gonna Leave You» представляла собой особый случай: Пейдж, впервые услышавший песню на пластинке Джоан Баэз, полагал, что это адаптация народной баллады. Позже выяснилось, что у песни есть автор (Энни Бредон, написавшая её в 1950-х годах), и ошибка была исправлена[22].

Проблема усугублялась ещё и тем обстоятельством, что Джефф Бэк, до этого уже записавший «You Shook Me» для своего альбома Truth, обвинил Пейджа в том, что тот заимствовал у него основную идею. Кроме того, с Джоном Полом Джонсом и Китом Муном Пейдж участвовал в записи в «Beck’s Bolero» (которую сам же аранжировал), — инструментальной композиции из альбома Truth. Позже на концертах он использовал её в джэме «How Many More Times»; всё это явилось причиной конфликта между Пейджем и Бэком, которые с детства были друзьями.

Гитарист Led Zeppelin так формулировал свои принципы в данном вопросе:

« …Что касается меня, что я всегда старался добавить что-то своё в использовавшиеся фрагменты. Я всегда точно знал, что создаю какую-то вариацию. Более того, в большинстве случаев никто не мог догадаться, каким был оригинальный источник. Может быть не во всех случаях, но в большинстве. Так что, в основном, <обвинения> основывались на сравнениях текстов. Предполагалось, что Роберт должен менять текст, но делал он это не всегда, этим и навлекал большинство проблем. Они не могли подкопаться к гитарным партиям — но прицепились к лирике. Конечно, кое-какие вольности мы себе позволяли (смех). Ну и что же, мы считали, что так было нужно.[34]
Джимми Пейдж, интервью журналу Guitar World
»

«…Дело в том, что всё это были народные тексты, и они появились задолго до того, как родились те <блюзовые> исполнители, с именами которых сегодня их принято ассоциировать»[34], — добавлял гитарист.

После выхода альбома Led Zeppelin II споры об авторстве возобновились. Вступление к «Bring It On Home» было заимствовано из записанной в 1963 году версии Сонни Боя Уильямсона песни Вилли Диксона того же названия. «The Lemon Song» включала в себя адаптированный фрагмент «Killing Floor», песни Хаулин Вулфа. В 1972 году Arc Music, издательское крыло Chess Records, предъявило Led Zeppelin иск, обвинив группу в нарушении авторских прав. Дело было улажено вне суда, сумма выплаты не разглашалась.[48].

Кроме того, «Whole Lotta Love» содержала часть текста, заимствованного из песни Вилли Диксона 1962 года «You Need Love». В 1985 году Диксон подал на Led Zeppelin в суд, дело было улажено частным образом и с тех пор имя Диксона значится в числе авторов[107].

На сторону Джимми Пейджа в этом вопросе встал Роберт Палмер, авторитетный журналист и исследователь истории блюза, который утверждал: «В блюзе было привычным делом для исполнителя — заимствовать куплеты из современных ему источников, как устных, так и записанных, добавить собственную мелодию и/или аранжировку и объявить песню своей собственной»[108][109].

Специалист по фольклору Карл Линдал называл такие переходящие из песни в песню фрагменты «плавающей лирикой» (англ. floating lyrics), имея в виду — «…строки, которые в фолк-сообществе циркулировали так долго, что исполнителям, погруженным в традиционную музыку, сами собой первыми приходили на ум; их беспрерывно переаранжировывали, иногда бессознательно, чтобы подогнать под свой стиль и эстетику окружающей среды»[110].

Впоследствии Led Zeppelin вынуждены были ещё раз выплатить вне суда денежную компенсацию за квазиплагиат (в данном случае — издателям Ричи Валенса). Постепенно споры об авторстве утихли. Многие (в том числе Кэмерон Кроу) считали такого рода нападки частью негласной, скоординированной кампании американских массмедиа 1970-х годов, направленной против Led Zeppelin.

В начале 2016 г. музыкантов Led Zeppelin Джимми Пейджа, Джона Пола Джонса и Роберта Планта допросили в рамках расследования о краже музыкального фрагмента одной из самых известных композиций — Stairway to Heaven — у рок-группы Spirit.[111]

Влияние Led Zeppelin

Led Zeppelin оказали определяющее влияние на развитие современного рока, и многие музыканты следующих поколений говорили о группе как об основополагающем первоисточнике их творчества. Фронтмен Foo Fighters Дэйв Грол в эссе, написанном для журнала Rolling Stone (2004), писал: «Без Led Zeppelin не было бы heavy metal, а если бы и был он, то был бы дрянным»[112].

Они, вне всяких сомнений, — моя любимая группа всех времен. Я учился играть на ударных, слушая пластинки Led Zeppelin, по ним же я изучал работы Джимми Пэйджа — как акустические, так и электрические. Я не учился в колледже, я и в школе-то недоучился. Я выпускник <института> Led Zeppelin! Для меня они как члены семьи, которые были рядом со мной долгие годы[22].

Дэйв Грол, журнал Kerrang!, 2009

Оззи Осборн рассказывал, что когда впервые услышал «Dazed and Confused», испытал «ощущение, будто… мир остановился»[22]. Экс-вокалист Black Sabbath говорил в 1990 году, что от Led Zeppelin у него по-прежнему бегут «мурашки по коже», упоминая «невероятную» срединную секцию «Whole Lotta Love». По словам Осборна, ранние альбомы группы были отмечены фантастической студийной работой: «Похоже, никто ничего подобного сделать уже не пытается. Я равного <этому> точно не слышал. <Зато> имитировать Zeppelin берутся многие»[113].

Сильнейший эффект произвели Led Zeppelin на Билла Келлихера, гитариста Mastodon. «Я подумал: они что, в союзе с дьяволом? Приносят в жертву девственниц?.. Меня поразило, насколько они звучали зловеще»[22]. «Zeppelin — один из главных источников вдохновения в моей жизни. Их способность к эволюции, то как они менялись от альбома к альбому, всегда поражала меня. Они были истинными мастерами своего искусства; именно они научили меня <стремиться к> обретению внутренней свободы»[22][114], — рассказывал Деррик Грин (Sepultura). О том, что музыка Led Zeppelin обладает редким свойством не надоедать, говорил и Джастин Хокинс, фронтмен Darkness и Hot Leg: «Communication Breakdown — рингтон моего телефона, а мелодия 'Good Times, Bad Times' будит меня по утрам. Проблема в том, что <когда я слышу их> у меня не возникает желания ни отвечать на звонок, ни нажимать кнопку будильника»[22].

Слэш, гитарист Guns N' Roses, называл Led Zeppelin «королями рок-н-ролльного риффа» (своими любимыми называя «Black Dog», «Out on the Tiles» и «Bring It on Home».[115] «Они выбросили за борт весь <тогдашний> свод законов… Ранние Led Zeppelin оказали на нашу группу решающее влияние, я осознаю это все больше — по мере того, как мы развиваемся»[116], — говорил Джаред Лето, фронтмен 30 Seconds to Mars. Кори Тейлор из Slipknot считает вокальное исполнение в «Since I’ve Been Loving You» лучшим во все времена. «Led Zeppelin впервые внесли в массовое сознание ауру мистицизма и ощущение опасности. Они — прототип идеальной рок-группы»[22], — говорил он.

Led Zeppelin продолжали оказывать влияние на развитие современной рок-музыки и спустя десятилетия после распада. «The New Rolling Stone Record Guide» отмечал, что одна уже только «Whole Lotta Love» послужила отправной точкой для творчества таких групп, как Aerosmith, Guns N' Roses и Van Halen)[117]. Брайан Мэй, гитарист Queen, по его собственным словам, «величайший фанат Led Zeppelin в мире», рассказывал, что саундчек всегда начинает с «The Immigrant Song» — «просто ради того, чтобы насладиться величием этих звуков»[118]. В числе тех, кто говорил о фундаментальном влиянии группы на формирование их творческого мировоззрения, были Иэн Эстбери (The Cult), называвший Led Zeppelin величайшим британским концертным бэндом и отмечавший значение «мистической ауры», сопровождавшей группу[104], Энн Уилсон из Heart[119], Kiss[120], Cheap Trick, Judas Priest, Metallica[121], Megadeth[122], The White Stripes[123], Тори Эмос[124], The Black Crowes[125], Alice Cooper[126], Кати Мелуа[127] и многие другие.

Дискография

Участники

Участники группы
Концертные музыканты

Фильмография

Напишите отзыв о статье "Led Zeppelin"

Литература

  • Jon Bream (2008), Whole Lotta Led Zeppelin: The Illustrated History of the Heaviest Band of All Time, Minneapolis: Voyageur Press. ISBN 0-7603-3507-9.
  • Richard Cole, Richard Trubo (1992), Stairway to Heaven: Led Zeppelin Uncensored, New York: HarperCollins. ISBN 0-06-018323-3.
  • Stephen Davis (1985), Hammer of the Gods: The Led Zeppelin Saga, New York: William Morrow & Co. ISBN 0-688-04507-3. (На русском языке — С.Дэвис. Молот богов: Cara о Led Zeppelin. Пер. с англ. С.Рысева. СПб.: Амфора, 2011. 416 с., Серия «Дискография», 3 000 экз., ISBN 978-5-367-01803-5)
  • Susan Fast (2001), In the Houses of the Holy: Led Zeppelin and the Power of Rock Music, New York: Oxford University Press. ISBN 0-19-514723-5.
  • Dave Lewis (1991), Led Zeppelin: A Celebration, London: Omnibus Press. ISBN 0-7119-2416-3.
  • Dave Lewis (1994), The Complete Guide to the Music of Led Zeppelin, London: Omnibus Press. ISBN 0-7119-3528-9.
  • Dave Lewis (2003), Led Zeppelin: Celebration II: The 'Tight But Loose' Files, London: Omnibus Press. ISBN 1-84449-056-4.
  • Dave Lewis and Simon Pallett (1997), Led Zeppelin: The Concert File, London: Omnibus Press. ISBN 0-7119-5307-4.
  • Luis Rey (1997), Led Zeppelin Live: An Illustrated Exploration of Underground Tapes, Ontario: The Hot Wacks Press. ISBN 0-9698080-7-0.
  • Keith Shadwick (2005), Led Zeppelin: The Story of a Band and Their Music 1968—1980, San Francisco: Backbeat Books. ISBN 978-0-87930-871-1.
  • Mick Wall (2008), When Giants Walked the Earth: A Biography of Led Zeppelin, London: Orion. ISBN 978-0-7528-8877-4.
  • Chris Welch. Led Zeppelin. — London: Orion Books, 1994. — ISBN 1-85797-930-3.
  • Chris Welch (2002), Peter Grant: The Man Who Led Zeppelin, London: Omnibus Press. ISBN 0-7119-9195-2.
  • Chris Welch (2006), Led Zeppelin: Dazed and Confused: The Stories Behind Every Song, Thunder’s Mouth Press. ISBN 1-56025-818-7.
  • Ritchie Yorke (1993), Led Zeppelin: the Definitive Biography, Novato, California: Underwood-Miller. ISBN 0-88733-177-7.
  • Томас Г. Led Zeppelin: Иллюстрированная энциклопедия. М.: Астрель, 2012. 224 c., ил.

Примечания

Комментарии
  1. впоследствии группа несколько раз воссоединялись для отдельных выступлений
  2. Имеется в виду, что английское прилагательное lead имеет два значения и два варианта произношения: [led] в смысле «свинцовый» и [liːd] в смысле «ведущий».
  3. Речь шла об упоминавшемся 'Керрангом' составе, который планировали создать во времена записи 'Beck’s Bolero' Пейдж, Мун и Ники Хопкинс; Пейдж подтверждал, что в числе претендентов, помимо Энтуистла, рассматривались Стив Марриотт и Стив Уинвуд.
  4. Некоторые вещи, тогда исполнявшиеся, оказались незаписанными, в частности, «Flames» Элмера Гантри и «As Long As I Have You» Гарнетт Миммс, известная в интерпретации Дженис Джоплин.
  5. Bron-Yr-Aur. В названии трека «Bron-Y-Aur Stomp» на обложке была допущена случайная ошибка.
  6. Согласно другим источникам, смена студий была вызвано тем, что для качественного сведения материала мощностей передвижной студии оказалось недосточно.
  7. Уровень алкоголя в крови Бонэма оказался равен 0,5
Источники
  1. 1 2 [http://www2.kerrang.com/2009/01/kerrang_magazine_14012009.html Led Zeppelin and the birth of Heavy Metal] (англ.). — www2.kerrang.com. Проверено 2 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mfrNzmh Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  2. 1 2 3 [http://www.progressiveworld.net/html/modules.php?name=News&file=article&sid=763 О Led Zeppelin]. Проверено 5 ноября 2007. [http://www.webcitation.org/65ohNhRGN Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Stephen Thomas Erlewine. [http://www.allmusic.com/cg/amg.dll?p=amg&sql=11:wifexqe5ldde~T1 Led Zeppelin biography]. Allmusic (2007). Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgkd1MW Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  4. [http://heavymetal.about.com/od/heavymetal101/a/101_timeline.htm Heavy metal timeline]. heavymetal.about.com. Проверено 1 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mfsuJgu Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  5. 1 2 [http://www.bbc.co.uk/dna/h2g2/A353134 Led Zeppelin biography]. www.bbc.co.uk. Проверено 1 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mftN8KP Архивировано из первоисточника 19 мая 2012]. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «bbc.h2» определено несколько раз для различного содержимого
  6. 1 2 [http://www.therockradio.com/2004/11/top-25-special.html Led Zeppelin]. www.therockradio.com. Проверено 1 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mfu3uix Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  7. 1 2 [http://www.thelocal.se/article.php?ID=2442&date=20051107 Led Zeppelin wins Polar Prize]. www.thelocal.se (2005). Проверено 1 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mfudE54 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  8. Natalie Paris. [http://www.telegraph.co.uk/news/main.jhtml?xml=/news/2007/09/13/nled113.xml 20 million Led Zeppelin fans rush for tickets]. www.telegraph.co.uk (2005). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mfwCLv5 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  9. Don Sloan. [http://www.mg.co.za/articlePage.aspx?articleid=330784&area=/breaking_news/breaking_news__international_news/ Led Zeppelin concert off until at least September]. The Mail & Guardian (28 Jan 2008). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mfxH7hl Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  10. [http://www.riaa.com/goldandplatinumdata.php?table=tblTopArt Top Selling Artists] (англ.). — www.riaa.com. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mfxzDTf Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  11. [http://www.vh1.com/shows/dyn/the_greatest/62188/episode_about.jhtml 100 greatest artists of hard rock] (англ.). — vh1.com. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mfyewMF Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  12. [http://www.rollingstone.com/news/story/11016639/led_zeppelin_the_legend_the_classic_reviews_a_selection_of_hot_photos_and_more Led Zeppelin: The Legend, the Classic Reviews, a Selection of Hot Photos and More] (англ.). — Rolling Stone. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mfzuxQp Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  13. 1 2 3 4 [http://www.nme.com/artists/led-zeppelin www.nme.com Led Zeppelin biography] (англ.). — New Musical Express. Проверено 23 сентября 2009.
  14. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 Cameron Crowe. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=013 Официальная биография Led Zeppelin]. Atlantic Records. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg158bO Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  15. 1 2 3 [http://www.rollingstone.com/news/story/17448380/cover_story_the_durable_led_zeppelin/2 Cameron Crowe interview, 2] (англ.). — www.rollingstone.com. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgVb4cJ Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  16. [http://www.billboard.com/bbcom/bio/index.jsp?pid=5047&cr=artist&or=ASCENDING&sf=length&kw=Led%20Zeppelin Биография Led Zeppelin] (англ.)(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.billboard.com/bbcom/bio/index.jsp?pid=5047&cr=artist&or=ASCENDING&sf=length&kw=Led%20Zeppelin история]). — Billboard. Проверено 11 сентября 2009. [http://web.archive.org/20070817022906/www.billboard.com/bbcom/bio/index.jsp?pid=5047&cr=artist&or=ASCENDING&sf=length&kw=Led%20Zeppelin Архивировано из первоисточника 17 августа 2007].
  17. 1 2 3 Stephen Davis. [http://www.rollingstone.com/news/story/17537975/power_mystery_and_the_hammer_of_the_gods/2 www.rollingstone.com Power, Mystery And The Hammer Of The Gods The Rise and Fall of Led Zeppelin]. Проверено 11 сентября 2009.
  18. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Микал Гилмор. [http://www.rollingstone.com/news/story/11027261/the_long_shadow_of_led_zeppelin/print The Long Shadow Of Led Zeppelin]. Rolling Stone. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg1lmPu Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  19. 1 2 [http://www.rockhall.com/inductee/led-zeppelin _Led Zeppelin] (англ.). — Rock and roll hall of fame Museum. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg2N3y7 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  20. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [http://www.ledzeppelinreunion.com/html/led-zeppelin-biography.html Led Zeppelin. History] (англ.). — www.ledzeppelinreunion.com. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg8Rlyi Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  21. 1 2 3 4 5 6 7 8 [http://rockname.com.ua/engine/print.php?newsid=137 Led Zeppelin: Хронология 1944—1990]. rockname.com.ua. Проверено 22 марта 2010. [http://www.webcitation.org/67mg7EJEk Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  22. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Kerrang! Issue # 1244 January 17 2009. In the Beginning. Rod Yates. Стр. 26-29
  23. [http://www.teenclubs.dk/ Led Zeppelin at Gladsaxe Teen Club] (англ.). — www.teenclubs.dk. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg34rXb Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  24. Mojo. Фред Доллар. «Led Zep Were My Backing Band». 2005. Стр. 83
  25. [http://www.led-zeppelin.org/reference/index.php?m=assorted2 Led Zeppelin FAQ #8] (англ.). — www.led-zeppelin.org. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg3q0aU Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  26. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [http://www.jimmypageonline.com/11318/42826.html Jimmy Page biography] (англ.). — Jimmy Page Online. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg5jU92 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  27. Keith Shadwick. «Led Zeppelin A Story of a Band and their Music 1968—1980». p.36. ISBN 978-0-87930-871-1
  28. [http://www.bbc.co.uk/dna/h2g2/A593101 Led Zeppelin — The Band] (англ.). — www.bbc.co.uk. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg4OTwm Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  29. Stephen Davis. Hammer of the Gods (LPC). — 1995. — P. 32, 44, 64, 190, 225, 277. — ISBN 0-330-34287-8.
  30. [http://www.led-zeppelin.org/reference/index.php?m=assorted2 www.led-zeppelin.org Led Zeppelin FAQ #7] (англ.). — www.led-zeppelin.org. Проверено 10 сентября 2009.
  31. 1 2 3 Dave Schulps. [http://www.iem.ac.ru/zeppelin/docs/interviews/page_77.trp Jimmy Page 1977 interview]. Trouser Press. Проверено 22 марта 2010. [http://www.webcitation.org/67mg6gBSJ Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  32. Led Zeppelin - Official Website. [http://www.ledzeppelin.com/show/october-25-1968 Show October 25, 1968. Battersea, UK, Surrey University - Great Hall]
  33. [http://rockcult.ru/october-25-first-led-zeppelin-concert/ 25 октября в истории рока - 25.10.1968 первый концерт Led Zeppelin под своим именем], roccult.ru
  34. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [http://www.iem.ac.ru/zeppelin/docs/interviews/page_93.gw Jimmy Page interview] (англ.). — Guitar World, 1993. Проверено 22 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgALBth Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  35. [http://www.rollingstone.com/news/story/7287549/qa_robert_plant/ Robert Plant. Q&A] (англ.). — www.rollingstone.com. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg7jv2E Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  36. 1 2 3 4 Alan Freeman’s profile Led Zeppelin. [http://www.bbc.co.uk/6music/shows/piao/index.shtml The Mighty Arms of Atlas 1]. BBC Radio 2 Plays It Again (1990). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgCzJIk Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  37. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=043-03 Рок-посевы. Led Zeppelin. 2] (англ.). — www.ledzeppelin.ru. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg9IkPB Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  38. [http://rockintown.com/church/zeppelin.html Led Zeppelin] (англ.). — rockintown.com. Проверено 10 сентября 2009.
  39. 1 2 Stephen Thomas Erlewine. [http://www.allmusic.com/cg/amg.dll?p=amg&sql=10:w9ftxql5ld0e Led Zeppelin I]. Allmusic.com (2009). Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgAnsDG Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  40. 1 2 3 4 5 [http://www.chartstats.com/artistinfo.php?id=834 Led Zeppelin UK Charts]. www.chartstats.com. Проверено 22 марта 2010. [http://www.webcitation.org/67mgBFDr0 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  41. 1 2 3 [http://www.allmusic.com/cg/amg.dll?p=amg&sql=11:wifexqe5ldde~T5 Led Zeppelin. Billboard 200]. www.allmusic.com. Проверено 22 марта 2010. [http://www.webcitation.org/67mgC558E Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  42. 1 2 3 Сева Новгородцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=043-04 Рок-посевы. Led Zeppelin. 3]. www.ledzeppelin.ru (2001). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgO7L53 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  43. Alan Freeman. [http://www.bbc.co.uk/6music/shows/piao/index.shtml The Mighty Arms of Atlas 2]. BBC Radio 2 (Plays It Again) (1990). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgCzJIk Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  44. [http://www.connollyco.com/discography/led_zeppelin/led2.html Дискография Led Zeppelin] (англ.). — connollyco.com. Проверено 23 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgE35TH Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  45. Stephen Thomas Erlewine. [http://www.allmusic.com/cg/amg.dll?p=amg&sql=10:he61mpc39f8o Led Zeppelin II]. Allmusic.com (2009). Проверено 25 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgEXlXZ Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  46. [http://www.riaa.com/gp/bestsellers/topalbums.asp Bestsellers](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.riaa.com/gp/bestsellers/topalbums.asp история]). www.riaa.com. Проверено 22 марта 2010. [http://web.archive.org/20030617152800/www.riaa.com/gp/bestsellers/topalbums.asp Архивировано из первоисточника 17 июня 2003].
  47. 1 2 3 [http://www.100xr.com/100_XR/Artists/L/Led_Zeppelin.htm Led Zeppelin biography]. www.100xr.com. Проверено 22 марта 2010. [http://www.webcitation.org/67mgOjmOH Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  48. 1 2 [http://www.turnmeondeadman.net/index.php?option=com_content&view=article&id=45&Itemid=55 Whole Lotta Love] (англ.). — www.turnmeondeadman.net. Проверено 25 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgEy72p Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  49. 1 2 Сева Новгородцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=043-05 Рок-посевы. Led Zeppelin 4]. www.ledzeppelin.ru (2005). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgFPLPE Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  50. Lewis, Dave and Pallett, Simon (1997) Led Zeppelin: The Concert File, London: Omnibus Press. ISBN 0-7119-5307-4, p. 43-44.
  51. Keith Shadwick. [http://search.barnesandnoble.com/Led-Zeppelin/Keith-Shadwick/e/9780879308711 Led Zeppelin 1968—1980: The Story Of A Band And Their Music]. Barned & Noble (2005). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgG1MCB Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  52. [http://www.ukrockfestivals.com/the-69-bath-festival.html Bath Festival of Blues and Progressive Music]. www.ukrockfestivals.com. Проверено 8 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mgGv0Ee Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  53. 1 2 Steven Davies. [http://www.rollingstone.com/news/story/17537975/power_mystery_and_the_hammer_of_the_gods/4 Power, mystery and the hammer of the_gods]. www.rollingstone.com (2005). Проверено 28 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgHufMA Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  54. 1 2 Илья Кормильцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=022-08 Взлёт и падение свЕнцового дирижабля. Глава 8]. www.ledzeppelin.ru (2005). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgIb6Ao Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  55. Rick McGrath. [http://www.rickmcgrath.com/ledzep.html Led Zeppelin interview]. www.rickmcgrath.com (1971). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgJCrck Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  56. 1 2 Илья Кормильцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=022-07 Взлет и падение СвЕнцового дирижабля. Глава 7]. www.ledzeppelin.ru (2005). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgJnyFy Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  57. 1 2 3 Сева Новгородцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=043-06 Рок-посевы. Led Zeppelin. 5]. www.ledzeppelin.ru. Проверено 28 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgKPL0U Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  58. [http://www.mysteriouspeople.com/Aleister_Crowley.htm Алистер Кроули и его Болскин-хаус] (англ.). — www.mysteriouspeople.com. Проверено 28 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgL13rK Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  59. 1 2 [http://victorian.fortunecity.com/updike/723/page.html Anger Rising] (англ.). — Victorian Fortunecity. Проверено 23 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgLlK2n Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  60. [http://www.jesus-is-savior.com/Evils%20in%20America/Rock-n-Roll/led_zeppelin.htm Led Zeppelin: Straight from Hell] (англ.). — www.jesus-is-savior.com. Проверено 23 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgMKB41 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  61. 1 2 3 Steven Davies. [http://www.rollingstone.com/news/story/17537975/power_mystery_and_the_hammer_of_the_gods/8 Power, mystery... p.8]. Rolling Stone (1981). Проверено 24 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgMqQ6s Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  62. Steven Davies. [http://www.rollingstone.com/news/story/17537975/power_mystery_and_the_hammer_of_the_gods/3 Power, mystery... p.3]. Rolling Stone (1981). Проверено 28 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgNSLBF Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  63. Cameron Crowe. [http://www.cameroncrowe.com/journalism/articles/crowe_eyesandears_journalism_led.html Led Zeppelin '75](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.cameroncrowe.com/journalism/articles/crowe_eyesandears_journalism_led.html история]). Rolling Stone (1975). Проверено 24 сентября 2009. [http://web.archive.org/20070429051941/www.cameroncrowe.com/journalism/articles/crowe_eyesandears_journalism_led.html Архивировано из первоисточника 29 апреля 2007].
  64. [http://www.led-zeppelin.org/reference/index.php?m=assorted2 www.led-zeppelin.org Led Zeppelin FAQ #13] (англ.). — www.led-zeppelin.org. Проверено 23 сентября 2009.
  65. [http://www.geocities.com/Athens/2406/battle.html Led Zeppelin & Tolkien] (англ.)(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.geocities.com/Athens/2406/battle.html история]). — www.geocities.com. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/1256577249175422 Архивировано из первоисточника 26 октября 2009].
  66. [http://www.classicbands.com/ledzep.html Led Zeppelin] (англ.). — classicbands.com. Проверено 28 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgQ0oty Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  67. 1 2 [http://www.rockhall.com/inductee/led-zeppelin Led Zeppelin] (англ.). — rockhall.com. Проверено 28 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mg2N3y7 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  68. [http://www.therockradio.com/2004/11/top-25-special.html Top 25 special] (англ.). — www.therockradio.com. Проверено 23 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mfu3uix Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  69. RIAA. [http://www.riaa.com/goldandplatinumdata.php?table=tblTop100 Top 100 Albums]. [http://www.webcitation.org/67mgQSI57 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  70. 1 2 Сева Новгородцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=043-07 Рок-посевы. 6]. www.ledzeppelin.ru (2001). Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgQzhvK Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  71. 1 2 3 4 5 Илья Кормильцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=022-09 Взлёт и падение...]. www.ledzeppelin.ru. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgRbvC6 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  72. 1 2 [http://www.contactmusic.com/new/artist.nsf/artistnames/led%20zeppelin Led Zeppelin] (англ.). — [www.contactmusic.com. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgSE67w Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  73. [http://en.allexperts.com/q/Led-Zeppelin-501/Reference-Thor-Quarter.htm Reference to Thor in No Quarter] (англ.). — en.allexperts.com. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgShV9p Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  74. 1 2 3 Сева Новгородцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=043-08 Рок-посевы. 7]. www.ledzeppelin.ru. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgTARav Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  75. Peter Grant. [http://www.led-zeppelin.org/reference/index.php?m=int6 Breaking Records]. www.led-zeppelin.org. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgTmMvG Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  76. Chris Welch. Led Zeppelin. — London: Orion Books, 1994. — С. 68. — ISBN 1-85797-930-3
  77. Dave Lewis, Simon Pallett (1997) Led Zeppelin: The Concert File, London: Omnibus Press. ISBN 0-7119-5307-4, p.91
  78. 1 2 Сева Новгородцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=043-09 Рок-посевы. 8]. www.ledzeppelin.ru. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgUGRYb Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  79. Stephen Thomas Erlewine. [http://www.allmusic.com/cg/amg.dll?p=amg&sql=10:j9fyxql5ld0e Physical Graffiti]. Allmusic.com (2009). Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgUshwk Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  80. 1 2 И. Кормильцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=022-10 Взлёт и падение... Глава 10]. www.ledzeppelin.ru. Проверено 1 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgY3vh8 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  81. [http://www.rock-songs.com/led-zeppelin/ The history of Led Zeppelin] (англ.). — www.rock-songs.com. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgWIwLi Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  82. [http://technoccult.net/archives/2005/10/24/william-s-burroughs-interview-with-jimmy-page/ William S. Burroughs interview with Jimmy Page] (англ.). — technoccult.net. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgWnVf3 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  83. 1 2 Илья Кормильцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=022-11 Взлёт и падение... стр. 11]. www.ledzeppelin.ru. Проверено 29 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgXRMKF Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  84. [http://victorian.fortunecity.com/updike/723/page.html Энгер и Пейдж] (англ.). — victorian.fortunecity.com. Проверено 1 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgLlK2n Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  85. Сева Новгородцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=043-10 Рок-посевы. Led Zeppelin. 9]. www.ledzeppelin.ru. Проверено 1 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgYfmba Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  86. 1 2 3 Steven Davies. [http://www.rollingstone.com/news/story/17537975/power_mystery_and_the_hammer_of_the_gods/7 Led Zeppelin, p.7]. www.rollingstone.com. Проверено 1 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgZHdVv Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  87. 1 2 3 4 ИльяКормильцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=022-12 Взлёт и падение... Гл. 12]. www.ledzeppelin.ru. Проверено 1 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgZxax8 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012]. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>: название «korm12» определено несколько раз для различного содержимого
  88. 1 2 3 Сева Новгородцев. [http://www.ledzeppelin.ru/cgi-bin/ez/csvread_art_body.pl?rec_n=043-11 Led Zeppelin. Рок-посевы. 10]. www.ledzeppelin.ru. Проверено 1 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgaZSNs Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  89. [http://www.lz-alphaomega.com/titles/1980/Tour_Over_Europe_1980.htm Over Europe 1980]. www.lz-alphaomega.com. Проверено 22 марта 2010. [http://www.webcitation.org/67mgbnvGM Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  90. 1 2 [http://uk.answers.yahoo.com/question/index?qid=20081029141027AAca0R7 What John Bonham died of?] (англ.). — uk.answers.yahoo.com. Проверено 2 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgdcQDU Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  91. Charles Shaar Murray, «The Guv’nors'», Mojo, August 2004, p. 75.
  92. 1 2 [http://www.cracked.com/funny-60-led-zeppelin/ Led Zeppelin. Cracked topics]. cracked.com. Проверено 8 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mgeE232 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  93. [http://www.amazon.com/dp/B00008OWZC How the West Was Won]. www.amazon.com. Проверено 22 марта 2010. [http://www.webcitation.org/67mgg4PDU Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  94. Robert Sandall. Q. Led Zeppelin. The Inside Story Of Their Amazing Return. Стр. 36 — 48.
  95. [http://www.ledzeppelin.com/o2_pressrelease.html Пресс-релиз о переносе даты концерта на 10 декабря, 2007] (англ.). — www.ledzeppelin.com. Проверено 2 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mggvCSi Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  96. [http://news.bbc.co.uk/hi/russian/entertainment/newsid_6991000/6991107.stm Led Zeppelin выступит впервые за 19 лет. Сообщение Русской службы Би-Би-Си] (англ.). — news.bbc.co.uk. Проверено 2 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mghKJ0h Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  97. [http://www.ahmettribute.com/ Led Zeppelin tickest] (англ.). — Ahmettribute.com. Проверено 2 октября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgiOBQ1 Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  98. [http://ap.google.com/article/ALeqM5gilicKpnq1eQ3VHxEdSbzaE_NjxAD8TF9U200 New Musical Express] (англ.)(недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://ap.google.com/article/ALeqM5gilicKpnq1eQ3VHxEdSbzaE_NjxAD8TF9U200 история]). — ap.google.com. Проверено 2 октября 2009. [http://web.archive.org/20071213174647/ap.google.com/article/ALeqM5gilicKpnq1eQ3VHxEdSbzaE_NjxAD8TF9U200 Архивировано из первоисточника 13 декабря 2007].
  99. [http://www.ledzeppelin.com/news/2012/09/13/led-zeppelin-celebration-day Led Zeppelin — Celebration Day | Led Zeppelin — Official Website]
  100. [http://www.newsru.com/cinema/19feb2013/ledzeppelin.html Новости NEWSru.com :: Вокалист Led Zeppelin не прочь воссоединить группу]. Проверено 12 марта 2013. [http://www.webcitation.org/6F8xCmKvT Архивировано из первоисточника 15 марта 2013].
  101. 1 2 [http://news.bbc.co.uk/2/hi/entertainment/6989929.stm The legend of Led Zeppelin]. news.bbc.co.uk. Проверено 22 марта 2010. [http://www.webcitation.org/67mgjR7ai Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  102. [http://www.led-zeppelin.org/reference/index.php?m=int1 Рецензия на концерт в Денвере 28 декабря 1968 года] (англ.). — www.led-zeppelin.org. Проверено 10 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mgixTTZ Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  103. Chris Welch. Led Zeppelin. — London: Orion Books, 1994. — С. 28, 37. — ISBN 1-85797-930-3
  104. 1 2 Steve Pond. [http://www.rollingstone.com/news/story/17538016/led_zeppelin_the_song_remains_the_same/print Led Zeppelin: The Song Remains the Same]. — www.rollingstone.com. — …Just about every hard-rock and heavy-metal band that ever tromped onstage has borrowed something from its style and sound.
  105. [http://www.turnmeondeadman.com/index.php?option=com_content&view=article&id=24&Itemid=34#footnote02 Boogie with Stu. Plagiarism?](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.turnmeondeadman.com/index.php?option=com_content&view=article&id=24&Itemid=34#footnote02 история]). www.turnmeondeadman.com. Проверено 1 апреля 2010. [http://web.archive.org/20110717114545/www.turnmeondeadman.com/index.php?option=com_content&view=article&id=24&Itemid=34#footnote02 Архивировано из первоисточника 17 июля 2011].
  106. Brad Tolinski with Greg DiBenedetto, «Jimmy Page: Days of Heaven» Part 2. Guitar World, January 1998
  107. Goldstein, Patrick. «Whole Lotta Litigation» Los Angeles Times February 3, 1985: N72
  108. Susan Fast. In the Houses of the Holy: Led Zeppelin and the Power of Rock Music. — 2001. — P. 210, ISBN 0-19-511756-5.
  109. Robert Palmer. Led Zeppelin: The Music (liner notes). — 1991.
  110. Carl Lindahl, «Thrills and Miracles: Legends of Lloyd Chandler», Journal of Folklore Research, Bloomington: May-December 2004, Vol. 41, Issue 2/3, pp. 133-72.
  111. [https://rns.online/it-and-media/Muzikantov-Led-Zeppelin-doprosili-v-ramkah-rassledovaniya-o-plagiate-pesni-Stairway-to-Heaven-2016-02-03/] // янв 2016
  112. Gave Grol. [http://www.rollingstone.com/news/story/5940050/the_immortals__the_greatest_artists_of_all_time_14_led_zeppelin The Immortals. Led Zeppelin]. Rolling Stone (2004). Проверено 14 сентября 2009. [http://www.webcitation.org/67mglPbZr Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  113. Ozzy Osbourne // Rolling Stone, Issue #587. — 20 September 1990.
  114. Zeppelin are one of the biggest inspirations of my life. Their innovation and evolution from album to album always amazed me. They were true masters of their art and they have taught me to be free within myself. — Derrick Green
  115. Kerrang! Issue # 1283 October 17 2009 100 Killer Riffs p. 43
  116. Kerrang! Issue # 1283 October 17 2009 100 Killer Riffs p. 31
  117. Daniel Kreps, [http://www.rollingstone.com/rockdaily/index.php/2009/10/22/led-zeppelin-ii-turns-40/ Led Zeppelin II Turns 40]. — Rolling Stone. — Проверено 29 марта 2010.
  118. [http://www.imdb.com/name/nm0006190/bio Brian May: Personal Quotes]. www.imdb.com. Проверено 8 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mgm55NN Архивировано из первоисточника 19 мая 2012].
  119. [http://www.brainyquote.com/quotes/quotes/a/annwilson237891.html Ann Wilson Quotes]. Retrieved 05 March, 2010. — Нет другой такой группы, которой до такой степени хотелось бы отдать должное!'
  120. [http://www.rollingstone.com/artists/kiss Kiss profile](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.rollingstone.com/artists/kiss история]). www.rollingstone.com. Проверено 8 апреля 2010. [http://web.archive.org/20060424184413/www.rollingstone.com/artists/kiss Архивировано из первоисточника 24 апреля 2006].]
  121. [http://en.allexperts.com/q/Led-Zeppelin-501/Led-Zeppelin-infuences-American.htm Led Zeppelin influence on the American bands]. en.allexperts.com. Проверено 8 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mlN23K9 Архивировано из первоисточника 20 мая 2012].
  122. [http://www.seymourduncan.com/artists/interviews/dave_mustaine_o/ Dave Mustaine Interview]. www.seymourduncan.com. Проверено 8 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mldHpPa Архивировано из первоисточника 20 мая 2012].
  123. [http://www.allmusic.com/cg/amg.dll?p=amg&sql=11:hbfwxqljldae The White Stripes biography]. www.allmusic.com. Проверено 8 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mle36mr Архивировано из первоисточника 20 мая 2012].
  124. [http://www.allmusic.com/cg/amg.dll?p=amg&sql=11:3pfrxqq5ld6e Tori Amos]. www.allmusic.com. Проверено 8 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mlenjq6 Архивировано из первоисточника 20 мая 2012].
  125. [http://www.rollingstone.com/artists/theblackcrowes The Black Crowes profile](недоступная ссылка — [//web.archive.org/web/*/http://www.rollingstone.com/artists/theblackcrowes история]). www.rollingstone.com. Проверено 8 апреля 2010. [http://web.archive.org/20060316162319/www.rollingstone.com/artists/theblackcrowes Архивировано из первоисточника 16 марта 2006].
  126. [http://www.classicbands.com/cooper.html Alice Cooper Biography]. www.classicbands.com. Проверено 8 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mlfWqWq Архивировано из первоисточника 20 мая 2012].
  127. [http://www.independent.co.uk/arts-entertainment/music/features/led-zeppelin-katie-melua-on-rocknroll-riffs-that-rake-the-psyche-763443.html Led Zeppelin: Katie Melua on rock'n'roll riffs that rake the psyche]. www.independent.co.uk. Проверено 8 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67mlfxyeN Архивировано из первоисточника 20 мая 2012].

Ссылки

Ошибка Lua в Модуль:External_links на строке 245: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Отрывок, характеризующий Led Zeppelin

Тяжёлая дверь открылась... Прямо на меня, полные нечеловеческой боли, смотрели широко распахнутые серые глаза...
По середине знакомой, пахнущей смертью комнаты, на шипастом, железном кресле, сидел, истекая кровью, мой любимый отец...
Удар получился ужасным!.. Закричав диким криком «Нет!!!», я потеряла сознание...

* Примечание: прошу не путать (!!!) с греческим комплексом монастырей Мэтэора в Каламбаке, Греция. Мэтэора по-гречески означает «висящие в воздухе», что полностью соответствует потрясающему виду монастырей, как розовые грибы выросших на высочайших верхушках необычных гор. Первый монастырь был построен примерно в 900 году. А между 12 и 16 столетиями их было уже 24. До наших дней «дожили» всего лишь шесть монастырей, которые до сих пор потрясают воображение туристов.
Правда, туристам не известна одна весьма забавная деталь... В Мэтэоре существует ещё один монастырь, в который «любопытные» не допускаются... Он был построен (и дал начало остальным) одним одарённым фанатиком, учившимся когда-то в настоящей Мэтэоре и изгнанным из неё. Обозлившийся на весь мир, он решил построить «свою Мэтэору», чтобы собирать таких же «оскорблённых», как он, и вести свою уединённую жизнь. Как ему это удалось – неизвестно. Но с тех пор в его Мэтэоре начали собираться на тайные встречи масоны. Что происходит раз в году и по сей день.
Монастыри: Гранд Мэтэорон (большой Мэтэорон); Руссано; Агиос Николас; Агиа Триос; Агиас Стефанос; Варлаам расположены на очень близком расстоянии друг от друга.

37. Изидора-3. Мэтэора
Я очнулась в жутком, холодном подвале, густо пропитанном приторным запахом крови и смерти...
Онемевшее тело не слушалось и ныло, никак не желая «проснуться»... А Душа с лёгкостью птицы витала в светлом мире воспоминаний, возвращая из памяти любимые лица и полные счастья дни, когда ещё не заглядывала в нашу жизнь печаль, и когда не было места в ней горечи и боли... Там, в том прекрасном «ушедшем» мире всё ещё жил мой чудесный муж, Джироламо... там колокольчиком заливался весёлый смех маленькой Анны... там ласково улыбалась мне по утрам моя милая, нежная мама... там терпеливо учил меня мудрости Жизни мой добрый и светлый отец... Этот мир был счастливым и солнечным, и душа моя рвалась обратно, улетая всё дальше и дальше... чтобы никогда более не возвращаться назад...
Но злая реальность почему-то меня не отпускала... Она безжалостно стучалась, насильно пробуждая воспалённый мозг, требуя возврата «домой». Родной и несовершенный Земной мир звал на помощь... Караффа жил... И пока он дышал – не могло быть в нашем мире радости и света.
Пора была возвращаться...
Глубоко вздохнув, я наконец-то почувствовала своё застывшее в одиночестве физическое тело – жизнь нехотя, по крупицам возвращалась в него... Оставалось только мужаться...
В помещении, в котором я находилась, стояла плотная, оглушающая, густая тишина. Я сидела в грубом деревянном кресле, не шевелясь и не открывая глаз, стараясь не показать «присутствовавшим» (если таковые там находились), что очнулась. Всё прекрасно чувствуя и слыша, я напряжённо «осматривалась», стараясь определить, что происходило вокруг.
Потихонечку приходя в себя и начиная вспоминать происшедшее, я вдруг очень ярко увидела, ЧТО оказалось настоящей причиной моего внезапного и глубокого обморока!..
Холодный ужас острыми тисками сжал помертвевшее сердце, даже не дав ему полностью очнуться!..
Отец!.. Мой бедный, добрый отец находился ЗДЕСЬ!!! В этом страшном, кровавом подвале – жутком логове изощрённой смерти... Он был следующим за Джироламо... Он умирал. Зловещая ловушка Караффы захлопнулась, проглатывая его чистую Душу...
Боясь увидеть самое страшное, я всё же собрала полностью ускользавшее мужество в кулак и подняла голову...
Первое, что я увидела прямо перед собой, были горящие глубоким интересом чёрные глаза Караффы... Отца в комнате пыток не было.
Караффа стоял, сосредоточившись, впившись изучающим взором в моё лицо, будто стараясь понять, что же по-настоящему творилось в моей искалеченной страданием душе... Его умное, тонкое лицо, к моему величайшему удивлению, выражало искреннее волнение (!), которое, тем не менее, показывать мне он явно не собирался... Видя, что я очнулась, Караффа мгновенно «надел» свою обычную, безразличную маску, и уже во всю улыбаясь, «ласково» произнёс:
– Ну, что же Вы, Изидора! Зачем же всех пугать? Вот уж никогда не думал, что Вы можете быть столь слабонервной!.. – а потом, не выдержав, добавил: – Как же Вы красивы, мадонна!!!.. Даже когда находитесь в таком глубоком обмороке...
Я лишь смотрела на него, не в состоянии ничего ответить, а в моём раненом сердце скреблась когтями дикая тревога... Где был отец? Что Караффа успел сотворить с ним?! Был ли он всё ещё живым?.. Я не могла посмотреть это сама, так как эмоции застилали реальность, и видение от меня ускользало. Но Караффу спрашивать не хотелось, так как я не желала доставлять ему даже малейшего лишнего удовольствия. Всё равно ведь, что бы не случилось – изменить ничего было уже нельзя. Ну, а о том, что ещё должно было произойти, я была уверенна, Караффа не откажет себе в удовольствии немедля мне об этом сообщить. Поэтому я предпочитала ждать.
А он уже снова был самим собой – уверенным и «колючим»... От его недавней «восторженности» и «участия» не осталось даже следа. Думаю, он был самым странным, самым непредсказуемым человеком на свете. Его настроения кардинально менялись в течение нескольких секунд, и за самым приятным комплиментом мог последовать самый короткий путь в руки палача. Караффа был уникален в своей непредсказуемости и, опять же, прекрасно это знал...
– Мадонна Изидора, разве Вы разучились говорить? Помилуйте, Ведьмы Вашего «полёта» обязаны быть посильнее! Во всяком случае, я всегда был в этом уверен. Насколько я понял, Вы среди них – Воин? Как же, в таком случае, Вы могли так легко пойматься на простейшие «человеческие» эмоции?.. Ваше сердце владеет разумом, Изидора, а это недопустимо для столь сильной Ведьмы, как Вы!.. Разве не у Вас, одарённых, говорят: «Будь всегда одинок и холоден, если идёт война. Не пускай своё сердце на “поле боя” – оно погубит тебя». Разве это не Ваши заповеди, Изидора?
– Вы совершенно правы, святейшество. Но это ещё не значит, что я полностью с ними согласна. Иногда любовь к человеку или человечеству может сотворить чудеса на «поле боя», Вы не находите?.. Хотя, простите мою наивность, я совершенно выпустила из виду, что эти чувства вряд ли знакомы вам... Но, как же хорошо Вы помните наши заповеди, Ваше святейшество! Неужели Вы ещё надеетесь когда-нибудь вернуться в Мэтэору?.. Ведь того, кто дал Вам свой «подарок», давно уже нет там. Мэтэора выгнала его так же, как выгнала и Вас... Не так ли, святейшество?
Караффа смертельно побледнел. Вся его обычная спесь куда-то вдруг слетела, и выглядел он сейчас внутренне беспомощным и «обнажённым». Казалось, он отчаянно искал слова и не мог найти. Время остановилось. Мгновение было опасным – что-то вот-вот должно было произойти... Каждой клеточкой своего тела, я чувствовала бушующую в нём бурю «чёрного» гнева, смешанного со страхом, коего от Караффы ожидать было вроде бы невозможно. Чего мог бояться, этот всемогущий, злой человек?..
– Откуда Вам это известно, Изидора? Кто мог Вам это рассказать?!
– О, есть «друзья» и ДРУЗЬЯ, как Вы обычно любите говорить, Ваше святейшество!.. – умышленно его поддевая, ответила я. – Именно эти ДРУЗЬЯ и рассказали мне всё, что я хотела о Вас узнать. Только мы с Вами пользуемся разными методами для получения интересующих нас сведений, знаете ли – моих друзей не пришлось за это пытать, они сами мне всё с удовольствием рассказали... И уж поверьте мне, это всегда гораздо приятнее! Если только Вас не прельщают сами пытки, конечно же... Как мне показалось, Вы ведь любите запах крови, святейшество?..
Я понемногу приходила в себя и всё больше и больше чувствовала, как возвращался в меня мой воинственный дух. Терять всё равно было нечего... И как бы я не старалась быть приятной – Караффу это не волновало. Он жаждал лишь одного – получить ответы на свои вопросы. Остальное было не важно. Кроме, может быть, одного – моего полного ему подчинения... Но он прекрасно знал, что этого не случится. Поэтому я не обязана была быть с ним ни вежливой, ни даже сносной. И если быть честной, это доставляло мне искреннее удовольствие...
– Вас не интересует, что стало с Вашим отцом, Изидора? Вы ведь так сильно любите его!
«Любите!!!»… Он не сказал – «любили»! Значит, пока что, отец был ещё жив! Я постаралась не показать своей радости, и как можно спокойнее сказала:
– Какая разница, святейшество, Вы ведь всё равно его убьёте! А случится это раньше или позже – значения уже не имеет...
– О, как же Вы ошибаетесь, дорогая Изидора!.. Для каждого, кто попадает в подвалы инквизиции, это имеет очень большое значение! Вы даже не представляете, какое большое...
Караффа уже снова был «Караффой», то бишь – изощрённым мучителем, который, ради достижения своей цели, готов был с превеликим удовольствием наблюдать самые зверские человеческие пытки, самую страшную чужую боль...
И вот теперь с интересом азартного игрока он старался найти хоть какую-то открытую брешь в моём истерзанном болью сознании, и будь то страх, злость или даже любовь – не имело для него никакого значения... Он просто желал нанести удар, а какое из моих чувств откроет ему для этого «дверь» – уже являлось делом второстепенным...
Но я не поддавалась... Видимо помогало моё знаменитое «долготерпение», которое забавляло всех вокруг ещё с тех пор, как я была ещё совсем малышкой. Отец мне когда-то рассказывал, что я была самым терпеливым ребёнком, которого они с мамой когда-либо видели, и которого невозможно было почти ничем вывести из себя. Когда у остальных насчёт чего-то уже полностью терялось терпение, я всё ещё говорила: «Ничего, всё будет хорошо, всё образуется, надо только чуточку подождать»... Я верила в положительное даже тогда, когда в это уже больше никто не верил. А вот именно этой моей черты Караффа, даже при всей его великолепной осведомлённости, видимо всё-таки не знал. Поэтому, его бесило моё непонятное спокойствие, которое, по настоящему-то никаким спокойствием не являлось, а было лишь моим неиссякающим долготерпением. Просто я не могла допустить, чтобы, делая нам такое нечеловеческое зло, он ещё и наслаждался нашей глубокой, искренней болью.
Хотя, если быть полностью откровенной, некоторые поступки в поведении Караффы я всё ещё никак не могла себе объяснить...
С одной стороны – его вроде бы искренне восторгали мои необычные «таланты», как если бы это и, правда, имело для него какое-то значение... А также его всегда искренне восхищала моя «знаменитая» природная красота, о чём говорил восторг в его глазах, каждый раз, когда мы встречались. И в то же время Караффу почему-то сильно разочаровывал любой изъян, или даже малейшая несовершенность, которую он случайно во мне обнаруживал и искренне бесила любая моя слабость или даже малейшая моя ошибка, которую, время от времени, мне, как и любому человеку, случалось совершать... Иногда мне даже казалось, что я нехотя разрушала какой-то, им самим для себя созданный, несуществующий идеал...
Если бы я его так хорошо не знала, я возможно была бы даже склонна поверить, что этот непонятный и злой человек меня по-своему и очень странно, любил...
Но, как только мой измученный мозг приходил к такому абсурдному выводу, я тут же напоминала себе, что речь ведь шла о Караффе! И уж у него-то точно не существовало внутри никаких чистых или искренних чувств!.. А тем более, таких, как Любовь. Скорее уж, это походило на чувство собственника, нашедшего себе дорогую игрушку, и желающего в ней видеть, не более и не менее, как только свой идеал. И если в этой игрушке вдруг появлялся малейший изъян – он почти тут же готов был выбросить её прямиком в костёр...
– Умеет ли Ваша душа покинуть Ваше тело при жизни, Изидора? – прервал мои грустные размышления очередным необычным вопросом Караффа.
– Ну, конечно же, Ваше святейшество! Это самое простое из того, что может делать любой Ведун. Почему это интересует Вас?
– Ваш отец пользуется этим, чтобы уйти от боли... – задумчиво произнёс Караффа. – Поэтому, мучить его обычными пытками нет никакого смысла. Но я найду способ его разговорить, даже если это займёт намного больше времени, чем думалось. Он знает очень многое, Изидора. Думаю, даже намного больше, чем Вы можете себе представить. Он не открыл Вам и половины!... Неужели Вам не хотелось бы узнать остальное?!
– Зачем, Ваше святейшество?!.. – пытаясь скрыть свою радость от услышанного, как можно спокойнее произнесла я. – Если он что-то и не открыл, значит, для меня было ещё не время узнавать это. Преждевременное знание очень опасно, Ваше святейшество – оно может, как помочь, так и убить. Поэтому иногда нужна большая осторожность, чтобы учить кого-то. Думаю, Вы должны были знать это, вы ведь какое-то время учились там, в Мэтэоре?
– Чушь!!! Я – ко всему готов! О, я уже так давно готов, Изидора! Эти глупцы просто не видят, что мне нужны всего лишь Знания, и я смогу намного больше, чем другие! Может даже больше, чем они сами!..
Караффа был страшен в своём «ЖЕЛАНИИ желаемого», и я поняла, что за то, чтобы получить эти знания, он сметёт ЛЮБЫЕ преграды, попадающиеся на его пути... И буду ли это я или мой отец, или даже малышка Анна, но он добьётся желаемого, он «выбьет» его из нас, несмотря ни на что, как видимо, добивался и раньше всего, на что нацеливался его ненасытный мозг, включая свою сегодняшнюю власть и посещение Мэтэоры, и, наверняка, многое, многое другое, о чём я предпочитала лучше не знать, чтобы окончательно не потерять надежду в победу над ним. Караффа был по-настоящему опасен для человечества!.. Его сверхсумасшедшая «вера» в свою «гениальность» превышала любые привычные нормы самого высокого существующего самомнения и пугала своей безапелляционностью, когда дело касалось им «желаемого», о котором он не имел ни малейшего представления, а только лишь знал, что он этого хотел...
Чтобы его чуточку охладить, я вдруг начала «таять» прямо перед его «святым» взором, и через мгновение совсем исчезла... Это был детский трюк самого простого «дуновения», как мы называли мгновенное перемещение из одного места в другое (думаю, так они называли телепортацию), но на Караффу оно должно было подействовать «освежающе». И я не ошиблась... Когда я через минуту вернулась назад, его остолбеневшее лицо выражало полное замешательство, которое удалось видеть, я уверенна, очень не многим. Не выдержав дольше этой забавной картинки, я от души рассмеялась.
– Мы знаем много трюков, Ваше святейшество, но это всего лишь трюки. ЗНАНИЕ – оно совершенно другое. Это – оружие, и очень важно то, в какие руки оно попадёт...
Но Караффа меня не слушал. Он был, как малое дитя потрясён тем, что только что увидел, и тут же захотел знать это для себя!.. Это была новая, незнакомая игрушка, которую он должен был иметь прямо сейчас!!! Не медля ни минуты!
Но, с другой стороны, он был ещё и очень умным человеком, и, несмотря на жажду что-то иметь, он почти всегда умел мыслить. Поэтому буквально через какое-то мгновение, его взгляд понемножечку начал темнеть, и расширившиеся чёрные глаза уставились на меня с немым, но очень настойчивым вопросом, и я с удовлетворением увидела, что он наконец-то начал понимать настоящий смысл, показанного ему, моего маленького «трюка»...
– Значит, всё это время Вы могли просто «уйти»?!.. Почему же Вы не ушли, Изидора?!! – почти не дыша, прошептал Караффа.
В его взгляде горела какая-то дикая, неисполнимая надежда, которая, видимо, должна была исходить от меня... Но по мере того, как я отвечала, он увидел, что ошибался. И «железный» Караффа, к величайшему моему удивлению, поник!!! На мгновение мне даже показалось, что внутри у него что-то оборвалось, будто он только что обрёл и тут же потерял что-то для него очень жизненно важное, и возможно, в какой-то степени даже дорогое...
– Видите ли, жизнь не всегда так проста, как нам кажется... или как нам хотелось бы её видеть, Ваше святейшество. И самое простое нам иногда кажется самым правильным и самым реальным. Но это далеко не всегда, к сожалению, является правдой. Да, я давным-давно могла уйти. Но что от этого изменилось бы?.. Вы нашли бы других «одарённых», наверняка не столь сильных, как я, из которых бы также попытались бы «выбить» интересующие Вас знания. А у этих бедняг не было бы даже малейшей надежды на сопротивление вам.
– И Вы считаете, что она есть у Вас?.. – с каким-то болезненным напряжением спросил Караффа.
– Без надежды человек мёртв, Ваше святейшество, ну, а я, как видите, ещё живая. И пока я буду жить – надежда, до последней минуты, будет теплиться во мне... Такой уж мы – ведьмы – странный народ, видите ли.
– Что ж, думаю, на сегодня разговоров достаточно! – неожиданно зло воскликнул Караффа. И не дав мне даже испугаться, добавил: – Вас отведут в ваши комнаты. До скорой встречи, мадонна!
– А как же мой отец, Ваше святейшество? Я хочу присутствовать при том, что будет происходить с ним. Каким бы ужасным это не являлось...
– Не беспокойтесь, дорогая Изидора, без Вас это даже не было бы таким «забавным»! Обещаю, Вы увидите всё, и я очень рад, что Вы изъявили такое желание.
И довольно улыбнувшись, уже повернулся к двери, но вдруг что-то вспомнив, остановился:
– Скажите, Изидора, когда Вы «исчезаете» – имеет ли для Вас значение, откуда Вы это делаете?..
– Нет, Ваше святейшество, не имеет. Я ведь не прохожу сквозь стены. Я просто «таю» в одном месте, чтобы тут же появиться в другом, если такое объяснение даст Вам хоть какую-то картинку, – и, чтобы его добить, нарочно добавила, – Всё очень просто, когда знаешь как это делать... святейшество.
Караффа ещё мгновение пожирал меня своими чёрными глазами, а потом повернулся на каблуках и быстро вышел из комнаты, будто боясь, что я вдруг для чего-то его остановлю.
Я прекрасно понимала, почему он задал последний вопрос... С той же самой минуты, как он увидел, что я могу вдруг взять и так просто исчезнуть, он ломал свою гордую голову, как бы покрепче меня куда-то «привязать», или, для надёжности, посадить в какой-нибудь каменный мешок, из которого уж точно у меня не осталось бы надежды никуда «улететь»... Но, своим ответом, я лишила его покоя, и моя душа искренне радовалась этой маленькой победе, так как я знала наверняка, что с этого момента Караффа потеряет сон, стараясь придумать, куда бы понадёжнее меня упрятать.
Это, конечно же, были только лишь забавные, отвлекающие от страшной реальности моменты, но они помогали мне хотя бы уж при нём, при Караффе на мгновение забыться и не показывать, как больно и глубоко ранило меня происходящее. Я дико хотела найти выход из нашего безнадёжного положения, желая этого всеми силами своей измученной души! Но только лишь моего желания победить Караффу было недостаточно. Я должна была понять, что делало его таким сильным, и что же это был за «подарок», который он получил в Мэтэоре, и который я никак не могла увидеть, так как он был для нас совершенно чужим. Для этого мне нужен был отец. А он не отзывался. И я решила попробовать, не отзовётся ли Север...
Но как я не пыталась – он тоже почему-то не хотел выходить со мной на контакт. И я решила попробовать то, что только что показала Караффе – пойти «дуновением» в Мэтэору... Только на этот раз я понятия не имела, где находился желанный монастырь... Это был риск, так как, не зная своей «точки проявления», я могла не «собрать» себя нигде вообще. И это была бы смерть. Но пробовать стоило, если я надеялась получить в Мэтэоре хоть какой-то ответ. Поэтому, стараясь долго не думать о последствиях, я пошла...
Настроившись на Севера, я мысленно приказала себе проявиться там, где в данное мгновение мог находиться он. Я никогда не шла вслепую, и большой уверенности моей попытке это, естественно, не прибавляло... Но терять всё равно было нечего, кроме победы над Караффой. А из-за этого стоило рискнуть...
Я появилась на краю очень крутого каменного обрыва, который «парил» над землёй, будто огромный сказочный корабль... Вокруг были только горы, большие и малые, зеленеющие и просто каменные, где-то в дали переходящие в цветуще луга. Гора, на которой стояла я, была самой высокой и единственной, на верхушке которой местами держался снег... Она гордо высилась над остальными, как сверкающий белый айсберг, основание которого прятало в себе невидимую остальными загадочную тайну...
От свежести чистого, хрустящего воздуха захватывало дыхание! Искрясь и сверкая в лучах жгучего горного солнца, он лопался вспыхивающими снежинками, проникая в самые «глубинки» лёгких... Дышалось легко и свободно, будто в тело вливался не воздух, а удивительная животворная сила. И хотелось вдыхать её бесконечно!..
Мир казался прекрасным и солнечным! Будто не было нигде зла и смерти, нигде не страдали люди, и будто не жил на земле страшный человек, по имени Караффа...
Я чувствовала себя птицей, готовой расправить свои лёгкие крылья и вознестись высоко-высоко в небо, где уже никакое Зло не смогло бы меня достать!..
Но жизнь безжалостно возвращала на землю, жестокой реальностью напоминая причину, по которой я сюда пришла. Я огляделась вокруг – прямо за моей спиной высилась слизанная ветрами, сверкающая на солнце пушистым инеем, серая каменная скала. А на ней... белой звёздной россыпью качались роскошные, крупные, невиданные цветы!.. Гордо выставив под солнечные лучи свои белые, словно восковые, остроконечные лепестки, они были похожи на чистые, холодные звёзды, по ошибке упавшие с небес на эту серую, одинокую скалу... Не в состоянии оторвать глаза от их холодной, дивной красоты, я опустилась на ближайший камень, восторженно любуясь завораживающей игрой светотеней на слепяще-белых, безупречных цветках... Моя душа блаженно отдыхала, жадно впитывая чудесный покой этого светлого, чарующего мгновения... Кругом витала волшебная, глубокая и ласковая тишина...
И вдруг я встрепенулась... Я вспомнила! Следы Богов!!! Вот, как назывались эти великолепные цветы! По старой-престарой легенде, которую давным-давно рассказывала мне моя любимая бабушка, Боги, приходя на Землю, жили высоко в горах, вдали от мирской суеты и людских пороков. Долгими часами размышляя о высоком и вечном, они закрывались от Человека завесой «мудрости» и отчуждения... Люди не знали, как их найти. И только нескольким посчастливилось узреть ИХ, но зато, позже этих «удачливых» никто никогда больше не видывал, и не у кого было спросить путь к гордым Богам... Но вот однажды умирающий воин забрался высоко в горы, не желая живым сдаваться врагу, победившему его.
Жизнь оставляла грустного воина, вытекая последними каплями остывающей крови... И никого не было рядом, чтобы проститься, чтобы омыть слезами его последний путь... Но вот, уже ускользая, его взгляд зацепился за дивную, невиданную, божественную красоту!.. Непорочные, снежно-белые, удивительнейшие цветы окружали его... Их чудесная белизна омывала душу, возвращая ушедшую силу. Призывала к жизни ... Будучи не в силах шевельнуться, он внимал их холодный свет, открывая ласке одинокое сердце. И тут же, у него на глазах, закрывались его глубокие раны. Жизнь возвращалась к нему, ещё сильнее и яростнее, чем при рождении. Снова почувствовав себя героем, он поднялся... прямо перед его взором стоял высокий Старец...
– Ты вернул меня, Боже? – восторженно спросил воин.
– Кем ты есть, человече? И почему рекёшь меня Господом? – удивился старец.
– Кто же другой мог совершить подобное? – прошептал человек. – И живёшь ты почти, что в небе... Значит ты Бог.
– Я не Бог, Я потомок его... Благо – истинный... Заходи, коль пришёл, в нашу обитель. С чистым сердцем и чистым помыслом ты пришёл жизнь пращать... Вот и возвратили тебя. Радуйся.
– Кто возвратил меня, Старче?
– Они, радимые, «стопы господние»... – указав на дивные цветы, качнул головой Старец.
Вот с тех пор и пошла легенда о Цветах Господних. Говорят, они всегда растут у обителей Божьих, чтобы путь указать пришедшим...
Задумавшись, я не заметила, что осматриваюсь вокруг... и буквально тут же очнулась!.. Мои удивительные чудо-цветы росли лишь вокруг узенькой, тёмной щели, зиявшей в скале, как почти невидимый, «природный» вход!!! Обострившееся вдруг чутьё, повело меня именно туда...
Никого не было видно, никто не выходил. Чувствуя себя неуютно, приходя непрошенной, я всё же решила попробовать и подошла к щели. Опять же, ничего не происходило... Ни особой защиты, ни каких либо других неожиданностей не было. Всё оставалось величественным и спокойным, как от начала времён... Да и от кого было здесь защищаться? Только от таких же одарённых, какими были сами хозяева?.. Меня вдруг передёрнуло – но ведь мог появиться ещё один такой же «Караффа», который был бы в какой-то степени одарённым, и так же просто бы их «нашёл»?!..
Я осторожно вошла в пещеру. Но и здесь ничего необычного не произошло, разве что, воздух стал каким-то очень мягким и «радостным» – пахло весной и травами, будто я находилась на сочной лесной поляне, а не внутри голой каменной скалы... Пройдя несколько метров, я вдруг поняла, что становится всё светлее, хотя, казалось бы, должно было быть наоборот. Свет струился откуда-то сверху, здесь внизу распыляясь в очень мягкое «закатное» освещение. В голове тихо и ненавязчиво зазвучала странная, успокаивающая мелодия – ничего подобного мне никогда раньше не приходилось слышать... Необычайное сочетание звуков делало мир вокруг лёгким и радостным. И безопасным...
В странной пещере было очень тихо и очень уютно... Единственное, что чуточку настораживало – всё сильнее нарастало ощущение чужого наблюдения. Но оно не было неприятным. Просто – заботливый взгляд родителя за несмышлёным малышом...
Коридор, по которому я шла, начал расширяться, переходя в огромный высокий каменный зал, по краям которого располагались простые каменные сидения, похожие на длинные скамьи, выбитые кем-то прямо в скале. А посередине этого странного зала высился каменный постамент, на котором «горел» всеми цветами радуги огромный бриллиантовый кристалл... Он сверкал и переливался, ослепляя разноцветными вспышками, и был похож на маленькое солнце, почему-то вдруг кем-то запрятанное в каменную пещеру.
Я подошла поближе – кристалл засиял ярче. Это было очень красиво, но не более, и никакого восторга или приобщения к чему-то «великому» не вызывало. Кристалл был материальным, просто невероятно большим и великолепным. Но и только. Он не был чем-то мистическим или значимым, а всего лишь необычайно красивым. Только вот я пока никак не могла понять, почему этот с виду совершенно вроде бы простой «камень» реагировал на приближение человека? Могло ли оказаться возможным, что его каким-то образом «включало» человеческое тепло?
– Ты совершенно права, Изидора... – вдруг послышался чей-то ласковый голос. – Недаром, тебя ценят Отцы!
Вздрогнув от неожиданности, я обернулась, тут же радостно воскликнув – рядом стоял Север! Он был по-прежнему приветливым и тёплым, только чуточку грустным. Как ласковое солнце, которое вдруг закрыла случайная туча...
– Здравствуй Север! Прости, что пришла непрошенной. Я звала тебя, но ты не явился... Тогда я решила сама попробовать найти тебя. Скажи, что означают твои слова? В чём моя правота?
Он подошёл к кристаллу – тот засиял ещё ярче. Свет буквально слепил, не давая на него смотреть.
– Ты права насчёт этого «дива»... Мы нашли его очень давно, много сотен лет тому назад. И теперь он служит хорошую службу – защитой против «слепых», тех, которые случайно попали сюда. – Север улыбнулся. – Для «желающих, но не могущих»... – и добавил. – Как Караффа. Но это не твой зал, Изидора. Пойдём со мной. Я покажу тебе твою Мэтэору.
Мы двинулись вглубь зала, проходя, стоящие по краям, какие-то огромные белые плиты с выбитыми на них письменами.
– Это не похоже на руны. Что это, Север? – не выдержала я.
Он опять дружески улыбнулся:
– Руны, только очень древние. Твой отец не успел тебя научить... Но если захочешь – я научу тебя. Только приходи к нам, Изидора.
Он повторял уже слышанное мною.
– Нет! – сразу же отрезала я. – Я не поэтому сюда пришла, ты знаешь, Север. Я пришла за помощью. Только вы можете помочь мне уничтожить Караффу. Ведь в том, что он творит – и ваша вина. Помогите же мне!
Север ещё больше погрустнел... Я заранее знала, что он ответит, но не намеревалась сдаваться. На весы были поставлены миллионы хороших жизней, и я не могла так просто отказаться от борьбы за них.
– Я уже объяснил тебе, Изидора...
– Так объясни ещё! – резко прервала его я. – Объясни мне, как можно спокойно сидеть, сложа руки, когда человеческие жизни гаснут одна за другой по твоей же вине?! Объясни, как такая мразь, как Караффа, может существовать, и ни у кого не возникает желание даже попробовать уничтожить его?! Объясни, как ты можешь жить, когда рядом с тобой происходит такое?..
Горькая обида клокотала во мне, пытаясь выплеснуться наружу. Я почти кричала, пытаясь достучаться до его души, но чувствовала, что теряю. Обратного пути не было. Я не знала, получится ли ещё когда-нибудь попасть туда, и должна была использовать любую возможность, прежде чем уйти.
– Оглянись, Север! По всей Европе пылают живыми факелами твои братья и сёстры! Неужели ты можешь спокойно спать, слыша их крики??? И как же тебе не сняться кровавые кошмары?!
Его спокойное лицо исказила гримаса боли:
– Не говори такого, Изидора! Я уже объяснял тебе – мы не должны вмешиваться, нам не дано такое право... Мы – хранители. Мы лишь оберегаем ЗНАНИЯ.
– А тебе не кажется, что подожди Вы ещё, и Ваши знания уже не для кого будет сохранять?!. – горестно воскликнула я.
– Земля не готова, Изидора. Я уже говорил тебе это...
– Что ж, возможно она никогда готовой не будет... И когда-нибудь, через каких-нибудь тысячу лет, когда ты будешь смотреть на неё со своих «вершин», ты узришь лишь пустое поле, возможно даже поросшее красивыми цветами, потому что на Земле в это время уже не будет людей, и некому будет срывать эти цветы... Подумай, Север, такое ли будущее ты желал Земле?!..
Но Север был защищён глухой стеной веры в то, что говорил... Видимо, они все железно верили, что были правы. Или кто-то когда-то вселил эту веру в их души так крепко, что они проносили её чрез столетия, не открываясь и не допуская никого в свои сердца... И я не могла через неё пробиться, как бы ни старалась.
– Нас мало, Изидора. И если мы вмешаемся, не исключено, что мы тоже погибнем... А тогда проще простого будет даже для слабого человека, уже не говоря о таком, как Караффа, воспользоваться всем, что мы храним. И у кого-то в руках окажется власть над всеми живущими. Такое уже было когда-то... Очень давно. Мир чуть не погиб тогда. Поэтому – прости, но мы не будем вмешиваться, Изидора, у нас нет на это права... Наши Великие Предки завещали нам охранять древние ЗНАНИЯ. И это то, для чего мы здесь. Для чего живём. Мы не спасли даже Христа когда-то... Хотя могли бы. А ведь мы все очень любили его.
– Ты хочешь сказать, что кто-то из Вас знал Христа?!.. Но это ведь было так давно!.. Даже Вы не можете жить так долго!
– Почему – давно, Изидора?– искренне удивился Север. – Это было лишь несколько сотен назад! А мы ведь живём намного дольше, ты знаешь. Как могла бы жить и ты, если бы захотела...
– Несколько сотен?!!! – Север кивнул. – Но как же легенда?!.. Ведь по ней с его смерти прошло уже полторы тысячи лет?!..
– На то она «легенда» и есть... – пожал плечами Север, – Ведь если бы она была Истиной, она не нуждалась бы в заказных «фантазиях» Павла, Матфея, Петра и им подобных?.. При всём при том, что эти «святые» люди ведь даже и не видели никогда живого Христа! И он никогда не учил их. История повторяется, Изидора... Так было, и так будет всегда, пока люди не начнут, наконец, самостоятельно думать. А пока за них думают Тёмные умы – на Земле всегда будет властвовать лишь борьба...
Север умолк, как бы решая, стоит ли продолжать. Но, немного подумав, всё же, заговорил снова...
– «Думающие Тёмные», время от времени дают человечеству нового Бога, выбирая его всегда из самых лучших, самых светлых и чистых,… но именно тех, которых обязательно уже нет в Круге Живых. Так как на мёртвого, видишь ли, намного легче «одеть» лживую «историю его Жизни», и пустить её в мир, чтобы несла она человечеству лишь то, что «одобрялось» «Думающими Тёмными», заставляя людей окунаться ещё глубже в невежество Ума, пеленая Души их всё сильнее в страх неизбежной смерти, и надевая этим же оковы на их свободную и гордую Жизнь...
– Кто такие – Думающие Тёмные, Север? – не выдержала я.
– Это Тёмный Круг, в который входят «серые» Волхвы, «чёрные» маги, денежные гении (свои для каждого нового промежутка времени), и многое тому подобное. Проще – это Земное (да и не только) объединение «тёмных» сил.
– И Вы не боретесь с ними?!!! Ты говоришь об этом так спокойно, как будто это тебя не касается!.. Но ты ведь тоже живёшь на Земле, Север!
В его глазах появилась смертельная тоска, будто я нечаянно затронула нечто глубоко печальное и невыносимо больное.
– О, мы боролись, Изидора!.. Ещё как боролись! Давно это было... Я, как и ты сейчас, был слишком наивным и думал, что стоит людям лишь показать, где правда, а где ложь, и они тут же кинутся в атаку за «правое дело». Это всего лишь «мечты о будущем», Изидора... Человек, видишь ли, существо легко уязвимое... Слишком легко поддающееся на лесть и жадность. Да и другие разные «человеческие пороки»... Люди в первую очередь думают о своих потребностях и выгодах, и только потом – об «остальных» живущих. Те, кто посильнее – жаждут Власти. Ну, а слабые ищут сильных защитников, совершенно не интересуясь их «чистоплотностью». И это продолжается столетиями. Вот почему в любой войне первыми гибнут самые светлые и самые лучшие. А остальные «оставшиеся» присоединяются к «победителю»... Так и идёт по кругу. Земля не готова мыслить, Изидора. Знаю, ты не согласна, ибо ты сама слишком чиста и светла. Но одному человеку не по силам свергнуть общее ЗЛО, даже такому сильному, как ты. Земное Зло слишком большое и вольное. Мы пытались когда-то... и потеряли лучших. Именно поэтому, мы будем ждать, когда придёт правильное время. Нас слишком мало, Изидора.
– Но почему тогда Вы не пытаетесь воевать по-другому? В войну, которая не требует Ваших жизней? У Вас ведь есть такое оружие! И почему разрешаете осквернять таких, как Иисус? Почему не расскажете людям правду?..
– Потому, что никто не будет этого слушать, Изидора... Люди предпочитают красивую и спокойную ложь, будоражащей душу правде... И пока ещё не желают думать. Смотри, ведь даже истории о «жизни богов» и мессий, сотворённые «тёмными», слишком одна на другую похожи, вплоть до подробностей, начиная с их рождения и до самой смерти. Это чтобы человека не беспокоило «новое», чтобы его всегда окружало «привычное и знакомое». Когда-то, когда я был таким, как ты – убеждённым, истинным Воином – эти «истории» поражали меня открытой ложью и скупостью разнообразия мысли их «создающих». Я считал это великой ошибкой «тёмных»... Но теперь, давно уже понял, что именно такими они создавались умышленно. И это по-настоящему было гениальным... Думающие Тёмные слишком хорошо знают природу «ведомого» человека, и поэтому совершенно уверены в том, что Человек всегда с готовностью пойдёт за тем, кто похож на уже и з в е с т н о е ему, но будет сильно сопротивляться и тяжело примет того, кто окажется для него н о в ы м, и заставит мыслить. Поэтому-то наверное люди всё ещё слепо идут за «похожими» Богами, Изидора, не сомневаясь и не думая, не утруждая задать себе хотя бы один вопрос...
Я опустила голову – он был совершенно прав. У людей был всё ещё слишком сильным «инстинкт толпы», который легко управлял их податливыми душами...
– А ведь у каждого из тех, которых люди называли Богами, были очень яркие и очень разные, их собственные уникальные Жизни, которые чудесно украсили бы Истинную Летопись Человечества, если бы люди знали о них, – печально продолжал Север. – Скажи мне, Изидора, читал ли кто-нибудь на Земле записи самого Христа?.. А ведь он был прекрасным Учителем, который к тому же ещё и чудесно писал! И оставил намного больше, чем могли бы даже представить «Думающие Тёмные», создавшие его липовую историю...
Глаза Севера стали очень тёмными и глубокими, будто на мгновение вобрали в себя всю земную горечь и боль... И было видно, что говорить об этом ему совершенно не хочется, но с минуту помолчав, он всё же продолжил.
– Он жил здесь с тринадцати лет... И уже тогда писал весть своей жизни, зная, как сильно её изолгут. Он уже тогда знал своё будущее. И уже тогда страдал. Мы многому научили его... – вдруг вспомнив что-то приятное, Север совершенно по-детски улыбнулся... – В нём всегда горела слепяще-яркая Сила Жизни, как солнце... И чудесный внутренний Свет. Он поражал нас своим безграничным желанием ВЕДАТЬ! Знать ВСЁ, что знали мы... Я никогда не зрел такой сумасшедшей жажды!.. Кроме, может быть, ещё у одной, такой же одержимой...
Его улыбка стала удивительно тёплой и светлой.
– В то время у нас жила здесь девочка – Магдалина... Чистая и нежная, как утренний свет. И сказочно одарённая! Она была самой сильной из всех, кого я знал на Земле в то время, кроме наших лучших Волхвов и Христа. Ещё находясь у нас, она стала Ведуньей Иисуса... и его единственной Великой Любовью, а после – его женой и другом, делившим с ним каждое мгновение его жизни, пока он жил на этой Земле... Ну, а он, учась и взрослея с нами, стал очень сильным Ведуном и настоящим Воином! Вот тогда и пришло его время с нами прощаться... Пришло время исполнить Долг, ради которого Отцы призвали его на Землю. И он покинул нас. А с ним вместе ушла Магдалина... Наш монастырь стал пустым и холодным без этих удивительных, теперь уже ставших совершенно взрослыми, детей. Нам очень не хватало их счастливых улыбок, их тёплого смеха... Их радости при виде друг друга, их неуёмной жажды знания, железной Силы их Духа, и Света их чистых Душ... Эти дети были, как солнца, без которых меркла наша холодная размеренная жизнь. Мэтэора грустила и пустовала без них... Мы знали, что они уже никогда не вернутся, и что теперь уже никто из нас более никогда не увидит их... Иисус стал непоколебимым воином. Он боролся со злом яростнее, чем ты, Изидора. Но у него не хватило сил. – Север поник... – Он звал на помощь своего Отца, он часами мысленно беседовал с ним. Но Отец был глух к его просьбам. Он не мог, не имел права предать то, чему служил. И ему пришлось за это предать своего сына, которого он искренне и беззаветно любил – в глазах Севера, к моему великому удивлению, блестели слёзы... – Получив отказ своего Отца, Иисус, также как и ты, Изидора, попросил помощи у всех нас... Но мы тоже отказали ему... Мы не имели права. Мы предлагали ему уйти. Но он остался, хотя прекрасно знал, что его ждёт. Он боролся до последнего мгновения... Боролся за Добро, за Землю, и даже за казнивших его людей. Он боролся за Свет. За что люди, «в благодарность», после смерти оклеветали его, сделав ложным и беспомощным Богом... Хотя именно беспомощным Иисус никогда и не был... Он был воином до мозга костей, ещё тогда, когда совсем ребёнком пришёл к нам. Он призывал к борьбе, он крушил «чёрное», где бы оно ни попадалось, на его тернистом пути.

Иисус Радомир прогоняет
торговцев из храма

Север замолк, и я подумала, что рассказ закончен. В его печальных серых глазах плескалась такая глубокая, обнажённая тоска, что я наконец-то поняла, как непросто должно было жить, отказывая в помощи любимым, светлым и прекрасным людям, провожая их, идущих на верную гибель, и зная, как легко было их спасти, всего лишь протянув руку... И как же неправильна по-моему была их неписанная «правда» о не вмешательстве в Земные дела, пока (наконец-то, когда-то!..) не придёт «правильное» время... которое могло так никогда и не придти...
– Человек – всё ещё существо слабовольное, Изидора... – вдруг снова тихо заговорил Север. – И корысти, и зависти в нём, к сожалению, больше, чем он может осилить. Люди пока ещё не желают следовать за Чистым и Светлым – это ранит их «гордость» и сильно злит, так как слишком уж отличается, от «привычного» им человека. И Думающие Тёмные, прекрасно зная и пользуясь этим, всегда легко направляли людей сперва свергать и уничтожать «новых» Богов, утоляя «жажду» крушения прекрасного и светлого. А потом уже, достаточно посрамлённых, возвращали тех же новых «богов» толпе, как Великих Мучеников, уничтоженных «по ошибке»... Христос же, даже распятым, оставался для людей слишком далёким... И слишком чистым… Поэтому уже после смерти люди с такой жестокостью пятнали его, не жалея и не смущаясь, делая подобным себе. Так из ярого Воина остался в людской памяти лишь трусливый Бог, призывавший подставлять левую щёку, если ударят по правой.... А из его великой Любви – осталось лишь жалкое посмешище, закиданное камнями... чудесная чистая девочка, превратившаяся в «прощённую» Христом, поднявшуюся из грязи, «падшую» женщину... Люди всё ещё глупы и злы Изидора... Не отдавай себя за них! Ведь даже распяв Христа, все эти годы они не могут успокоиться, уничтожая Имя Его. Не отдавай себя за них Изидора!
– Но разве же, по-твоему ВСЕ люди глупы и злы?.. На Земле очень много прекрасных людей, Север! И не всем им нужен «повергнутый» Бог, поверь мне! Посмотри на меня – разве ты не видишь? Мне был бы нужен живой Христос, так же, как и его дивная Любовь – Магдалина...
Север улыбнулся.
– Потому что ты – Из-и-до-ра... Ты молишься другим богам. Да и вряд ли им нужно молиться! Они с тобою всегда и они не могут тебя покинуть. Твои боги – Добро и Любовь, Свет и Знание, и Чистая первозданная Сила. Это Боги Мудрости, и это то, чему «молимся» мы. Люди же не признают их пока. Им пока нужно другое... Людям нужен кто-то, кому они могут пожаловаться, когда им плохо; кого они могут обвинить, когда не везёт; кого они могут просить, когда чего-то хочется; кто им может простить, когда они «грешат»... Вот, что пока лишь нужно человеку... И пройдёт ещё уйма времени, пока человек не будет нуждаться в таком Боге, который делал бы за него всё, и уж тем более – всё бы прощал... Это слишком удобно, чтобы суметь отказаться, Изидора... Человек ещё не готов ничего делать сам.
– Покажи мне его, Север... – шёпотом попросила я. – Покажи мне, каким он был.
Воздух вокруг заколебался мягкими волнами, искрясь и сгущаясь, будто открывалась таинственная невидимая дверь. И тут я увидела их!.. В просторной каменной пещере, двое чудесных белокурых детей весело беседовали о чём-то, сидя у маленького природного каменного фонтана. Мир вокруг них казался счастливым и солнечным, впитывавшим струившуюся от их чудесных душ, тихую радость... Мальчик был гордым, высоким и очень стройным для своих тринадцати лет. В нём бушевала огромная внутренняя сила, но, в то же время, он был мягким и очень приятным. Он глядел на мир весело, и ... очень мудро, будто было ему внутри не менее сотни лет. Временами его лучистые синие глаза вспыхивали, пронизывая стальным серым цветом, но тут же опять искрились весельем, любуясь своей очаровательной смешливой собеседницей... А девочка и правда была необычайно хороша. Она напоминала чистого ангела, только что спустившегося с небес. Прижавши к груди, она держала старую, толстую книгу. И видимо ни за что не собиралась её отпускать. Волнистые, очень длинные золотые волосы, были подвязаны голубой шёлковой лентой, удачно оттенявшей цвет её смеющихся, небесно-голубых глаз. Маленькие ямочки на розовых щеках делали её милой и весёлой, как чистое майское утро... Дети были одеты в длинные, снежно белые, одинаковые одежды, подпоясанные золотыми поясами и выглядели чудесной парой, вышедшей из красивой старой картины... Они чудесно подходили друг другу, чем-то дополняя и соединяя недостающее каждому, создавая одно целое, которое порвать было невозможно... Это были Иисус и Магдалина, будущий Спаситель Человечества и его единственная и большая, будущая Любовь.
– Но ведь они совершенно другие! – искренне удивляясь, воскликнула я. – Совсем не такие, какими их рисуют! Разве же они не иудеи?!
– А они ими никогда и не были – пожал плечами Север. – Это люди, которым нужна была власть, очень «умно» решили стать «детьми убитого Бога», этим же самым, делая «ИЗБРАННЫМ» самый опасный на Земле народ. Иисус же был сыном Белого Волхва и нашей ученицы, Ведуньи Марии. Они родили его, чтобы привести на Землю его удивительную Душу.
Я остолбенело уставилась на Севера...
– А как же иудейка Мария и Иосиф?! Как же тот же самый Назарет?..

– Никогда не было иудейки Марии, Изидора, ни Иосифа рядом с Иисусом. Была Ведунья Мария, которая прямо перед его рождением шла сюда, в Мэтэору, чтобы он родился здесь, среди Волхвов и Ведьм. Но она опоздала... Иисус родился неделей раньше, НА ЗАРЕ, в маленьком домике на берегу реки. А его рождение сопровождала Светлая Утренняя Звезда. Наши Волхвы спешили к нему, чтобы увидеть его и защитить. А его Учитель и Отец пришёл поклониться, чудесной душе своего новорождённого сына. Волхвы призвали его на Землю, чтобы остановить «чуму», которая, как паук, уже давно плела здесь свои чёрные сети. И именно Волхвы послали Христа к иудеям. Но сам Иисус никогда иудеем не был. Волхвы надеялись, что у него найдётся достаточно сил, чтобы остановить «чёрное» Зло, уже расползавшееся по Земле. Но Иисус проиграл, недооценив «великих слабостей» человека... Земля не была готова к Его приходу, так же, как не готова к приходу ВЕДАЮЩИХ, Изидора. А мы не готовы ей помочь. Когда придёт правильное время – мы откроем Двери. И, возможно, на Земле восторжествует Свет. Но этого не будет ещё очень долго... Ты прости.
Меня взорвало.
– Значит, что же – Вы просто будете спокойно наблюдать, как уничтожают лучших?!.. Но ведь это также и Ваш мир, Север! Как же Вы можете так просто оставлять его на погибель? Легче всего – взять и уйти. Или просто ЖДАТЬ. Но разве тебя не будет преследовать такое предательство всю твою оставшуюся длинную жизнь?.. Разве ты сможешь спокойно где-то обитать, не думая обо всех погибших?!.. Я не верю в красивое будущее, построенное на чужих смертях, Север! Это страшно. Мир никогда не будет таким же, если мы не поможем ему сейчас! Прошу тебя, помоги мне Север...
Я готова была пасть на колени, если бы это могло чем-то помочь. Но, я видела, что ничего от этого не изменится... Эти люди жили в своей Правде, очень обособленной и чужой. Я не могла понять, как же им не было стыдно оставаться в стороне, когда самые лучшие и талантливые дети земли горели тысячами, проклиная свой дар и умирая в страшнейших муках.... У меня опустились руки – я не могла воевать одна. Он был прав – у меня не было достаточно сил.
– Как же можно принять такое, Север!.. Как же мы можем разрешать «чёрному» захватить нашу прекрасную Землю?.. Разве твои Великие Учителя не видят происходящего? Как же после всего верить во что-то светлое, Север?!..
– Земля будет ещё очень долго и страшно страдать, Изидора... Пока не придёт к самому краю погибели. И всегда за неё будут гибнуть лишь самые лучшие. А потом придёт время выбора... И только сами люди смогут решить, хватит ли у них сил, чтобы выстоять. Мы лишь укажем путь.
– А ты уверен в том, что будет, кому указывать, Север? Возможно тем, кто останется, будет уже безразлично...
– О, нет, Изидора! Человек необычайно силён в своей выживаемости. Ты даже представить себе не можешь, как он силён! И настоящий Человек никогда не сдаётся... Даже если он остаётся один. Так было всегда. И так всегда будет. На Земле очень сильна сила Любви и сила Борьбы, даже если люди пока ещё этого не понимают. И здесь всегда найдётся кто-то, кто поведёт остальных за собой. Главное лишь в том, чтобы этот Ведущий не оказался «чёрным»... С самого своего рождения человек ищет цель. И только от него зависит, найдёт он её сам или окажется тем, которому эта цель будет дана. Люди должны научиться думать, Изидора. А пока, к сожалению, многих устраивает то, что за них думают другие. И пока это будет продолжаться, Земля всё так же будет терять своих лучших сынов и дочерей, которые будут платить за невежество всех «ведомых». Поэтому-то я и не буду тебе помогать, Изидора. И никто из нас не будет. Ещё не пришло время, чтобы на карту было поставлено всё. Если мы погибнем сейчас, борясь за горстку Просветлённых, даже если им уже пришло время ЗНАТЬ, то после, «знать» уже будет некому более... Вижу, не убедил тебя, – губы Севера тронула лёгкая улыбка. – Да ты и не была бы собой, если бы убедил... Но прошу тебя только об одном – уходи, Изидора! Это не твоё время, и не твой это мир!
Мне стало до дикости грустно... Я поняла, что и здесь проиграла. Теперь всё зависело только лишь от моей совести – соглашусь ли я уйти, или буду бороться, зная, что на победу нет никакой надежды...
– Что ж, Север, я останусь... Пусть я не столь мудра, как ты и твои Великие предки ... но думаю, если бы они и вправду были бы такими «Великими» – вы бы помогли нам, а они простили бы вас. Ну, а если нет – то, возможно, не такие уж они и «великие»!..
Горечь говорила моими устами, не позволяя мыслить трезво... Я не могла допустить мысли о том, что помощи ждать было не от кого... Что вот, прямо здесь были люди, которые в силах были помочь, всего лишь протянув руку. Но не захотели. Они «защищались» высокими целями, отказываясь вмешиваться... Они были МУДРЫЕ... Ну, а я всего лишь слушала своё сердце. Я хотела сберечь любимых, хотела помочь остальным не терять дорогих им людей. Хотела уничтожить Зло... Возможно, в «мудром» понимании я была всего лишь «ребёнком». Возможно – не доросла. Но даже проживи я тысячу лет, я никогда бы не смогла наблюдать спокойно, как от чьей-то зверской руки гибнет невиновный, прекрасный человек!..
– Хочешь ли увидеть настоящую Мэтэору, Изидора? Вероятнее всего, у тебя уже больше никогда не будет такой возможности, – грустно произнёс Север.
– Могу ли я спросить, что означает слово – мэтэора?
– О, это было давно, когда назвали его... Теперь это уже не имеет значения. А когда-то оно звучало немного по-другому. Это значило – МЫ-ТЕ-У-РА, что означало – близкие к свету и знаниям, хранящие их и живущие ими. Но потом слишком много «незнающих» стало искать нас. И имя изменилось. Многие не слышали его звучания, а многих это и не волновало вовсе. Они не понимали, что, даже ступая сюда, они уже соприкасались с ВЕРОЙ. Что она встречала их уже у самого порога, начинаясь с имени и понимания его... Знаю, это не твоя речь, и тебе, наверное, трудно её понять, Изидора. Хотя твоё имя тоже относится к таковым... Оно значимо.
– Ты забыл, что для меня не важен язык, Север. Я чувствую и вижу его – улыбнулась я.
– Прости, ведающая... Я запамятовал – кто ты. Желаешь ли узреть то, что дано только знающим, Изидора? У тебя не будет другой возможности, ты больше не вернёшься сюда.
Я лишь кивнула, стараясь удержать, готовые политься по щекам злые, горькие слёзы. Надежда быть с ними, получить их сильную, дружескую поддержку умирала, даже не успев хорошенько проснуться. Я оставалась одна. Так и не узнав чего-то очень для меня важного... И почти беззащитная, против сильного и страшного человека, с грозным именем – Караффа...
Но решение было принято, и я не собиралась отступать. Иначе, чего же стоила наша Жизнь, если пришлось бы жить, предавая себя? Неожиданно я совершенно успокоилась – всё наконец-то стало на свои места, надеяться больше было не на что. Я могла рассчитывать только на саму себя. И именно из этого стоило исходить. А какой уж будет конец – об этом я заставила себя больше не думать.
Мы двинулись по высокому каменному коридору, который, всё расширяясь, уходил вглубь. В пещере было так же светло и приятно, и лишь запах весенних трав становился намного сильнее, по мере того, как мы проходили дальше. Неожиданно прямо перед нами засияла светящаяся золотая «стена», на которой сверкала одна-единственная большая руна... Я тут же поняла – это была защита от «непосвящённых». Она была похожей на плотный мерцающий занавес, сотворённый из какой-то, невиданной мною, блистающей золотом материи, через который без посторонней помощи мне, вероятнее всего, не удалось бы пройти. Протянув руку, Север легко коснулся её ладонью, и золотая «стена» тут же исчезла, открывая проход в удивительное помещение.... У меня сразу же появилось яркое чувство чего-то «чужого», будто что-то говорило мне, что это был не совсем тот привычный мне мир, в котором я всегда жила... Но через мгновение странная «чужеродность» куда-то исчезла, и опять всё стало привычно и хорошо. Прощупывающее ощущение чьего-то невидимого за нами наблюдения усилилось. Но оно, опять же, не было враждебным, а скорее похожим на тёплое прикосновение доброго старого друга, когда-то давно потерянного и теперь вдруг заново обретённого... В дальнем углу помещения сверкал переливаясь радужными брызгами маленький природный фонтан. Вода в нём была столь прозрачной, что видна была лишь по радужным отблескам света, блестящим на дрожащих зеркальных каплях. Глядя на этот чудо-родник, неожиданно для себя я вдруг почувствовала жгучую жажду. И не успев спросить Севера, могу ли попить, тут же получила ответ:
– Конечно же, Изидора, попробуй! Это вода Жизни, мы все пьём её, когда не хватает сил, когда ноша становится неподъёмной. Попробуй!
Я нагнулась, чтобы зачерпнуть ладонями чудотворной воды, и почувствовала невероятное облегчение, даже ещё не успев коснуться её!.. Казалось, все мои беды, все горечи куда-то вдруг отступили, я чувствовала себя непривычно успокоенной и счастливой... Это было невероятно – я ведь не успела даже попробовать!.. Растерянно обернулась к Северу – он улыбался. Видимо, такие же ощущения испытывали все, кто прикасался к данному чуду впервые. Я зачерпнула воду ладонями – она сверкала маленькими бриллиантами, как утренняя роса на освещённой солнцем траве... Осторожно, стараясь не пролить драгоценные капли, я сделала малюсенький глоток – по всему телу разлилась неповторимая лёгкость!.. Будто взмахом волшебной палочки кто-то, сжалившись, сбросил мне целых пятнадцать лет! Я чувствовала себя лёгкой, точно птица, парящая высоко в небе... Голова стала чистой и ясной, будто я только что родилась на свет.
– Что это?!. – удивлённо прошептала я.
– Я же тебе сказал, – улыбнулся Север. – Живая Вода... Она помогает впитывать знания, снимает усталость, возвращает свет. Её пьют все, кто находится здесь. Она была здесь всегда, насколько я помню.
Он подтолкнул меня дальше. И тут я вдруг поняла, что мне казалось таким странным... Комната не кончалась!.. С виду она казалась маленькой, но продолжала «удлиняться» по мере нашего по ней продвижения!.. Это было невероятно! Я опять взглянула на Севера, но он лишь кивнул, будто говоря: «Не удивляйся ничему, всё нормально». И я перестала удивляться... Прямо из стены помещения «вышел» человек... Вздрогнув от неожиданности, я тут же постаралась собраться, чтобы не показывать удивления, так как для всех остальных, здесь живущих, это видимо было совершенно привычно. Человек подошёл прямо к нам и низким звучным голосом произнёс:
– Здравой будь, Изидора! Я – Волхв Истень. Знаю, тяжко тебе... Но ты сама избрала путь. Пойдём со мной – я покажу тебе, что ты потеряла.
Мы двинулись дальше. Я следовала за дивным человеком, от которого исходила невероятная сила, и горестно думала, как же всё было бы легко и просто, если бы он захотел помочь! Но, к сожалению, он тоже не хотел... Я шла, глубоко задумавшись, совершенно не заметив, как очутилась в удивительном пространстве, сплошь заполненном узкими полками, на которых покоилось невероятное количество необычных золотых пластин и очень старых «свёртков», похожих на старинные манускрипты, хранившиеся в доме моего отца, с разницей лишь в том, что, хранящиеся здесь, были сделаны на каком-то тончайшем незнакомом материале, которого ранее я никогда и нигде не видывала. Пластины и свитки были разными – маленькими и очень большими, короткими и длиннющими, в целый человеческий рост. И в этой странной комнате их было великое множество...
– Это и есть ЗНАНИЕ, Изидора. Вернее, очень малая его часть. Можешь впитать, если желаешь. Оно не повредит, а может даже поможет тебе в твоём искании. Попробуй, милая...
Истень ласково улыбался, и мне вдруг показалось, что я знала его всегда. От него исходило чудесное тепло и покой, которых мне так не хватало все эти жуткие дни, борясь с Караффой. Он видимо всё это прекрасно чувствовал, так как смотрел на меня с глубокой печалью, будто знал, какая злая судьба ждёт меня за стенами Мэтэоры. И он заранее оплакивал меня.... Я подошла к одной из бесконечных полок, до верха «забитой» полукруглыми золотыми пластинами, чтобы посмотреть, как предложил Истень... Но не успела даже приблизить руку, как на меня буквально обрушился шквал ошеломляющих, дивных видений!!! Потрясающие картины, не похожие ни на что, когда-либо виденное, проносились в моём измученном мозге, с невероятной быстротой заменяя друг друга... Некоторые из них почему-то оставались, а некоторые исчезали, тут же принося за собой новые, которые я тоже почти не успевала рассмотреть. Что это было?!.. Жизнь каких-то давно умерших людей? Наших Великих предков? Видения менялись, проносясь с сумасшедшей скоростью. Поток не кончался, унося меня в какие-то удивительные страны и миры, не давая очнуться. Вдруг одно из них вспыхнуло ярче остальных, и мне открылся потрясающий город... он был воздушным и прозрачным, будто созданным из Белого Света.
– Что это??? – боясь спугнуть, тихо прошептала я. – Может ли такое быть настоящим?..
– Это Святой Град, милая. Город наших Богов. Его нет уже очень давно... – тихо проговорил Истень. – Это оттуда мы все когда-то пришли... Только на Земле его никто не помнит – потом вдруг спохватившись, добавил: – Осторожно, милая, тебе будет тяжело. Не надо больше смотреть.
Но я желала большего!.. Какая-то палящая жажда сжигала мозг, умоляя не останавливаться! Незнакомый мир манил и завораживал своей первозданностью!.. Хотелось уйти в него с головой и, погружаясь всё глубже, черпать его без конца, не упуская ни одного мгновения, не теряя ни одной драгоценной минуты... которых, к ак я понимала, у меня оставалось здесь очень и очень мало... Каждая новая пластина раскрывалась передо мной тысячами потрясающих образов, которые были удивительно яркими и теперь уже почему-то понятными, будто я вдруг нашла к ним давно утерянный кем-то магический ключ. Время летело, но я его не замечала... Мне хотелось ещё и ещё. И было очень страшно, что прямо сейчас кто-то обязательно остановит, и пора будет покидать этот чудесный кладезь чей-то невероятной памяти, которой уже никогда более мне не удастся постичь. Было очень грустно и больно, но пути назад у меня, к сожалению, не было. Я выбрала свою жизнь сама и не собиралась от неё отрекаться. Даже если это было невероятно тяжело...
– Ну вот и всё, милая. Я не могу тебе больше показывать. Ты – «отступница», которая не захотела узнать... И тебе закрыт путь сюда. Но мне искренне жаль, Изидора... У тебя великий Дар! Ты могла бы легко всё это ВЕДАТЬ... Если бы захотела. Не всем давалось так просто... Твоя природа жаждет этого. Но ты выбрала другой путь, потому должна сейчас уйти. Мои мысли будут с тобой, дитя Света. Иди с ВЕРОЙ, пусть она поможет тебе. Прощай, Изидора...
Комната исчезла... Мы очутились в каком-то другом каменном зале, также наполненном множеством свитков, но выглядели они уже другими, возможно, не столь древними, как предыдущие. Мне стало вдруг очень печально... До боли в душе, хотелось постичь эти чужие «тайны», увидеть скрытое в них богатство, но я уходила... чтобы уже никогда сюда не вернуться.
– Подумай, Изидора! – как бы почувствовав моё сомнение, тихо сказал Север. – Ты ещё не ушла, останься.
Я лишь отрицательно качнула головой...
Вдруг моё внимание привлекло, уже знакомое, но всё так же непонятное явление – по мере того, как мы продвигались, комната и здесь удлинялась, когда мы проходили дальше. Но если в предыдущем зале я не видела ни души, то здесь, как только оглядывалась по сторонам, я видела множество людей – молодых и старых, мужчин и женщин. Здесь были даже дети!.. Они все очень внимательно что-то изучали, полностью уйдя в себя, и отрешённо постигая какие-то «мудрые истины»... Не обращая никакого внимания на вошедших.
– Кто все эти люди, Север? Они живут здесь? – шёпотом спросила я.
– Это Ведьмы и Ведуны, Изидора. Когда-то одним из них был твой отец... Мы обучаем их.
Сердце болело... Мне хотелось завыть волчьим голосом, жалея себя и свою короткую потерянную жизнь!.. Бросив всё, сесть вместе с ними, с этими счастливыми Ведунами и Ведьмами, чтобы познать умом и сердцем всю глубину чудесного, так щедро открытого им великого ЗНАНИЯ! Жгучие слёзы готовы были хлынуть рекой, но я из последних сил пыталась их как-то удерживать. Делать это было никак нельзя, так как слёзы были очередной «запрещённой роскошью», на которую у меня не было никакого права, если я мнила себя настоящим Воином. Воины не рыдали. Они боролись и побеждали, а если гибли – то уж точно не со слезами на глазах... Видимо, я просто очень устала. От одиночества и боли... От постоянного страха за родных... От бесконечной борьбы, в которой не имела ни малейшей надежды выйти победительницей. Мне был очень нужен глоток свежего воздуха, и этим воздухом для меня была моя дочь, Анна. Но почему-то, её нигде не было видно, хотя я знала, что Анна находится здесь, вместе с ними, на этой чудесной и странной, «закрытой» земле.
Север стоял рядом со мной на краю ущелья, и в его серых глазах таилась глубокая печаль. Мне захотелось спросить у него – увижу ли я его когда-либо? Но не хватало сил. Я не хотела прощаться. Не хотела уходить. Жизнь здесь была такой мудрой и спокойной, и всё казалось так просто и хорошо!.. Но там, в моём жестоком и несовершенном мире умирали хорошие люди, и пора было возвращаться, чтобы попытаться хоть кого-то спасти... Это по-настоящему был мой мир, каким бы страшным он не являлся. И мой оставшийся там отец возможно жестоко страдал, не в силах вырваться из лап Караффы, которого я железно решила, чего бы мне это не стоило, уничтожить, даже если за это придётся отдать свою короткую и такую дорогую для меня, жизнь...
– Могу ли я увидеть Анну? – с надеждой в душе, спросила я Севера.
– Прости меня, Изидора, Анна проходит «очищение» от мирской суеты... Перед тем, как она войдёт в тот же зал, где только что находилась ты. Она не сможет к тебе сейчас придти...
– Но почему же мне не понадобилось ничего «очищать»? – удивилась я. – Анна ведь ещё ребёнок, у неё нет слишком много мирской «грязи», не так ли?
– Ей предстоит слишком много в себя впитать, постичь целую бесконечность... А ты уже никогда туда не вернёшься. Тебе нет необходимости ничего «старого» забывать, Изидора... Мне очень жаль.
– Значит, я никогда больше не увижу мою дочь?.. – шёпотом спросила я.
– Увидишь. Я помогу тебе. А теперь хочешь ли ты проститься с Волхвами, Изидора? Это твоя единственная возможность, не пропусти её.
Ну, конечно же, я хотела увидеть их, Владык всего этого Мудрого Мира! О них так много рассказывал мне отец, и так долго мечтала я сама! Только я не могла представить тогда, насколько наша встреча будет для меня печальной...
Север поднял ладони и скала, замерцав, исчезла. Мы очутились в очень высоком, круглом зале, который одновременно казался то лесом, то лугом, то сказочным замком, а то и просто «ничем»... Как не старалась, я не могла увидеть его стен, ни того, что происходило вокруг. Воздух мерцал и переливался тысячами блестящих «капель», похожих на человеческие слёзы... Пересилив волнение, я вдохнула... «Дождливый» воздух был удивительно свежим, чистым и лёгким! От него, разливаясь животворящей силой, по всему телу бежали тончайшие живые нити «золотого» тепла. Ощущение было чудесным!..
– Проходи, Изидора, Отцы ожидают тебя, – прошептал Север.
Я шагнула дальше – трепещущий воздух «раздвинулся»... Прямо передо мной стояли Волхвы...
– Я пришла проститься, вещие. Мир вам... – не ведая как должна приветствовать их, тихо сказала я.
Никогда в своей жизни не ощущала я такой полной, всеобъемлющей, Великой СИЛЫ!.. Они не двигались, но казалось, что весь этот зал колышется тёплыми волнами какой-то невиданной для меня мощи... Это была настоящая ЖИЗНЬ!!! Я не знала, какими бы словами ещё можно было это назвать. Меня потрясло!.. Захотелось объять это собой!.. Вобрать в себя... Или просто упасть на колени!.. Чувства переполняли меня ошеломляющей лавиной, по щекам текли горячие слёзы...
– Здравой будь, Изидора. – тепло прозвучал голос одного из них. – Мы ж а л е е м тебя. Ты дочь Волхва, ты разделишь его путь... Сила не покинет тебя. Иди с ВЕРОЙ, радная...
Душа моя стремилась к ним криком умирающей птицы!.. Рвалось к ним, разбиваясь о злую судьбу, моё раненное сердце... Но я знала, что слишком поздно – они пращали меня... и жалели. Никогда раньше я не «слышала», как глубоко значение этих чудесных слов. И теперь радость от их дивного, нового звучания нахлынула, заполняя меня, не давая вздохнуть от переполнявших мою раненную душу чувств...
В этих словах жила и тихая светлая грусть, и острая боль потери, красота жизни, которую я должна была прожить, и огромная волна Любви, приходящая откуда-то издалека и, сливаясь с Земной, затапливая мою душу и тело... Жизнь проносилась вихрем, зацепляя каждый «краешек» моего естества, не оставляя клетки, которой не коснулось бы тепло любви. Я побоялась, что не смогу уйти... И, вероятно из-за той же боязни, сразу же очнулась от чудесного «прощания», видя рядом с собой потрясающих по внутренней силе и красоте людей. Вокруг меня стояли высокие старцы и молодые мужчины, одетые в ослепительно белые одежды, похожие на длинные туники. У некоторых из них они были подпоясаны красным, а у двоих это был узорчатый широкий «пояс», вышитый золотом и серебром.
Ой, смотри! – неожиданно прервала чудесный миг моя нетерпеливая подружка Стелла. – Они ведь очень похожие на твоих «звёздных друзей», как ты мне их показывала!.. Смотри, неужели это они, как ты думаешь?! Ну, скажи же!!!
Честно говоря, ещё тогда, когда мы увидели Священный Город, он показался мне очень знакомым. И меня также посетили схожие мысли, как только я увидела Волхвов. Но я их тут же отогнала, не желая питать напрасных «радужных надежд»... Это было слишком важно и слишком серьёзно, и я лишь махнула Стелле рукой, как бы говоря, что поговорим попозже, когда останемся вдвоём. Я понимала, что Стелла расстроится, так как ей, как всегда, хотелось немедленно получить ответ на свой вопрос. Но в данный момент, по-моему, это было далеко не столь важно, как рассказываемая Изидорой чудесная история, и я мысленно попросила Стеллу подождать. Я виновато улыбнулась Изидоре, и она, ответив своей чудесной улыбкой, продолжала...
Мой взгляд приковал мощный высокий старец, имевший что-то неуловимо схожее с моим любимым, страдавшим в подвалах Караффы, отцом. Я почему-то сразу поняла – это и был Владыко... Великий Белый Волхв. Его удивительные, пронизывающие, властные серые глаза смотрели на меня с глубокой печалью и теплом, будто он говорил мне последнее «Прощай!»...
– Подойди, Чадо Света, мы прастим тебя...
От него пошёл вдруг дивный, радостный белый Свет, который, окутывая всё вокруг мягким сиянием, заключил меня в ласковые объятия, проникая в самые потаённые уголки моей истерзанной болью Души... Свет пронизывал каждую клеточку, оставляя в ней лишь добро и покой, «вымывая» собою боль и печаль, и всю накопившуюся годами горечь. Я парила в волшебном сиянии, забыв всё «земное жестокое», все «злое и ложное», ощущая лишь дивное касание Вечного Бытия... Чувство потрясало!!! И я мысленно умоляла – только бы оно не кончалось... Но, по капризному желанию судьбы, всё прекрасное всегда заканчивается быстрее, чем нам этого хотелось бы...
– Мы одарили тебя ВЕРОЙ, она поможет тебе, Дитя... Внемли ей... И пращай, Изидора...
Я не успела даже ответить, а Волхвы «вспыхнули» дивным Светом и... оставив запах цветущих лугов, исчезли. Мы с Севером остались одни... Я печально огляделась вокруг – пещера осталась такой же загадочной и искристой, только не было в ней уже того чистого, тёплого света, проникавшего в самую душу...
– Это и был Отец Иисуса, не так ли? – осторожно спросила я.
– Так же, как дед и прадед его сына и внуков, смерть которых тоже лежит виной на его душе...
– ?!..
– Да, Изидора, Он тот, кто несёт горькую ношу боли... И ты никогда не сможешь себе представить, насколько она велика... – грустно ответил Север.
– Быть может, она не была бы сегодня столь горькой, если бы Он пожалел в своё время гибнувших от чужого невежества и жестокости хороших людей?.. Если бы Он отозвался на зов своего чудесного и светлого Сына, вместо того, чтобы отдать его на истязание злых палачей? Если бы он и сейчас не продолжал бы лишь «наблюдать» со своей высоты, как «святые» пособники Караффы сжигают на площадях Ведунов и Ведьм?.. Чем же он лучше Караффы, если он не препятствует такому Злу, Север?! Ведь если он в силах помочь, но не хочет, весь этот земной ужас будет вечно лежать именно на нём! И не важна ни причина, ни объяснение, когда на карту поставлена прекрасная человеческая жизнь!.. Я никогда не смогу понять этого, Север. И я не «уйду», пока здесь будут уничтожаться хорошие люди, пока будет разрушаться мой земной Дом. Даже если я никогда не увижу свой настоящий... Это моя судьба. И потому – прощай...
– Прощай, Изидора. Мир Душе твоей... Прости.
Я опять была в «своей» комнате, в своём опасном и безжалостном бытии... А всё только что происшедшее казалось просто чудесным сном, который уже никогда больше в этой жизни не будет мне сниться... Или красивой сказкой, в которой наверняка ждал кого-то «счастливый конец». Но не меня... Мне было жаль свою неудавшуюся жизнь, но я была очень горда за мою храбрую девочку, которой удастся постичь всё это великое Чудо... если Караффа не уничтожит её ещё до того, как она сможет сама защищаться.
Дверь с шумом открылась – на пороге стоял взбешённый Караффа.
– Ну и где же Вы «гуляли», мадонна Изидора? – наигранно милым голосом спросил мой мучитель.
– Хотела навестить свою дочь, ваше святейшество. Но не смогла...
Мне было совершенно безразлично, что он думал, и сделала ли его моя «вылазка» злым. Душа моя витала далеко, в удивительном Белом Городе, который показывал мне Истень, а всё окружающее казалось далёким и убогим. Но Караффа надолго уходить в мечты, к сожалению, не давал... Тут же почувствовав моё изменившееся настроение, «святейшество» запаниковал.
– Впустили ли Вас в Мэтэору, мадонна Изидора? – как можно спокойнее спросил Караффа.
Я знала, что в душе он просто «горел», желая быстрее получить ответ, и решила его помучить, пока он мне не сообщит, где сейчас находится мой отец.
– Разве это имеет значение, Ваше святейшество? Ведь у Вас находится мой отец, у которого Вы можете спросить всё, на что естественно, не отвечу я. Или Вы ещё не успели его достаточно допросить?
– Я не советую Вам разговаривать со мной подобным тоном, Изидора. От того, как Вы намерены себя вести, будет во многом зависеть его судьба. Поэтому, постарайтесь быть повежливее.
– А как бы Вы себя вели, если бы вместо моего, здесь оказался Ваш отец, святейшество?..– стараясь поменять, ставшую опасной тему, спросила я.
– Если бы мой отец был ЕРЕТИКОМ, я сжёг бы его на костре! – совершенно спокойно ответил Караффа.
Что за душа была у этого «святого» человека?!.. И была ли она у него вообще?.. Что же тогда было говорить про чужих, если о своём родном отце он мог ответить такое?..
– Да, я была в Мэтэоре, Ваше святейшество, и очень жалею, что никогда уже более туда не попаду... – искренне ответила я.
– Неужто Вас тоже оттуда выгнали, Изидора? – удивлённо засмеялся Караффа.
– Нет, Святейшество, меня пригласили остаться. Я ушла сама...
– Такого не может быть! Не существует такого человека, который не захотел бы остаться там, Изидора!
– Ну почему же? А мой отец, святейшество?
– Я не верю, что ему было дозволено. Я думаю, он должен был уйти. Просто его время, вероятно, закончилось. Или недостаточно сильным оказался Дар.
Мне казалось, что он пытается, во что бы то ни стало, убедить себя в том, во что ему очень хотелось верить.
– Не все люди любят только себя, знаете ли... – грустно сказала я. – Есть что-то более важное, чем власть или сила. Есть ещё на свете Любовь...
Караффа отмахнулся от меня, как от назойливой мухи, будто я только что произнесла какую-то полную чушь...
– Любовь не управляет, миром, Изидора, ну, а я желаю им управлять!
– Человек может всё... пока не начинает пробовать, ваше святейшество – не удержавшись, «укусила» я.
И вспомнив что-то, о чём обязательно хотела узнать, спросила:
– Скажите, Ваше святейшество, известна ли Вам правда о Иисусе и Магдалине?
– Вы имеете в виду то, что они жили в Мэтэоре? – я кивнула. – Ну, конечно же! Это было первое, о чём я у них спросил!
– Как же такое возможно?!.. – ошеломлённо спросила я. – А о том, что они не иудеи, Вы тоже знали? – Караффа опять кивнул. – Но Вы ведь не говорите нигде об этом?.. Никто ведь об этом не знает! А как же ИСТИНА, Ваше святейшество?!..
– Не смешите меня, Изидора!.. – искренне рассмеялся Караффа. – Вы настоящий ребёнок! Кому нужна Ваша «истина»?.. Толпе, которая её никогда не искала?!.. Нет, моя дорогая, Истина нужна лишь горстке мыслящих, а толпа должна просто «верить», ну, а во что – это уже не имеет большого значения. Главное, чтобы люди подчинялись. А что им при этом преподносится – это уже является второстепенным. ИСТИНА опасна, Изидора. Там, где открывается Истина – появляются сомнения, ну, а там где возникают сомнения – начинается война... Я веду СВОЮ войну, Изидора, и пока она доставляет мне истинное удовольствие! Мир всегда держался на лжи, видите ли... Главное, чтобы эта ложь была достаточно интересной, чтобы смогла за собой вести «недалёкие» умы... И поверьте мне, Изидора, если при этом Вы начнёте доказывать толпе настоящую Истину, опровергающую их «веру» неизвестно во что, Вас же и разорвёт на части, эта же самая толпа...
– Неужели же столь умного человека, как Ваше святейшество, может устраивать такое самопредательство?.. Вы ведь сжигаете невинных, прикрываясь именем этого же оболганного, и такого же невинного Бога? Как же Вы можете так бессовестно лгать, Ваше святейшество?!..
– О, не волнуйтесь, милая Изидора!.. – улыбнулся Караффа. – Моя совесть совершенно спокойна! Не я возвёл этого Бога, не я и буду его свергать. Но зато я буду тем, кто очистит Землю от ереси и блудодейства! И поверьте мне, Изидора, в день, когда я «уйду» – на этой греховной Земле некого будет больше сжигать!
Мне стало плохо... Сердце выскакивало наружу, не в состоянии слушать подобный бред! Поэтому, поскорее собравшись, я попыталась уйти от понравившейся ему темы.
– Ну, а как же то, что Вы являетесь главою святейшей христианской церкви? Разве не кажется Вам, что ваша обязанность была бы открыть людям правду об Иисусе Христе?..
– Именно потому, что я являюсь его «наместником на Земле», я и буду дальше молчать, Изидора! Именно потому...
Я смотрела на него, широко распахнув глаза, и не могла поверить, что по-настоящему всё это слышу... Опять же – Караффа был чрезвычайно опасен в своём безумии, и вряд ли где-то существовало лекарство, которое было в силах ему помочь.
– Хватит пустых разговоров! – вдруг, довольно потирая руки, воскликнул «святой отец». – Пройдёмте со мной, моя дорогая, я думаю, на этот раз мне всё же удастся Вас ошеломить!..
Если бы он только знал, как хорошо это ему постоянно удавалось!.. Моё сердце заныло, предчувствуя недоброе. Но выбора не было – приходилось идти...

Довольно улыбаясь, Караффа буквально «тащил» меня за руку по длинному коридору, пока мы наконец-то не остановились у тяжёлой, украшенной узорчатой позолотой, двери. Он повернул ручку и... О, боги!!!.. Я оказалась в своей любимой венецианской комнате, в нашем родном фамильном палаццо...
Потрясённо озираясь вокруг, не в состоянии придти в себя от так неожиданно обрушившегося «сюрприза», я успокаивала своё выскакивающее сердце, будучи не в состоянии вздохнуть!.. Всё вокруг кружилось тысячами воспоминаний, безжалостно окуная меня в давно прожитые, и уже частично забытые, чудесные годы, тогда ещё не загубленные злостью жестокого человека... воссоздавшего для чего-то здесь(!) сегодня мой родной, но давно утерянный, счастливый мир... В этой, чудом «воскресшей», комнате присутствовала каждая дорогая мне моя личная вещь, каждая любимая мною мелочь!.. Не в состоянии отвести глаз от всей этой милой и такой привычной для меня обстановки, я боялась пошевелиться, чтобы нечаянно не спугнуть дивное видение...
– Нравится ли вам мой сюрприз, мадонна? – довольный произведённым эффектом, спросил Караффа.
Самое невероятное было то, что этот странный человек совершенно искренне не понимал, какую глубокую душевную боль он причинил мне своим «сюрпризом»!.. Видя ЗДЕСЬ (!!!) то, что когда-то было настоящим «очагом» моего семейного счастья и покоя, мне хотелось лишь одного – кинуться на этого жуткого «святого» Папу и душить его в смертельном объятии, пока из него не улетит навсегда его ужасающая чёрная душа... Но вместо того, чтобы осуществить так сильно мною желаемое, я лишь попыталась собраться, чтобы Караффа не услышал, как дрожит мой голос, и как можно спокойнее произнесла:
– Простите, ваше святейшество, могу ли я на какое-то время остаться здесь одна?
– Ну, конечно же, Изидора! Это теперь ваши покои! Надеюсь, они вам нравятся.
Неужели же он и в правду не понимал, что творил?!.. Или наоборот – прекрасно знал?.. И это всего лишь «веселилось» его неугомонное зверство, которое всё ещё не находило покоя, выдумывая для меня какие-то новые пытки?!.. Вдруг меня полоснула жгучая мысль – а что же, в таком случае, стало со всем остальным?.. Что стало с нашим чудесным домом, который мы все так сильно любили? Что стало со слугами и челядью, со всеми людьми, которые там жили?!.
– Могу ли я спросить ваше святейшество, что стало с нашим родовым дворцом в Венеции?– севшим от волнения голосом прошептала я. – Что стало с теми, кто там жил?.. Вы ведь не выбросили людей на улицу, я надеюсь? У них ведь нет другого дома, святейшество!..
Караффа недовольно поморщился.
– Помилуйте, Изидора! О них ли вам стоит сейчас заботиться?.. Ваш дом, как вы, конечно же, понимаете, теперь стал собственностью нашей святейшей церкви. И всё, что с ним было связано – более уже не является Вашей заботой!
– Мой дом, как и всё то, что находится внутри него, Ваше святейшество, после смерти моего горячо любимого мужа, Джироламо, принадлежит моей дочери Анне, пока она жива! – возмущённо воскликнула я. – Или «святая» церковь уже не считает её жильцом на этом свете?!
Внутри у меня всё кипело, хотя я прекрасно понимала, что, злясь, я только усложняла своё и так уже безнадёжное, положение. Но бесцеремонность и наглость Караффы, я уверена, не могла бы оставить спокойным ни одного нормального человека! Даже тогда, когда речь шла всего лишь о поруганных, дорогих его сердцу воспоминаниях...
– Пока Анна будет жива, она будет находиться здесь, мадонна, и служить нашей любимой святейшей церкви! Ну, а если она, к своему несчастью, передумает – ей, так или иначе, уже не понадобится ваш чудесный дом! – в бешенстве прошипел Караффа. – Не переусердствуйте в своём рвении найти справедливость, Изидора! Оно может лишь навредить вам. Моё долготерпение тоже имеет границы... И я искренне не советую вам их переступать!..
Резко повернувшись, он исчез за дверью, даже не попрощавшись и не известив, как долго я могу оставаться одна в своём, так нежданно воскресшем, прошлом...
Время остановилось... безжалостно швырнув меня, с помощью больной фантазии Караффы, в мои счастливые, безоблачные дни, совсем не волнуясь о том, что от такой неожиданной «реальности» у меня просто могло остановиться сердце...
Я грустно опустилась на стул у знакомого зеркала, в котором так часто когда-то отражались любимые лица моих родных... И у которого теперь, окружённая дорогими призраками, я сидела совсем одна... Воспоминания душили силой своей красоты и глубоко казнили горькой печалью нашего ушедшего счастья...
Когда-то (теперь казалось – очень давно!) у этого же огромного зеркала я каждое утро причёсывала чудесные, шёлковистые волосы моей маленькой Анны, шутливо давая ей первые детские уроки «ведьминой» школы... В этом же зеркале отражались горящие любовью глаза Джироламо, ласково обнимавшего меня за плечи... Это зеркало отражало в себе тысячи бережно хранимых, дивных мгновений, всколыхнувших теперь до самой глубины мою израненную, измученную душу.
Здесь же рядом, на маленьком ночном столике, стояла чудесная малахитовая шкатулка, в которой покоились мои великолепные украшения, так щедро когда-то подаренные мне моим добрым мужем, и вызывавшие дикую зависть богатых и капризных венецианок в те далёкие, прошедшие дни... Только вот сегодня эта шкатулка пустовала... Чьи-то грязные, жадные руки успели «убрать» подальше все, хранившееся там «блестящие безделушки», оценив в них только лишь денежную стоимость каждой отдельной вещи... Для меня же это была моя память, это были дни моего чистого счастья: вечер моей свадьбы... рождение Анны... какие-то мои, уже давно забытые победы или события нашей совместной жизни, каждое из которых отмечалось новым произведением искусства, право на которое имела лишь я одна... Это были не просто «камни», которые стоили дорого, это была забота моего Джироламо, его желание вызвать мою улыбку, и его восхищение моей красотой, которой он так искренне и глубоко гордился, и так честно и горячо любил... И вот теперь этих чистых воспоминаний касались чьи-то похотливые, жадные пальцы, на которых, съёжившись, горько плакала наша поруганная любовь...
В этой странной «воскресшей» комнате повсюду лежали мои любимые книги, а у окна грустно ждал в одиночестве старый добрый рояль... На шёлковом покрывале широкой кровати весело улыбалась первая кукла Анны, которой было теперь почти столько же лет, как и её несчастной, гонимой хозяйке... Только вот кукла, в отличие от Анны, не знала печали, и её не в силах был ранить злой человек...
Я рычала от невыносимой боли, как умирающий зверь, готовый к своему последнему смертельному прыжку... Воспоминания выжигали душу, оставаясь такими дивно реальными и живыми, что казалось, вот прямо сейчас откроется дверь и улыбающийся Джироламо начнёт прямо «с порога» с увлечением рассказывать последние новости ушедшего дня... Или вихрем ворвётся весёлая Анна, высыпая мне на колени охапку роз, пропитанных запахом дивного, тёплого итальянского лета...
Это был НАШ счастливый мир, который не мог, не должен был находиться в стенах замка Караффы!.. Ему не могло быть места в этом логове лжи, насилия и смерти...
Но, сколько бы я в душе не возмущалась, надо было как-то брать себя в руки, чтобы успокоить выскакивающее сердце, не поддаваясь тоске о прошлом. Ибо воспоминания, пусть даже самые прекрасные, могли легко оборвать мою, и так уже достаточно хрупкую жизнь, не позволяя покончить с Караффой... Потому, стараясь как-то «оградить» себя от дорогой, но в то же время глубоко ранящей душу памяти, я отвернулась, и вышла в коридор... Поблизости никого не оказалось. Видимо Караффа был настолько уверен в своей победе, что даже не охранял входную в мои «покои» дверь. Или же наоборот – он слишком хорошо понимал, что охранять меня не имело смысла, так как я могла «уйти» от него в любой, желаемый мною момент, несмотря ни на какие предпринимаемые им усилия и запреты... Так или иначе – никакого чужого присутствия, никакой охраны за дверью «моих» покоев не наблюдалось.
Тоска душила меня, и хотелось бежать без оглядки, только бы подальше от того чудесного призрачного мира, где каждое всплывшее воспоминание забирало капельку души, оставляя её пустой, холодной и одинокой...
Понемногу приходя в себя от так неожиданно свалившегося «сюрприза», я наконец-то осознала, что впервые иду одна по чудесно расписанному коридору, почти не замечая невероятной роскоши и богатства караффского дворца. До этого, имея возможность спускаться только лишь в подвал, или сопровождать Караффу в какие-то, его одного интересующие встречи, теперь я удивлённо разглядывала, изумительные стены и потолки, сплошь покрытые росписями и позолотой, которым, казалось, не было конца. Это не был Ватикан, ни официальная Папская резиденция. Это был просто личный дворец Караффы, но он ничуть не уступал по красоте и роскоши самому Ватикану. Когда-то, помнится, когда Караффа ещё не был «святейшим» Папой и являл собою лишь ярого борца с «распространявшейся ересью», его дом был более похож на огромную крепость аскета, по настоящему отдававшего жизнь за своё «правое дело», каким бы абсурдным или ужасным для остальных оно не являлось. Теперь же это был богатейший, «вкушающий» (с удовольствием гурмана!) свою безграничную силу и власть, человек... слишком быстро сменивший образ жизни истинного «монаха», на лёгкое золото Ватикана. Он всё так же свято верил в правоту Инквизиции и человеческих костров, только теперь уже к ним примешивалась жажда наслаждения жизнью и дикое желание бессмертия, ... которого никакое золото на свете (к всеобщему счастью!) не могло ему купить.
Караффа страдал... Его временно длившаяся, яркая «молодость», подаренная когда-то странным «гостем» Мэтэоры, стала вдруг очень быстро уходить, заставляя его тело стареть намного быстрее, чем это было бы, не попробуй он в своё время обманчивый «подарок»...
Ещё так недавно подтянутый, стройный и моложавый, кардинал стал превращаться вдруг в ссутулившегося, поникшего старого человека.... Целая «куча» его личных врачей паниковала!.. Они честно ломали свои умные головы, пытаясь понять, какая же такая «страшная» болезнь пожирает их ненаглядное «святейшество»?.. Но ответа на это не было. И Караффа всё так же «ускоренно» на глазах старел... Это бесило его, заставляя делать глупейшие поступки, надеясь остановить убегавшее время, которое с каждым новым днём прозрачными крупинками безжалостно утекало сквозь его стареющие, но всё ещё очень красивые, тонкие пальцы...
Этот человек имел всё... Его сила и власть распространялись на все христианские королевства. Ему подчинялись владыки и короли. Ему целовали руку принцессы... И при всём при том, его единственная земная жизнь приближалась к закату. И мысль о том, что он беспомощен что-либо изменить, приводила его в отчаяние!

Караффа был на редкость сильным и волевым человеком. Но его воля не могла вернуть ему молодые годы... Он был прекрасно образованным и умным. Но его ум не позволял ему продлить, так дико желанную, но уже потихонечку уходящую от него, драгоценную жизнь... И при всём при том, желая и не получая желаемого, Караффа прекрасно понимал – я знала КАК можно было дать ему то, за что он готов был платить самую дорогую на свете цену... Знала, КАК можно было продлить его ускользающую жизнь. И «святого» Папу до сумасшествия бесило то, что он также прекрасно знал – он никогда от меня не добьётся желаемого. Дикая жажда жить пересиливала любые его человеческие чувства, если таковые когда-либо у него и зарождались... Теперь же это был лишь «заболевший» одной-единственной идеей человек, устранявший любые препятствия, попадавшиеся на пути к его великой, но едва ли осуществимой цели... Караффа стал одержимым, который был готов на всё ради исполнения своего самого большого желания – жить очень долго, чего бы это ему ни стоило...
И я боялась... Каждый день ожидая, что его неугомонная злость обрушится вместо меня на моего бедного отца, или ещё хуже – на малышку Анну. Отец всё ещё находился в подвалах Караффы, который держал его там, не выпуская, но и не пытая, будто чего-то ждал. И это было страшнее, чем самая страшная реальность, так как больная фантазия «святого» Папы (по моему печальному опыту!) не имела границ, и было совершенно невозможно предугадать, что нас ожидало дальше...
Анна же пока что была в относительной безопасности, среди покоя и тишины, окружённая знанием, и охраняемая чистыми добрыми людьми... И могла находиться там до тех пор, пока её не востребует к себе непредсказуемый Святейший Папа.
Глубоко уйдя в свои невесёлые думы, я остановилась у открытого настежь окна...
Погода была на редкость приятной – мягкой, солнечной и тёплой. Пахло просыпающейся землёй и жасмином. Начиналась настоящая весна... Во внутреннем дворе замка, оживляя серость его хмурых высоких стен, пушистым ковром стлалась сочная молодая трава, на которой то тут, то там открывали голубые глаза робкие незабудки... По крышам носились «пьяные» от весеннего воздуха воробьи. Мир просыпался, широко раскрывая счастью свои тёплые, ласковые объятия... И только здесь, в заточении у страшного, жестокого человека, неизменно витала смерть... Мне не хотелось верить, что в такой светлый, радостный день в ужасающих Папских подвалах мучились и умирали люди! Жизнь была слишком ценной и прекрасной, чтобы по мановению чей-то «святой» руки можно было так просто её отнимать.
– Что вы здесь делаете, мадонна Изидора? Или вам не по душе ваши покои? – прервал мои грустные размышления неслышно появившийся Караффа. – Я ведь просил вас не покидать ваших комнат. Думаю, они достаточно просторны для одного человека?
Папа был недоволен. Он прекрасно понимал, что мне ничего не стоило сейчас же взять и «уйти», если бы только я этого захотела. И моё «условное» заточение бесило его, не позволяя иметь над моей душой полный контроль.
– Так что же вы ищете, Изидора? – уже более мягким тоном произнёс Караффа.
– Ничего, Ваше святейшество. Просто здесь легче дышится. Воспоминания, знаете ли, не всегда оказываются приятными... Даже самые дорогие...
– Не согласитесь ли со мною отужинать, мадонна? В последнее время мне очень не хватает приятного общества... – неожиданно поменяв тему, светским голосом произнёс Папа.
Я совершенно опешила, не находясь, что ответить!.. Конечно же, каждый лишний момент, проведённый с Караффой, мог принести мне тот долгожданный счастливый случай, который помог бы избавить мир от его ужасающего присутствия. Поэтому, не долго думая, я согласилась.
– Простите мой туалет, Ваше святейшество, но у меня с собой нет слишком большого выбора, – так же светски ответила я.
Караффа лишь улыбнулся.
– Вы прекрасно знаете, Изидора, что для вас это не имеет значения! Даже в платье пастушки вы затмите любую разодетую королеву!
Он протянул мне руку, на которую, опираясь, я проследовала с ним рядом по потрясающей красоты залам и коридорам, пока мы не оказались в, опять же, почти что золотой, сплошь расписанной чудесными фресками комнате, в которой стоял накрытый, ломящийся от тяжёлой золотой посуды, длиннющий стол...
– О, я не предполагала, что вы ждёте гостей, ваше святейшество! – удивлённо воскликнула я. – Мой наряд по-настоящему не подходящий для званного ужина. Это может вызвать ненужные толки. Не лучше ли будет мне удалиться?
– Бросьте ваши формальности, Изидора! Я никого не жду. Это мой обычный, еженощный(!) стол, моя дорогая. Я люблю всегда и во всём иметь достаточный выбор, видите ли!
– Сколько же здесь всего блюд?.. – удивлённо разглядывая увиденное, не удержавшись, спросила я.
– Никогда не бывает менее двадцати пяти! – довольно ответил Папа.
О, Боги! Самому большому гурману на свете не понадобилось бы такое количество!.. Этот человек даже в еде не знал никаких границ!
– Располагайтесь, мадонна! Надеюсь, хотя бы одно из этих блюд удовлетворит ваш утончённый вкус?..
Я чувствовала себя настолько жутко, что вдруг, неожиданно для себя, захотела расхохотаться... Разве могла я когда-то себе представить, что в один прекрасный день смогу сидеть за одним столом с человеком, которого больше всего на свете желала уничтожить?!. И почувствовав странную неловкость, постаралась тут же заговорить...
– Что побудило вас пригласить меня сегодня, Ваше святейшество? – осторожно спросила я.
– Ваша приятная компания, – рассмеялся Караффа, и чуть подумав, добавил: – Я хотел побеседовать с вами о некоторых, важных для меня вопросах, мадонна, и предпочёл делать это в более приятной для вас обстановке.
Вошёл слуга, и низко поклонившись Караффе, начал пробовать первые блюда. Как же я в тот момент пожалела, что у меня не было с собою знаменитого Флорентийского травяного яда!.. Он был безболезненным и безвкусным, и определению не поддавался... Срабатывал этот яд только лишь через неделю. Им убивали принцев и королей... И он уж точно успокоил бы навсегда сумасшедшего Папу!!!
Я ни за что и никогда не поверила бы, что смогу так легко размышлять об убийстве... Душа медленно каменела, оставляя внутри только лишь место для правосудия. Я жила, чтобы его уничтожить. И не имело значения, как это сделать. В данном случае любые средства были хороши. Главное было Караффу убить. Чтобы не страдали больше невинные люди, чтобы не ходил по земле этот кровожадный, злой человек.
И поэтому я сидела сейчас с ним рядом, с улыбкой принимая угощения, и светски беседуя на самые разные темы... в то же время напряжённо выискивая хоть какую-нибудь слабинку, которая дала бы мне возможность наконец-то избавиться от его «святого» присутствия...
Ужин подходил к середине, а мы всё ещё светски «обсуждали» какие-то редкие книги, музыку и искусство, будто и не было у него на уме какой-то очень серьёзной цели, по причине которой он пригласил меня в свои покои в такой неподходящий, поздний час.
Казалось, Караффа искренне наслаждался общением, вроде-бы начисто позабыв о своём «особо-важном» разговоре. И надо отдать ему должное – собеседником он был, бесспорно, интереснейшим... если забыть о том, кем он являлся на самом деле... Чтобы заглушить в своей душе нарастающую тревогу, я как можно больше шутила. Караффа весело смеялся моим шуткам, в ответ рассказывая другие. Он был предупредительным и приятным. Но, несмотря на всю его светскую галантность, я чувствовала, что ему тоже надоело притворяться... И хотя выдержка Караффы была по-настоящему безупречной, по лихорадочному блеску его чёрных глаз я понимала – всё наконец-то подходило к развязке... Воздух вокруг нас буквально «трещал» от нарастающего ожидания. Беседа постепенно измельчала, переходя на обмен простыми светскими репликами. И наконец-то Караффа начал...
– Я нашёл книги вашего деда, мадонна. Но там не оказалось интересующих меня знаний. Стоит ли снова задавать вам тот же вопрос, Изидора? Вы ведь знаете, что меня интересует, не правда ли?
Именно это я и ожидала...
– Я не могу дать вам бессмертие, Ваше святейшество, как не могу и научить этому вас. У меня нет этого права... Я не вольна в своих желаниях...
Конечно же, то была чистейшая ложь. Но разве я могла поступать иначе?!.. Караффа прекрасно всё это знал. И, конечно же, снова собирался меня ломать... Больше всего на свете ему нужен был древний секрет, который оставила мне, умирая, моя мать. И он ни за что не собирался отступать. Снова пришёл чей-то черёд жестоко платить за моё молчание...
– Подумай, Изидора! Я не хочу причинять тебе зла! – переходя на «ты», вкрадчивым голосом прошептал Караффа. – Почему ты не желаешь помочь мне?! Я ведь не прошу тебя предавать свою мать, или Мэтэору, я прошу тебя научить лишь тому, что знаешь об этом ты сама! Мы могли бы вместе править миром! Я сделал бы тебя королевой королев!.. Подумай, Изидора...
Я понимала, что прямо сейчас произойдёт что-то очень плохое, но лгать у меня просто-напросто не оставалось больше сил...
– Я не помогу вам просто потому, что, живя дольше, чем вам суждено, вы истребите лучшую половину человечества... Именно тех, которые являются самими умными и самыми одарёнными. Вы приносите слишком большое зло, святейшество... И не имеете права жить долго. Простите меня... – и, чуть помолчав, очень тихо добавила. – Да ведь и жизнь наша не всегда измеряется лишь количеством прожитых лет, Ваше святейшество, и вы прекрасно знаете это...