North American X-15

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
X-15
Полёт X-15
Тип экспериментальный самолёт
Производитель см. производители
Первый полёт 8 июня 1959
Начало эксплуатации 17 сентября 1959
Конец эксплуатации декабрь 1970
Статус не эксплуатируется
Основные эксплуатанты ВВС США
НАСА
Единиц произведено 3

X-15 (рус. «Икс-15») — экспериментальный самолёт-ракетоплан США, оснащённый ракетными двигателями. Первый и в течение 40 лет единственный в истории пилотируемый гиперзвуковой летательный аппарат-самолёт, совершавший суборбитальные пилотируемые космические полёты. Основная задача проекта Х-15 — изучение принципиальной возможности создания пилотируемого суборбитального гиперзвукового бомбардировщика,[1] для чего требовалось изучение условий полета на гиперзвуковых скоростях и входа в атмосферу крылатых аппаратов, оценка новых конструкторских решений, теплозащитных покрытий, психофизиологических аспектов управления в верхних слоях атмосферы. Общая концепция проекта была утверждена в 1954 г. Заказчиками работ по проекту выступали Военно-воздушные и Военно-морские силы США совместно с Национальным аэрокосмическим агентством (НАСА).[2] В конкурсе на создание ракетоплана приняли участие четыре промышленные компании Bell Aircraft, McDonnell Douglas, Republic Aviation Company, North American Aviation, последняя в итоге стала победителем. Несмотря на внешнее сходство, X-15 официально именовали не самолётом, а «пилотируемым исследовательским аппаратом» (англ. manned research vehicle).[2]







История

Краткая сравнительная характеристика «Икс-15» и немецких ракет «Фау-2»[3]
Летательный аппарат Соединённые Штаты Америки X-15 Третий рейх V-2
Длина 15,24 м (50 ф) 14,3 м (47 ф)
Взлётная масса 14866 кг (32775 ф) 12852 кг (28334 ф)
Топливо (основа) Аммиак Этиловый спирт
Окислитель (основа) Жидкий кислород
Тяга 22680 кг (50000 ф) 26990 кг (59500 ф)
Максимальная скорость 6437 км/ч (4000 миль/ч)
Практический потолок >161 км (100 миль) 187 км (116 миль)
Полезная нагрузка 907 кг (2000 ф)
Файл:Silbervogel.jpg
Макет немецкого ракетоплана времён Второй мировой войны «Зильберфогель»

Разработка и появление на вооружении Войск ПВО СССР первых зенитных ракетных комплексов и прогнозируемые перспективы дальнейшего их развития поставили высшее военно-политическое руководство США перед проблемой существенного усложнения нанесения бомбового удара по стратегическим объектам в СССР и соцстранах самолётами-носителями ядерного оружия из числа уже состоявших на вооружении Военно-воздушных сил США. Для преодоления возникшей преграды были подключены научно-исследовательские и опытно-конструкторские учреждения военно-промышленного комплекса США, которым была поставлена тактико-техническая задача разработки средств воздушного нападения, способных преодолеть систему противовоздушной обороны противника на стратегических направлениях и вокруг крупнейших административно-промышленных центров. Дальше работа пошла по трём направлениям: 1) создания средств радиоэлектронного противодействия и средств преодоления системы ПВО в виде постановщиков разного рода пассивных и активных помех, способных «ослепить» наземные средства радиолокационного обнаружения и скрыть американские воздушные армады от советских зенитчиков, 2) совершенствования беспилотных (ракетных) вооружений, в особенности межконтинентальных баллистических ракет и 3) разработки пилотируемых гиперзвуковых летательных аппаратов, способных производить прицельное бомбометание или заход на цель с высот, недосягаемых для советских средств ПВО, — родственным проектом был проект планирующего орбитального бомбардировщика X-20 компании «Боинг» и ряд других воздушно-космических самолётов, выводимых на околоземную орбиту при помощи ракетоносителей «Вэнгард» или аналогичных им, собственно говоря, лётные испытания X-15 задумывались как промежуточный этап указанного проекта[4]. Дополнительным стимулом к активизации работ был запуск 4 октября 1957 г. Советским Союзом первого искусственного спутника Земли, — который в перспективе мог использоваться в целях связи, разведки и целеуказания, — это событие напугало многих в США,[5] в результате чего перед структурами ВПК была поставлена дополнительная задача: создания средств борьбы против советских спутников (что повлияло на ход дальнейших работ по X-15). Как отмечает историк американской авиации и космонавтики Мишель Эванс, X-15 задумывался для противостояния возникшей «красной угрозе», — как американский ответ на советский военно-космический вызов[6].

В основу проекта легли наработки немецких ракетостроителей конца 1930-х — начала 1940-х гг. (периода Второй мировой войны), прибывшие в США вместе со всей проектной документацией и крупнейшими немецкими учёными-ракетчиками и инженерно-техническими работниками в рамках операции «Скрепка», в особенности — проект «Зильберфогель» (гиперзвукового реактивного бомбардировщика, который должен был использоваться «Люфтваффе» в нанесении ракетно-бомбовых ударов по целям в Северной Америке), разработанный Ойгеном Зенгером совместно с Иреной Бредт[en] и прекращённый в 1942 г. (хотя, в данном случае, американцам достались только документы, самому же конструктору удалось переехать во Францию для работ над французской ракетной программой). После капитуляции Германии (одним из условий которой было в том числе передача англо-американской стороне наработок немецкой ракетной программы), проектная документация была перевезена в Исследовательскую лабораторию аэронавтики[en] НАСА в Лэнгли, штат Виргиния, где ими занимались инженеры НАСА Джон Беккер и Хартли Суле. Впоследствии, Беккер напишет в своих воспоминаниях о работе над проектом:[7]

До того как нам на глаза попали бумаги Зенгера и Бредт, мы думали, что гиперзвуковой полёт под силу только [беспилотным] ракетам. Идея пилотируемого ракетного полёта на гиперзвуковых скоростях, на сверхдальние расстояния была для нас нова и увлекательна. Чрезвычайно детальный анализ многих аспектов данного замысла [проделанный этими двумя немецкими учёными] придал реальную основу данной идее. Эти работы обеспечили тот фундамент, на котором возник аванпроект «Икс-15».

Во многих отношениях, самолёт был подобен немецкой баллистической ракете периода войны — «Фау-2». В частности, по своим массо-габаритным характеристикам и некоторым лётно-техническим характеристикам (таким как тяга двигателя) два указанных реактивных летательных аппарата были практически идентичны[8].

Ключевые персоналии

Файл:North American X-15 3-view.svg
Схема самолёта.

За ход работ по проекту от компании «Норт Америкен Авиэйшн» отвечали следующие лица:

  • Главный инженер — Чарльз Фелтц;[9]
  • Помощники главного инженера — Раун Робинсон и Бад Беннер;[10]
  • Начальник лётных испытаний — Кью Си Харви;[11]
  • Инженер по лётным испытаниям — Сэм Рихтер;[10]
  • Главврач проекта — Тобиас Фридман;[12]
  • Старший группы лётно-подъёмного состава — Дюк Литтлтон;[13]
  • Старший пилот-испытатель
от исполнителя работ — Скотт Кросфилд[en] (НАА);[14]
от заказчика работ — Роберт Уайт (ВВС)[15] / Джозеф Уокер (НАСА).[16][17]
  • Второй пилот
от исполнителя работ — Элвин Уайт[en] (НАА);[15]

Задействованные структуры

Всего, в разработке и производстве ракетопланов X-15 было задействовано свыше трёхсот компаний[10], за разработку и производство наиболее важных узлов и агрегатов отвечали следующие структуры:

Алгоритм полёта

В наиболее обобщённом плане, алгоритм полёта был таков: Старт (отцепка) с самолёта-носителя, набор высоты, выход за пределы земной атмосферы на околоземную орбиту, подъём до максимальной точки возвышения (практического потолка), спуск до границ земной атмосферы, вхождение в атмосферу и прохождение её верхних слоёв, планирование, снижение, посадка[24].

Самолёт стартовал по технологии воздушного старта из-под крыла стратегического бомбардировщика «Б-52» (подвешивался под крылом, на внешней подвески), отцепка от носителя производилась на высоте порядка 15 км, приземлялся самостоятельно на авиабазе, расположенной на дне высохшего солёного озера. Общее время полёта от момента отделения от носителя до приземления составляло порядка 15 минут. Всего по программе Х-15 было выполнено 199 полётов.

Лётно-технические характеристики

Файл:Images.png Внешние изображения
Изображения
Файл:Image-silk.png [https://books.google.ru/books?id=q9sDAAAAMBAJ&pg=PA79#v=onepage&q&f=false Устройство самолёта]
  • Высота полёта — до 107 км,
  • Скорость — до 6,72 М

Полёты

Первые полёты начались в 1959 г.[15] Управление полётами осуществлялось из специально оборудованного центра на территории авиабазы «Эдвардс».[3] В наземном обслуживании и подготовке аппаратов к полётам участвовало около ста человек лётно-подъёмного состава[25].

Предполётные мероприятия

Обратный отсчёт начинался за двадцать часов до взлёта самолёта-носителя с наземного аэродрома, тогда же начинались работы по стыковке реактивного летательного аппарата к крылу самолёта-носителя, заправка осуществлялась за пять часов до взлёта[25]. Личный отсчёт пилота начинался за час перед вылетом. Для удобства последнего был предусмотрен персональный трейлер с различными удобствами и системой вентиляции, привозивший пилота прямо к самолёту перед вылетом и увозивший обратно по прилёту[26]. Перед вылетом пилот одевал ВКС стоимостью $18 тыс., под который медицинским персоналом монтировались различные приборы и датчики биометрических данных (пульса, температуры тела, давления кровеносных сосудов, частоты дыхания и т. д.). Затем следовала проверка и подгонка нательного снаряжения и аппаратуры, после чего пилот поднимался в кабину. За время от взлёта самолёта-носителя до отцепки реактивного летательного аппарата от крыла пилот выполнял свыше пятидесяти контрольных мероприятий, имевших целью обеспечить строжайшее соблюдение техники безопасности, в частности, проверку нормальной работы системы радиосвязи и других систем жизнеобеспечения и обеспечения полёта. После минутного предупреждения от пилота самолёта-носителя, пилот рапортовал о своей готовности к старту (данная информация была предназначена прежде всего руководителю полётами на земле). После отстыковки, пилот приступал к выполнению текущей лётной программы[27].

Рекордные полёты

Рекордным полётом, совершённым по программе Х-15, стал полёт пилота Джо Уокера 22 августа 1963 года.

Данные по этому полёту:

  • Полная масса заправленного самолёта: 15195 кг
  • Масса израсходованного топлива: 6577 кг
  • Масса после посадки: 6260 кг
  • Максимальная достигнутая высота: 107,96 км
  • Дальность полёта: 543,4 км
  • Продолжительность активного участка полёта: 85,8 сек
  • Число Маха: 5,58
  • Носитель: бомбардировщик NB-52A

В полёте достигнут неофициальный рекорд высоты, продержавшийся с 1963 до 2004. Максимальная скорость — 7274 км/ч. Максимальная высота — 107,96 км. Рекорд установлен самолётом X-15 #3, номер 56-6672. Профиль этого полёта выглядел приблизительно следующим образом: После отделения от самолёта-носителя жидкостный ракетный двигатель X-15 включился на 85 секунд. К моменту выключения двигателя ускорение составило порядка 4 G (39 м/с²). В апогее траектории аппарат вышел за пределы атмосферы, невесомость продолжалась около 4 минут. В течение этого времени пилот провёл запланированные исследования, сориентировал (с помощью струйных газовых рулей) аппарат для входа в атмосферу. При возвращении в атмосферу внешняя обшивка аппарата местами нагревалась до 650 °C. Перегрузки на участке возвращения в атмосферу достигли 5 G в течение 20 секунд. Общее время полёта от момента отделения от носителя до приземления составило 12 минут.

На высоту свыше 50 миль

В таблице представлены полеты на самолёте X-15 на высоту более 50 миль (ок. 80,5 км)[28].

Дата полёта Пилот Номер полёта Номер самолёта Номер полёта самолёта Максимальная скорость (км/ч) Высота (м)
17.07.1962 Роберт Уайт (Robert Michael White) 62 3 7 6 167 95 936
17.01.1963 Джозеф Уокер (Joseph A. Walker) 77 3 14 5 918 82 814
27.06.1963 Роберт Рэшуорт (Robert A. Rushworth) 87 3 20 5 512 86 868
19.07.1963 Джозеф Уокер (Joseph A. Walker) 90 3 21 5 971 106 009
22.08.1963 Джозеф Уокер (Joseph A. Walker) 91 3 22 6 106 107 960
29.06.1965 Джо Энгл (Joseph H. Engle) 138 3 44 5 523 85 527
10.08.1965 Джо Энгл (Joseph H. Engle) 145(143) 3 46 5 713 82 601
28.09.1965 Джон Маккей (John B. McKay) 150 3 49 6 006 90 099
14.10.1965 Джо Энгл (Joseph H. Engle) 153 1 61 5 720 81 229
01.11.1966 Уильям Дейна (William H. Dana) 174 3 56 6 035 93 543
17.10.1967 Уильям Найт (William J. Knight) 190 3 64 6 206 85 496
15.11.1967 Майкл Адамс (Michael J. Adams) 191 3 65 5 745 81 077
21.08.1968 Уильям Дейна (William H. Dana) 197 1 79 5 541 81 534

В США все эти полёты, а в мире (ФАИ) — те из них, в которых была превышена граница космоса в 100 км признаны суборбитальными пилотируемыми космическими полётами, а их участники — астронавтами.

Интересный факт: в группе пилотов Х-15 с ноября 1960 по июль 1962 был легендарный в будущем Нил Армстронг, совершивший на этих же самолётах № 1 и № 3 суммарно семь полётов, но в данную таблицу он не входит, поскольку так и не достиг рубежа высоты в 50 миль, максимально поднявшись в шестом полёте на 39,3 мили (63,2 км). Разочаровавшись в ракетопланах, он покидает проект, чтобы в сентябре, выдержав отборочный конкурс, стать астронавтом НАСА 2-го набора[29].

Предпоследний указанный в таблице полёт (за номером 191) закончился трагически. Пилот Майкл Адамс[30], преодолев, наконец, в своём седьмом полёте желанный рубеж высоты, погиб при возвращении, когда по неустановленным причинам его самолёт внезапно стал неуправляемым и разрушился в воздухе при скорости 5М на высоте 18,9 км. Это сыграло немалую роль в закрытии проекта. Адамс посмертно был удостоен звания астронавта. Его имя — одно из 24, начертанных на сооружённом в 1991 году «Космическом зеркале»[31].

Выше линии Кармана Х-15 поднял только Уокер, причём дважды. Как ни странно, имя Джозефа Уокера отсутствует на «Космическом зеркале», хотя там есть имя Адамса, поднявшего машину всего на 81 км (такой полёт ниже 100 км не считается суборбитальным по стандартам ФАИ, в отличие от полётов Уокера на 106 и 107,9 км). На «Космическом зеркале» есть имена астронавтов, не совершавших ни орбитальных, ни суборбитальных полётов и разбившихся на тренировочных самолётах, а Уокера — единственного пилота, реально поднимавшего Х-15 в космос — нет, хотя он погиб в авиакатастрофе в 1966 году, раньше Адамса.

Дальнейшее развитие задела

Помимо упомянутого выше X-20, шли работы над проектом «Меркурий», рассматривались перспективы осуществления проекта X-15B — увеличенной в размерах модифицированной модели X-15 с двухместной кабиной (для пилота и наблюдателя), выводимая на орбиту ракетоносителем «Сатурн», которая должна была развивать орбитальную скорость около 28970 км/ч (18000 миль/ч) на высоте около 3220 км (2000 миль).[27]

См. также

Напишите отзыв о статье "North American X-15"

Примечания

  1. Hull, Seabrook. [https://archive.org/stream/missilesrockets1195unse#page/n217/mode/2up Aerophysics  (англ.)] // Missiles and Rockets : Magazine of World Astronautics. — Washington, D.C.: American Aviation Publications, Inc., December, 1956. — Vol.1 — No.3 — P.73.
  2. 1 2 Stimson, The X-15 Points into Space, 1960, p. 79.
  3. 1 2 Stimson, The X-15 Points into Space, 1960, p. 77.
  4. Karr, Erica M. [https://archive.org/stream/missilesrockets5195unse#page/n33/mode/2up ‘Father’ of Dyna-Soar Awaits AF Decision.  (англ.)] // Missiles and Rockets : Magazine of World Astronautics. — Washington, D.C.: American Aviation Publications, Inc., May 25, 1959. — Vol.5 — No.18 — P.29.
  5. Evans, The X-15 Rocket Plane, 2013, p. 15.
  6. Evans, The X-15 Rocket Plane, 2013, p. 402.
  7. Evans, The X-15 Rocket Plane, 2013, p. 9.
  8. Stimson, The X-15 Points into Space, 1960, p. 79-80.
  9. Evans, The X-15 Rocket Plane, 2013, p. 13.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Karr, Erica M. [https://archive.org/stream/missilesrockets5195unse#page/n267/mode/2up Scouting the Fringe of Space: 5 manned research vehicle rehearses for first flight.  (англ.)] // Missiles and Rockets : Magazine of World Astronautics. — Washington, D.C.: American Aviation Publications, Inc., June 1, 1959. — Vol.5 — No.22 — P.31-36.
  11. Evans, The X-15 Rocket Plane, 2013, p. 21.
  12. Evans, The X-15 Rocket Plane, 2013, p. 85.
  13. Evans, The X-15 Rocket Plane, 2013, p. 61.
  14. Evans, The X-15 Rocket Plane, 2013, p. 45.
  15. 1 2 3 Stimson, The X-15 Points into Space, 1960, p. 264.
  16. Evans, The X-15 Rocket Plane, 2013, p. 280.
  17. Evans, The X-15 Rocket Plane, 2013, p. 368.
  18. [https://archive.org/stream/missilesrockets5195unse_1#page/n415/mode/2up Solid Fuels are simple—but!  (англ.)] // Missiles and Rockets : Magazine of World Astronautics. — Washington, D.C.: American Aviation Publications, Inc., October 19, 1959. — Vol.5 — No.43 — P.25.
  19. Coughlin, William J. [https://archive.org/stream/missilesrockets6196unse#page/n755/mode/2up NASA Aims to Push X-15 Past Mach 3.  (англ.)] // Missiles and Rockets : The Missile/Space Weekly. — Washington, D.C.: American Aviation Publications, Inc., April 4, 1960. — Vol.6 — No.14 — P.14.
  20. Getting, Hal. [https://archive.org/stream/missilesrockets5195unse#page/n1317/mode/2up APU’s— the Muscles for Missiles.  (англ.)] // Missiles and Rockets : Magazine of World Astronautics. — Washington, D.C.: American Aviation Publications, Inc., August 17, 1959. — Vol.5 — No.34 — P.32.
  21. [https://archive.org/stream/missilesrockets5195unse#page/n1355/mode/2up Bowmar Leads Precision Gear Field.  (англ.)] // Missiles and Rockets : Magazine of World Astronautics. — Washington, D.C.: American Aviation Publications, Inc., August 24, 1959. — Vol.5 — No.35 — P.21.
  22. Westerholm, Roland J. [https://archive.org/stream/missilesrockets5195unse#page/n221/mode/2up More about the missile week.  (англ.)] // Missiles and Rockets : Magazine of World Astronautics. — Washington, D.C.: American Aviation Publications, Inc., May 25, 1959. — Vol.5 — No.21 — P.46.
  23. Westerholm, Roland J. [https://archive.org/stream/missilesrockets5195unse_1#page/n697/mode/2up Ceramic Coatings Beat Heat.  (англ.)] // Missiles and Rockets : Magazine of World Astronautics. — Washington, D.C.: American Aviation Publications, Inc., November 23, 1959. — Vol.5 — No.48 — P.43.
  24. Stimson, The X-15 Points into Space, 1960, p. 78.
  25. 1 2 Stimson, The X-15 Points into Space, 1960, p. 266.
  26. Stimson, The X-15 Points into Space, 1960, p. 266-268.
  27. 1 2 Stimson, The X-15 Points into Space, 1960, p. 268.
  28. «Новости космонавтики» Т.15 № 10 (273) 2005
  29. [http://www.astronaut.ru/as_usa/text/armstrong.htm?reload_coolmenus Armstrong, Neil Alden]
  30. [http://www.astronaut.ru/register/514.htm Общий список астронавтов США]
  31. [http://www.astronaut.ru/register/register042.htm Мемориал астронавтов на мысе Канаверал]

Литература

  • Лукашевич В. П., Афанасьев А. Б. [http://www.buran.ru/htm/space_wings.htm Космические крылья — М.: ЛенТа Странствий, 2009, 496с.- ил.]
    • Гл. 5 Гиперзвуковой ракетоплан Х-15 (с.83-104)
  • Evans, Michelle L. [https://books.google.ru/books?id=kp8iHJws4_0C&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false The X-15 Rocket Plane: Flying the First Wings Into Space.  (англ.)] — Lincoln and London: University of Nebraska Press, 2013. — 488 p. — (Outward odyssey : a people’s history of spaceflight) — ISBN 978-0-8032-2840-5
  • Stimson, Thomas E. [https://books.google.ru/books?id=q9sDAAAAMBAJ&pg=PA76#v=onepage&q&f=false The X-15 Points into Space.  (англ.)] // Popular Mechanics — Chicago. Ill.: Popular Mechanics Company, May 1960. — Vol.113 — No.5 — 272 p.

Ссылки

  • [http://www.airwar.ru/enc/xplane/x15.html X-15. Энциклопедия «Уголок неба».]



Отрывок, характеризующий North American X-15

Она приняла их всех в свои объятия (чему я на мгновение удивилась, так как она как бы вдруг стала больше) и светящийся канал исчез вместе с милой девочкой Катей и всей её чудесной семьёй... Стало пусто и грустно, как будто я опять потеряла кого-то близкого, как это случалось почти всегда после новой встречи с «уходящими»...
– Девочка, с тобой всё в порядке? – услышала я чей-то встревоженный голос.
Кто-то меня тормошил, пробуя «вернуть» в нормальное состояние, так как я видимо опять слишком глубоко «вошла» в тот другой, далёкий для остальных мир и напугала какого-то доброго человека своим «заморожено-ненормальным» спокойствием.
Вечер был таким же чудесным и тёплым, и вокруг всё оставалось точно так же, как было всего лишь какой-то час назад... только мне уже не хотелось больше гулять.
Чьи-то хрупкие, хорошие жизни только что так легко оборвавшись, белым облачком улетели в другой мир, и мне стало вдруг очень печально, как будто вместе с ними улетела капелька моей одинокой души... Очень хотелось верить, что милая девочка Катя обретёт хоть какое-то счастье в ожидании своего возвращения «домой»... И было искренне жаль всех тех, кто не имел приходящих «тётей», чтобы хоть чуточку облегчить свой страх, и кто в ужасе метался уходя в тот дугой, незнакомый и пугающий мир, даже не представляя, что их там ждёт, и не веря, что это всё ещё продолжается их «драгоценная и единственная» ЖИЗНЬ...

Незаметно летели дни. Проходили недели. Понемногу я стала привыкать к своим необычным каждодневным визитёрам... Ведь все, даже самые неординарные события, которые мы воспринимаем в начале чуть ли не как чудо, становятся обычным явлениям, если они повторяются регулярно. Вот так и мои чудесные «гости», которые в начале меня так сильно изумляли, стали для меня уже почти что обычным явлением, в которое я честно вкладывала часть своего сердца и готова была отдать намного больше, если только это могло бы кому-то помочь. Но невозможно было вобрать в себя всю ту нескончаемую людскую боль, не захлебнувшись ею и не разрушив при этом себя саму. Поэтому я стала намного осторожнее и старалась помогать уже не открывая при этом все «шлюзы» своих бушующих эмоций, а пыталась оставаться как можно более спокойной и, к своему величайшему удивлению, очень скоро заметила, что именно таким образом я могу намного больше и эффективнее помочь, совершенно при этом не уставая и тратя на всё это намного меньше своих жизненных сил.
Казалось бы, моё сердце давно должно было бы «замкнуться», окунувшись в такой «водопад» человеческой грусти и тоски, но видимо радость за наконец-то обретённый столь желанный покой тех, кому удавалось помочь, намного превышала любую грусть, и мне хотелось делать это без конца, насколько тогда хватало моих, к сожалению, всего лишь ещё детских, сил.
Так я продолжала непрерывно с кем-то беседовать, кого-то где-то искать, кому-то что-то доказывать, кого-то в чём-то убеждать, а если удавалось, кого-то даже и успокаивать…
Все «случаи» были чем-то друг на друга похожи, и все они состояли из одинаковых желаний «исправить» что-то, что в «прошедшей» жизни не успели прожить или сделать правильно. Но иногда случалось и что-то не совсем обычное и яркое, что накрепко отпечатывалось в моей памяти, заставляя снова и снова к этому возвращаться…
В момент «ихнего» появления я спокойно сидела у окна и рисовала розы для моего школьного домашнего задания. Как вдруг очень чётко услышала тоненький, но очень настойчивый детский голосок, который почему-то шёпотом произнёс:
– Мама, мамочка, ну, пожалуйста! Мы только попробуем… Я тебе обещаю… Давай попробуем?..
Воздух посередине комнаты уплотнился, и появились две, очень похожие друг на друга, сущности, как потом выяснилось – мама и её маленькая дочь. Я ждала молча, удивлённо за ними наблюдая, так как до сих пор ко мне всегда приходили исключительно по одному. Поэтому, вначале я подумала, что одна из них вероятнее всего должна быть такая же, как я – живая. Но никак не могла определить – которая, так как, по моему восприятию, живых среди этих двух не было...
Женщина всё молчала, и девочка, видимо не выдержав дольше, чуть-чуть до неё дотронувшись, тихонько прошептала:
– Мама!..
Но никакой реакции не последовало. Мать казалась абсолютно ко всему безразличной, и лишь рядом звучавший тоненький детский голосок иногда способен был вырвать её на какое-то время из этого жуткого оцепенения и зажечь маленькую искорку в, казалось, навсегда погасших зелёных глазах...
Девочка же наоборот – была весёлой и очень подвижной и, казалось, чувствовала себя совершенно счастливой в том мире, в котором она в данный момент обитала.
Я никак не могла понять, что же здесь не так и старалась держаться как можно спокойнее, чтобы не спугнуть своих странных гостей.
– Мама, мама, ну говори же!!! – видно опять не выдержала девчушка.
На вид ей было не больше пяти-шести лет, но главенствующей в этой странной компании, видимо, была именно она. Женщина же всё время молчала.
Я решила попробовать «растопить лёд» и как можно ласковее спросила:
– Скажите, могу ли я вам чем-то помочь?
Женщина грустно на меня посмотрела и наконец-то проговорила:
– Разве мне можно помочь? Я убила свою дочь!..
У меня мурашки поползли по коже от такого признания. Но девочку это, видимо, абсолютно не смутило и она спокойно произнесла:
– Это неправда, мама.
– А как же было на самом деле? – осторожно спросила я.
– На нас наехала страшно большая машина, а мама была за рулём. Она думает, что это её вина, что она не могла меня спасти. – Тоном маленького профессора терпеливо объяснила девочка. – И вот теперь мама не хочет жить даже здесь, а я не могу ей доказать, как сильно она мне нужна.
– И что бы ты хотела, чтобы сделала я? – спросила я её.
– Пожалуйста, не могла бы ты попросить моего папу, чтобы он перестал маму во всём обвинять? – вдруг очень грустно спросила девочка. – Я очень здесь с ней счастлива, а когда мы ходим посмотреть на папу, она потом надолго становится такой, как сейчас…
И тут я поняла, что отец видимо очень любил эту малышку и, не имея другой возможности излить куда-то свою боль, во всём случившимся обвинял её мать.
– Хотите ли вы этого также? – мягко спросила у женщины я.
Она лишь грустно кивнула и опять намертво замкнулась в своём скорбном мире, не пуская туда никого, включая и так беспокоившуюся за неё маленькую дочь.
– Папа хороший, он просто не знает, что мы ещё живём. – Тихо сказала девочка. – Пожалуйста, ты скажи ему…
Наверное, нет ничего страшнее на свете, чем чувствовать на себе такую вину, какую чувствовала она... Её звали Кристина. При жизни она была жизнерадостной и очень счастливой женщиной, которой, во время её гибели, было всего лишь двадцать шесть лет. Муж её обожал…
Её маленькую дочурку звали Вэста, и она была первым в этой счастливой семье ребёнком, которого обожали все, а отец просто не чаял в ней души…
Самого же главу семьи звали Артур, и он был таким же весёлым, жизнерадостным человеком, каким до смерти была его жена. И вот теперь никто и ничто не могло ему помочь найти хоть какой-то покой в его истерзанной болью душе. И он растил в себе ненависть к любимому человеку, своей жене, пытаясь этим оградить своё сердце от полного крушения.
– Пожалуйста, если ты пойдёшь к папе, не пугайся его… Он иногда бывает странным, но это когда он «не настоящий». – Прошептала девочка. И чувствовалось, что ей неприятно было об этом говорить.
Я не хотела спрашивать и этим ещё больше её огорчать, поэтому решила, что разберусь сама.
Я спросила у Вэсты, кто из них хочет мне показать, где они жили до своей гибели, и живёт ли там всё ещё её отец? Место, которое они назвали, меня чуть огорчило, так как это было довольно-таки далеко от моего дома, и чтобы добраться туда, требовалось немало времени. Поэтому так сразу я не могла ничего придумать и спросила моих новых знакомых, смогут ли они появиться вновь хотя бы через несколько дней? И получив утвердительный ответ, «железно» им пообещала, что обязательно встречусь за это время с их мужем и отцом.
Вэста лукаво на меня глянула и сказала:
– Если папа не захочет тебя сразу выслушать, ты скажи ему, что его «лисёнок» очень по нему скучает. Так папа называл меня только, когда мы были с ним одни, и кроме него этого не знает больше никто...
Её лукавое личико вдруг стало очень печальным, видимо вспомнив что-то очень ей дорогое, и она вправду стала чем-то похожа на маленького лисёнка…
– Хорошо, если он мне не поверит – я ему это скажу. – Пообещала я.
Фигуры, мягко мерцая, исчезли. А я всё сидела на своём стуле, напряжённо пытаясь сообразить, как же мне выиграть у моих домашних хотя бы два-три свободных часа, чтобы иметь возможность сдержать данное слово и посетить разочарованного жизнью отца...
В то время «два-три часа» вне дома было для меня довольно-таки длинным промежутком времени, за который мне стопроцентно пришлось бы отчитываться перед бабушкой или мамой. А, так как врать у меня никогда не получалось, то надо было срочно придумать какой-то реальный повод для ухода из дома на такое длительное время.
Подвести моих новых гостей я никоим образом не могла...
На следующий день была пятница, и моя бабушка, как обычно собиралась на рынок, что она делала почти каждую неделю, хотя, если честно, большой надобности в этом не было, так как очень многие фрукты и овощи росли в нашем саду, а остальными продуктами обычно были битком набиты все ближайшие продовольственные магазины. Поэтому, такой еженедельный «поход» на рынок наверняка был просто-напросто символичным – бабушка иногда любила просто «проветриться», встречаясь со своими друзьями и знакомыми, а также принести всем нам с рынка что-то «особенно вкусненькое» на выходные дни.
Я долго крутилась вокруг неё, ничего не в силах придумать, как бабушка вдруг спокойно спросила:
– Ну и что тебе не сидится, или приспичило что?..
– Мне уйти надо! – обрадовавшись неожиданной помощи, выпалила я. – Надолго.
– Для других или для себя? – прищурившись спросила бабушка.
– Для других, и мне очень надо, я слово дала!
Бабушка, как всегда, изучающе на меня посмотрела (мало кто любил этот её взгляд – казалось, что она заглядывает прямо тебе в душу) и наконец сказала:
– К обеду чтобы была дома, не позже. Этого достаточно?
Я только кивнула, чуть не подпрыгивая от радости. Не думала, что всё обойдётся так легко. Бабушка часто меня по-настоящему удивляла – казалось, она всегда знала, когда дело было серьёзно, а когда был просто каприз, и обычно, по-возможности, всегда мне помогала. Я была очень ей благодарна за её веру в меня и мои странноватые поступки. Иногда я даже была почти что уверена, что она точно знала, что я делала и куда шла… Хотя, может и вправду знала, только я никогда её об этом не спрашивала?..
Мы вышли из дома вместе, как будто я тоже собиралась идти с ней на рынок, а за первым же поворотом дружно расстались, и каждая уже пошла своей дорогой и по своим делам…
Дом, в котором всё ещё жил отец маленькой Вэсты был в первом у нас строящемся «новом районе» (так называли первые многоэтажки) и находился от нас примерно в сорока минутах быстрой ходьбы. Ходить я очень любила всегда, и это не доставляло мне никаких неудобств. Только я очень не любила сам этот новый район, потому что дома в нём строились, как спичечные коробки – все одинаковые и безликие. И так как место это только-только ещё начинало застраиваться, то в нём не было ни одного дерева или любой какой-нибудь «зелени», и оно было похожим на каменно-асфальтовый макет какого-то уродливого, ненастоящего городка. Всё было холодным и бездушным, и чувствовала я себя там всегда очень плохо – казалось, там мне просто не было чем дышать...
И ещё, найти номера домов, даже при самом большом желании, там было почти что невозможно. Как, например, в тот момент я стояла между домами № 2 и № 26, и никак не могла понять, как же такое может быть?!. И гадала, где же мой «пропавший» дом № 12?.. В этом не было никакой логики, и я никак не могла понять, как люди в таком хаосе могут жить?
Наконец-то с чужой помощью мне удалось каким-то образом найти нужный дом, и я уже стояла у закрытой двери, гадая, как же встретит меня этот совершенно мне незнакомый человек?..
Я встречала таким же образом много чужих, неизвестных мне людей, и это всегда вначале требовало большого нервного напряжения. Я никогда не чувствовала себя комфортно, врываясь в чью то частную жизнь, поэтому, каждый такой «поход» всегда казался мне чуточку сумасшедшим. И ещё я прекрасно понимала, как дико это должно было звучать для тех, кто буквально только что потерял родного им человека, а какая-то маленькая девочка вдруг вторгалась в их жизнь, и заявляла, что может помочь им поговорить с умершей женой, сестрой, сыном, матерью, отцом… Согласитесь – это должно было звучать для них абсолютно и полностью ненормально! И, если честно, я до сих пор не могу понять, почему эти люди слушали меня вообще?!.
Так и сейчас я стояла у незнакомой двери, не решаясь позвонить и не представляя, что меня за ней ждёт. Но тут же вспомнив Кристину и Вэсту и мысленно обругав себя за свою трусость, я усилием воли заставила себя поднять чуть дрожавшую руку и нажать кнопку звонка…
За дверью очень долго никто не отвечал. Я уже собралась было уйти, как дверь внезапно рывком распахнулась, и на пороге появился, видимо бывший когда-то красивым, молодой мужчина. Сейчас, к сожалению, впечатление от него было скорее неприятное, потому, что он был попросту очень сильно пьян…
Мне стало страшно, и первая мысль была побыстрее оттуда уйти. Но рядом со мной, я чувствовала бушующие эмоции двух очень взволнованных существ, которые готовы были пожертвовать бог знает чем, только бы этот пьяный и несчастный, но такой родной и единственный им человек наконец-то хоть на минуту их услышал….
– Ну, чего тебе?! – довольно агрессивно начал он.
Он был по-настоящему очень сильно пьян и всё время качался из стороны в сторону, не имея сил крепко держаться на ногах. И тут только до меня дошло, что значили слова Вэсты, что папа бывает «не настоящим»!.. Видимо девчушка видела его в таком же состоянии, и это никак не напоминало ей того, её папу, которого она знала и любила всю свою коротенькую жизнь. Вот поэтому-то, она и называла его «не настоящим»…
– Пожалуйста, не бойся его. – Прозвучал в моей голове её голосок, как будто она почувствовала, о чём я в тот момент думаю. Это заставило меня собраться и заговорить.
– Я хотела бы с вами поговорить, – успокаивающе сказала я. – Можно мне войти?
– Зачем? – почти зло спросил мужчина.
– Только пожалуйста, не волнуйтесь… У меня к вам поручение… Я вам принесла вести от вашей дочери… Она здесь, со мной, если хотите с ней поговорить.
Я боялась подумать, какую реакцию у этого, вдребезги пьяного, человека вызовут мои слова. И как оказалось – не очень-то ошиблась…
Он взревел, как раненый зверь, и я испугалась, что вот сейчас сбегутся все соседи и мне придётся уйти, так ничего и не добившись…
– Не сметь!!!! – бушевал, разъярённый моими словами, отец. – Ты откуда такая взялась? Убирайся!..
Я не знала, что ему сказать, как объяснить? Да и стоило ли?.. Ведь всё равно он почти ничего в данный момент не понимал. Но тоненький голосок опять прошептал:
– Не бойся, пожалуйста… Скажи ему, что я здесь. Я много раз его таким видела…
– Простите меня, Артур. Ведь так вас зовут? Хотите вы верить или нет, но со мною и правда сейчас здесь находится ваша дочь и она видит всё, что вы говорите или делаете.
Он на секунду уставился на меня почти что осмысленным взором, и я уже успела обрадоваться, что всё обойдётся, как вдруг сильные руки подняли меня с земли и поставили по другую сторону порога, быстро захлопнув прямо у меня перед носом злосчастную дверь...
К своему стыду, я совершенно растерялась… Конечно же, за всё это время, что я общалась с умершими, было всякое. Некоторые люди злились уже только за то, что какая-то незнакомая девчонка вдруг посмела потревожить их покой… Некоторые просто вначале не верили в реальность того, о чём я пыталась им рассказать… А некоторые не хотели говорить вообще, так как я была им чужой. Всякое было.... Но чтобы вот так просто выставили за дверь – такого не было никогда. И я опять же, как иногда это со мной бывало, почувствовала себя маленькой и беспомощной девочкой, и очень захотела, чтобы какой-то умный взрослый человек вдруг дал бы мне хороший совет, от которого сразу решились бы все проблемы и всё стало бы на свои места.
Но, к сожалению, такого «взрослого» рядом не было, и выпутываться из всего приходилось мне самой. Так что, зажмурившись и глубоко вздохнув, я собрала свои «дрожащие» эмоции в кулак и опять позвонила в дверь…
Опасность всегда не так страшна, когда знаешь, как она выглядит… Вот так и здесь – я сказала себе, что имею дело всего-навсего с пьяным, озлобленным болью человеком, которого я ни за что больше не буду бояться.
На этот раз дверь открылась намного быстрее. На пьяном лице Артура было неописуе-мое удивление.
– Да неужто опять ты?!.. – не мог поверить он.
Я очень боялась, что он опять захлопнет дверь, и тогда уже у меня не останется никаких шансов...
– Папа, папочка, не обижай её! Она уйдёт и тогда уже никто нам не поможет!!! – чуть не плача шептала девчушка. – Это я, твой лисёнок! Помнишь, как ты мне обещал отвезти меня на волшебную гору?!.. Помнишь? – Она «впилась» в меня своими круглыми умоляющими глазёнками, отчаянно прося повторить её слова. Я посмотрела на её мать – Кристина тоже кивнула.
Это никак не казалось мне хорошей идеей, но решать за них я не имела права, потому, что это была их жизнь и это был, вероятнее всего, их последний разговор…
Я повторила слова малышки, и тут же ужаснулась выражению лица её несчастного отца – казалось, только что ему прямо в сердце нанесли глубокий ножевой удар…
Я пыталась с ним говорить, пыталась как-то успокоить, но он был невменяем и ничего не слышал.
– Пожалуйста, войди внутрь! – прошептала малышка.
Кое-как протиснувшись мимо него в дверной проём, я вошла... В квартире стоял удушливый запах алкоголя и чего-то ещё, что я никак не могла определить.
Когда-то давно это видимо была очень приятная и уютная квартира, одна из тех, которые мы называли счастливыми. Но теперь это был настоящий «ночной кошмар», из которого её владелец, видимо, не в состоянии был выбраться сам...
Какие-то разбитые фарфоровые кусочки валялись на полу, перемешавшись с порванными фотографиями, одеждой, и бог знает ещё с чем. Окна были завешаны занавесками, от чего в квартире стоял полумрак. Конечно же, такое «бытиё» могло по-настоящему навеять только смертельную тоску, иногда сопровождающуюся самоубийством...
Видимо у Кристины появились схожие мысли, потому что она вдруг в первый раз меня попросила:
– Пожалуйста, сделай что-нибудь!
Я ей тут же ответила: «Конечно!» А про себя подумала: «Если б я только знала – что!!!»… Но надо было действовать, и я решила, что буду пробовать до тех пор, пока чего-то да не добьюсь – или он меня наконец-то услышит, или (в худшем случае) опять выставит за дверь.
– Так вы будете говорить или нет? – намеренно зло спросила я. – У меня нет времени на вас, и я здесь только потому, что со мной этот чудный человечек – ваша дочь!
Мужчина вдруг плюхнулся в близ стоявшее кресло и, обхватив голову руками, зарыдал... Это продолжалось довольно долго, и видно было, что он, как большинство мужчин, совершенно не умел плакать. Его слёзы были скупыми и тяжёлыми, и давались они ему, видимо, очень и очень нелегко. Тут только я первый раз по-настоящему поняла, что означает выражение «мужские слёзы»…
Я присела на краешек какой-то тумбочки и растерянно наблюдала этот поток чужих слёз, совершенно не представляя, что же делать дальше?..
– Мама, мамочка, а почему здесь такие страшилища гуляют? – тихо спросил испуганный голосок.
И только тут я заметила очень странных существ, которые буквально «кучами» вились вокруг пьяного Артура...
У меня зашевелились волосы – это были самые настоящие «монстры» из детских сказок, только здесь они почему-то казались даже очень и очень реальными… Они были похожи на выпущенных из кувшина злых духов, которые каким-то образом сумели «прикрепиться» прямо к груди бедного человека, и, вися на нём гроздьями, с превеликим наслаждением «пожирали» его, почти что уже иссякшую, жизненную силу…
Я чувствовала, что Вэста испугана до щенячьего визга, но изо всех сил пытается этого не показать. Бедняжка в ужасе наблюдала, как эти жуткие «монстры» с удовольствием и безжалостно «кушали» её любимого папу прямо у неё на глазах… Я никак не могла сообразить, что же делать, но знала, что надо действовать быстро. Наскоро осмотревшись вокруг и не найдя ничего лучше, я схватила кипу грязных тарелок и изо всех сил швырнула на пол… Артур от неожиданности подпрыгнул в кресле и уставился на меня полоумными глазами.
– Нечего раскисать! – закричала я, – посмотрите, каких «друзей» вы привели к себе в дом!