XIII съезд КПК

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

XIII съезд Коммунистической партии Китая проходил с 25 октября по 1 ноября 1987 года в Пекине.

На съезде присутствовало 1936 делегатов и 61 специально приглашённый делегат при численности КПК на тот момент 46 млн человек.

На съезде обсуждались как теоретические положения социализма с китайской спецификой, так и практические вопросы развития страны. Констатировалось, что китайское социалистическое общество находится на начальном этапе[1]. Развитие общества должно базироваться на четырёх основных принципах (твёрдое отстаивание социалистического пути, демократической диктатуры народа, руководства КПК, марксизма-ленинизма и идей Мао Цзэдуна), при этом в центре внимания должно быть экономическое строительство.

Был принят план стратегических действий и реформ в области развития экономики, который включал три этапа:

  1. Увеличение ВВП в два раза по сравнению в 1980-м годом и обеспечение всего населения продуктами и одёжной.
  2. Увеличение ВВП ещё в два раза к концу века.
  3. Достижение к середине XXI века среднедушевого дохода на уровне среднеразвитых стран.

Были проведены выборы руководящих органов: Центрального Комитета КПК, Центральной комиссии советников и Центральной комиссии по проверке дисциплины.

В состав вновь избранного ЦК КПК вошли 175 членов и 110 кандидатов в члены ЦК КПК. Пленум ЦК на своём первом заседании избрал Чжао Цзыяна Генеральным секретарём ЦК КПК, Чжао Цзыян, Ли Пэн, Цяо Ши, Ху Цили и Яо Илинь были избраны членами Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, Дэн Сяопин — Председателем Военного Совета ЦК КПК. Председателем Центральной комиссии советников был избран Чэнь Юнь, первым секретарём Центральной комиссии по проверке дисциплины избран Цяо Ши.







Политреформа

Вопросы политической реформы стали предметом специального рассмотрения съезда[2]. Решения XIII съезда КПК (октябрь 1987 года), казалось, открывали путь политическим реформам в Китае[3]. Съезд подчеркнул необходимость проведения демократических выборов[2]. Однако на следующем XIV съезде КПК (1992 г.) вопросы разделения функции партии и правительственных органов были изъяты из программы реформы политической системы - в связи с тем потрясением, которые вызвали трагические события на площади Тяньаньмэнь в 1989 г. В материалах XV и XVI съездов КПК (1997 г. и 2002 г.) вновь подчеркивается важность постепенного и упорядоченного осуществления политических реформ[2].

Напишите отзыв о статье "XIII съезд КПК"

Примечания

  1. [http://www.msps.ru/politika-knr/sostav-politbyuro Политические исследования» Состав Политбюро]
  2. 1 2 3 http://www.bsu.ru/content/diss/doc/5.doc
  3. [http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1084656480 К. Сыроежкин — Таинства Китайской бюрократии: чем шэньши отличаются от ганьбу | ЦентрАзия]

Литература

  • «XIII съезд КПК и реформа в Китае»/Под редакцией Су Вэньминя; перевод с кит. сотрудники Бюро переводов при ЦК КПК.-Пекин, «Пекинский еженедельник», 1987.-126 с.

Отрывок, характеризующий XIII съезд КПК

И ещё я знала, что моя жизнь кому-то и для чего-то видимо была нужна, потому, что в какую бы опасную «передрягу» я не попадала, мне всегда удавалось из неё выйти без каких-либо негативных последствий и всегда как-будто кто-то неизвестный мне в этом помогал. Как, например, и произошло тем же летом, в момент, когда я чуть было не утонула в нашей любимой реке Нямунас...

Был очень жаркий июльский день, температура держалась не ниже +40 градусов. Накалившийся «до бела» воздух был сухим, как в пустыне и буквально «трещал» в наших лёгких при каждом вздохе. Мы сидели на берегу реки, бессовестно потея и ловили ртами воздух, как выброшенные на сушу перегревшиеся караси… И уже почти что полностью «поджарившись» на солнышке, тоскующими глазами смотрели на воду. Привычной влаги абсолютно не чувствовалось и поэтому всей ребятне дико хотелось как можно быстрее окунуться. Но купаться было немножко боязно, так как это был другой, не привычный нам берег реки, а Нямунас, как известно, издавна была той глубокой и непредсказуемой рекой, с которой шутки шутить не советовалось.
Наш старый любимый пляж был на время закрыт для чистки, поэтому мы все временно собрались на месте более или менее кому-то знакомом, и все пока что дружно «сушились» на берегу, никак не решаясь купаться. У самой реки росло огромное старое дерево. Его длинные шелковистые ветви, при малейшем дуновении ветра, касались воды, тихо лаская её нежными лепестками, а мощные старые корни, упираясь в речные камни, сплетались под ним в сплошной «бородавчатый» ковёр, создавая своеобразную, нависающую над водой, бугристую крышу.
Вот это-то старое мудрое дерево, как ни странно, и являло собой реальную опасность для купающихся… Вокруг него, по какой-то причине, в воде создавалось множество своеобразных «воронок», которые как бы «всасывали» попавшегося человека в глубину и надо было быть очень хорошим пловцом, чтобы суметь удержаться на поверхности, тем более, что место под деревом как раз было очень глубоким.
Но детям говорить об опасности, как известно, почти что всегда бесполезно. Чем больше их убеждают заботливые взрослые, что с ними может произойти какая-то непоправимая беда, тем больше они уверенны, что «может быть с кем-то это и может случиться, но, конечно же, только не с ними, не здесь и не сейчас»… А само ощущение опасности, наоборот – их только ещё больше притягивает, тем самым, провоцируя иногда на глупейшие поступки.
Вот примерно так же думали и мы – четверо «бравых» соседских ребят и я, и, не вытерпев жары, всё же решили искупаться. Река выглядела тихой и спокойной, и никакой опасности вроде бы собой не представляла. Мы договорились наблюдать друг за другом и дружно поплыли. В начале вроде бы всё было, как обычно – течение было не сильнее, чем на нашем старом пляже, а глубина не превышала уже знакомой привычной глубины. Я расхрабрилась и поплыла уже более уверенно. И тут же, за эту же слишком большую уверенность, «боженька стукнул меня по головушке, да не пожалел»… Я плыла недалеко от берега, как вдруг почувствовала, что меня резко потащило вниз… И это было столь внезапно, что я не успела никак среагировать, чтобы удержаться на поверхности. Меня странно крутило и очень быстро тянуло в глубину. Казалось, время остановилось, я чувствовала, что не хватает воздуха.